О докапиталистической экономике нашей деревни

У нас часто сущность вопроса о “судьбах капитализма в Российской Федерации” изображается так, как словно бы бы главное значение имел вопрос: как скоро? (т. е как скоро начинается капитализм?). На самом же деле несравненно более серьёзное значение имеет вопрос: как как раз? а вопрос: откуда? (т. е. каков был докапиталистический хозяйственный строй в Российской Федерации?). Основные неточности народнической экономии пребывают в неправильном ответе именно на эти два вопроса, т. е. в неверном изображении того, как как раз начинается капитализм в Российской Федерации, в фальшивой идеализации докапиталистических порядков. Во II (частично в III) и в настоящей главе мы разглядывали самые примитивные стадии капитализма в мелком земледелии и в небольших крестьянских промыслах, при таком рассмотрении неизбежно приходилось многократно говорить о чертах докапиталистических порядков. В случае если мы сейчас постараемся свести совместно эти черты, то мы возьмём тот вывод, что докапиталистическая деревня воображала из себя (с экономической стороны) сеть небольших местных рынков, связывающих маленькие группы небольших создавайтелей, раздробленных и своим обособленным хозяйничаньем, и массой средневековых перегородок между ними, и остатками средневековой зависимости.

Что касается до раздробленности небольших создавайтелей, то она всего рельефнее выступает в том разложении их, которое было констатировано выше и в земледелии и в индустрии. Но раздробленность далеко не ограничивается этим. Будучи объединены общиной в маленькие административно-фискальные и землевладельческие альянсы, крестьяне раздроблены массой разнообразных делений их на разряды, на категории по величине надела, по размерам платежей и пр. Берем хоть земско-статистический сборник по Саратовской губернии; крестьянство делится тут на следу&не;ющие разряды: дарственники, собственники, полные собственники, национальные, национальные с общинным владением, национальные с четвертным владением[lxxix], национальные из помещичьих, удельные, арендаторы казенных участков, безземельные, собственники б. помещичьи, на выкупной усадьбе, собственники б. удельные, поселяне-собственники, переселенцы, дарственные б. помещичьи, собственники б. национальные, вольноотпущенники, безоброчные, свободные хлебопашцы 128, временно-обязанные, б. фабричные и т. д., а после этого еще крестьяне приписные, пришлые и пр. Все эти разряды отличаются историей аграрных взаимоотношений, величиной платежей и наделов и пр., и пр. И в разрядов аналогичных же различий масса: время от времени кроме того крестьяне одной и той же деревни разделены на две совсем хорошие категории: “бывших г-на NN” и “бывших г-жи М. М.”. Вся эта пестрота была естественна и нужна в средние века, во времена далекого прошлого; в настоящее же время сохранение сословной замкнутости крестьянских обществ есть возмутительным анахронизмом и очень ухудшает положение трудящихся весов, нисколько не гарантируя их одновременно с этим от тяжести условий новой, капиталистической эры. Народники обыкновенно закрывают глаза на эту раздробленность, и в то время, когда марксисты высказывают вывод о прогрессивности разложения крестьянства, — народники ограничиваю! ся шаблонными восклицаниями против “приверженцев обезземеления”, закрывая ими полную неправильность собственных представлений о докапиталистической деревне. Стоит лишь представить себе ту поразительную раздробленность небольших производителей, которая была неизбежным следствием патриархального земледелия, дабы убедиться в прогрессивности капитализма, который разрушает в самом основании жизни и старинные формы хозяйства с их рутиной и вековой неподвижностью, разрушает оседлость застывших в собственных средневековых перегородках крестьян и формирует новые публичные классы, по необходимости стремящиеся к связи, к объединению, к активному участию во всей экономической (и не одной экономической) жизни государства и всей земли.

Заберите крестьян как ремесленников либо небольших промышленников, — и вы заметите то же самое. Их интересы не выходят за пределы небольшого округа окрестных селений. Благодаря ничтожных размеров местного рынка они не приходят в соприкосновение с промышленниками вторых районов; они опасаются как огня “борьбы”, которая беспощадно разрушает патриархальный парадиз небольших ремесленников и промышленников, не тревожимых никем и ничем в их рутинном прозябании. По отношению к этим небольшим промышленникам капитализм и конкуренция делают нужную историческую работу, извлекая их из их захолустья, ставя перед ними все те вопросы, каковые уже поставлены перед более развитыми слоями населения.

Нужной принадлежностью небольших местных рынков, не считая примитивных форм ремесла, являются кроме этого примитивные формы торгового и ростовщического капитала. Чем захолустнее деревня, чем дальше она стоит от влияния новых капиталистических порядков, железных дорог, больших фабрик, большого капиталистического земледелия, — тем посильнее монополия местных ростовщиков и торговцев, тем посильнее подчинение им окрестных крестьян и тем более неотёсанные формы принимает это подчинение. Число этих небольших пиявок громадно (если сравнивать с скудным числом продукта у крестьян), и для обозначения их существует богатый подбор местных названий. Вспомните всех этих прасолов, шибаев, щетинников, маяков, ивашей, булыней и т. д., и т. д. Преобладание натурального хозяйства, обусловливая уникальность и дороговизну денег в деревне, ведет к тому, что значение всех этих “кулаков” выясняется непомерно огромным если сравнивать с размерами их капитала. Зависимость крестьян от обладателей денег получает неизбежно форму кабалы. Подобно тому, как запрещено себе представить развитого капитализма без большого товарно-торгового и финансово-торгового капитала, совершенно верно так же немыслима и докапиталистическая деревня без скупщиков и мелких торговцев, являющихся “хозяевами” мелких местных рынков. Капитализм стягивает совместно эти рынки, соединяет их в большой национальный, а после этого и глобальный рынок, разрушает первобытные формы личной зависимости и кабалы, развивает вглубь и вширь те несоответствия, каковые в зачаточном виде наблюдаются и в общинном крестьянстве, — и так подготовляет разрешение их.

ГЛАВА VI

КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ МАНУФАКТУРА


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: