Обнаружение технической реальности

Как раз инженерия, инженерный подход разрешили понять, что изготовление устройств, действующих на базе расчета процессов природы, отличается от других видов изготовления, где воздействие природных процессов либо незначительно (но значительны другие процессы, к примеру деятельности) либо же природные процессы нереально вычислить и задать. Продукты стали и инженерной деятельности в основном именовать техникой. Второй фактор, содействующий обнаружению технической действительности – осознание все возрастающего значения, которое продукты инженерной деятельности стали оказывать на общества и жизнь человека. Третий фактор – появление особой группы инженерных профессий, технического образования, технических наук. Наконец, со второй половины ХIХ столетия возможно сказать кроме этого и о своеобразном осознании технической действительности, с одной стороны, в методологии науки при дискуссии природы и особенностей технических наук, с другой – в философии техники. Выйдя на поверхность научного и публичного сознания, техника с этого времени неспешно начинает привлекать к себе все больше внимания, причем отношение к ней, как мы уже отмечали, колеблется от полного ее отрицания как источника вероятных бед, до утверждений типа, что техника – это отечественная будущее, а с судьбой, как мы знаем, не спорят. Техника для философского изучения была достаточно крепким орешком, о чем, к примеру, свидетельствует то, что до сих пор так и не было создано достаточно удовлетворительной концепции техники, и да и то, что многие философы техники говорят о тайне техники.

Закономерности развития техники. Существует много работ по философии техники, авторы которых пробуют установить законы развития техники. Но большая часть таких законов не выдерживают никакой критики и в первую очередь вследствие того что их творцы знают технику в первую очередь субстанционально, как технические сооружения. Ясно, что технические сооружения смогут быть обрисованы с самых различных позиций (их значения и эффективности, строению, структуре, типам знаний, каковые употреблялись при создании техники, времени эксплуатации и ареалам распространения и др.) и, следовательно, смогут быть распознаны соответствующие, но совсем различные законы развития техники. Так как эти позиции не отрефлексированы и, помимо этого, не отвечают интуитивно ощущаемой сущности техники, то выделенные исследователями законы развития техники либо игнорируются вторыми исследователями, либо не считаются неспециализированными законами, а просто эмпирическими наблюдениями. С последним в полной мере возможно дать согласие.

В каком же смысле возможно сказать о законах развития техники? Ясно, что это не законы природы. Но и не чистые законы деятельности, поскольку сущность техники кроме деятельности определяется и рядом вторых элементов, к примеру технической средой. Законы развития техники – это законы, которым подчиняются артефакты. На трансформацию техники влияют и законы деятельности, и семиотические законы, и смена культур, вместе с тем итоги развития самой техники. С учетом сообщённого попытаемся наметить последовательность законов развития техники.

Закон подобия. Как мы знаем, что новые технические устройства (орудия, механизмы, автомобили) либо их элементы по многим параметрам похожи на существующие либо бывшие в прошлом, а новые инженерные либо технические ответы повторяют какие-то особенности классических ответов. Подобное сходство возможно выяснить как закон подобия, и связать с самой природой технико-создающей деятельности. Так деятельность может воспроизводиться рецептурно, в соответствии с какими-то правилами, по примерам (прототипам). И создание новой техники довольно часто осуществляется в соответствии с идеями сходства либо подобия тех либо иных технических устройств либо их элементов.

Закон технического результата. Открытие нового природного процесса, дающего слово практический эффект, либо формирование новой области применения природных процессов довольно часто (но, конечно, не всегда) приводит и к созданию новой техники. В том случае, если это происходит, т.е. при реализации и других нужных условий, возможно сказать о действии не сильный;закона технического результата.

Закон инженерной гомогенности. Как мы уже отмечали, одно из направлений совершенствования существующей либо создания новой техники – сведение технических устройств либо их элементов к таким, каковые возможно обрисовать на базе существующих естественных либо технических наук. Второй вариант – сведение технических устройств к уже созданным инженерным методом техническим устройствам либо их элементам. В следствии технические устройства гомогенизируются, не по большому счету, а довольно инженерной деятельности (т.е. составляющие их главные процессы сводятся к естественным, условия, определяющие эти процессы, теоретически описываются в естественных либо технических науках, параметры соответствующих технических устройств рассчитываются).

Закон технологической гомогенности. Гомогенизация структуры технического устройства осуществляется не только относительно инженерной деятельности, но и технологии. Нужное условие технологической гомогенизации – представление технических устройств, создаваемых в исследовательской, инженерной, проектировочной, производственной и других видах деятельности, в качестве единиц, систем либо событий технологической действительности. Под последней возможно осознавать действительность, в которой различаются свойственные разработки нюансы: новации в деятельности, снабжающие завоевания и цивилизационные сдвиги, механизмы развития деятельности, разрешающие создать эти новации, социокультурные факторы, определяющие и ограничивающие возможность развития деятельности. В конечном итоге закон технологической гомогенности определяет возможность новых синтезов различных типов естественнонаучных и технических знаний, деятельностей, сфер, что и образовывает базу разработки.

Закон функциональности. В соответствии с этим законом одни решения и технические устройства влекут за собой другие в силу происхождения новых функций. Так создание автомобилей сделало нужным разработку органов управления автомобилями, создание органов машинного управления стало причиной обратной систем связи и разработке контроля, создание технических совокупностей с громадным повышенными требованиями и количеством элементов к их работе – к разработке совокупностей надежности (дублирование элементов, контроль за их работой, особенные конструктивные ответы, ведущие к большей надежности и т.д.).

Закон технобиологического подобия (закон Кудрина). В.И.Кудрин продемонстрировал, что при производстве и массовом проектировании технических изделий, каждое из которых фиксируется в документах (проектных, технологических, эксплуатационных), технические изделия начинают вести себя как биологические особи в популяциях. Иначе говоря довольно таких популяций технических изделий смогут быть сформулированы законы, подобные биологическим [41].

Закон концептуализации техники. С возникновением разных форм осознания техники (в сфере опытного самосознания, инженерной деятельности и методологии науки, технического образования, философии техники) на развитие техники значительное влияние стали оказывать концепции техники. Идеи и машины и концепции механизма, дизайнерские теории техники, системотехника, бионика, технологические концепции техники – отдельные примеры аналогичных концепций техники, оказавших огромное влияние на ее развитие.

В XVI–XVII столетии развития и идеи инженерии техники на базе инженерной деятельности были всего лишь планом и отдельными практическими примерами. Но по мере развития новой инженерии и науки, а в XIX–XX столетиях – индустриального производства, полностью опирающегося на проектирование и инженерию, вид нового технического мира делается все более ощутимым. Но философию техники интересует не внешний вид технического мира, не сам факт поразительного усложнения техники а также не просто закономерности развития технических форм, а детерминанты и источники, определяющие развитие и функционирование техники. Среди них серьёзное место занимает, как мы писали выше, научно-инженерная картина мира, сложившаяся в конце XIX – начале XX столетия.

Глава 5
Несоответствия техногенной цивилизации

Кризис инженерии

Могущество инженерии подготавливает и ее кризис. Сейчас обозначились как минимум четыре области для того чтобы кризиса: поглощение инженерии нетрадиционным проектированием, поглощение инженерии разработкой, осознание отрицательных последствий инженерной деятельности, кризис классической научно-инженерной картины мира.

В случае если инженерное (техническое) проектирование имеет дело с разработкой процессов, обрисованных в естественных либо технических науках, то другие виды проектирования (архитектурное, градоcтроительное, дизайнерское, организационное и т.д.) разрабатывают кроме таких процессов и другие – обрисованные в опыте либо кроме того априорно задаваемые (желаемые). Но, и в инженерном проектировании не все процессы задаются и рассчитываются на базе знаний естественных наук. К примеру, при проектировании автомашин, самолетов, ракет до последнего времени не учитывались и не рассчитывались: загрязнение воздушной среды, тепловые выбросы, уровень шума, изменение инфраструктур (требования к коммуникациям, экономике, технологии изготовления, образованию и т.п.), влияние на людей и ряд других, как сейчас узнается, серьёзных моментов. Экспансия проектного мышления в инженерии заставляет инженеров не только организовывать инженерное дело по образу проектирования (как инженерные проекты), но и, что более значительно, мыслить проектно.

Инженер все чаще берется за разработку процессов, не обрисованных в естественных и технических науках и, следовательно, не подлежащих расчету. Проектный фетишизм (все, что задумано в проекте, возможно реализовать) разделяется сейчас не только проектировщиками, но и многими инженерами. Проектный подход в инженерии стал причиной резкому расширению изменений и области процессов, не подлежащих расчету, не обрисованных в естественной либо технической науке. Эта область содержит процессы трех видов: влияние на природные процессы (к примеру, загрязнение воздушной среды, изменение земли, разрушение озонного слоя, тепловые выбросы и т.направляться.), изменение деятельности и других неестественных компонент и совокупностей (к примеру, инфраструктурные трансформации) и действие на общество и человека в целом (к примеру, влияние транспорта либо ЭВМ на образ судьбы, сознание, поведение человека).

Еще более большое влияние на развитие инженерии, и расширение области ее потенциальных неточностей, т.е. отрицательных либо неконтролируемых последствий, оказывает разработка. Продолжительное время (в течении второй половины XIX и первой половины XX в.) изобретательская деятельность, конструирование и классическое инженерное проектирование определяли особенности и развитие инженерии. Происходило формирование, с одной стороны, самой инженерии и связанных с нею деятельностей (исследовательской, расчетной, проектной, производственной, эксплуатационной), с другой – естественных и технических наук, снабжающих инженерию. Являясь на первых порах всего лишь одним из качеств изготовления технических сооружений и изделий, разработка, осознаваемая в узком смысле, содействовала выявлению и постепенному осознанию операциональных, деятельностных и социокультурных составляющих инженерной деятельности. В последние десятилетия обстановка изменилась. Как мы уже отмечали, реализация больших национальных технических проектов и программ в самые развитых в промышленном отношении государствах разрешила понять, что существует новая техническая реальность, что разработку направляться разглядывать в широком контексте. инженеры и Исследователи поняли, что между технологическими процессами, принципами и операциями (среди них и новыми) и тем состоянием науки, техники, инженерии, проектирования, производства, каковые уже сложились в данной стране и культуре, с одной стороны, и разными социальными и системами и культурными процессами – с другой, существует тесная связь.

С развитием разработки происходит кардинальное изменение условий и механизмов прогресса техники и технических знаний (дисциплин, наук). Главным делается не установление связи между техническими элементами и природными процессами (как в изобретательской деятельности) и не расчёт и разработка главных конструкций и процессов создаваемого инженерами изделия (автомобилей, механизмов, сооружений), а разнообразные комбинации уже сложившихся совершенных объектов техники, сложившихся видов исследовательской, инженерной и проектной деятельности, технологических и изобретательских процессов, принципов и операций. конструирование и Изобретательская деятельность начинает обслуживать данный процесс, определяемый не столько возможностями процессов использования и познанием природы знаний в технике, сколько логикой внутреннего развития разработки в ее широком понимании. Эту логику обусловливают и состояние самой техники, и темперамент технических знаний, и развитие инженерной деятельности (изучение, разработка, проектирование, изготовление, эксплуатация), и особенности разных социокультурных процессов и систем. Возможно высказать предположение, что разработка в промышленно развитых государствах неспешно делается той технической суперсистемой (техносферой), которая определяет формирование и развитие всех других изделий и технических систем, и наук и технических знаний.

В рамках современной разработке, как мы уже отмечали, сложились и главные демиургические комплексы, включая и планетарный, т.е. влияющий на природу отечественной планеты. Принципиально важно обратить внимание на то, что, развиваясь в рамках разработки, инженерия все больше делается стихийной, неконтролируемой и во многом деструктивной силой и причиной. Постановка инженерных задач определяется сейчас не столько необходимостью удовлетворить ближайшие потребности и человеческие желания (в энергии, механизмах, автомобилях, сооружениях), какое количество имманентными возможностями технологии и становления техносферы, каковые через социальные механизмы формируют соответствующие этим возможностям потребности, а после этого и техногенные ценности и качества самих людей. Вследствие этого возможно сказать и о более сложном ходе формирования особенного типа современного человека с научно-технической ориентацией. Это вопрос об известной теории двух культур – технической и гуманитарной.

Об отрицательных последствиях инженерной деятельности мы уже, по сути, говорили. Эти последствия вносят собственный вклад в три главные виды кризиса: изменение и разрушение природы (экологический кризис), разрушение и изменение человека (антропологический кризис) и неконтролируемые трансформации второй и третьей природы: деятельности, организаций, социальных инфраструктур (кризис развития). Георг Питг, – пишет Фредерико Майор, – задается вопросом: не сводится ли защита внешней среды на деле к несложному сомнению – возможно ли обеспечить выживание человека как вида либо же через чур поздно? До тех пор пока длится нынешняя техническая экспансия и столь безответственная, безжалостная эксплуатация природы, утверждает он, экономический рост будет означать ущерб отечественной биосфере а также ее разрушение [43, с. 287-288].

Влияние технического развития на его образ и человека судьбы менее заметно, чем на природу. Однако оно значительно. Тут и полная зависимость человека от технических совокупностей обеспечения (начиная от квартиры), и технические ритмы, которым обязан подчиняться человек (производственные, транспортные, коммуникационные – окончание и начало программ, скорости процессов, кульминации), и потребности, каковые исподволь либо очевидно (реклама) формируют технические новации.

Неконтролируемые трансформации второй и третьей природы стали предметом изучения в самое последнее время, в то время, когда стало известно, что природа и человек не успевают приспособиться к стремительному формированию технической цивилизации. И раньше одни изменения и технические новшества влекли за собой другие. К примеру, развитие металлургии повлекло за собой создание шахт и рудников, дорог и новых заводов и т.п., сделало нужным новые инженерные разработки и научные исследования. Но до середины XIX столетия цепи изменений и эти трансформации разворачивались с таковой скоростью, что человек и частично природа успевали приспособиться к ним (привыкнуть, создать другие условия и компенсаторные механизмы). В XX же столетии темп трансформаций быстро возрос, цепи трансформаций практически мгновенно (с исторической точки зрения) распространяются на все стороны судьбы. В следствии отрицательные последствия научного прогресса очевидно проступили на стали и поверхности проблемой.

Сейчас о кризисе классической научно-инженерной картины мира. Оказалось, что и инженерная деятельность, и естественнонаучное знание, и техника значительно влияют на человека и природу, меняют их. Действительно, и природу начинают осознавать в противном случае. В свое время (XVI–XVII столетия) громадным достижением было преодоление древнего и средневекового понимания природы. А.Койре, разбирая научную революцию XVII века и роль в ней Галилея, выделяет, что обращение к методическим правилам Платона и заимствование отдельных идей Демокрита разрешили Галилею совсем в противном случае посмотреть на движение и природу тел. Для Аристотеля природа, правильнее космос, иерархически упорядочены, причем сущность и каждая вещь имеют собственный естественное место, довольно которого совершаются все перемещения (насильственные, в то время, когда тело выводится из этого места, и естественные, в то время, когда оно возвращается назад). Для Платона же космос, природа задаются совокупностью идей, реализация которых на уровне бытия предполагает математизацию (числовую и геометрическую идеализацию). Но математизация не может быть осуществлена, пока бытие мыслится как иерархическое, а перемещения – как подразделяющиеся на естественные и насильственные, потому, что математическая онтология делает гомогенным все то, что в ней описывается и представляется. А.Койре говорит о том, что Демокрит, Архимед и Коперник, на которых опирается Галилей, неспешно подготовили новое познание природы. Демокрит дал пример однородного, но пока еще качественного описания космоса, Архимед – того, как может происходить физико-математическое описание объектов, как бы изъятых из природы (т.е. идеализированных). Коперник и позднее Кеплер подготовили единый образ гомогенной космической действительности – одновременно физической и математической, где любое перемещение (как небесных, так и земных тел) подчинялось законам природы и математики.

Кризис классической научно-инженерной картины опять, но, конечно, уже на втором уровне, возвращает нас к негомогенному пониманию природы. Приходится различать природу по большому счету и планетарную природу. В рамках планетарной природы уже не действуют правила человека и независимости природы от познания, инженерной деятельности и техники. Необходимо заявить, что рождающийся в наши дни новый образ планетарной природы непривычен. Это уже не несложный объект деятельности человека, а скорее живой организм. Законы аналогичной природы не вечны, а обусловлены исторически и в культурном отношении. Само человеческое воздействие тут (включая научное познание, проектирование и инженерию) имеется орган эволюции природы. У эволюции имеется цель и не одна. Природа не только условие людской деятельности и прогресса, но и их цель, и необычное духовное существо. Она может ощущать, отвечать человеку, ассимилировать его упрочнения и активность. Но как в этом случае быть с первой природой, со второй?

Дело в том, что в учёных и сознании философов фигурирует, правда в пара ослабленной форме, установка на целостное непротиворечивое представление всей природы. Попытки включить различные природы (первую, вторую, материальную, духовную, космическую, природу микромира и т.д.) в рамки единой картины природного мира вдохновляются до сих пор этой установкой (сокровищем). У всех аналогичных синтезов неспециализированная неприятность: соединить, связать несоединимые онтологические показатели, дедуцировать их в некоей правдоподобной и убедительной логике. Наряду с этим, потому, что естественная точка зрения на природу есть главной, синтез идет как раз в онтологической плоскости и при четко выраженных границах различных природ делается фактически невыполнимым. К примеру, как ни рассуждай, но связать в онтологической плоскости природу микро- и макромира пока не удается. Подобно не удается вывести культуру из природы либо, напротив, природу из духа и сознания, в случае если, само собой разумеется, не прибегать к поэтическому воображению.

Установке на синтез природ, на построение единой непротиворечивой картины природного мира в современной культуре противостоит вторая установка – на разделение, разведение отдельных природ. Любая отдельная природа характеризуется наряду с этим независимыми законами, действующими лишь на территории данной природы. К примеру, законы культуры историчны и частично неестественны, а первой природы – вечны и естественны. Явления гуманитарной природы подчиняются отношениям и рефлексивным отношениям осознающей и диалогической коммуникации, а явления технической природы – правилам эффективности и технического действия. Установка на спецификацию и обособление отдельных природ находит замечательное подкрепление в предметной работе экспертов, в конкретных на большом растоянии разошедшихся типах и группах наук (естественных, математических, технических, гуманитарных, публичных и т.д.).

Но из-за чего все-таки эти природы сознают себя природой и разве сама природа, общество, культура, человек распадаются на независимые изолированные наглухо друг от друга сферы? В случае если сейчас, быть может, слепота и подобная глухота вправду имеют место в силу изюминок современного разделения труда, опосредованности многих сфер деятельности, особенной других жизни причин и организации человека, то такое состояние культуры нельзя признать удовлетворительным, отрицательные последствия его у всех на виду. Следовательно, синтез различных природ все же нужен. Принципиально важно стремиться к построению целостной картины природного мира. Другое дело, обязан ли данный синтез различных природ идти лишь в онтологической плоскости, под естественным углом зрения. Так как что, в итоге, такое природа? Онтологическое и смысловое основание познавательной деятельности определенного типа, группы определенных наук, дисциплин и научных предметов. С данной точки зрения синтез природ обязан вестись в двух взаимоперпендикулярных плоскостях – онтологической и методологической. Методологическая рефлексия различных видов познавательной деятельности, различных групп наук обязана распознать их онтологические и смысловые основания; после этого нужно обсудить пути и методы интегрирования этих оснований. Наряду с этим нельзя исключать, что сквозной онтологический синтез просто не потребуется, его заменят переходы из одних типов научных предметов в другие, и перепредставления приятель в приятеля онтологических смыслов и картин, лежащих на границах сходящихся различных природ.

Следующая настоятельная культурная неприятность отечественного времени – учесть влияния на первую природу самой людской культурной активности. Вправду, классическое познание природы исходит из убеждения, что людская деятельность (познавательная, инженерная, производственная) не изменяет характеристики и параметры природы, потому, что исходит именно из ее законов. Фрэнсис Бэкон сказал, что природу мы побеждаем, подчиняясь ей, ее законам. Но в XX столетии стало известно, что людская культурная деятельность достигла таких масштабов, что начала влиять на саму окружающую человека природу, поменять ее характеристики и законы. Следовательно, понятие природы должно быть поменяно, природой должны принимать во внимание не только первая природа, но и симбиоз человеческой деятельности и первой природы (культуры), т.е. естественно-неестественное целое.

Наконец, имеется еще одна культурная неприятность – обнаружение природы самой людской деятельности. Человек делается губителем природы, – верно подмечает Г.Батищев, – не по причине того, что он через чур на большом растоянии ушел от нее, что сделался чрезмерно внеприродной, далекой от простоты и естественности, самодеятельной и самопрогрессирующей силой, но, именно, наоборот, по причине того, что он в пределах некоторых своеобразных социальных взаимоотношений ведет себя подобно безответственно неотёсанной природоподобной стихии [14, с. 84]. Само собой разумеется, публичные и гуманитарные науки пробуют обрисовать природу людской деятельности и культуры, но, разумеется, сейчас этих упрочнений не хватает.

Пересматривается в наши дни и понятие о потребностях, и образ хорошего существования человека. Потому, что потребности современного человека в значительной степени обусловлены научным прогрессом и данный же прогресс превращает человека в постав (Gestell), т.е. лишает его свободы, ставится вопрос о высвобождении человека из-под власти техники, о том, что он обязан пересмотреть собственный отношение и к , и к природе.

Другими словами, сейчас приходится производить перерасмотрение все главные составляющие классической научно-инженерной картины мира, включая саму идею инженерии. В частности, в эту идею входит и представление о том, что все неприятности, порождаемые научным прогрессом, возможно решить снова же научно-инженерным, рациональным методом. Вряд ли это так. Необходимо учесть, что в социуме деятельности принадлежат разным культурным системам и в этом замысле подчиняются логике их жизни, в частности ценностным отношениям. Изюминкой же жизни культурных систем, в отличие от рационально организованной деятельности, есть сотрудничество, борьба разноориентированных, время от времени ценностей и противоположных сил. В этом замысле реализация отдельных актов деятельности, не учитывающая бытие вторых деятельностей, может не только не приводить к нужным итогам, но и давать результаты, противоположные ожидаемым.

Следовательно, природа людской деятельности сильно зависит от культурных ее составляющих и содержит два разных слоя – акты деятельности, организуемые на рациональной базе, и культурные компоненты (системы), живущие по другой логике. Как раз исходя из этого большая часть неприятностей, поднимающихся сейчас в обществе, не удается решить научным методом.

Ну, а что же на современном этапе развития техники происходит в сфере технических наук и знаний? Разглядим всего лишь один пример.

Техника трансформации действительности


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: