Образцы культурных целей и институциональных норм

Среди множества элементов социальной и культурной структур возможно выделить два особенно серьёзных. Они различимы аналитически, не смотря на то, что и тесно взаимосвязаны в конкретных обстановках. Первый складывается из определенных культурой целей, интересов и намерений, выступающих в качестве законных целей для всего общества либо же для его отдельных слоев Эти цели более либо менее связаны между собой, (степень данной связи имеется вопрос эмпирический), а соответствующие им сокровища находятся в твёрдом соподчинений. Варьируя по значимости и формируя к себе разное отношение, господствующие цели приводят к устремлЁнности к их достижению и являются «вещи, к каким стоит стремиться»…

Второй элемент’культурной структуры определяет, регулирует и осуществляет контроль приемлемые методы достижения этих целей. Каждая социальная несколько постоянно связывает собственные способы и культурные цели их успехи с существующими моральными и поведенческими нормами Последние не обязательно совпадают с нормами техничности либо эффективности Многие методы действий, с позиций отдельных индивидов, самые эффективные для

Мертон Роберт Кинг (1910) — американский социолог, представитель стурктурно-функционального анализа.

успехи желаемого — использование силы, обман, „власть, — не разрешены в культуре общества. Время от времени недозволенные методы поведения содержат и что-то нужное для самой группы. Таковыми были, к примеру, нарушения исторических запретов на операции с живыми животными, на медицинские опыты, на социологический анализ «священных» норм. Так как критерием приемлемости поведения есть не его техническая эффективность, а основанные на сокровищах человеческие установки (поддерживаемые большинством участников группы либо теми, кто способен содействовать распространению этих установок при помощи силы либо пропаганды). В любом случае выбор средств успехи культурных целей ограничивается институционализированными нормами.

…. культурные цели и институционализированные нормы, совместно создающие формы господствующих образцов поведения, вовсе не находятся между собой в неизменных отношениях. Культурное акцентирование определенных целей изменяется независимо от степени акцентирования институционализированных средств. Сокровище определенных целей может подвергаться сильному, время от времени только сильному превознесению,1 что вызывает относительно малую заботу об институциональной предпи-j санности средств их успехи; Крайним выражением таковой ситуации есть распространение других способов поведения в соответствии только с техническими, но не с институциональными нормами. В этом гипотетическом полярном случае разрешены каждые методы поведения, дающие слово достижение все-значащей цели (пример слабо интегрированной культуры). Второй полярный случай имеет место в группах, в которых действия, сначала задуманные как инструментальные, покупают самостоятельный темперамент и теряют предстоящие цели. Первоначальные цели забываются, и сильная приверженность институционально предписанному поведению делается предметом ритуала. Основной сокровищем делается безотносительная конформность^ Единообразие временно снабжает социальную стабильность. Покакое количество область другого поведения, разрешаемого культурой, жестко ограничена, приспособляемость к новым условиям низка. Начинается основанное на традициях «священное» общество с боязнью нового — неофобией. Между этими крайними типами находятся интегрированные и довольно стабильные, но, к тому же, изменяющиеся общества, поддерживающие устойчивое равновесие между акцентированием культурных целей и институционализированных образцов поведения…

Из типов общества, появившихся в следствии спонтанного изменения культурных целей и институционализированных средств, мы разглядим в первую очередь первый — общество, в котором исключительно очень сильно акцентируются определенные цели без соответствующего акцентирования институциональных способов поведения. Чтобы не было неправильного понимания это утверждение направляться подробно проработать.’ Ни одно общество не обходится без норм, управляющих поведением. Но общества’значительно различаются по степени интеграции народных обычаев, нравов и институциональных требований.

Культура может побуждать индивидов к эмоциональному осуж-дению совокупности культурно провозглашенных целей и к значительно меньшей эмоциональной помощи предписанных способов достижения этих целей,’ При таком различии в акцентировании целей и способов поведения последние смогут быть так очень сильно искажены благодаря акцентирования целей, что поведение многих индивидов ограничится только мыслями технической целесообразности. В этом случае единственно серьёзным остановится _ вопрос, какой из дешёвых способов поведения самый эффективен с целью достижения культурно одобряемой ценности. самые эффективные с технической точки зрения средства, узаконенные либо же не узаконенные в культуре, в большинстве случаев предпочитаются институционально предписанному поведению.’При предстоящего’ ослабления институциональных способов поведения, общество делается нестабильным и в нем начинается явление, которое Дюркгейм обозначал как «аномия» (либо безнормность)…

Превознесение цели порождает, в буквальном смысле слова, деморализацию, т.е. деинституционализацию средств. Последняя имеет место во многих группах с низкой интеграцией этих двух компонентов социальной структуры.’

Современная американская культура представляется близкой к полярному типу, в котором акцентирование цели-успеха не сопровождается эквивалентным акцентированием институциональных средств. Было бы неверно утверждать, что лишь накопленное богатство есть единственным знаком успеха, как, но, и отрицать его высшее положение в шкале сокровищ американцев. В большой степени .деньги считаются самоценными независимо от того, употребляются ли они для потребления либо же для повышения могущества. Особенно прекрасно деньги приспособлены чтобы стать знаком престижа…

Сейчас перейдем к анализу типов приспособлений индивидов в обществе, в котором имеют место рассмотренные выше образцы культурных норм и целей. Продолжая изучение культурных и социальных источников отклоняющегося поведения, мы переносим наше внимание на типы приспособления к этим нормам лиц и культурным целям, занимающих разное положение в социальной структуре.

Мы разглядываем тут пять типов приспособления, каковые схематично представлены в таблице («+» обозначает «принятие», «-» — «отвержение», а «+-» — «отвержение господствующих полезностей и замена их новыми»)…

I. Конформность

Чем больше степень стабильности общества, тем шире распространен данный тип приспособления — соответствие и культурным целям, и институционализированным средствам. Если бы дело обстояло в противном случае, было бы нереально поддерживать преемственность и стабильность общества. Сеть ожиданий, составляющая любой социальный порядок, основывается на желательном поведении участников общества, соответствующих установленным и, быть может, неизменно изменяющимся культурным примерам. Как раз благодаря общей ориентации поведения на главные культурные полезной сти мы можем сказать о массе людей как об обществе. Кроме сокровищ-, разделяемых взаимодействующими индивидами, существуют кроме этого публичные отношения, в случае если так возможно назвать хаотичные сотрудничества индивидов, но не общество. Совершенно верно так же в средние века возможно было обратиться к Обществу Наций, в первую очередь как к риторической фигуре либо ^вымышленной цели, но отнюдь не как к социологической действительности…

Институциональная экономика: Формальные и неформальные университеты #8


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: