Общение — основа профессии журналиста

Суть общения — в его результате.

Опытная судьба по собственной значимости для его развития и судьбы человека как личности занимает позицию лидера среди вторых его линий судьбы. Мастерство повседневного живого общения с людьми – органическая часть опытной квалификации журналиста. Мы попытаемся продемонстрировать вам: как сделать журналистский стиль общения действеннее, глубже, осмысленнее, полезнее; как обучиться слушать собеседника; как осуществлять контроль обстановку общения; как достигать действенного и результативного общения с людьми различных психотерапевтических типов.

Для журналиста «творческое состояние – состояние сотрудничества с другим человеком, что делается “источником” информации». Без постоянного контакта с другими людьми нет опытного роста. Умение общаться есть показателем социально-психотерапевтической приспособленности любого человека. Журналисту она нужна больше, чем кому-либо, потому, что это связано с публичным характером его деятельности. И, однако от 50 до 70 процентов журналистов испытывают те либо иные трудности в ходе интервьюирования, при работе с источниками информации, с документами и при наблюдении обстановки в ходе знакомства с объектом внимания. Исследователи уверены в том, что опытный успех и карьера журналиста определяются динамикой его мышления, продуктивностью мысли и эмоции, творческой целесообразностью поведения журналиста во всех подчас очень неожиданных, опытных обстановках, в особенности в работе с людьми — храбрецами будущих произведений.

Любой человек имеет собственную совокупность социально-психотерапевтических знаний, каковые складываются из эпизодических наблюдений, обобщений услышанного и прочтённого, т. е. любой из нас владеет определенным багажом обыденного сознания и навыком общения, коммуникативным опытом. Журналистская деятельность развивает своеобразные опытные качества личности: общительность, быстроту реакции, умение сосредоточиться и трудиться в своевременных условиях, находчивость наблюдательность, память, прагматизм, инициативность, наличие интригующего начала в журналистских свойствах, умение распознать в окружающей действительности факты, каковые смогут заинтересовать партнеров.

Журналисту, в какой бы области он не специализировался, требуются такие качества, как коммуникабельность, умение расположить к себе собеседника, внушить доверие. Не смотря на то, что и не существует универсальных чудодейственных способов действия на вторых людей, каковые доходили бы для любой ситуации общения и имели возможность обеспечивать журналисту опытный успех, имеется последовательность психотерапевтических и педагогических правил, которыми он может придерживаться для действенного общения.

Сущность процесса общения содержится в обмене личностными установками, взорами, впечатлениями, опытом, и «чем больше в процесс коммуникации вовлечены эмоции, память, опыт, интеллект коммуникаторов, тем действеннее процесс общения». Полноценный процесс межличностного контакта в ситуации, в то время, когда журналист трудится в режиме интервью, проходит три стадии: а) визуальный контакт; б) обмен информацией; в) сотрудничество, взаимовлияние.

В общении как ходе последовательных, взаимозависимых поведенческих актов происходят следующие действия: 1) приём и получение информации; 2) интерпретация информации; 3) обоюдное восприятие; 4) обоюдное познание; 5) обоюдная оценка; 6) сопереживание друг другу; 7) формирование антипатий и симпатий; разрешение появляющихся противоречий; 9) осуществление совместной деятельности; регулирование характера взаимоотношений; убеждений; взоров; 10) психотерапевтическое действие.

Итог опытного общения зависит от того, в какой совокупности – закрытой либо открытой – трудится журналист со своим собеседником. Открытая совокупность предполагает высокую самооценку, разрешающую вести разговор полно, адекватно, уравновешенно, светло и прямо, снабжающую полную свободу любых дискуссий. В случае если стиль общения, в котором собеседник проявляет себя, как заискивающий, обвиняющий либо отстраненный тип человека, то и итог может оказаться хаотичным, случайным и деструктивным. Если вы подошли к выбору храбреца легкомысленно, то это обязательно спровоцирует дефектное общение.

Ольга Нарышкина — студентка 3-го курса журфака Главного ВУЗа Санкт-Петербурга не не смущаясь вспоминает собственный первый стаж работы в газете «Зооинфо». Ее собеседником был бывший ректор Санкт-Петербургской ветеринарной академии – узнаваемый ученый в области оплодотворения крупного скота . Корреспондентка была совсем не подготовлена к беседе, исходя из этого была рада, в то время, когда собеседник взял на себе инициативу и первым начал разговор. Потом все ее попытки свернуть тему с «вымывания эмбрионов» на что-то более занимательное для простых клиентов зоомагазинов (где и распространяется газета) не увенчались успехом. «Тогда я осознала, что необходимо вооружиться терпением. Вправду, мин. через сорок доктор наук, по всей видимости, утомился». Вот тогда инициативу юная журналистка взяла на себя и разузнала о его армейском детстве, интересных историях и преподавательских уловках из судьбы (Персональный архив).

Королёв Егор— член Альянса журналистов России, выпускник журфака Волгоградского государственного университета и магистратуры журфака СПбГУ, обозреватель областной газеты «Волгоградская правда» (2004-2006), обозреватель еженедельника «СПб Курьер», редактор информационного web-проекта «Полит-грамота», совершая собственные первые шагах в журналистике,кроме этого попадал в неловкие обстановки. Как-то он загорелся забрать интервью у главного врача. Кликали доктора психиатрической поликлиники Эльдар Ахмедов. Нужно дать ему должное – на интервью он согласился с легкостью. И вот Егор Королев в кабинете у главного врача.

– Я вас слушаю. Что вы желаете определить? – задал вопрос меня, как будто бы больного, Эльдар Ахмедов.

Повисла продолжительная пауза. В моей голове пронеслась идея: «А не напрасно ли я выбрал факультет журналистики», позже пронеслось что-то про Наполеонов и я выпалил:

– А Наполеоны у вас имеется?..

Кроме того не видя реакцию строгого доктора в роскошном кресле, я осознал – нужно уходить.

– Вы для чего пришли? Вы совсем не подготовлены!..

Журфак Королев решил не бросать и совершил вторую неточность – засел за книги о психиатрии. Было весьма интересно, он вчитывался в особые тексты, углублялся в тему, и ему становилось весьма интересно.

– Может ли эндогенная депрессия привести к тому, что человек станет психически больным?..

Эльдар Ахмедов был радостен, и мы с ним разговорились об эндогенной депрессии.

– Что Вы думаете по поводу того, что многие воображают психиатрию совокупностью подавления личности, в которой проявление индивидуальности рассматривается как аномалия?..

«на данный момент бы я посмеялся над студентом, что может задать таковой вопрос. Но тогда я был на высоте. Интервью оказалось громадным. Большим. Я его продолжительно и нудно расшифровывал, а позже продолжительно и нудно предлагал в две газеты. В газетах мне ничего не растолковали, но печатать текст отказались. Не сходу я осознал, в чем беда. И была у меня кроме того эндогенная депрессия. К моему великому наслаждению, вот уже три года нет ни одного текста, за что было бы стыдно. Либо над которым возможно посмеяться (Персональный архив).

Журналист знает, что людям характерно брать на себя разные роли. Не бесплатно говорят, что мир — театр, а люди в нем актеры. Причем людям характерно желание казаться лучше, исходя из этого они создают собственный имидж. В этом случае ваша задача — выявить, что в человеке подлинное, а что напускное.

Человек предсказуем в целом последовательности собственных проявлений: ему характерна поведенческая устойчивость, привитая нормами, но «человек ни при каких обстоятельствах не сходится с самим собой, ему нельзя применить формулу тождества А+А» (8). Он может оказаться лучше либо хуже образа, что презентует публике.

При оценке людей журналисту необходимо понимать, какому виду сценария они следуют в жизни, видеть совокупность их потребностей, иметь представления о структуре мотиваций и ценностных ориентациях.

Восприятие журналистом вторых людей базируется на поиске впечатлений, каковые отражают главные характеристики личности. Довольно часто самым прочным выясняется отечественное первое чувство. Оно практически в любое время означает, что вы относите принимаемое лицо к одной из групп людей в тех «классификациях типов», каковые у вас уже сложились. При последующем познании этого человека мы раскрываем в нем необычные черты, свойственные лишь данной личности. Личные качества человека (его приватная индивидуальность) воплощают конкретные целостные представления окружающих о нем (публичная индивидуальность). Обстоятельство поведения того либо иного человека мы видим или в его внутренних склонностях, или в элементах обстановки, в которой он был.

Журналист старается выяснить, есть ли конкретное поведение постоянным либо случайным, однотипно оно либо различно в сходных условиях; выделяет их тип поведения (дружеского, амурного, агрессивного). Наряду с этим обращает внимание на то, какой образ действий демонстрирует данный человек.

В познавательной деятельности журналиста присутствует как ответственный компонент познание самого себя и себе аналогичных в разных обстановках межличностных психических состояний и отношений. Наряду с этим мотивы поведения журналиста, его функциональные обязанности должны восприниматься им не как арена для самоутверждения, а как приглашение к самосовершенствованию вместе с людьми различных профессий, статусов, возраста, пола, заинтересованностей.

Коммуникативная компетентность предполагает адекватность в любой ситуации. Но деятельность пишущего человека связана с риском, возможностью и неопределённым исходом непредвиденных последствий. При восприятии и взаимном реагировании, журналист, пробующий поменять поведение другого, неизменно обязан не забывать, что объект реагирует не только на способы и методы, но и на него самого как на личность. Вопрос об отклонениях, допускаемых социальными (личностными и ролевыми) нормами, крайне важен. Исходя из этого тут нужно приспособление к партнерам с учетом их ценностей и установок, изюминок характеров, конкретных обстановок и т. д.

С целью достижения целей общения любой применяет собственную наработанную совокупность средств — обращение, интонацию, выговоры, стиль выражения мысли, вербальные и невербальные средства (поза, наружность, организация предметной среды) и получает наряду с этим различной степени успеха.

Знание журналистом неспециализированных закономерностей — ключ к пониманию вторых. Это делает процесс общения более легким. Адекватность восприятия другого зависит от многих психотерапевтических качеств журналиста, прежде всего связанных с его чувствительностью, которая возможно выражена искренней любознательностью, вниманием к вторым, свойством к аналитическому анализу отношений и ситуаций. Во вторую очередь адекватность восприятия обеспечивается реактивностью, т. е. подвижностью чувств журналиста, их многообразием. Чувствительность, искренний интерес к второму, свойством к сопереживанию и сочувствию часто делают успешной профессию журналиста. Более того, делается нужным сам психотерапевтический повседневный тренинг общения с различными людьми. Это требует определенного состояния души.

Журналист «Русском газеты» Игорь Свинаренко вспоминает:

В бытность мою громадным главой в одном солидном издательском доме («Коммерсант»), меня ужасало, что я с утра до вечера все время нервничал, принимал людей, отвечал на звонки, куда-то ехал, давал команды, подписывал кипы документов… Позже наблюдаешь — прошел сутки, наступила ночь, я смертельно устал. А что сделал? Ничего! Бумажки — из кабинета в кабинет, деньги — из сейфа в сейф… Я осознал, что с данной руководящей высоты я вижу громадные неприятности, но люди оттуда не видны. Их по большому счету как бы нет. У меня была тоска от того, что я не вижу подробностей людских, выражения лица, интонации голоса. И я сообщил: «Нет, не нужно! Мне хочется обратно, к людям». Я возвратился. Многим это показалось необычным, люди пологали, что меня выгнали.

В ходе журналистского творчества вырабатывается особенная эмоциональная природа чувствительности к психологическим состояниям вторых, их рвениям, целям и ценностям. Эффективность журналистского труда зависит от эмпатии — свойства сочувствия, эмоционального отклика на переживания другого. В эмпатической способности лежат истоки морального развития личности журналиста, которое есть условием профессиональной деятельности.

Волынская Ирина Александровна – студентка 3 курса журфака СПбГУ,
специализируется по кафедре радио и телевидения:
Любопытство, возведенное в абсолют, экстремальная болезненное желание и степень сочувствия оказать помощь всем – эти, казалось бы, абсурдные качества неоднократно играли на руку пытливому журналисту. Картина дня… За окном промозглая сырость, и на душе как-то слякотно, ядовито. Так хочется быть не просто выслушанным, но и услышанным. Привычные эмоции? Не правда ли? Почувствовав целый букет уязвимостей, вы сможете осознать, на каких сердечных нотах стоит импровизировать акуле пера. Не забывайте, фальшь прозрачна, она отталкивает собеседника, как одноименно заряженный магнит. Лишь искреннее сопереживание расположит интервьюера на открытое доверие.

Синдром Попутчика – популярное словосочетание, но я его назову душевным феноменом. Момент откровения в чуждой, непривычной среде, свойство обнажить душу, доверить сокровенное первому встречному, малознакомому человеку, попутчику. Опытный журналист обязан интуитивно ощущать приближение бури наболевшего, острого жажды поделить задушевное. Тогда связующая нить эмпатии окажет помощь по зернышку, а, вероятно и лавинным потоком, узнать необходимую информацию а также больше.

Сочные плоды этого феномена я вкусила в одной из командировок. Редакция N меня послала на спецзадание в Ветхую Ладогу. Я писала материал из рубрики «Маршрут выходного дня», в котором должна была детально поведать всю нужную данные, именуемую в отечественной газете «полезнухой», ответить на все обстоятельственные вопросы, каковые смогут появиться у любознательного читателя: «Где? В то время, когда? Куда? Откуда? Из-за чего? Для чего? Как?» и насущное «какое количество?». Но обнажённые факты – продукт несъедобный. Материал обязан дышать воздухом города. А где ее родную заполучишь? У местных обитателей, хранителей многовекового исторического сознания. В народе таится душа отчего края. Поездка была щедра на общение. В транспорте, на автобусных остановках, в местных гостиницах и магазинах. Куда бы меня не завел мой маршрут, я встречала необычных людей с непохожими судьбами. Эти дни я трудилась «свободным ухом». Я внимала, внимала, внимала… Со мною делились настроением, домашними неурядицами, детскими страхами. Говорили обо всем. Попутчик из автобуса поведал о чреде личных детских и несчастий мечтах, пассажир электрички пожаловался на судьбу, сосватал сыновей, пригласил к себе домой, покинув собственный адрес, телефон и симпатию. Мне не приходилось выуживать данные, насиловать собеседника, терроризируя его личное пространство. Люди с радостью шли на контакт. Моей провокацией имел возможность послужить только взор, внушающий доверие, взор человека, что не осудит, осознает. Несложного взора время от времени хватало, дабы необходимый персонаж сам подошел, подсел, заговорил и наряду с этим честно оставался уверенным, что общение инициировал именно он. Но главным моментом остается неравнодушие. Любой человек, любая история мне были занимательны. Я пропускала через себя каждую чувство рассказчика, чувствовала все его радости и боли, как личные.

Рассказ студентки-практикантки весьма показателен. Ее искреннее желание услышать людей, живущих в маленьком городе, осознать их, посочувствовать было вознаграждено. «Материал удался, а опыт остался бесценным…», — заключает студентка (Персональный архив)

Психотерапевтической предпосылкой эмпатии есть свойство «входить» в состояние другого и постигать причинно-следственные связи в его проявлении. Ответственным причиной эмпатии есть развитая совокупность подсознательного мышления, которую знают как свойство оперировать неполной информацией, соединять различные признаки и информативные потоки, освобождаться от шаблонов и избегать предвзятых суждений.

Существуют разные методы постижения другого человека. Рациональный уровень достигается посредством совокупности оценки причины и логического выявления, следствия и мотивов поведения другого человека. Эмоциональное постижение зависит от идентификации и эмоциональных ассоциаций с собеседником. Интуитивный уровень свидетельствует предвосхищение самопроявлений человека, их угадывание. Выбор адекватного средства реагирования либо действия на собеседника зависит от умения на всех уровнях фиксировать особенности другого человека.

В опытном общении роли участников различные: журналист, в большинстве случаев, субъект изучения, а его собеседник — объект. Задача журналиста в каждом акте общения иметь методы ведения беседы, обычные матрицы, дабы не терять времени на продумывание предстоящих шагов. Необходимо осознавать, что журналист довольно часто трудится в экстремальных условиях, вызванных необходимостью оперативно собрать материал и распространить данные раньше вторых сотрудников, наряду с этим не исказив сущность взятых от расспросов людей фактов и данных. Технологии получения сведений должны быть отточены и давать минимальные сбои. Но человек, с которым имеет дело журналист, материал узкий, трудиться с ним необходимо максимально с опаской и аккуратно. Это требует умственных и эмоциональных затрат.

Общаясь с собеседником, журналист ориентируется в его поведении, потому, что он как бы “просматривает” его, т. е. расшифровывает значение его внешних данных и раскрывает суть получающегося так текста в контексте, и имеющем собственный внутренний психотерапевтический замысел. Это “чтение” протекает бегло, потому, что в ходе общения с окружающими у журналиста вырабатывается более либо менее машинально функционирующий отношение и психологический подтекст к поведению людей, с которыми он общается. Для журналиста подобное «чтение» выступает как опытное требование, следовательно, эти навыки должны совершенствоваться.

В поведении людей принципиально важно подмечать типическое. Это облегчает ориентацию, а вы, подмечая личные изюминки, сможете уточнить тактику отношения с собеседником. К примеру, видеть перед собой авторитетного начальника, либо неудачника, либо эгоиста. Эти качества реализуются неизменно лично. У авторитарной личности смогут обнаружиться особые черты, к примеру, склонность к фаворитизму, перекладыванию ответственности на подчиненных. Самолюбец возможно общительным, а возможно замкнутым, ожесточенным, недоверчивым, талантливым на месть и т. д.

Необходимо помнить, что человек принадлежит к определенной группе, исходя из этого его поведение несет на себе отпечаток тех норм и принципов поведения, каковые свойственны для данной группы. Но человек может оказаться хуже либо лучше группы. Верная оценка партнера вероятна только при отвлечении от стереотипов. Но и в этом случае собственную (кроме того многогранную) оценку вы, разумеется, не имеете возможность вычислять догмой.

Общение редко бывает благородным. Приоритетной целью журналиста есть получение максимума информации. Но любое общение должно приносить пользу всем участникам межличностного общения, означающего обоюдное (с обеих сторон) вложение упрочнений, выраженное в направленных друг на друга действиях (действие). Общение свидетельствует восстановление связи, перемещение навстречу, взаимоперетекание.

Как видим, профессия требует от журналиста совершенствования целой совокупности качеств, нужных для действенного общения. В первую очередь, это направленность на вторых, т. е. возможность пробраться в систему ценностей человека. Далеко не последнюю роль играются определенные характеристики интеллекта, и организация и воспитанность эмоциональной сферы.

Предвидение поведения, постижение и анализ вторых, развитая свойство «входить в положение» являются составной частью психотерапевтической культуры журналиста.

Последовательность качеств журналиста, содействующих успеху в общении, связан с изюминками мышления, количеством внимания, нужного, дабы выслушать собеседника. Потребуются и определенные особенности восприятия — наблюдательность, свойство различать небольшие колебания в настроении, видеть значительное в личности. Журналист обязан владеть тренированной памятью, помогающей не забывать лица, и привычки и подробности и другие детали, характеризующие данную личность, а также факторы, каковые смогут злить либо успокаивать человека. Тяжело обойтись и без воображения. Зримое представление обстановки общения содействует лучшей подготовленности (выстраивается метод грядущей беседы — образуется логическая нить, на которую «нанизываются» как будто бы бусы — факты, мнения, оценки, представления о предмете беседы).

Юрий Дудь \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: