Оценка модели мира клиента

Дабы достигнуть целей консультирования, психолог обязан изучить психотерапевтическую действительность клиента, его сотрудничество с окружением и «теорию мира».

Любой человек в ходе развития и роста формирует собственную модель мира. Он выдвигает и контролирует догадки на протяжении игры, общения и работы. Распознанные закономерности включаются в концепцию мира. Время от времени эти построения изменяются в течение судьбы, время от времени остаются неизменными.

К примеру, в картине мира ребенка его мама и папа смогут выступать как самые сильные, хорошие, умные. Проходит время, ребенок преобразовывается во взрослого человека, у которого в большинстве случаев поесть более дифференцированный взор на собственных своих родителей, поскольку изменяется окружение, появляются основания и новые возможности для сравнения.

Люди в большинстве случаев обрисовывают мир при помощи совокупности конструктов — биполярных показателей, параметров, шкал. Перед консультантом поднимается неприятность понимания того, как конкретный клиент познает и принимает сложный мир социальных взаимоотношений, вторых людей и самого себя, посредством каких конструктов он систематизирует события.

Большая часть клиентов, обратившихся к психологу, владеют неэффективной совокупностью конструктов, обрисовывающих себя и мир. Как мы знаем, что в базе действий человека лежат те либо иные потребности. Искажение конструктов ведет к тому, что эти потребности не осознаются или удовлетворяются весьма сложным, «непрямым» методом. Принципиально важно оказать помощь человеку понять, как он конструирует собственный мир, взаимодействует с ним, какие конкретно как раз потребности стоят за тем либо иным действием клиента.-Для этого психологу нужно отбросить личные теории и интерпретации, отвлечься от собственных стереотипов восприятия и на время принять позицию клиента, взглянуть на мир через его «очки».

В соответствии с позиции Дж. Келли, для действенной оценки потребностей клиента необходимо распознать следующие компоненты:

S проблему, с которой пришел клиент;

S- картину мира клиента;

S то, как эта неприятность выглядит в совокупности его картины мира, какие конкретно конструкты стали причиной ее появлению;

S соотношение между картиной мира клиента, с одной стороны, и теориями, каковые применяет психолог, с другой.

В большинстве случаев психолог выявляет совокупность конструктов клиента уже на протяжении первой встречи (интервью), на протяжении которой клиенту предлагается поведать о мотивах и причинах обращения к консультанту, об ожиданиях от консультирования, о основных трудностях и проблемах. Тут же психолог может узнать, не

есть ли клиент психотиком, о чем возможно делать выводы по наличию (отсутствию) тестирования действительности1.

Ответственным моментом в консультировании есть познание психологом того факта, что клиент существует не в вакууме, а в определенной среде, к которой клиент более либо менее удачно адаптируется. Неприятность человека время от времени позвана окружением (к примеру, у ребенка возможно ожесточённый отец-пьяница). Задача психолога — распознать конструкты, благодаря которым клиент обрисовывает действительность: потребности, поведение, отношения. В случае если оказать помощь клиенту сделать их более эластичными, он может посмотреть на обстановку по-второму.

Трудясь в течение продолжительного времени в консультировании либо психотерапии, психолог время от времени подвергается своеобразной профессиональной деформации: начинает излишне теоретизировать, навешивать ярлыки, тем самым обычно загоняя себя в своеобразличную ловушку. Пробуя использовать сверхсложные теории и схемы, возможно забыть, что малейшим расстоянием между точками в пространстве есть прямая.

Психолог, как и клиент, имеет личные мысленные конструкты для описания себя и мира. В случае если психолог уверен в том, что его видение мира — единственно верное, он может постараться навязать клиенту собственную точку зрения, не слыша того, что говорит клиент. Исходя из этого перед тем как начать деятельность, психолог обязан обучиться оценивать себя, собственные мировоззрение, систему конструктов (применяемую теорию) и потенциальное воздействие на конкретного клиента.

Типология клиентов

В случае если мы обратимся к любому из книжек по теориям личности, то сможем распознать представление о человеке, имплицитно либо эксплицитно присутствующее в каждой из этих теорий. Персонология (наука о личности) есть дисциплиной, пытающейся заложить фундамент для лучшего понимания людской индивидуальности, объяснения поведения человека. Любая из этих теорий применяет собственные способы при изучении, объяснении, прогнозировании успешности вмешательства психолога в том либо другом личном случае. Персонологи, в отличие от патопси-

Нужными для психолога являются навыки проведения структурного интервью, обрисованного в книге О. Кернберга «Тяжелые личностные расстройства».

хологов и клинических психологов, более склонны обращаться к обычному поведению личности, чем отклоняющемуся от нормы. Исходя из этого в случае если психолог-консультант разделяет убеждения какого-либо персонолога (к примеру, 3. Фрейда, К. Юнга, Ф. Перл-за, К. Роджерса и т.д.), он может обрисовать собственного клиента, используя методический аппарат предпочитаемой теории.

Иначе, психологи различных направлений применяют такой разный язык, что иногда не знают друг друга. Поэтому время от времени для описания клиентов в качестве альтернативы комфортно использовать метафоры. Так, в советской консультативной психологии в течение долгого времени клиентов обрисовывали на базе мотивационной ориентации.

1. Клиенты с рабочий ориентацией, мотивированные на решение собственной неприятности и разделяющие ответственность за ее решение с психологом. Эта категория клиентов — самый «благоприятная» для работы психолога. Они делятся на две подгруппы: с адекватной и неадекватной рабочий ориентацией. Первые готовы к сотрудничеству,’доверяют психологу, осознавая наряду с этим, что не у каждой неприятности имеется ответ, вторые склонны идеализировать психолога, приписывать ему сверхкомпетентность, магические свойства. Это не содействует эффективности консультирования: при неудач клиенты с такой же легкостью смогут обесценивать «развенчанного кумира».

2. Клиенты с потребительской (у В.В. Столина —• с рентной) ориентацией, заинтересованные в ответе неприятности, но полностью перекладывающие ответственность за итог на психолога. Уже сам их факт обращения к психологу разглядывается как некое вложение (капитала, времени, чувств), вместо чего такие клиенты желают взять (а время от времени и требуют) «товар» — готовый рецепт решения проблемы. Громаднейшая сложность в работе с ними содержится в переориентации в плане ответственности: , пока клиент не примет на себя ответственность за трансформации в собственной жизни, ему не окажет помощь ни один психолог.

3. Клиенты с игровой ориентацией, у которых мотивация посещения психолога не связана с жаждой решить проблему. Довольно часто их приход к консультанту начинается с перечисления психологов, которых клиент уже посетил и каковые ему не смогли оказать помощь. Дав психологу таковой вотум доверия, клиент при малейших сомнениях в компетентности психолога начинает его обесценивать. Клиент с таковой ориентацией может играться с психологом в ряд игр, обрисованных Эриком Берном (к примеру, в игру «Я таковой

несчастный и бедный»). Прогноз для данной категории клиентов наиболее негативный, поскольку требует глубокого анализа их личности, перевода довольно часто неосознаваемой игры в сознательный пласт, что, скорее, есть задачей не психотерапевтического консультирования, а психотерапии.

А.Ф. Копьев постарался выработать адекватные параметры оценки состояния клиента на базе его диалогической интенции, под которой понимается «громадная либо меньшая серьезность в намерении решать собственные неприятности и обсуждать их в данной конкретной обстановке с данным конкретным консультантом». А.Ф. Копьев разделяет клиентов с позиций их готовности к диалогу на два громадных класса: «закрытые» и «открытые».

«Закрытые» клиенты блокируют диалог с психологом. Они не настроены на искреннее сотрудничество с консультантом, всячески избегают диалога, осуществляя контроль темы и жанр общения, стремясь навязать их консультанту. У клиента фактически отсутствуют попытки бороться со собственными защитами, и он сохраняет внутреннюю «стабильность» вопреки декларируемому намерению «поменять собственную жизнь», «решить проблему», «осознать, что со мной происходит». А.Ф. Копьев выделяет три подгруппы закрытого типа:

S «психотерапевтической интоксикации». В состоянии психологической интоксикации при кажущемся рвении клиента к самотрансформации в действительности неосуществима важная консультативная работа. Значительно чаще клиенты данной подгруппы — клинически здоровые люди с прагматическим интересом к психологии, которая есть действенным средством оправдания любых их поступков понятиями из тех либо иных психотерапевтических концепций. Обращение к психологу делает серьёзную предохранительную роль: с одной стороны, отражает неудовлетворенность собственной жизнью, с другой — разрешает ничего в ней ^ie поменять;

S «эстетизации личностных неприятностей». Как и в прошлой группе, имеет место сокрытие собственного «Я». И в случае если у первой подгруппы имеет место психотерапевтическое оправдание, то тут — эстетическое. Невзгоды и неприятности прибавляют личности клиента значимость и глубину. Состояние эстетизации достаточно обширно распространено в повседневной судьбе и относится к числу самые «популярных» психотерапевтических механизмов

адаптации.

S «манипуляции-пристрастия». Наименование данной подгруппы отражает главной мотив обращения в консультацию: поиск путей с целью достижения поставленной цели в отношении тех либо иных людей. Эти клиенты деятельны, энергичны и ищут у психо-

лога не поддержки и сочувствия, а конкретных знаний, направленных на успешное манипулирование своим окружением.

¦«Открытые»- клиенты прилагают громадные упрочнения по преодолению собственного сопротивления. Об открытости клиента возможно сказать, в то время, когда присутствует борьба с внедиалогическими, защитными импульсами, в то время, когда клиент, побуждаемый настоящим страданием, потребностью либо искренним рвением к установлению истины о самом себе, готов к важному, глубокому общению.

«закрытость» и «Открытость» характеризуют, в первую очередь, особенности начального состояния клиента психотерапевтической консультации. Они не рассматриваются как некое устойчивое личностное уровень качества. На протяжении консультирования уровень качества «открытость — закрытость» клиента может претерпевать трансформацию. Первоначально «открытый» клиент может выйти на определенные смысловые «пласты», активизирующие его защиты и блокирующие диалогическую интенцию. И напротив, первоначально «закрытый» клиент при корректной работе консультанта может перейти к более открытым вариантам сотрудничества.

Консультирование будет строиться по-различному в зависимости от того, «открытый» либо «закрытый» клиент пришел к психологу. Чем более открыт клиент, тем более свободным и непредвзятым возможно сотрудничество, тем шире спектр психотерапевтических возможностей. Напротив, чем больше «закрыт» клиент, тем больше консультативное общение напоминает игру с учетом установившихся правил, сложившейся позиции, что быстро ограничивает возможности консультанта и в опытном, и в личностном замысле. Успех работы с «закрытыми» клиентами зависит от того, удастся ли психологу перейти от узко очерченного круга задач к более широкому «смысловому полю». Наиболее значимым стратегическим условием для работы с «закрытыми» клиентами есть применение техники нерефлексивного слушания (принципа молчания), которая, не нарушая самого процесса общения, фру-стрирует внедиаяогические тенденции клиента, обращаясь к его настоящей, сущностной части «я-для-себя».

Одной из распространенных и несложных в применении классификаций есть модель, основанная на модальностях внутреннего опыта клиента. Она базируется на разделении нашего опыта на три категории, либо три модальности: зрение, слух, ощущения. Зрительные образы, воспоминания об замеченном определяют визуальную модальность. Услышанное и сохраненное в слуховой памяти — база аудиальной модальности. Опыт прикосновений, телесных ощущений, перемещений образовывает базу ки-

нестетической модальности. Анализ модальностей внутреннего опыта разрешает поделить людей на три категории. Те, у кого в рассказах, описаниях преобладают зрительные образы, именуются визуалистами (визуалами); люди с преобладанием слуховых образов — аудиалистами (аудиалами); с преобладанием ощущений — кинестетиками.

Взять сведения о ведущей модальности возможно методом анализа речи клиента. Выбор слов связан с ведущей модальностью.

Пример. Рассказ об одной и той же проблемной ситуации будет по-различному звучать у людей с разными модальностями. Аудиал: «Я встретился с ним и меня как будто бы оглушили. Я отыскал в памяти, что он сказал на последней встрече…» Визуал: «Он лежал, таковой бледный. Я опасался поднять глаза и все воображал себе, что этого не случилось, что он живой, танцует, как на последней школьной дискотеке…» Кинестетик: «Я сначала ничего не почувствовал. Все онемело. А позже такая злость показалась, легко неистовство. Хотелось бежать и молотить всех, не разбирая. Дабы хоть как-то прогнать эту боль…» (Из аудиозаписи психотерапевтического дебри-финга, проводившегося с одноклассниками трагически погибшего парня).

Слова, каковые разрешают распознать главную модальность человека, именуются предикатами. Визуалы довольно часто применяют слова, соответствующие визуальной совокупности приема и воспроизведения информации: «точка зрения, ясные возможности, освещать, показывать, потерять из вида, вообразить, смотреться, разглядеть, представить». Для аудиалов свойственны слова и выражения типа «выслушивать, растолковывать, звучать, громкий, монотонный». Кинес-тетики смогут применять слова, которые связаны с эмоциями и ощущениями: «прикасаться, теплый, мягкий,^ ощущать, замереть, тревожиться».

У человека при описании и восприятии мира может преобладать одна из модальностей. У дам чаще преобладает визуальная модальность, у мужчин — кинестетическая (С.А. Горин). Для работы с каждой категорией клиентов нужно применять «понятный язык». К примеру, одно да и то же слово психолога — «покажите», обращенное к клиенту, должно по-различному звучать в зависимости от ведущей модальности: «продемонстрируйте» — для визуала, «объясните» — для аудиала, «рассортируйте», «продемонстрируйте», «проиграйте» — для кинестетика. Эта система несложна в применении и разрешает обращаться к клиенту на понятном для него языке.

САМЫЕ ПЫШНЫЕ ТОП МОДЕЛИ МИРА


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: