Одиннадцать лет без масла пряжон

Если вы думаете, читатель, что в данной статье я скажу вам новый рецепт изготовление колобка, вы ошибаетесь. Нет, обращение тут отправится о пряжении (как о процессе и явлении), из-за которого круглолицый самодовольный храбрец народной сказки показался на свет, и о смысле слова «пряжон», звучащем в его хвастливой песенке.

Выделяя курсивом слова «пряжение» и «пряжон», я делаю заявку на обнаружение в современном русском языке какого-либо количества слов того же корня.

Что же касается одиннадцатилетнего пряжения, так это обо… мне. Ну и о вас, глубокоуважаемый читатель. Мы так как получали образование школе. И претерпевали в том месте в течение одиннадцати лет это самое, нужно сообщить, достаточно изнурительное, пряжение.

Что я имею в виду? Дабы ответить на данный вопрос, отойдём на пара столетий назад.

В древнерусском языке было слово «пружати». Оно в далеком прошлом вышло из потребления. Конечно, этим глаголом обозначалось некое воздействие. Слово ушло в небытие, но воздействие, по всей видимости, осталось. Да, вправду, с ним (действием) ничего не произошло, и по сей день вместо «пружати» («пряжати») мы говорим «напрягать», «наполнять силой», «усиливать», «делать упругим», «делать жёстким (крепким)», «стягивать» и т.д.

Как видите, в окончательном предложении прошлого абзаца я выделил два слова. Они («упругость» и «напряжение») являются словами того же корня, что и древнее «пружати».

«Пружати», показавшееся в глубине столетий, покинуло глубочайший след, как в общенациональном литературном русском языке, так и в областных народных говорах. В современном русском языке мы легко отыщем много слов с корнем «прж» («прг», «прд», «прт»), так или иначе связанных с перечисленными мною действиями.

Заберём, например, упругую подробность, имеющуюся в механических часах, мышеловке либо шариковой ручке. Я говорю о пружине. на данный момент пружины делают преимущественно из металла. В старину же для того чтобы употреблялись более недорогие и дешёвые материалы – прутья, жерди, верёвки.

Вам неясно, как из всего этого возможно сделать пружину? Весьма легко. Пружинами в прежние времена именовали первые изобретённые человеком силки – и автоматы западни. Не нужно растолковывать, что ловчая пружина была в напряжённом состоянии, ожидая собственную добычу, да и животное, попавшее в западню, выяснялось скованным, стянутым, в известном смысле напряжённым.

С середины прошлого тысячелетия слово «пружина» стали употреблять в переносном смысле. Примеры для того чтобы потребления вы легко отыщете в художественной литературе.

Что же такое пряжение применительно к колобку? Предполагаю, вы додумались, что это – процесс жарения в масле, из-за которого мягкое податливое тесто превратилось в покрытого жёсткой корочкой упругого сказочного храбреца.

Словом «пряжение» («пряженье», «пряженьё») на Русском Севере до сих пор именуют жарку чего бы то ни было в масле.

Ещё пара десятилетий назад сельские обитатели именовали пряженцом (либо пряженником) пирог либо пышку, а пряженицей (с ударением на первый слог) – яичницу. В Саратовской, Тамбовской, Смоленской, Псковской, Новгородской а также в Столичной области время от времени возможно услышать слово «пряжёны». Такое наименование раньше тут было закреплено за жареными в масле мучными изделиями. Не страно, что сковорода для таковой жарки именовалась и кое-где на данный момент именуется (к примеру, в Забайкалье) пряжельницей.

Слова, выделенные в прошлом абзаце, возможно, вам и не виделись. Это – умирающая лексика. А вот слово «пряжка» и сам обозначаемый этим словом предмет вам точно известны.

Что же стягивает пряжка, спрoсите вы? Стягивает, создаёт напряжение не пряжка, а – при посредстве пряжки – пояс либо ремень. Не могу с вами не дать согласие. Но дело в том, что в старину пряжкой именовали не приспособление, соединяющее финиши пояса, а сам пояс (кушак либо ремень). Ещё сравнительно не так давно такое наименование пояса бытовало на Северном Кавказе, на Кубани, в Ставрополье и на Дону. А в некоторых районах Сибири пряжкой именовали хомутик, скрепляющий косу с косовищем. Также так как пояс.

А что, в случае если поясом-пряжкой перехватить не человека, а, скажем, тело лошади? Как именуется стягивающее лошадь «обмундирование»? Верно, упряжью. Приплюсуем и это слово (а вместе с ним и другие «лошадиные слова»: «запрягать», «распрягать», «подпруга», «упряжка») к занимающей нас группе.

Заберём сейчас объект посложнее. Давайте-ка «напряжём» речку. Как? А мы накинем на неё пояс – соорудим поперёк течения запруду, поднимем уровень воды, усилим её давление и вынудим упругие струи вращать мельничное колесо.

Примечательно, что раньше (да и сейчас местами) запруду именовали прудом (либо прудой). Наименование этого создающего напряжение воды сооружения позднее было перенесено на водоём. И уже от «пруда» (водоёма) отпочковались слова «прудовой», «прудить» и упомянутое мною «запруда».

На Украине запрудой и прудом именуют стремительное течение. В этом имеется собственная логика. Запруды так как и строились для усиления водного потока, его напряжения, для мельниц. Функционально понятия «быстрое» течение «и запруда» где-то сливаются. Результатом как первой, так и второго есть работа мельницы. Украинская трактовка термина «запруда» не очень сильно противоречит русской.

Имеется такие слова – «сопрягать» и «сопряжение». Они также относятся к нашей группе. В случае если женщина и мужчина сопряжены браком, они именуются (и, само собой разумеется, являются) супругами. Думаю, вы не начнёте отрицать, читатель, что супружество (супружеские узы) стягивают, усиливают и в известном смысле напрягают пребывающих в таком альянсе людей.

Напрягает и школа. Тут я не буду глубоко копать, сетовать на загруженность, ругать негодные книжки, увлечение тестами и натаскивание на ЕГЭ. Да это и не лежит в русле отечественных изысканий. Я фразой, которая будет ответом на вопрос, поставленный в начале статьи. В школе нас целых одиннадцать лет пряжили бесчисленным числом упражнений (как в прямом, так и в переносном смысле, как в узком, так и в широком), упражнений от физкультурных до вбивающих в подкорку спряжения глаголов.

Фигурально выражаясь, наша жизнь на девяносто девять с лишним процентов наполнена разнообразные упражнениями. На творчество, на решение новаторских задач приходится мизерная часть делаемого. Это, само собой разумеется, не есть плюсом. Но, как мы знаем, в каждом негативе скрывается то либо иное хорошее. Если бы жизнь нас не пряжила, мы по большому счету были бы к ней негодны. А так, с жёсткой корочкой, как колобок, мы можем «катиться по дорожке» (мой выпад направлен не против вас, глубокоуважаемый читатель; говоря «мы», я имею в виду среднестатистического «колобка»).

Вот и по сей день мы с вами выполнили очередное упражнение по лингвистике. Будучи так «попряжёнными» мною, вы, глубокоуважаемый читатель, встретив какое-нибудь не весьма понятное либо кроме того услышав привычное, обыденное словечко, быть может, не пропустите его, а поразмыслите, что это, откуда и из-за чего.

Вместе с тем данным упражнением мы словесно оформили (насытили словами) понятие «напряжённое». Совместно со своим антиподом оно образовывает пару понятий старой «народной философии» (пару «узкое – широкое» мы разрабатывали в статьях «Кузнец кушал Лопухи и» щавелевые «щи не обожают лопату»).

Как вы думаете, что есть противоположностью напряжённого? Возможно, расслабленное, рыхлое, мягкое, мягкотелое? Да, это так. Но я заберу для оформления антипода напряжённого словa другого корня. Какого именно? Пускай это будет для вас неожиданностью.

27 – 30 ноября 2017 г.

Сказка Колобок


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: