Одинокая осина, а далее, — меж деревьев, — бревенчатое зданьице, не то оно

— отдельная кухня, не то баня, не то линия знает что. Неживое все кругом

Какое-то и до того унылое, что так и тянет повеситься на данной осине у

Мостика. Ни дуновения ветерка, ни шевеления облака и ни живой души. Вот

адское место для живого человека!

И вот, вообразите, распахивается дверь этого бревенчатого строения, и

Появляется он. Довольно далеко, но он четко виден. Оборван он, не

Разберешь, во что он одет. Волосы всклокочены, небрит. Глаза больные,

Встревоженные. Манит ее рукой, кличет. Захлебываясь в неживом воздухе,

Маргарита по кочкам побежала к нему и сейчас проснулась.

Сон данный может означать только одно из двух, — рассуждала сама с

Собой Маргарита Николаевна, — если он мертв и поманил меня, то это значит,

Что он приходил за мною, и я не так долго осталось ждать погибну. Это отлично, по причине того, что

Мучениям тогда настанет финиш. Либо он жив, тогда сон может означать только

одно, что он напоминает мне о себе! Он желает заявить, что мы еще увидимся.

Да, мы увидимся весьма не так долго осталось ждать.

Пребывав все в том же возбужденном состоянии, Маргарита оделась и стала

Внушать себе, что, в сущности, все складывается весьма удачно, а такие

Успешные моменты нужно мочь ловить и пользоваться ими. Супруг уехал в

Командировку на целых три дня. В течении 72 часов она предоставлена самой

Себе, никто не помешает ей думать о чем угодно, грезить о том, что ей

Нравится. Все пять помещений в верхнем этаже дома, вся эта квартира,

Которой в Москве позавидовали бы десятки тысяч людей, в полном ее

Распоряжении.

Но, взяв свободу на целых три дня, из всей данной шикарной

Квартиры Маргарита выбрала далеко не наилучшее место. Напившись чаю, она

Ушла в чёрную, без окон, помещение, где хранились разное старьё и чемоданы в

Двух громадных шкафах. Присев на корточки, она открыла нижний ящик первого из

Них и из-под груды шелковых обрезков дотянулась то единственно полезное, что

Имела в жизни. В руках Маргариты был ветхий альбом коричневой кожи, в

Котором была фотографическая карточка мастера, книжка сберегательной кассы

Со вкладом в десять тысяч на его имя, распластанные между листками

Папиросной бумаги лепестки засохшей розы и часть тетради в целый страницу,

Исписанной на машинке и с обгоревшим нижним краем.

Возвратившись с этим достатком к себе в спальню, Маргарита Николаевна

Установила на трехстворчатом зеркале фотографию и просидела около часа,

Держа на коленях сломанную огнем тетрадь, перелистывая ее и перечитывая

то, в чем по окончании сожжения не было ни начала, ни финиша: …Тьма, пришедшая со

Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Провалились сквозь землю висячие

Мосты, соединяющие храм со ужасной антониевой башней, опустилась с неба

Пропасть и залила крылатых всевышних над гипподромом, хасмонейский дворец с

Бойницами, рынки, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим —

великий город, как словно бы не существовал на свете…

Маргарите хотелось просматривать дальше, но дальше ничего не было, не считая

Угольной бахромы.

Утирая слезы, Маргарита Николаевна покинула тетрадь, локти положила на

Подзеркальный столик и, отражаясь в зеркале, продолжительно сидела, не спуская глаз с

Фотографии. Позже слезы высохли. Маргарита бережно сложила собственный имущество,

И через пара мин. оно было снова погребено под шелковыми тряпками, и

Со звоном в чёрной помещении закрылся замок.

Маргарита Николаевна натягивала в передней пальто, дабы идти гулять.

Красивая женщина Наташа, ее домработница, узнала о том, что сделать на

Второе, и, взяв ответ, что это безразлично, дабы развлечь самое себя,

Вступила со своей хозяйкой в беседу и начала рассказывать всевышний знает что,

Наподобие того, что день назад в театре фокусник такие фокусы показывал, что все

Ахнули, всем раздавал по два флакона заграничных чулки и духов безвозмездно, а

Позже, как сеанс кончился, публика вышла на улицу, и — хвать — все

были обнажённые! Маргарита Николаевна повалилась на стул под зеркалом в

Передней и захохотала.

— Наташа! Ну как вам не стыдно, — сказала Маргарита Николаевна, —

Вы грамотная, умная женщина; в очередях лгут линия знает что, а вы

повторяете!

Наташа залилась румянцем и с громадным жаром возразила, что ничего не

Лгут и что она сейчас сама лично в магазине на Арбате видела одну

Гражданку, которая пришла в магазин в туфлях, а как стала у кассы платить,

ботинки у нее с ног провалились сквозь землю и она осталась в одних чулках. Глаза вылупленные!

На пятке дыра. А ботинки эти чудесные, с того самого сеанса.

— Так и отправилась?

— Так и отправилась! — вскрикивала Наташа, все более краснея оттого, что ей

Не верят, — да день назад, Маргарита Николаевна, милиция человек сто ночью

5’nizza — Оно (tvій формат’03)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: