Окончательный список, или принципы отбора кадров

Нынешней администрации, и рабочий, и правительственной, всегда приходится отбирать людей. Неумолимый закон Паркинсона гарантирует постоянную потребность в кадрах, но выбрать того, кого нужно, не так легко. Поведаем о способах отбора, использовавшихся в прежнее время, и о способах нынешних.

Раньше (а частично и сейчас) использовались способ английский и способ китайский. Оба они заслуживают внимания хотя бы вследствие того что принесли значительно больше пользы, чем вреда. Английский способ (ветхого типа) основан на личной беседе, в которой соискатель обязан растолковать, кто он таковой. Немолодые джентльмены, сидящие около краснодеревого стола, задают вопросы его имя и фамилию. Предположим, он отвечает: «Джон Сеймур». Один из участников рабочей группы интересуется: «А вы не родственник ли герцогу Сомерсетскому?» На это соискатель, вероятнее, ответит: «Нет». Второй джентльмен сообщит: «Тогда, возможно, епископу Вестминстерскому?» В случае если и тут ответом будет «нет», третий джентльмен возопит: «Так чей же вы родственник?» В том случае, в то время, когда соискатель отвечает: «Ну, папа мой торгует рыбой в Чипсайде…» — беседу можно считать исчерпанной. Рабочая группа переглядывается, один из участников звонит, а второй говорит лакею: «Вывести». Одно имя вычеркивается без дискуссий. В случае если следующим предстанет Генри Молине, племянник графа Сефтонского, шансы его будут громадны впредь до появления Джорджа Говарда, что сумеет доказать, что он — внук герцога Норфолкского. Рабочая группа не встретит трудностей, пока ей не нужно будет выбирать между третьим сыном баронета и вторым, не смотря на то, что и побочным, сыном виконта. Но в этот самый момент возможно совладать в особой книге, так что выбор несложен, а часто и успешен.

Адмиралтейская разновидность способа (напомним: ветхого типа) отличается только тем, что выбор ограниченней. На адмиралов не действуют титулы как таковые. Им принципиально важно, связан ли соискатель с моряками. Совершенный ответ на второй вопрос: «Да, адмирал Паркер — мой дядя, капитан Фоли — папа, коммодор Фоли — дедушка. Мать моя — дочь адмирала Харди. Капитан Харди приходится мне дядей. Мой старший брат — лейтенант королевского флота, второй мой брат получает образование морском училище, а третий ходит в матроске». «Так, так, — говорит основной адмирал. — А из-за чего вам вздумалось идти во флот?» Ответ на данный вопрос фактически равнодушен, потому, что секретарь уже отметил имя в перечне. В случае если приходится выбирать из двух таких соискателей, какой-нибудь адмирал попросит назвать номера такси, на которых они приехали. Тот, кто честно ответит: «Не знаю», будет отвергнут, а тот, кто скоро соврет «23—51», будет принят, как парень с хваткой. Способ часто давал блестящие результаты.

Английский способ нового типа выработался в девятнадцатом веке, как более уместный для демократической страны. Рабочая группа быстро интересуется: «Где обучались?» И, услышав ответ: «Хэрроу», «Хейлибери» либо «Регби», задает второй вопрос: «Во что играетесь?» Хороший соискатель ответит на это: «Я играюсь в большой теннисе за Англию, в крикет за Йоркшир, в регби за клуб „Арлекин“ и в гандбол за „Винчестер“». Тогда задают третий вопрос: «А в поло не игрались?» — дабы он не вообразил о себе, не смотря на то, что и без поло таковой соискатель заслуживает внимания. В случае если же на первый вопрос ответом будет «Уиглворт», беседа не затянется. «Что?!» — удивится глава. «А где это?» вскричат остальные, в то время, когда вопрошаемый повторит наименование. «В Ланкашире», растолкует он, и кто-нибудь для порядка все же спросит по поводу игр, но ответ «Настольный теннис за Уигэн, велосипедные гонки за Блекпул и биллиард за Уиглворт» совсем преградит ему путь. Вероятны нечленораздельные замечания о наглецах, расходующих чужое время. И данный способ давал хорошие результаты.

Китайскому способу (ветхого типа) подражало в свое время столько наций, что немногие не забывают сейчас о его происхождении. Способ сводится к письменным опробованиям. Во времена семейства Мин экзамен для самых талантливых устраивали каждые три года и включал он три трехдневные сессии. В первую сессию соискатель писал три произведения и поэму в восьми четверостишиях. Во вторую он писал пять сочинений на с покон веков установленные темы. В третью он писал пять произведений об мастерстве управления. Тех, кто все сдал удачно (процента два), допускали к последнему экзамену, что проходил в столице. Продолжался он один сутки и включал одно сочинение на тему из текущей политики. Выдержавшие данный экзамен имели возможность стать государственный служащими, и чем выше была отметка, тем выше было и место. И эта совокупность трудилась в полной мере удачно.

Европейцы изучили ее где-то между 1815 и 1830 годом и применили в первой половине 30-ых годов девятнадцатого века в Ост-Индской компании. В 1854 г. эффективность способа проверила рабочая группа с Маколеем во главе и ввела его в Англии на следующий же год. В китайских опробованиях была особенно ответственна их литературная база. Соискатель обосновывал знание классиков, легкость слога (и в стихах, и в прозе) и редкую выносливость. Предполагалось, что литературные способности и классическое образование говорят о годности к любой чиновничьей работе. Предполагалось потом (несомненно, верно), что знания научные не необходимы нигде, не считая науки. Предполагалось, наконец, что выбор фактически неосуществим, в случае если соискатель экзаменуется по различным предметам. Никто не в силах решить, посильнее ли один соискатель в геологии, чем второй в физике, и потому комфортно, в то время, когда имеется возможность сходу их провалить. А вот в то время, когда все пишут греческие либо латинские стихи, лучшего выбрать нетрудно. Знатоков хорошей словесности отправляли править Индией. Тех, кто не сильный, оставляли править Англией. Самых не сильный отсеивали по большому счету либо отправляли в колонии. Совокупность эту нельзя назвать негодной, но она значительно хуже тех, о которых мы уже поведали. Во-первых, нельзя гарантировать, что лучший знаток классиков не окажется ненормальным, часто так и случалось. Во-вторых, имело возможность появляться, что способности соискателя ограничивались писанием греческих стихов. Бывало и без того, что экзамен сдавал кто-нибудь второй, а сам соискатель при необходимости не имел возможности написать стишка по-гречески. Так, совокупность громадных плодов не принесла.

Но при всех собственных недочётах она была плодотворней любой из поменявших ее совокупностей. Современные способы сводятся к проверке умственного уровня и психотерапевтической беседе. Недочёт вышеозначенной проверки в том, что победители не знают совсем ничего. Они тратят столько времени на подготовку к тесту, что ничего больше не успевают выучить. Психотерапевтическая беседа приняла Сейчас форму так именуемого «опробования в гостях». Соискатель проводит приятный уик-энд, а за ним замечают. В то время, когда он, споткнувшись о коврик, вскрикнет: «А, линия!», наблюдатели, притаившиеся поблизости, заносят в записные книжки «неуклюж» либо «несдержан». Вряд ли стоит обрисовывать детально данный способ, но результаты его очевидны и очень плачевны. Наблюдателям смогут угодить только скрытные мелочные субъекты себе на уме, каковые мало говорят и ничего не делают. При таком способе часто из пятисот человек выбирают как раз того, кто через пара недель окажется полностью негодным. Без всякого сомнения, данный способ хуже всех.

Какой же способ использовать нам в будущем? Дабы его отыскать, разглядим один неизвестный вид современной техники отбора. Переводчиков-китаистов для МИДа приходится искать так редко, что способ их найма не взял широкой огласки. Предположим, пригодился переводчик и отбирает его рабочая группа из пяти человек. Трое из них — госслужащие, двое большие ученые. На столе перед ними лежат горой 483 заявления с рекомендациями. Все соискатели — китайцы, все как один окончили университет в Пекине либо Амое и совершенствовались по философии в американских университетах. Большая часть из них служило какое-то время на Формозе. Кое-какие приложили фотографии, другие осмотрительно воздержались. Глава рабочей группы обращается к тому из ученых, что больше: «Не сообщит ли нам врач Ву, какой соискатель самый пригоден для нас?» Д-р Ву загадочно радуется и говорит, показывая на гору бумаг: «Ни один». — «Как же так, — удивляется глава. — Из-за чего?» — «По причине того, что хороший эксперт заявления не подаст. Побоится позора». — «Что же нам делать?» — спросит глава. — «Я думаю, — ответит д-р Ву, — нужно уговорить доктора Лима. Как по вашему, врач Ли?» — «Да, — отвечает Ли, он подошел бы. Но мы, само собой разумеется, не можем его сами просить. Мы спросим доктора Тана, не вычисляет ли он, что врач Лим согласится». — «Я не знаю доктора Тана, — говорит Ву, — но я знаком с его втором, врачом Воном». К данной минуте глава уже не осознаёт, кто кого будет просить. Но сущность тут в том, что все заявления выбрасывают в корзину, а обращение отправится только о человеке, что заявления не подавал.

Мы отнюдь не рекомендуем везде принять обрисованный способ, но делаем из него нужный вывод: другие способы нехороши обилием соискателей. Само собой разумеется, существуют несложные методы уменьшить их количество. на данный момент активно используется формула: «Не старше 50, не моложе 20, и никаких ирландцев», что пара уменьшает число претендентов. Но все же их остается большое количество. Нет никакой возможности выбрать одного из 300 умелых людей, снабженных красивыми чертями. Приходится признать, что совокупность неверна изначально. Незачем завлекать такую массу народу. Но никто об этом не знает, и объявления составлены так, что они неизбежно приманят тысячи. К примеру, информируют, что освободился большой пост, поскольку занимавшее его лицо сейчас в палате лордов. Платят большое количество, пенсия громадная, делать не придется ничего, привилегий масса, побочные доходы огромны, на работу ходить не нужно, предоставляется служебная машина, командировки возможно брать в любое время. Соискатель обязан представить, в то время, когда сможет, копии (не оригиналы) трех справок. Что же выйдет? Дождем посыпятся заявления, по большей части от умалишенных и от майоров в отставке, наделенных, они утвержают, что административными свойствами. Остается сжечь их все и затевать сперва. Легче и удачнее было бы поразмыслить сходу.

В случае если же поразмыслить, заметишь, что совершенное объявление привлечет одного человека, и того как раз, кто нужен. Начнем с предельного случая:

«Требуется акробат, что может пройти по проволоке на высоте 200 м над бушующим пламенем. Ходить придется два раза в сутки, по субботам трижды. Плата — 25 фунтов в неделю. Ни пенсии, ни компенсации за увечье не будет. Явиться лично в цирк „Дикий Кот“ от 9 до 10.»

Возможно, слог и не весьма оптимален, но цель ясна: необходимо так уравновесить риском финансовую пользу, дабы не явилось больше одного соискателя. О мелочах тут задавать вопросы не придется. Тех кто не весьма умело ходит по проволоке, объявление не привлечет. Незачем показывать, что претендент должен быть здоровым, непьющим и не подверженным головокружению. Это осознают без слов. Незачем и сказать, что не годятся люди, страдающие высотобоязнью. Они и без того не придут. Мастерство тут в том, дабы плата соответствовала опасности. 1000 фунтов в неделю может приманить человек десять, 15 фунтов не приманят никого. Где-то посередине — необходимая сумма, которая и привлечет того, кто годится. В случае если придут двое, это значит, что мы завысили цифру.

Сейчас заберём для сравнения менее редкостный случай:

«Требуется археолог высокой квалификации, готовый совершить пятнадцать лет на раскопках инкских захоронений в поселке Геенна, на Аллигаторовой реке. По окончании работ обеспечен титул либо орден. Пенсия надеется, но ни разу не пригодилась. Оклад — 2000 фунтов в год. Заявление в трех экземплярах подавать директору Норокопательного университета, Гроб, Иллинойс, США».

Тут и плохие и хорошие стороны строго уравновешены. Нет потребности уточнять, что от соискателя требуются терпение, смелость и упорство. Сами условия отсекают всех не владеющих этими особенностями. Нет потребности писать, что нужен одинокий человек. Нет потребности оговаривать, что он должен быть помешан на раскопках, — никто, не считая помешанных, и не отзовётся. Их возможно трое, но для двоих оплата окажется через чур низкой. Третьего привлечет приз. По-видимому, в случае если мы предложим орден св. Михаила, заинтересуются двое, а вдруг предложим орден Англии, не заинтересуется никто. В отечественном же случае заявление будет одно. Соискатель не в собственном уме, но это не имеет значение. Именно он нам и требуется.

Вы сообщите, что не так уж довольно часто необходимы археологи и акробаты, в большинстве случаев приходится искать людей для менее необычных занятий. Это правильно, но принципа это не меняет, лишь использовать его тяжелее. Предположим, нам потребовался глава правительства. В наши дни тут прибегнут к выборам, и итог будет страшен. В случае если же мы обратимся к сказкам отечественного детства, то определим, что в сказочные времена использовались более действенные способы. В то время, когда король выбирал мужа для старшей либо единственной дочери, а тем самым — собственного преемника, он придумывал совокупность препятствий, каковые преодолеет только хороший. И только хороший останется живым. У королей той тяжело определимой поры было все для таких опробований. Колдуны, бесы, феи, вампиры, оборотни, карлики и гиганты входили в число их подданных, почвы их были усеяны рощами и заколдованными горами, изрезаны огненными реками, начинены кладами. Казалось бы, нынешним правителям приходится тяжелее. Но это еще вопрос. Психологи, психиатры, психопатологи, статистики и специалисты не хуже (не смотря на то, что и не лучше) добрых фей и злых ведьм. Кино, телевидение, радио и рентген не хуже (не смотря на то, что и не лучше) чудесных палочек, хрустальных шаров, плащей-невидимок и скатертей-самобранок. По крайней мере, одно другого стоит. Необходимо только заменить сказочную технику современной, что, как мы убедимся, несложно.

В первую очередь мы устанавливаем, какими особенностями обязан владеть глава правительства. В различных случаях свойства эти различные, но все же их нужно записать и на их счет договориться. Предположим, вам думается, что свойства эти: 1) энергия, 2) смелость, 3) патриотизм, 4) опыт, 5) красноречие и 6) популярность. Но любой соискатель отыщет их у себя. Само собой разумеется, возможно осложнить дело, уточнив требования: 4) опыт в укрощении умение и 6) львов красноречиво владеть китайским языком , но это не отечественный путь. Мы желаем, дабы необходимые качества проявлялись не в особенной форме, а в высшей степени, иначе говоря дабы лучший соискатель был самым энергичным, храбрым, патриотичным, умелым, популярным и красноречивым в стране. Таковой человек — один, и он-то нам и нужен. Значит, нужно составить объявление так, дабы всех других исключить. Выйдет приблизительно следующее:

«Требуется глава правительства Руритании. Рабочие часы — с 4 утра до 11:59 вечера. Соискатель обязан выдержать три раунда с чемпионом в тяжелом весе (в перчатках). По достижении пенсионного возраста (65 лет) — мучительная смерть во имя родной страны. В случае если соискатель знает парламентскую процедуру только на 95%, он будет физически стёрт с лица земли. Если он соберет меньше 75% голосов при проверке популярности по способу Гэллапа, он кроме этого будет стёрт с лица земли. Помимо этого, соискатель обязан обратиться с речью к съезду баптистов и склонить их к изучению рок-н-ролла.

При провала будет стёрт с лица земли. Явиться в спортклуб (с тёмного хода) 19 сентября в 11:15. Перчатки предоставляются; кеды, шорты и майка собственные».

Увидьте, что это объявление разом освобождает от хлопот, которые связаны с анкетами, справками, фотографиями, списком и рекомендациями. В случае если все написать как направляться, придет лишь один соискатель и сможет сходу либо практически сходу приступить к работе. А если не придет никто? Значит, нужно написать в противном случае, в чем-то мы завысили требования. То же самое маленькое объявление предложим в поменянном виде. К примеру, 95% заменим на 85, 75 на 65, а три раунда — на два. И без того потом, пока соискатель не придет.

Предположим, но, что придут двое либо трое. Это продемонстрирует, что мы допустили промах в научных расчетах. Возможно, мы через чур занизили проценты — их должно быть 87 и 66. Как бы то ни было, дело не хорошо. В приемной два, в противном случае и три соискателя. Нужно выбирать, а мы не вправе тратить на это все утро. Возможно, само собой разумеется, начать опробования и отсеять менее хороших. Но имеется и более стремительный путь. Примем, что у всех троих имеется все необходимые качества. Остается прибавить еще одно и совершить несложную диагностику. Мы спрашиваем какую-нибудь женщину (машинистку либо секретаршу): «Что вам больше нравится?» Она тут же отвечает, и вопрос решен. Нам возразят, что мы надеемся тут на чистую случайность, как бы бросаем монету. Это не верно. Мы новое уровень качества — мужскую привлекательность.

Подбор персонала: современные приемы проведения собеседования


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: