Она изменит мир. небеса падут.

Эти слова имели возможность ничего не означать, но он кричал их в полном кошмаре.

На седьмом экране была прекрасная пятнадцилетняя девочка с рыжими волосами, одетая в скромную пижаму, лежащая в постели, пропитанной позже. Она ворочалась во сне, и постель сбилась около нее. Над ее кроватью вспыхивали многоцветные огоньки, как мелкие фейерверка, но они оказались и исчезали из ниоткуда, не оставляя ни следа. Никто в Синдикате не осознавал, что это за огни.

– Нет… – она стонала. – Прошу… нет…

Дэнни сообщил:

– Хоть кто–то из них знает, что происходит?

– Кое-какие знают, – сообщил Герлак. – Многие – нет. А что?

– Думается, что им больно. Откуда нам знать, что это их не убьет?

Герлак и второй мужчина переглянулись.

Они молчали.

ГЛАВА 14

Дом Скалли

Апреля, 12:33

Сон не помогал сбежать.

Совсем.

Глубоко ночью Дана проснулась во сне, зная, что спит, но опасаясь, что все так же реально, как наяву. Она знала, что не сможет обрисовать это чувство словами. Стенки между реальностью и фантазией рушились.

И это ужасало.

Такое не редкость, в то время, когда неприятности с головой? Это определение сумасшествия?

Сон разворачивался, как фильм.

Она проснулась в помещении, но была не в пижаме. Она была в чёрном костюме, практически мужском. Мрачно–пиджак и синие штаны, белая рубаха, образ смягчала лишь узкая золотая цепочка, на которой висел крестик, и отсутствие галстука. Ее волосы были тверже, меньше и уложены в строгом стиле. Ботинки на каблуках.

Это была не ее одежда, но она ей доходила. Они как будто бы принадлежали ей. Но, в то время, когда она поднялась, было что–то необычное. Вес на ее бедре. Дана пересекла помещение, у зеркала расстегнула пиджак, отогнула его и заметила пистолет.

Пистолет.

Он был маленьким, прятался в кожаной кобуре, пристегнутой к ее поясу.

– Что…? – пробормотала она.

Дана знала пистолеты. Дети армейских постоянно знали. Ее папа и братья брали их с Мелиссой в тир в любой городе, где они жили.

– Пистолет необходимо трогать с умом, Старбек, – сообщил ее отец, в то время, когда они в первый раз пошли в тир. Он именовал ее Старбеком. Он был Ахавом. Все началось, в то время, когда они в первый раз прочли совместно «Моби Дика». Эту книгу она обожала, а Мелисса ненавидела. Книга создала сообщение с отцом, которую Дана не всегда ощущала. Сообщение, казалось, довольно часто прерывалась. Иногда он казался далеким, холодным, и его мороз передавался ей, отталкивал ее. А позже он радовался, и глаза хитро сверкали, ярко, как Полярная звезда, и он кликал ее Старбеком, а она его Ахавом, и все было прекрасно.

Пистолет в кобуре был малоизвестной модели. Она взглянуть на отражение оружия, но не трогала его.

«Он не твой, – сообщил голос в ее голове. – До тех пор пока что».

Тут она увидела, что отражение у нее не такое. Второе. На нее наблюдало такое же хмурое лицо, но старше. Лицо дамы, не девочки. Но не очень сильно старое. Лет на десять старше? Чуть меньше. Достаточно старое, дабы было видно, что годы были непростыми. Лицо было напряженным, блеск сомнений и подавленного бешенства был видимым в глазах.

И страха.

В том месте был настоящий ужас. Скрытый, подавленный, загнанный подальше. Но в том месте.

– Мне страшно, – сообщило ее отражение. Ее голос также был вторым. Старше, строгим, контролируемым.

– Из–за чего? – задала вопрос Дана у собственного отражения, говоря так, как будто бы это был второй человек.

Отражение ответило:

– Страшно верить.

Дана облизнула губы.

– Мне также.

Отражение было безрадосно, как будто бы это был не тот ответ.

– Из–за чего?

Дана сообщила:

– Я опасаюсь, что всевышний говорит, а его никто не слушает.

– Знаю, – сообщила вторая Дана. Пыль парила в воздухе около зеркала, она двигалась синхронно с отражением, не смотря на то, что две Даны были различными.

Дама с ее лицом склонилась и тихо сказала:

– Он идет за тобой.

– Что? Кто?

Дама внезапно охнула и вытащила пистолет. Так скоро, с плавной грацией, которая была способна лишь через годы практики. Она отцепила пальцы от края пиджака, отпустила его, громадный палец открыл кобуру, пальцы сжались на пистолете. Она выхватила оружие, подняла его, забрала обеими руками, держала его с уверенностью, один палец лежал на курке. И это все так скоро. Удар сердца, и пистолет был нацелен. На Дану… нет, мимо нее.

Дуло пистолета было тёмным глазом, уверенным и страшным, но лицо за пистолетом было маской кошмара.

– Он тут!

Дана развернулась к тьме, внезапно заполнившей помещение. Один миг в том месте ничего не было.

А позже он вышел из тени.

Мужчина.

Ангел света.

Сатана, чудовище либо простой человек. Она не знала, кто как раз.

Большой, залитый холодным голубым светом луны, проникающим в окно. Его одежда была таковой чёрной, что казалось, что он одет в тень. Крылья были сложены за широкой спиной.

Но лица у него не было.

Вьющиеся тёмные волосы обрамляли лицо с сильной челюстью и высокими скулами, но у него не было носа, глаз и рта. Не маска. Легко ничего не было.

Но она знала, что он ее видит. Что он радуется со необычным голодом. Что он знает об ее обеих предположениях – старшей в зеркале и настоящей.

Ангел поднял руки, и Дана заметила, что он держит то, что желал, дабы она заметила.

В правой руке было пара долгих острых металлических гвоздей.

В левой руке – молоток из особо прочного дерева и стали.

Пальцы обеих рук были в крови.

– Беги, – тихо сказала старшая Дана. – Я постараюсь задержать его. Беги… беги!

Дана не имела возможности бежать. Не имела возможности двигаться. Чуть имела возможность дышать.

Крылья за спиной ангела зашелестели, и они расправились, широкие, заполнившие помещение за ним. Лунный свет показывал их с четкой ясностью. Они не были мягкими и прекрасными пернатыми крыльями ангела небес.

Это были кожистые тёмные крылья кого–то из глубин ада.

Дана проснулась с криком.

ГЛАВА 15

Крейгер, Мэриленд

3:58

Ангел сидел на полу, скрестив ноги, окруженный тысячами осколков зеркала, в каждом отражались различные предположения его лица.

Кое-какие показывали его таким, каким видел мир, и он только ухмылялся им. Он знал, что людям нравились маски, по причине того, что правда была через чур пугающей для мелких простых умов.

Кое-какие осколки показывали лицо ангела. Не одно, а большое количество лиц, по причине того, что ангел был вторым для тех, кто его видел. Не он, а что-то. Ангелы были без пола. Они были выше всего, что делало бы их людьми. А он, как он сам думал, был вторым.

Были и другие лица в осколках. Лица чудищ, прекрасные лица, лица из камня, дерева и металла. Лица таких абстрактных форм, что лишь из–за глаз их возможно было назвать лицами.

И было одно лицо, наблюдавшее на него из самого громадного осколка. Настоящее лицо. Лицо, которое никто не видел, не подмечал, не считая моментов, в то время, когда он сам раскрывался им.

В большинстве случаев люди, встретившись с ним подлинный вид, были так заняты криком, что не могли оценить все его великолепие.

Ему было весьма интересно, сможет ли девочка встретиться с ним подлинное лицо, в то время, когда придет время. Он на это сохранял надежду.

Он желал этого. Желал, дабы она была с ним, желал поделиться тайнами Красной эры, григори и нефилимов. Он был уверен, что она примет правду, услышав ее.

Фотография девочки лежала на полу рядом с особым осколком зеркал. В том месте было цветное четкое изображение. Девочка стояла в спальне, застегивала кофту пижамы. У нее были прекрасные рыжие волосы. Рыжие, как у предателя Иуды. Он совершил пальцем по картине, замерев на миг на ее ласковом юном горле.

Около него трепетали в свете свечи тени.

ГЛАВА 16

Помещение наблюдения

4:01

Техник Дэнни снял наушники и кинул на стол. Он зажег сигарету, устроил ноги на краю стола и скрестил лодыжки, а позже выпустил поток дыма в атмосферу. Герлак сидел за столом сзади него, медлительно размешивал сахар из пакетиков в чашке кофе. Восемь безлюдных пакетиков лежали на столе, и Герлак потянулся за девятым.

– Кое-какие из них видят его, да? – задал вопрос Дэнни.

– Кое-какие, – сообщил Герлак.

– Это не страшно? Город–то мелкий.

Герлак фыркнул.

– Это часть его умений.

– Не осознаю.

– Он руководит то, каким его видят, – сообщил агент.

– О… это…

– Жутко? – предположил Герлак.

– Как–то так, – признал Дэнни. – Страшно. Необычно. Не из этого мира. Не знаю, как лучше обрисовать.

Агент взглянул вдаль на миг, а позже медлительно покачал головой.

– Не пологаю, что имеется метод обрисовать это. Никто так на большом растоянии еще не заходил.

– Кроме того русские? Я слышал кое–что дикое, – сообщил техник.

– Русские на два года сзади нас, – сообщил Герлак. – Может, на четыре. В то время, когда они нас догонят, мы уже перейдем на другой уровень.

– Что за второй уровень?

Герлак взглянуть на него.

– Это тебе знать не положено.

– Простите.

– Не проси прощения. Просто не лезь.

– Да, господин.

– И хватит меня так именовать. Терпеть не могу.

– Да, господин… другими словами, само собой разумеется, – сообщил Дэнни, а позже начал выключать видео. – Вы слышали? Сейчас прибудет новый шофер.

Герлак кивнул.

– Знаю.

– Сообщили, прошлый отравился.

– Угу.

– Вы верите?

Агент открыл девятый пакетик, высыпал в кофе и размешал.

– Не все подходят для данной работы, – сообщил он.

ГЛАВА 17

Дом Скалли

6:43

Дана прошла босиком на кухню и нашла за столом бабушку, ладони лежали на тёплой чашке чая, тост с маслом лежал на блюдце. Бабушка редко поднималась раньше полудня. Радио было включено, игралось ветхие песни Второй мировой, каковые Дана не знала.

– Здравствуй, бабуля, – сообщила Дана, подошла и поцеловала бабушку в щеку. Не смотря на то, что лицо бабушки было морщинистым, оно всегда было мягким. От нее пахло пудрой и мылом.

– В том месте кофе, – сообщила бабушка, но это было не так. Кофемашина была безлюдной. Дана не возразила. Чайник был еще горячим, и она налила себе чай. Мятный. Бабушка сказала, что ромашка была для успокоения, а мята – для бодрости.

Она поставила чашку на стол и села. Бабушка улыбнулась и придвинула тост.

– Ты разрешила ему остыть.

Дана кивнула, как будто бы это имело суть, отломила уголок и принялась грызть. Она придвинула блюдце к бабушке. Снаружи на деревьях как будто бы были тысячи птиц, и все пели, заявляя, что весна уже совершенно верно пришла. Это было приятно. Звучно, но приятно.

– Бабуля…? – задала вопрос она.

– Да, дорогая?

– Что такое ангелы?

Глаза бабушки редко были ясными, в большинстве случаев взор был рассеянным, как будто бы она забывала, как на что–то наблюдать. Но сейчас они изучали ее, они были ясными и светло синий, как небо по окончании хорошего дождя.

– Для чего тебе знать об ангелах?

– Они мне снятся.

Бабушка сделала глоток чая, глаза были напряженными и не мигали продолжительное мгновение. А позже она взглянуть на чашку.

– Ты опасаешься тех ангелов?

– Мало, – Дана смягчила правду.

Бабушка кивнула.

– Так и необходимо.

– Что?

светло синий глаза опять взглянуть на нее.

– Как ты думаешь, что такое ангелы?

– Эм… посланники всевышнего, возможно.

– Ты сомневаешься.

– Так говорили нам в воскресной школе.

Бабушка скривилась. В отличие от дочери и внучек, она редко ходила в церковь.

– Тогда, по всей видимости, это так.

– Потому я и задаю вопросы тебя, – сообщила Дана.

Часы на стене отсчитали половину 60 секунд, бабушка молчала. Дана знала, что это. В то время, когда бабушка таковой, стоило подождать, пока она сообразит, продумает, что желает сообщить. В случае если перебить, возможно было послать ее в туман, в котором бабушка проводила солидную часть времени.

Бабушка кивнула, как будто бы соглашалась со собственными мыслями.

– Имеется различные ангелы, – медлительно начала она. – Их имя значит «посланник», и многие считаюм, что они лишь посланники всевышнего. Ха! Чуть ли. Люди считаюм, что они целый сутки стоят, крича «осанна», и играются на арфах, облаченные в собственные долгие одеяния. Но это так как довольно глупо, да? Люди молятся ангелам, как будто бы они готовы помогать пережить нехороший сутки. Они молятся им, словно бы святым. Но святые хотя бы были людьми. Ангелы – нет.

– Что они? – задала вопрос Дана.

– Они страшны, – сообщила бабушка ясным и пронзительным голосом. – Поразмысли сама. Первый ангел, упомянутый в Библии, защищал вход в Эдем с огненным клинком. Он не защищал в том месте Адама и Еву, поверь. Ангелы–хранители имеется в Библии, но они не защищают нас. Они показываются, дабы наказать, стереть с лица земли, – она покачала головой. – Помни. Люцифер был ангелом.

– О… правильно…

– И они не красивые мужчины. Они – монстры.

– Монстры?

– Серафимы – громадные шестикрылые змеи. Херувимы – не милые розовощекие дети с картин. Нет. Это крылатые львы. Не хотелось бы видеть таких существ рядом с колыбелью ребенка. Из-за чего, как думаешь, ангел, являясь человеку, говорит: «Не опасайся»? Разреши подумать. Имеется в том месте цитата в Иезекииле, но не задавай вопросы строки и главу. Что–то о двух парах копыт и крыльев… Как в том месте? «лицо льва и Лицо человека с правой стороны, и лицо тельца, и вдобавок орла с левой стороны». Не совсем совершенно верно, но достаточно близко.

Глаза бабушки были броскими в свете утра, и не было ни намека на туман. Слова бабушки сделали кухню холодной.

Бабушка покачала головой.

– В случае если тебе снятся ангелы, Дана, то тебе необходимо быть осмотрительнее. Не все ужасные ангелы нехорошие, но и не все прекрасные – хорошие. Они не люди, их нельзя судить как людей. Так люди вредят себе. Все в них отличается от того, что думается на первый взгляд, – она засмеялась. – Может, так дьявола и стали звать принцем лжи. Если он ангел, в нем нет правды.

– Как мне осознать, действительность это либо легко сон? – задала вопрос Дана.

Бабушка обдумала вопрос, но ее лицо начало наряду с этим изменяться, и Дана помрачнела. Она видела, как облака тумана затемняют ясность голубых глаз, как будто бы буря закрывает солнце. Это случилось скоро. Через пару секунд бабушка ушла в тени разума.

– Бабуля…? – с опаской задала вопрос Дана.

Ее бабушка улыбнулась.

– О, хорошее утро, Мелисса, – бодро сообщила бабушка. – В том месте кофе.

Дана поднялась, обошла стол и поцеловала бабушку в щеку. В мягкую щеку.

– Я тебя обожаю, бабуля, – тихо сказала она.

– Я также тебя обожаю, Маргарет. Прибери в помещении, а позже можешь идти с этим мальчишкой Скалли. Он – подлец.

Маргарет кликали ее маму.

– Прекрасно, – сообщила Дана.

– Дана…? – позвала мама из коридора. – Бабушка с тобой?

– Мы на кухне.

Мама вошла в помещение, через пару мгновений и отец. Чарли также пришел, но он совершенно верно еще не проснулся, он все еще был в маске супергероя, в которой и дремал. Он сел и взглянул немигающими глазами на миску хлопьев. Скалли редко завтракали совместно, но Дана не сообщила об этом. В воздухе было ощутимое напряжение. Мама с папой стали делать кофе, готовить ланч, они практически не говорили. Бабушка ушла глубже в себя, Дана села на стул. Мелисса пришла, зевая, одетая для школы, но с еще спутанными волосами. Она издала пара звуков, пока наливала кофе, сыпала четыре ложки сахара, а позже села на стул. Ее чашка наполовину опустела, и она начала видеть яснее и огляделась.

– Что с вами всеми сейчас? – задала вопрос Мелисса.

Мама опустила перед ней тарелку с тостом и яичницей.

– Это тебе. Скорее ешь, в противном случае опоздаешь.

Мелисса взглянуть на отца, его губы были сжаты, а позже на Дану. Им не требуется было сказать, чтобы выяснить, в чем дело. Мама с папой поссорились. Тут это происходило чаще.

Ланч проходил в арктическом холоде.

Лишь бабушка радовалась, пока смазывала маслом обе стороны тоста.

ГЛАВА 18

Звонкий — Падаем в небо (Open Mind Video)


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: