Определения теле, социального атома, эмоциональной привлекательности (эмоциональной емкости) и сети

1934, «Who Shall Survive?» (Кто выживет?, стр. 159): «Исходя из этого возможно высказать предположение, что отталкивания и силы притяжения, действующие между индивидами, имеют социофизиологический коррелят, как бы по-различному они ни проявлялись, — как ужас, злость либо симпатия».

«Бесчисленные вариации отталкиваний и притяжений между индивидами должны быть приведены под неспециализированный знаменатель (демомонитор). Эмоциональный поток направляется от одного индивида к второму, и он обязан преодолеть наряду с этим определенную пространственную расстояние. Совершенно верно так же, как мы используем слова «телеперцептор», «телепатия», телеэнцефалон, телефон и т.д., дабы выразить воздействие на дистанции, мы используем понятие «теле», дабы обрисовать самое простое эмоциональное единство между двумя индивидами». Теле имеет два компонента: проективный (исходящий от индивида) и «ретроективный» (возвращающийся).

1945, «Two Sociometries, Human and Subhuman», Sociometry, том VIII, № 1 (Две социометрии, людская и субчеловеческая, стр. 75): «Я выдвигаю следующую догадку: человеческие и нечеловеческие социальные структуры, образуемые настоящими личностями, имеют характерную форму организации, которая существенно отличается от случайно образуемых структур либо структур, создаваемых мнимыми лицами. Опыты, и статистические и математические анализы подтвердили это для людских групп. Обязан существовать фактор «теле», действующий между индивидами (к примеру, при поиске подходящих партнеров) и побуждающий их создавать — причем не просто случайным образом — хорошие либо негативные отношения, парные отношения, треугольники, цепи, четырехугольники, многоугольники. Соответствующий процесс возможно обнаружен кроме этого и в нечеловеческих группах. Как раз сотрудничество личностей придает группам социальную действительность независимо от влияния наследственности, которая определяет яркое развитие индивидуума, и среды, которая его окружает. Само собой разумеется, нельзя отрицать среды и влияния наследственности, но они смогут функционировать лишь через межиндивидуальные каналы. Этим методом вероятно выяснить степень социальной действительности организации группы Определенные социальные конфигурации выявляют структуру, которая скорее определяется случаем, другие социальные конфигурации, наоборот, смогут быть структурированы так, что приближаются к громаднейшей сплоченности. В соответствии с данной догадкой несколько приматов либо ребёнок обязана находиться по рангу на более низкой ступени, чем, к примеру, несколько взрослых людей. Это возможно доказать тем, что таковой фактор, как теле, окажется более действенным у видов, проявляющих относительно высокую гибкость межиндивидуальных связей, чем у других видов, склонных к твёрдым и классическим социальным порядкам. Такие понятия, как «теле», «социальный атом» и «психосоциальная сеть», возможно применять в качестве главной совокупности соотносительных понятий в первую очередь в высокоразвитых обществах приматов и млекопитающих.

1948, «Discussion of Group Psychotherapy, An Appraisal» J. L. Moreno, Failures in Psychiatrie Treatment, изд. Пауль Хох (стр. 129): «Предполагается, что теле несёт ответственность за групповую сплоченность».

1934, «Who Shall Survive?» (стр. 141): «Мельчайший жизнеспособный, потом неделимый социальный элемент имеется социальный атом». (стр. 162): «Мельчайший жизнеспособный социальный элемент, что мы можем учесть, имеется социальный атом».

1934, «Who Shall Survive?» (стр. 136): Эмоциональная привлекательность (емкость) есть феноменом теле. «Один индивид (воспитательница коттеджа) может привлекать к себе внимание большего числа индивидов (детей), чем второй (воспитательница другого коттеджа), а кое-какие индивиды (воспитательницы), наоборот, скоро теряют привлекательность. На основании некоторых тестов индивидов (воспитательниц) возможно проранжировать, к примеру по их эмоциональной привлекательности».

1934, «Who Shall Survive? (стр. 256): «Существуют более либо менее прочные структуры, объединяющие социальные атомы и индивидов в громадных сетях».

«Локометрия», наука о позициях и местах (1924)

Геометрией пространства определяется место (размещение, локус) фигур . Локометрией определяется locus nascendi [место происхождения (лат.). — Прим. перев.] идей и вещей (одушевленных и неодушевленных) и перемещение от одного места (локуса) в второй. Местом происхождения цветка, к примеру, являются не волосы дамы, а клумба, на которой он стал цветком. Местом (locus nascendi) картины есть своеобразное, начальное окружение. В случае если картина пространственно удаляется из этого начального окружения, она делается второй «вещью» — вторичной, взаимозаменяемой сокровищем (предметом обмена).

Locus nascendi слова есть язык того, кто его произносит, либо та строка, в которой оно в первый раз записывается. Повторенное слово делается вторым и более либо менее некрасивым звуком, размноженная печатным методом рукопись — только интеллектуальным товаром. Неповторимость же опять уничтожена.

С позиций полезности и практичности между ее репродукциями и оригиналом картины нет никакого различия. Произносится ли слово человеком либо оно напечатано, для постороннего содержание остается одним и тем же. В случае если имеется множество репродукций оригинала, появляется фальшивое чувство, что существует большое количество оригиналов либо что его репродукции и оригинал имеют однообразное значение. По причине того, что все экземпляры книги выглядят одинаково, может кроме того появиться чувство, что настоящего оригинала не существует, — лишь копии (деривативы).

Стоит поразмышлять о внутренних процессах преобразования, в то время, когда креативное (творческое) выражение из его locus nascendi средствами коммуникации переносится на новые места либо новую среду. Одна «вещь» преобразовывается в другую «вещь», не смотря на то, что из-за несовершенства языка одно да и то же слово может употребляться для многих разных объектов и событий; а из-за отечественного искаженного восприятия мертвой вещи она может восприниматься кроме того как живая вещь, равно как и живая вещь может восприниматься как мертвая. Следовательно, «Давид» Микеланджело в собственном locus nascendi есть настоящим «Давидом» Микеланджело. Выставленный в музее, он таковым уже не есть: он участвует сейчас в создании второй «вещи», музея. Он есть сейчас образующим музей компонентом. Совершенно верно так же и лилия в руке дамы уже есть не лилией, а украшением данной руки, этого тела. Начальное положение вещи (первичная обстановка) — это место ее рождения.

Любая вещь, форма либо мысль имеют собственный место, собственный локус что, есть самоё подходящим и адекватным для них, в котором они находят самое лучшее, идеальное выражение собственного значения. Отыщите locus nascendi события — и вы вдохнете запах его начальной воздуха. Возможно отыскать подлинный локус театра, книги, письма. Подлинный локус театра — это театр импровизации (театр импровизированных постановок, театр спонтанности). Письмо находит собственный совершенный локус в руках лица, которому оно направлено. В руках другого человека, постороннего, кому письмо не направлено, явное скрытые намёки и содержание письма, содержащиеся в нем, становятся тщетными. Письмо преобразовывается в изгнанника, находящегося вне собственного локуса.

Сущность локометрии есть диалектической, так же, как есть диалектической сущность изменяющихся вещей. мёртвый барашек и Живой обозначаются одним и тем же словом, не смотря на то, что его его структура и локус изменились. В словосочетании «баранья отбивная» так же, как и прежде ощущается иллюзия одной и той же вещи, не смотря на то, что сейчас речь заходит о чем-то жареном, о вкусно приготовленной, сдобренной разными приправами смеси и являющейся фазу в круговороте пищи.

Вещи существуют только в локометрическом моменте[28] Над их могильными плитами бурно разрастаются только прошлые их явления и образы, их влияния и имена. Одинаковая вещь не имеет возможности ни сохраниться, ни размножиться; во Вселенной имеется лишь переходные стадии от одного места к второму. Локометрическое изучение показывает где заканчивается одна вещь и в один момент начинается вторая. Место изменения, найденное методом локометрического изучения возвещает о финише предмета и об одновременном происхождении другого предмета.

«Диаграмма перемещения» (1949)

Локометрический подход объединяет в себе все преимущества так именуемого полевого изучения, но не его недочёты. Понятие «поле» было заимствовано из физики и подразумевает, что социальное поле эквивалентно электромагнитному. В то время, когда социальные концепции заимствуют понятия из биологии либо физики, существует опасность волшебного мышления; в большинстве случаев, они требуют правильных, операциональных новых определений, вытекающих из материала, что они обозначают. Иначе, локометрия есть нейтральным понятием, которое не относится ни к одной из этих наук — физике, биологии либо социологии. Слово «локометрия» происходит из латинского языка: locus свидетельствует место, местность, «метрия» есть производной от слова «metrum», означающего «мера», «измерение».

Новые экспериментальные способы в социальных науках и новые графические способы изображения социальной динамики — социограмма, пространственно-диаграмма взаимодействия и временная диаграмма — появились на базе моей интерперсональной теории, психодрамы in situ и диаграммы перемещения («локограмма») (см. в данной связи «Театр импровизации», стр. 56, 88). Последние придали импульс бессчётным идеям для социального экспериментирования; их продуктивность не исчерпана и сейчас.

Лучшим доводом в пользу теории есть ее продуктивность. Локометрически-социометрическая и психодраматическая теории доказали собственную сокровище. И напротив, теория поля, по окончании того как она была опробована в зоопсихологии и эмбриологии, в области социальных наук была непродуктивной либо, как минимум, вошла в область социального изучения через чур поздно. Все современные постановки неприятностей, открытия и экспериментальные проекты были уже сделаны либо, по крайней мере, стали объектом социометрии. Внимательный читатель социометрической и социально-психотерапевтической литературы последних двадцати лет констатирует, что теория поля стоит на втором месте по окончании лидирующей социометрии. Исходя из этого теория поля была вынуждена копировать, дополнять и продолжать уже развернутую работу, наряду с этим, как мне известно, не выдвинув ни одной какой-либо новой идеи, которую возможно было бы занести на ее счет. Теория поля, отстаиваемая большей частью отвлечёнными учеными, внушает подозрение, что она содействует возвращению скрытого номинализма, от которого социометрия пробовала спасти гибнущую социологию этого века.

Гениальность, как средство мышления каждого. Её достижимость.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: