Организация единства нации

…В том маленьком очерке национальной организации, что Коммуна не имела времени создать дальше, говорится в полной мере определенно, что Коммуна должна была… стать политической формой кроме того самой маленькой деревни… От коммун выбиралась бы и национальная делегация в Париже.

…Немногие, но очень важные функции, каковые остались бы тогда еще за центральным правительством, не должны были быть отменены, — такое утверждение было сознательным подлогом, — а должны были быть переданы коммунальным, т. е. строго важным, госслужащим…

…Единство нации подлежало не уничтожению, а наоборот, организации при помощи коммунального устройства. Единство нации должно было стать действительностью при помощи уничтожения той власти, которая выдавала себя за воплощение этого единства, но желала быть свободной от нации, над нею стоящей. На деле эта власть была только паразитическим наростом на теле нации… Задача была в том, чтобы отсечь чисто угнетательские органы ветхой правительственной власти, ее же правомерные функции забрать у таковой власти, которая претендует на то, дабы находиться над обществом, и передать важным слугам общества.

До какой степени не осознали — возможно, вернее будет сообщить: не захотели осознать — оппортунисты современной социал-демократии эти рассуждения Маркса, оптимальнее показывает геростратовски-известная книга ренегата Бернштейна: задачи и Предпосылки социализма социал-демократии. Как раз по поводу приведенных слов Маркса Бернштейн писал, что эта программа по собственному политическому содержанию обнаруживает во всех значительных чертах величайшее сходство с федерализмом — Пру дона… При всех других расхождениях между Марксом и небольшим буржуа Прудоном (Бернштейн ставит слова небольшой буржуа в кавычки, каковые должны быть, согласно его точке зрения, ироническими) в этих пунктах движение мысли у них так близок, как только возможно. Само собой разумеется, продолжает Бернштейн, значение муниципалитетов растет, но мне думается вызывающим большие сомнения, дабы первой задачей народовластия было такое упразднение (Auflosung — практически: распущение, растворение) современных стран и такое полное изменение (Umwandlung — переворот) их организации, как воображают себе Маркс и Прудон — образование национального собрания из делегатов от провинциальных либо областных собраний, каковые, со своей стороны, составлялись бы из делегатов от коммун, — так что вся прошлая форма национальных представительств провалилась сквозь землю бы совсем (Бернштейн, Предпосылки, стр. 134 и 136 германского издания 1899 года).

Это прямо чудовищно: смешать взоры Маркса на уничтожение власти — паразита с федерализмом Прудона! Но это не просто так, потому что оппортунисту и в голову не приходит, что Маркс говорит тут вовсе не о федерализме в противовес централизму, а о разбитии ветхой, буржуазной, во всех буржуазных государствах существующей национальной автомобили.

Оппортунисту приходит в голову лишь то, что он видит около себя, в среде мещанской обывательщины и реформистского застоя, как раз лишь муниципалитеты! О революции пролетариата оппортунист разучился и думать.

Это смешно. Но превосходно, что в этом пункте с Бернштейном не спорили. Бернштейна многие опровергали — особенно Плеханов в русской литературе, Каутский в европейской, но ни тот, ни второй об этом извращении Маркса Бернштейном не говорили.

Оппортунист так разучился мыслить революционно и думать о революции, что он приписывает федерализм Марксу, смешивая его с основателем анархизма Прудоном. А желающие быть ортодоксальными марксистами, отстоять учение революционного марксизма Каутский и Плеханов об этом молчат! Тут лежит один из корней того крайнего опошления взоров на отличие между анархизмом и марксизмом, которое характерно и оппортунистам и каутскианцам и о котором нам еще нужно будет говорить.

Федерализма в приведенных рассуждениях Маркса об опыте Коммуны нет и следа. Маркс сходится с Прудоном именно в том, чего не видит оппортунист Бернштейн. Маркс расходится с Прудоном именно в том, в чем Бернштейн видит их сходство.

Маркс сходится с Прудоном в том, что они оба стоят за разбитие современной национальной автомобили. Этого сходства марксизма с анархизмом (и с Прудоном и с Бакуниным) ни оппортунисты, ни каутскианцы не желают видеть, потому что они отошли от марксизма в этом пункте.

Маркс расходится и с Прудоном и с Бакуниным именно по вопросу о федерализме (не говоря уже о диктатуре пролетариата). Из мелкобуржуазных воззрений анархизма федерализм вытекает принципиально. Маркс централист. И в приведенных его рассуждениях нет никакого отступления от централизма. Лишь люди, полные мещанской суеверной веры в страну, смогут принимать уничтожение буржуазной автомобили за уничтожение централизма!

Ну, а вдруг беднейшее крестьянство и пролетариат заберут в руки власть , организуются в полной мере вольно по коммунам и объединят воздействие всех коммун в ударах капиталу, в разрушении сопротивления капиталистов, в передаче частной собственности на железные дороги, фабрики, почву и другое всей нации, всему обществу, разве это не будет централизм? разве это не будет самый последовательный демократический централизм? и притом пролетарский централизм?

Бернштейну просто не может придти в голову, что вероятен необязательный централизм, необязательное объединение коммун в нацию, необязательное слияние пролетарских коммун в деле разрушения буржуазного господства и буржуазной национальной автомобили. Бернштейну, как всякому филистеру, централизм рисуется, как что-то лишь сверху, лишь военщиной и чиновничеством могущее быть навязанным и сохраненным.

Маркс специально, как бы предвидя возможность извращения его взоров, выделяет, что сознательным подлогом являются обвинения Коммуны в том, словно бы она желала стереть с лица земли единство нации, отменить центральную власть. Маркс специально употребляет выражение организовать единство нации, дабы противопоставить сознательный, демократический, пролетарский централизм буржуазному, армейскому, чиновничьему.

Но… хуже всякого глухого, кто не желает слушать. А оппортунистам современной социал-демократии как раз не хочется слушать об уничтожении власти, об отсечении паразита.

Нужна ли по окончании Сирии ещё одна операция для единства нации?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: