Основные подходы профессионального взаимодействия социального работника с клиентом

Особенное значение имеет позиция социального работника при его проблемы поддержке и диагностике клиента. Сейчас неотъемлемым элементом сотрудничества социального работника с обслуживаемым им клиентом стала экспертная оценка, которая, по существу, есть социальным диагнозом и предполагает сбор информации о условиях и клиентах их жизни, и анализ информации для разработки замысла помощи.

Подключая клиента к процессу экспертной оценки, социальные работники стремятся распознать темперамент и сущность его проблем и потребностей, выяснить возможности, ресурсы и мотивацию, имеющиеся у клиента либо у его окружения.

Экспертная оценка носит психосоциальный темперамент и включает в себя анализ личности, межличностных взаимоотношений, ее взаимодействия и семьи с социальным окружением и определяющими его факторами. Главной задачей социального работника делается получение данной информации и определение средств для ее получения. В Энциклопедии социальной работы приводятся вопросы, на каковые нужно ответить социальному работнику8:

— Кто есть клиентом? Каковы его стадия развития и демографические характеристики жизненного цикла?

— Какие конкретно неприятности тревожат клиента, социального работника, людей из социального окружения клиента?

— Как именно, в то время, когда и кто увидел проблему и что этому предшествовало?

— Каковы главные внутриличностные, межличностные, групповые и местные стрессовые факторы, мешающие адекватно либо оптимально функционировать клиенту либо помогающие растолковать необходимость социальной помощи?

— Какие конкретно достижимые цели, признаваемые клиентом, имели возможность бы послужить отправной точкой для помощи?

— Как адекватно клиент делает собственные роли в той совокупности, частью которой он есть?

— Как сильна у клиента мотивация для принятия помощи от социального работника или других людей? Имеется ли показатели хорошей мотивации и какова природа сопротивления?

— Какими возможностями при оказании помощи располагают конкретное лицо, семья, несколько либо совокупность социальной помощи?

— Какова связь черт клиента, социальных условий и согласованных целей на протяжении решения проблемы?

Какие конкретно действия наилучшим образом будут отвечать потребностям лица либо семьи?

Наряду с этим нужно кроме этого проанализировать отношения между индивидом, другими группами и семьёй, к у которых в собствености клиент:

— какие сложности и Какие возможности свойственны отношениям между лицами, входящими в семью либо в другую группу?

— Существуют ли неприятности среди участников семьи либо группы?

— Как действенны формы общения, включая степень открытости для появления новых партнеров общения?

— Каковы главные возможности для формальных и неформальных ролей и как они действенны?

— Кто из окружения клиента принимает решения и какие конкретно, какие конкретно процедуры применяет и как это воздействует на системы целей и достижение индивидов?

— Каковы главные конфликты, касающиеся клиента, и какие конкретно меры принимаются для их разрешения?

— нормы и Какие ценности определяют поведение участников семьи либо группы клиента и как обеспечивается соблюдение этих норм?

— Какие конкретно взаимодействия семьи и социокультурные контакты либо группы клиента в рамках более больших образований влияют на систему и индивидов в целом?

характер и Объём искомой информации зависит от специфики социальной помощи, от ее цели, теоретической ориентации и структуры социального работника. Наряду с этим крайне важно учитывать право клиента на невмешательство в его личную судьбу, ограничиваясь лишь теми сведениями, каковые нужны с целью достижения цели. В случае если, к примеру, социальная помощь выражается в профилактике либо помощи обычного состояния, то информация ограничивается описательными чертями клиента. При терапевтической либо реабилитационной направленности помощи социальный работник обязан верно понимать природу, обстоятельства и развитие неприятности, и адекватность функционирования клиента в конкретных обстановках.

На протяжении сотрудничества клиента и социального работника нужно, дабы клиент встретил сочувствие и понимание со стороны социального работника, что, со своей стороны, содействует открытости атмосферы и созданию доверия в их отношениях. В этом случае клиенты с радостью говорят о себе и той ситуации, в которой они были. Социальному работнику нужно обратить внимание на то, что в ходе работы с группами людей и различными людьми, демонстрирующими сходные реакции, у него может сложиться необычный стереотип межличностных взаимоотношений, что может повредить клиенту. Вторым нюансом сотрудничества есть реакция клиента на социального работника: в большинстве случаев она может основываться на реалистических оценках, но случается и искаженное восприятие. Анализ этих взаимоотношений обязан содействовать выработке верной оценки.

Для экспертной оценки (социального диагноза) значительно чаще употребляется беседа с клиентами — их интервьюирование. На протяжении наблюдения за вербальным и невербальным поведением клиента социальный работник приобретает данные о том, как строить с ним взаимоотношения и как его принимает клиент. Беседы с сотрудниками, родственниками, людьми из окружения клиента кроме этого оказывают помощь осознать и его обстановку, и его потребности. Информация, полученная на протяжении бесед, употребляется при дискуссии замыслов оказания помощи его родственникам и клиенту.

Наровне с личными беседами употребляются и домашние рекомендации, дающие возможность оценивать сходу двух партнеров либо всю семью, вести наблюдение за ними, что формирует предпосылки для более подробного анализа супружеских взаимоотношений, функционирования семьи и т.д. Проведение таких советов разрешает узнать:

— положительные взаимосвязи и существующие возможности, каковые смогут оказать большую помощь;

— патологические деструктивные факторы, ограничения и обоюдные обиды в отношениях между участниками семьи;

— условия судьбы пары либо семьи, в случае если беседы проводятся в домашней обстановке;

— степень влияния оказываемой помощи на супругов либо участников семьи.

Все это разрешает дать более правильную и стремительную оценку, поставить социальный диагноз.

Теоретическое многообразие подходов к стратегии выбора и проблемам клиентов техник и разработок помощи нуждающихся предполагает применение разных теорий. В их числе ключевая роль в собственности теории когнитивной (от лат. cohnitio — знание, познание) терапии. В соответствии с когнитивной теории, поведение человека определяется его мышлением. Еще древний философ Эпиктет (ок. 50—ок. 140 гг.) отмечал, что не вещи расстраивают человека, а его восприятие этих вещей. Процесс мышления, познание включают в себя воображение, память, восприятие и другие субъективные формы познания, и интеллектуальные и аналитические функции; т.е. познание, являясь функцией головного мозга, в обязательном порядке связано и с чувствами. Исходя из этого социальные работники, использующие когнитивную терапию, считают вероятным поменять дисфункциональные эмоциональные переживания, изменяя дисфункциональные когнитивные процессы в практике работы с клиентом.

Теория, составляющая базу когнитивной терапии, включает в себя модель промежуточных изменений и более полную модель когнитивной терапии, которая стала называться феноменологической (Г.Голдстейн, 1982 г.)9.

Первая модель предполагает стимуляционно-реактивный подход, при котором познание определяется как промежуточная переменная, подвергающаяся действию внешних стимулов и, со своей стороны, воздействующая на поведенческую либо эмоциональную реакцию человека.

Феноменологическая модель кроме этого принимает к сведенью такие свойства познания, как интенциональность, избирательность, свойство к интерпретации, каковые разрешают не только выяснить что-то находящееся вовне, но и осознать, что оно свидетельствует для конкретной личности; соответственно, клиент рассматривается как человек, что деятельно и сознательно конструирует собственную действительность.

В зависимости от конкретного случая в когнитивной терапии употребляются обе модели.

Когнитивная теория сочетает в себе психосоциальные, социологические, поведенческие и социальные элементы в ходе осмысления и решения проблем социальной работы.

В большинстве случаев в рамках когнитивного подхода выделяют пара моментов, составляющих его основную изюминку10:

1. Люди смогут быть оптимальнее осознаны, в то время, когда они стремятся к определенной цели, преодолевая препятствия личного и публичного замысла.

2. Люди создают собственные модели действительности в соответствии с тем, что они определили и осознали.

3. Человек получает уверенность в жизни при помощи адаптации к социальным действительностям, в ходе которой он изменяет эти действительности, изменяясь сам.

4. На среды адаптации и процесс человека воздействует принимающее «Я» — отечественное представление о себе, и метод его действия на темперамент восприятия.

В Энциклопедии социальной работы сущность когнитивной терапии дается в формулировке А.Эллиса (1962, 1974) в его «АВС-теории чувств», где А — влияющее на человека событие либо обстановка, В — представления, либо мысли о событии (обстановки), С — эмоциональное следствие размышлений либо убеждения. Так, В — основной фактор АВС-процесса. В случае если В — иррациональное представление либо интерпретация A (iB), это приведет к иррациональным эмоциональным следствиям (iC), и клиент будет волноваться событие А как очень стрессовое либо кроме того катастрофическое. Второй человек, сталкивающийся с событием либо обстановкой того же типа, может разглядывать либо принимать их легко как событие, требующее его реакции, а не как трагедию. В этом случае это не приведет к дисфункциональным следствиям, требующим действия.

В соответствии с когнитивному способу, терапевт обучает клиента выявлять скрытые мысли и реплики, обращенные им к самому себе и связанные с определенными, несоразмерными, дисфункциональными чувствами либо формами поведения. В ходе лечения клиент определяет иррациональные и необоснованные элементы в скрытых мыслях, и под управлением терапевта обучается тому, как поставить их под сомнение и обсудить, дабы заменить рациональными представлениями (гВ). Эта дискусия (D — dispute) — сущность процесса лечения, что обязан привести к новой оценке (Е) проблемной обстановке и провоцирующего события (А). Так, последовательность A-B-C-D-E всецело включает в себя процесс и оценку лечения11.

Кроме проведения этого совместного когнитивного процесса, употребляется кроме этого способ самоотчета, на протяжении которого узнается, как клиент когнитивно (с позиций стоящей перед ним неприятности) упорядочивает имеющие значение события и объекты. Многие приемы, традиционно применяемые социальными работниками, такие, как прояснение, объяснение, интерпретация и конфронтация, удачно используются в рамках когнитивной терапии. Они содействуют сознательному перерабатыванию и трансформации мыслей, форм и убеждений поведения клиента для достижения им понимания обстановки, поскольку клиенты довольно часто не поймут влияния определенных дисфункциональных мыслей, убеждений, способов поведения на приспособление к окружающей среде. Когнитивная модель практики социальной работы в ходе адаптации выделяет три главных этапа либо фазы12:

а) реакция на внешний мир, обусловленная «Я» клиента, его стремлениями и целями;

б) стабилизация положения клиента в социальной среде, что особенно принципиально важно при рассмотрении социальных качеств клиента, каковые смогут иметь отрицательный резонанс;

в) обнаружение потребностей клиента, которые связаны с его трансформациями, соответственно имеющимся установкам и целям.

Когнитивная терапия особенно действенна при ответе эмоциональных неприятностей, с которыми приходится сталкиваться в практике социальной работы, в особенности связанной с преодолением депрессии у клиента.

Так, когнитивный подход, ориентируясь на обустройства среды поведения и рациональные аспекты человека его обитания, характеризуется комплексным ответом задач социальной работы. Наряду с этим акцент делается на рациональные нюансы личной субъектности клиента. Это предопределяет нередкое отнесение данной модели социальной работы к психолого-ориентированным либо социально-педагогическим.

Эффективность сотрудничества клиента и социального работника сильно зависит от эмпатического видения неприятности. По определению Российского Энциклопедического словаря, эмпатия — особенный метод понимания другого человека, заключающийся в сопереживании его эмоциональному состоянию; постижение через проникновение, вчувствование в его переживания13. Проявлять эмпатию — значит принимать к сведенью линию поведения другого (относиться к ней сочувственно), наряду с этим собственную линию возможно строить по-своему.

В большинстве случаев выделяют два типа эмпатии14:

— интеллектуальную, в то время, когда люди обмениваются мыслями между собой и встречают наряду с этим познание;

— эмоциональную, в то время, когда речь заходит о эмоциях, каковые не обязательно смогут быть выражены словами.

Для установления контакта нужно присутствие обоих типов эмпатии при условии их равнозначности.

В практике социальной работы направляться различать такие понятия, как симпатия и эмпатия15. Эмпатия подразумевает активное вживание в эмоции другого человека, разрешающее понимать их и испытывать самому. Симпатия позволяет осознать эмоции другого человека, но сами эмоции остаются отечественными собственными. Но предпосылкой к сильной эмпатии значительно чаще есть та либо другая форма симпатии, в то время, когда человек испытывает желание осознать другого. Наряду с этим полная идентификация, отождествление с эмоциями клиента разрушают эмпатию, исходя из этого для социального работника крайне важно сохранить собственную индивидуальность.

Испытывая симпатию, социальный работник прежде всего руководствуется собственными ощущениями, каковые проецируются на клиента не учитывая переживаний самого клиента. Симпатия отнюдь не свидетельствует действенного понимания другого человека. Эмпатия разрешает клиенту оставаться независимой личностью с правом на личные эмоции и мысли. Чувство эмпатии не разрешает социальному работнику критически относиться к переживаниям клиента. На практике социальный работник чаще проявляет по отношению к клиенту симпатию, чем эмпатию. Обстоятельства этого заключаются в отсутствии личной свойстве испытывать это чувство, в личной повышенной возбудимости, в недочёте времени, знаний, в организации социального учреждения, где оплачиваются только видимые, практические меры. При дефиците эмпатии действенность общения может существенно снизиться либо кроме того иметь отрицательный темперамент.

Если неприятность уже знакома социальному работнику, он может прибегнуть к неестественной эмпатии, проявляя познание и полагая, что именно это от него ожидается. Но подобный тип неестественной искусственного понимания и поддержки большей частью не действен, поскольку не содействует внутреннему формированию клиента, в то время, когда стоит задуматься и понять себя самом.

Запрещено проигнорировать и тот факт, что отличие в происхождении, образовании, социальном положении существенно затрудняет установление контакта между социальным работником и клиентом. К примеру, социальный работник, находящийся в собствености к обеспеченным слоям общества, с большим трудом может осознать ситуации, с которыми сталкивается большая часть социально неблагополучных семей, живущих в нищете. При первой встрече это весьма сложно, но в ходе общения с клиентом появляется настоящая возможность осознать его как бы изнутри, исходя из его собственной истории. Эмпатия предполагает познание любого переживаемого вторым человеком эмоции как хорошего, так и отрицательного.

Эмпатия лежит в базе действенного слушания, которое есть методом активного общения, процессом активного сотрудничества с партнером. Различают16:

— нерефлексивное слушание — деятельный процесс, требующий слушания с активным применением невербальных внимания и средств. Наряду с этим употребляются такие речевые приемы, как нейтральные фразы и короткие ответы («да», «так-так» и т.д.). Используется социальным работником в тех случаях, в то время, когда клиент эмоционально возбужден и пытается выговориться, в то время, когда ему тяжело формулировать и высказывать собственные мысли, в то время, когда он робок в себе и застенчив;

— рефлективное слушание (активное) употребляется в случаях, в то время, когда у клиента отсутствует желание говорить либо он чрезмерно разговорчив, а социальному работнику нужно получить от него определенную данные. Оно предполагает: открытые вопросы; закрытые вопросы, требующие от клиента ответов «да», «нет»; уточняющие вопросы; приемы повторения главных мыслей клиента; прием их перефразирования; прием резюмирования, заключающийся в обобщении главных его чувств и мыслей клиента. Все эти приемы направлены на укрепление и развитие согласия. При применении рефлексивного слушания нужно обращать внимание на невербальную данные в проявлениях невербального поведения клиента.

Техника межличностного сотрудничества с клиентом обязана выстраиваться по правилам:

— психотерапевтической целесообразности, применения коммуникативных техник в зависимости от личных изюминок клиента;

— задач взаимодействия и соответствия целей актуальности и содержанию неприятностей клиента;

— оптимистического подхода к силам и возможностям клиента17.

Особенную значимость покупают разработке сотрудничества клиента и социального работника, разработка главных возможных способов и этапов его реализации, установление контактов для исполнения совместной работы, активизация возможностей клиента для решения проблемы, рвение выразить и взять размещение, сопереживание.

Школа для специалистов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: