Особенности киноязыка довженко. тема «нового человека» в творчестве довженко (фильмы «иван», «аэроград»).

Особенность киноязыка Довженко прежде всего пребывает в соединении жанров эпоса, лирики, сатиры, хроники в неповторимом сочетании, которое и отличает Довженко от вторых. Еще одной серьёзной чертой есть обобщенность храбрецов, в которых отражается коллективное начало. Общности же людей, напротив, во многом в фильмах воплощают у Довженко личные эмоции. Радость либо горе – общие, они передаются друг другу. В единстве переживаний и эмоций появляется коллективная личность. Эти самобытные черты проявились уже в фильме «Звенигора», где сказка сочетается с настоящим, лиричность и романтичность с настоящей борьбой. Так дедушка, ищущий клад, олицетворяет собой народные чаяния о счастье, Тимош – пролетарский, прогрессивный класс, Павло – реакционный класс, пробующий остановить движение истории.

природы и Отношения человека в картинах Довженко пронизаны героико-романтическим пафосом, где человек подчиняет себе природную стихию. Особенно ярко это проявляется в фильме «Иван» (о постройке Днепрогэса[12]).

Но эти взаимоотношения не являют собой легко властное насилие и господство человека над природой. Природа, как бы сама ожидает от человека нового слова, деяния, потому что человек, являясь уроженцем природы, обязан преобразить её, создать новый мир, в котором отношения господства и взаимопожирания, смерти и вечного кругооборота жизни должны быть заменены вторыми законами, более большого, гуманистического порядка. Обязан измениться и сам человек, что сейчас перестает быть жертвой социальных и природных механизмов. Сейчас он обретает свободу творить себя и мир.

Огромное значение в творчестве Довженко придается теме пролетарской революции, как основания, на котором возможно строить Новый мир и Нового человек. Начатая в «Звенигоре», эта тема приобретает собственный развитие в фильме «Арсенал», снятом в 1929 г. и взявшем общее признание.

Особенность компоновки фильма пребывает в том, что он имеет несколько смысловых пластов: первый — тема империалистической войны и демонстрация страданий угнетенных, второй — возвращение людей с фронта и их неустроенная судьба, третий — торжество националистов, четвертый — война рабочих против зажиточных крестьян. Романтическая стилистика возможно идентифицирована уже с первых кадров: фигуры дам, ожидающих мужей с войны, расставлены по периметру плоскости экрана в шахматном порядке, потом — параллельный монтаж: лежащая на поле обессиленная дама, а после этого изображение царя, наслаждающегося закатом. «Радующиеся» мертвецы, люди, целящиеся приятель в приятеля… Аллегорически до зрителя доносится идея о неблагополучии ветхого режима, необходимости его строительства и свержения честного порядка. Восстание закономерно, и, хоть и оно и подавлено, зрителю уже ясно, что исторические силы на стороне революции и её победа неизбежна. Хорошим в этом отношении стал эпизод расстрела рабочего Тимоша петлюровцами. Образ украинского пролетария, в которого стреляют и не смогут убить получает символическое, бессмертное звучание.

Для всех картин Довженко характерен эпичность и лиризм, каковые достигаются особенными техническими и изобразительными средствами: светом, положением камеры, монтажом, динамикой съёмки, композицией кадров, особым накоплением сцен, метафоричностью, игрой актёров. Так, чередование красивых картин-кадров природы должно настроить зрителя на глубокое и постоянное эмоцию. В сценах режиссер обожает, дабы одна либо две человеческие фигуры находились либо медлительно двигались в просторном пространстве кадра, забранные пара снизу, на фоне величественно спокойного неба. Киноязык Довженко не спутаешь с другими и вследствие того что у него особенный ритм и рифмование, «синтаксис» и «грамматика». Начиная с «Арсенала» в творчестве Довженко четко проявляются новые тенденции, не смотря на то, что позднее он отправится по иному пути. Разглядим, к примеру, продолжительную паузу, появляющуюся на экране по окончании катастрофы поезда и эпизодов демобилизации. Прекрасные примеры таких пауз, мгновений полного молчания мы находим кроме этого в «Почва» и последующих произведениях.

Метафоричность картинам Довженко придает да и то, что они немногословны. Титры, даже если они имеется, довольно часто несут не информационную, а эмоциональную функцию. К примеру, в «Арсенале» в сцене о горе матерей титры звучат как запев: «Ой, было у матери три сына». Время от времени они патетичны. «Триста лет меня мучил, проклятый!» — кричит солдат украинец, настроенный националистами, русскому воину. «Это я-то?» — отвечает русский недоуменно и безрадостно, с сожалением и обидой.

В кинолентах Александра Петровича нетрудно проследить единое обобщающее ценностное начало у главных героев. Перед нами как словно бы бы один человек, он изменяется, но в также время остается самим собой. Большое количество позднее, в 1943 г., в собственном выступлении на заседании «О задачах советской кинодраматургии» А. Довженко заявит: «….Портрет современного человека-храбреца необходимо писать, не залезая в его шкуру и не говоря его довольно часто косноязычным языком, а сформулировать его мысли и эмоции так, как он сам, возможно, их сформулировать не имеет возможности, по причине того, что он просто не хватает культурен, но — так, как он несет их в собственном сердце, другими словами дать его таким, каков он имеется в действительности…»

Для фильмов Довженко характерна универсализм и глубокая философичность. рождение и Смерть, труд и любовь, место человека и смысл жизни в мире и истории, воли и вопросы свободы, хаоса и порядка продемонстрированы через возвышенные образы. Всё это складывается в уникальное философское произведение и сближает Довженко с великой русской литературой.

По поводу непонимания некоторых его картин Александр Довженко писал: «Зритель, если ты что-нибудь не осознаёшь, не думай, что перед тобой непонятная либо нехорошая вещь. Поищи обстоятельства непонимания в самом себе. Возможно, ты просто не можешь мыслить. А мое задание – вынудить тебя мыслить, в то время, когда ты наблюдаешь мои фильмы…».

По большому счету храбрецы, сцены а также отдельные кадры у Довженко – глубоко символичны и олицетворяют собой что-то масштабное, общее и великое. Пара больших замыслов несчастных матерей — мировая скорбь по обстоятельству затянувшейся войны; сцена расстрела революционеров (где зритель не видит кроме того лиц, только тени на стене) — произвол правительства; цветущие деревья — начало новой судьбе и т. д. Один из самый видящихся замыслов: люди расставлены по периметру кадра, как будто бы шахматные фигуры. Камера наряду с этим статична. Главный герой фильмов Довженко — целый народ.

Фильм — Украина в огне. Киностудия А Довженко. Армейские фильмы.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: