Особенности коммуникативного поведения ребенка в зависимости от осмысление им своего места в семье.

Для душевного состояния детей очень принципиально важно, ощущают ли они в семье, что их обожают, значимы они для своих родителей либо нет, как они сами относятся к родителям. Осмысление себя в семье определяет реакции ребенка на происходящее и, более того, является фундаментом для существующих и будущих взаимоотношений с людьми. Это необычные сценарии, на базе которых ребенок предвосхищает, как окружающие будут поступать с ним, интерпретируют, что ощущают другие люди по отношению к нему. Сценарии весьма стабильны, довольно часто человек несет их с собой всю жизнь. Непросто поколебать веру так именуемого тяжёлого ребёнка в то, что никому нет до них дела, что взрослые хотят им только нехорошего.(10, С.34)

На базе собственного обобщения и жизненного опыта его дешёвыми интеллектуальными средствами ребенок может прийти к различным внутренним позициям.(14) Они в общей форме отражают, как ребенок принимает отношение своих родителей к себе и как он сам относится к себе. Возможно выделить, по крайней мере, четыре обобщенные установки по отношению к родителям и к себе:

— я нужен и любим, и я обожаю вас также;

— я нужен и любим, а вы существуете для меня;

— я нелюбим, но я от всей души хочу приблизиться к вам;

— я не нужен и не любим; покиньте меня в покое.

Я нужен и любим, и я обожаю вас также. Эта установка выгодно выделяет детей с доверием и высокой самооценкой к окружающим его людям. Она может формироваться в семье, в которой ребенок всегда чувствует собственную близость к родителям, в которой родители и дети довольно часто включены в неспециализированную деятельность и вместе с родителями испытывают радость. Снаружи родительским отношениям с ребенком, в большинстве случаев, свойственны такие три особенности: а) неспециализированный хороший эмоциональный фон сотрудничества; б) признание автономности, своеобразности личности ребенка, его права на выбор; в) признавая права ребенка, родители одновременно с этим не забывают о собственных устремлениях и желаниях, стремятся реализовать личные жизненные замыслы.

Я нужен и любим, а вы существует для меня. Такая внутренняя позиция чаще появляется в семьях с преобладающим культом ребенка, в которых все дела и заботы сосредоточены около мелкого идола. Это повышает его самооценку, формирует чувство безопасности, но поведение ребенка уже в дошкольном возрасте довольно часто переходит нормы принятого социального поведения: он не считается с окружающими, действует наперекор их требованиям и желаниям. Ребенок их не видит и не ощущает, из-за чего ему нужно поступать в противном случае, в частности – что существуют интересы вторых людей, каковые не всегда совпадают с его собственными, и что, более того, другие люди имеют не меньше прав для защиты собственных заинтересованностей, что они не меньше полезны, чем он. К окружающим он относится пренебрежительно. Конечно, что ожидания для того чтобы мальчика либо девочки, что все будут восхищаться ими, не оправдываются – мальчик либо девочка испытывают удивление, интенсивные отрицательные чувства, каковые вынуждают функционировать враждебно и вторично еще больше разрушают межличностные связи: «Как эти все ничтожества не знают, с кем они имеют дело?».

Я не любим, но я от всей души хочу приблизиться к вам. Эта позиция довольно часто видится среди так называемых проблемных детей. Практически любой нелюбимый ребенок чувствует, что родители не хватает его обожают. Нужно подметить, что много детей остро испытывают дефицит родительского тепла.

Семьи, в которых ребенок может чувствовать собственную «нелюбимость», снаружи весьма разнообразны. В одних семьях уделяется довольно много внимания, а в других дети очевидно педагогически запущены. Это показывает, что самочувствие ребенка в среде родных ему людей зависит не от видимых изюминок судьбы семьи, а от более глубоких, психотерапевтических ее изюминок. Существует пара обстоятельств аналогичного отношения.

Отсутствие ребенка в жизненных замыслах родителя(ей). В случае если дама имела далеко идущие жизненные замыслы либо установку на «свободную судьбу», беременность воспринимается как значительное препятствие, как камень преткновения и тем самым приводит к сложному внутреннему конфликту, сопровождаемый негативными чувствами и требующий или принятия новой жизненной позиции, или отстаивания ветхой структуры взаимоотношений с миром.

Дама оказывается перед выбором: отказаться от прошлых замыслов на судьбу, прервать беременность или отыскать компромисс – отложить на время то, к чему раньше стремилась. Это достаточно сложный и долгосрочный период принятия ответа, от которого сильно зависит эмоциональное ее будущее и состояние женщины отношение к ребенку.

В итоге дама решается иметь ребенка, не смотря на то, что внутренне хочет обратного. Нерешенный внутренний конфликт по окончании рождения ребенка решается внешними средствами, другими словами через отношения с малышом. В глубине души мать не радуется его рождению, а сожалеет о произошедшем, подсознательно воспринимает младенца как препятствие. Эти отрицательные эмоциональные переживания иногда всплывают в самых разных формах: авторитарности, чрезмерной требовательности либо чрезмерной близости с целью всегда контролировать ребенка, вмешиваться в мир его личных переживаний либо же отвержение ребенка, отгорожения от него.

Недовольство ребенка таким, каков он имеется. Часто родители, строя жизненные замыслы, воображают себе достаточно конкретный образ, каким должен быть ребенок: мальчик либо девочка, послушный либо предприимчивый, спокойный либо деятельный и т.д. В общем, целенаправленное отношение к будущему ребенку не нехороший факт, поскольку формирует возможность последовательно воспитывать подрастающее поколение. Но недовольство ребенком таким, каков он имеется, вызывает у него чувство, что он не ценен, нелюбим. Особенно пагубны последствия, в случае если родители направляют всю собственную активность на искоренение неискоренимого (пол ребенка, его природные изюминки, к примеру, подвижность – медлительность). Это ведет к тому, что ребенок начинает думать: «Я не хорош любви своих родителей. Я никуда не гожусь».

Я не нужен и нелюбим, покиньте меня в покое. В то время, когда ребенок «мстит» родителям, последние еще остаются для него значимыми людьми и ребенок в глубине души сохраняет надежду, что вот они внезапно услышат его, заметят бурлящий котел его эмоций и начнут обожать его, заботиться о нем. Детская «месть» довольно часто имеет скрытое содержание – «посмотрите, как мне не хорошо». Это крик о помощи, обращенный к родителям, тем временем как полное безразличие, отгороженность от них показывает на еще большее психотерапевтическое расстояние между ребёнком и родителем.

Теряя чувство собственной значимости, ребенок стремиться отгородиться от всего: от людей, от новых, казалось бы, занимательных занятий. Такие дети совсем не прилагают никаких упрочнений, дабы совершить что-то, что привлекло бы внимание вторых, дабы заслужить их похвалу. Напротив, всем своим поведением, выражением лица они говорят: «Покиньте меня в покое». Ребенок демонстрирует собственную глупость, неуклюжесть, нехорошие привычки – все для того, дабы стремительнее «отпугнуть» взрослого от себя.

Что он ожидает от взрослых? Наказаний, поучений, унижения, по большому счету лишь еще большего ущемления и без того ничтожного самоуважения, эмоции собственного преимущества.

В некотором роде сложившиеся отношения смогут оказать помощь ребенку понять, что он любим, и одновременно с этим содействовать формированию пренебрежительного отношения к другим лицам и родителям. Такая позиция не помогает приспособлению ребенка к более широкой окружающей среде, мешает созданию обычной воздухе в семье. Чувство, что он нелюбим, может неспешно развиться у ребенка благодаря эмоциональной холодности, авторитаризма своих родителей, их неспособности включить детей в неспециализированные дела семьи. Недостаток любви, внимания со стороны своих родителей вызывает у ребенка сильное желание «приблизиться» к матери и отцу. Сначала ребенок своим поведением провоцирует, дабы родители обращали на него внимание. В случае если ему это не удается, ребенок пытается принудить своих родителей принимать во внимание с ним. В следствии он включается в «силовую борьбу», которая нагнетает в семье эмоциональное напряжение. В случае если отношения в семье и дальше не изменяются и ребенок все больше удостоверяется в собственной нелюбимости, он может прибегнуть к актам необычной детской «мести». Всецело обескураженный, ребенок может осмыслить себя как нелюбимого, посредственного и стремиться всецело отгородиться от своих родителей, вторых взрослых.

Все эти трансформации происходят не машинально, а через осмысление происходящего ребенком. А последствия смогут быть самые различные, впредь до ухода ребенка из дома или совершения противозаконных поступков.

МИХАИЛ ЛАБКОВСКИЙ — КАК Обучиться Верно ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: