От бессознательного к геносоциограмме

Жизнь каждого из нас есть романом. Вы, я — все мы опутаны невидимой паутиной, одним из создателей которой являемся мы сами. Если бы мы обучили отечественное «третье ухо», «отечественный третий глаз» схватывать, лучше осознавать, слышать, видеть совпадения и эти повторения, существование каждого из нас стало бы более ясным. Мы были бы более чувствительны к тому, что мы собой воображаем, к тому, кем мы должны были быть. Так ли уж прочны эти невидимые нити, действительно ли мы не можем избегать этих «триангуляций», этих повторений?

Возможно с уверенностью утверждать, что в собственной жизни мы менее свободны, чем полагаем. Но мы можем отвоевать свободу и избежать повторений, осознавая происходящее, осознавая эти нити в их сложности и контексте. Так, мы сможем, наконец, прожить «собственную» жизнь, а не жизнь отечественных своих родителей, либо дедушек и бабушек, либо, например, скончавшегося брата, которого мы «заменили», иногда кроме того не осознавая этого…

Эти сложные связи поколений возможно заметить, прочувствовать либо предвосхитить, по крайней мере, частично. Но значительно чаще мы не говорим о них: они проживаются как неуловимые, несознаваемые, невысказанные либо тайные.

Однако, возможно вырабатывать и эти связи, и отечественные собственные жажды, дабы наша жизнь соответствовала тому, что мы желаем, т.е. отечественным настоящим жаждам, глубинным клинокв том месте, потребностям, а не тому, чего нам «хотят», дабы было.

Если не принимать к сведенью ни крайние случаи, ни экстремальные ситуации, то возможно применять собственный шанс в жизни, понять собственный назначение, «обратить в необходимое русло неблагосклонную судьбу» и избежать ловушек бессознательных трансгенерационных повторений.

Сделать нашу жизнь выражением отечественной глубинной сущности — в этом и состоит задача психотерапии и (пере)обучения. Обратившись к самому себе и познав самого себя, психотерапевт в состоянии лучше услышать, воспринять, заметить и практически разгадать то, что чуть выражено у клиента, что время от времени проявляется через боль, заболевание, молчание, язык тела, провалы памяти, ошибочные действия, повторение, «несчана данный момент» и экзистенциальные затруднения. И тогда, применяя собственные знания во всей полноте (не смотря на то, что речь заходит в не меньшей мере об умении быть, об умении быть с другим и слышать его, чем об умении делать либо о теоретическом знании), терапевт может стать «go-between» — посредником либо проводником между «Я» и самостью (le je et le moi) клиента, в это же время, кого он ищет в себе, и тем, каков он (клиент, второй) имеется в действительности, стать его «акушером» либо его «знахаркой», как сказал Сократ.

Уже Фрейд…

Исходя из собственной проблематики и собственных собственных страданий, вопросов и тревог к самому себе, Фрейд нашёл эту «другую сцену», которую любой человек несет в себе, собственный «невысказанное» либо «невыраженное» (das Unbewusste, не хорошо переведенное тогда как «бессознательное»); эту пропасть, «черную дыру, соединяющую нас с другими» (участниками семьи, недалеко откими, обществом во всей его совокупности), так же, как интер- и интрапсихическое окружение, контекст. Именно это формирует нас, выстраивает, слепо влечет в равной мере к приятному либо ужасному, а время от времени кроме того играется с нами злые шутки.

Возможно ли отыскать глубочайший суть в безобидных и банальных вещах повседневной судьбе — провалах памяти, оговорках, ошибочных действиях, снах, импульсивных действиях? Какое значение придавать нашим реакциям и нашему поведению, в первую очередь отечественным заболеваниям, несчастным случаям, значимым и «обычным» событиям судьбы, таким, как вступление в законный брак (число браков, возраст), выбор профессии, количество детей, выкидышей, смерть (с какого возраста она наступает)? Без помощи (хорошего) психотерапевта тут не обойтись.

Правильно ли это?

Скорее нет, но, отслеживая подобные явления, накапливая данные, возможно скоро попадать в то «что-то», что работает в нас. Возможно, вы найдёте у себя талант писателя, как это случилось со многими британскими романистами, либо пианиста, либо талант садовника, либо же разрешите себе заняться учебой, либо же разрешите себе (наконец-то) предаться наслаждениям.

Само собой очевидно, что работа с тремя — пятью поколениями отсылает нас к бессознательному и его проявлениям, соответственно, к психоаналитической клинике и Фрейду. Я бы хотела порекомендовать читателю обратиться к Фрейду, в личности, к его «Введению в психоанализ», «Новым лекциям по психоанализу», «Пяти случаям психоанализа» и «Тревожащей государствности», и Гроддеку — «Книге об Оно» (Le livre du Va).

Отыщем в памяти утверждение Фрейда о выборе имен для собственных детей: «Я придерживался того, что имена не выбирались под влиянием моды дня, а определялись воспоминанием о дорогих нам людях. Имена делают из детей призраков» (Фрейд [1900], «Толкование сновидений», 1976).

Фрейд напоминал, что «Архаичная наследственность человека не включает в себя исключительно предрасположенности, а несет кроме этого идеативное содержание следов в памяти, каковые покинуты опытом, взятным предшествующими поколениями» (Фрейд 3. «Моисей и монотеизм», 1939, р. 134, Gallimard, Poche, Collection Idees, 1948). «Мы постулируем существование коллективной души (…) [и то, что] чувство как бы передается от поколения к поколению в привязке к той либо другой неточности, которую люди больше не держат в сознании и о которой вспоминают меньше всего» (Фрейд 3. «ТЪ-тем и табу*, Petite Bibliotheque Payot, 180).

История психоанализа меньше всего напоминает течение спокойной реки. Как и во всяком открытии и серьёзном направлении изучений, тут имеются столкновения, интерпретации, толкования, поиск вслепую, разрывы, исключения, находки, прозрения.

Техники работы с Родом. Как решить проблему


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: