От фрэда: твоя старая любовь

Бывшие подруги либо жёны смогут воображать смертельную опасность для твоего целомудрия. Эти симпатии смогут поразить тебя так:

• Ослабить твоё единение с женой.

• Разрешить сатане без предупреждения запустить крылатую ракету в твой брак.

На первом курсе колледжа у меня был бурный летний роман с Поли. В августе ей необходимо было возвращаться на учёбу в Калифорнию. Одинокий и печальный я жалел себя, бесцельно проводя дни. Мы писали друг другу ежедневно и довольно часто перезванивались. Так длилось до середины осеннего семестра.

в один раз по окончании местного футбольного матча мне попалась на глаза девушка-судья. Она была взрослой копией подруги моего детства Мэлоди Найт, которая переехала в Канаду, в то время, когда мы ходили в третий класс.

По окончании игры я подошёл к ней и задал вопрос, как её кличут (дальше я в те дни ещё не заходил). Сообщи она «Мэлоди», я бы тут же влюбился в неё без памяти. Она же сообщила «Бетси», но я все равно влюбился. (В случае если кому и нужна была защита, так это, как видишь, мне!)

Мой роман с Бэтси был весьма маленьким. Тем временем Поли не имела возможности осознать, из-за чего я прекратил писать и звонить. В то время, когда же я собрался с мужеством сказать ей, что полюбил другую, её это глубоко обидело. Но вот мой пыл к Бэтси угас, и я начал просить у восстановления и Поли прощения прошлых взаимоотношений. Поли была неумолима. Верность для неё означала довольно много, и моя измена убила в ней всякую любовь ко мне.

Я не сдавался. Много лет я пробовал добиться её размещения. Когда я заводил новую подругу, и воздух между нами начинала накаляться, я вспоминал о Поли, грезя, дабы она была моей. «С Поли всё было бы в противном случае», – вздыхал я.

Поли вышла замуж и родила двоих детей. Но я был так увлечён ею, что по окончании её развода опять молил её о любви. (Это было, конечно же, до знакомства с Брэндой.) «Дети, долги, заботы – я всё возьму на себя, лишь будь моей», – упрашивал я. Из моей мальчишеской любви к Поли вышла бы хорошая мыльная опера.

Неудивительно, что с багажом «бессмертной» любви к Поли, я не имел возможности предвидеть, что меня ожидает по окончании женитьбы на Брэнде. Мирная прогулка? Американские горки!

У нас были собственные жаркие моменты, начиная с самого начала по окончании медового месяца. В первые два года брака я кроме того пожалел, что женился. Большая часть распрей происходило из-за родственников, в особенности в то время, когда между моей невестой и моей семьёй разгорелась война, и я был меж двух огней. Битвы были тёплыми и ожесточёнными. По собственной юности мы не знали, как вести бой честно и между собой, и с родственниками, так что обоюдные утраты были большими.

Предугадай, кто всплыл в моей памяти? Чем туже мне приходилось в браке, тем больше я думал о Поли. Поли постоянно ладила с моей семьёй. Они обожали её. В праздничные дни я думал над тем, как мирно бы мне жилось с ней. Из-за чего Брэнда никак не имеет возможности поладить с моей семьёй? Поли же имела возможность!

Не имею права

в один раз ночью я ехал по Айове между Форт Доджем и Харкортом. Светила луна, воздушное пространство был чистым и свежим. Внезапно мне пришла в голову идея о Поли, а за ней и вторая идея: ты больше не имеешь никакого права на какие конкретно бы то ни было отношения с Поли, кроме того в мыслях.

– Что? Не имею права кроме того поразмыслить о ней?

– Совсем правильно. Ты не имеешь права кроме того думать о ней.

Вот это новость! Мой ум отчаянно сопротивлялся, завязался бой. Мои мысли тянулись к Поли и ненашутку боролись за это право. В итоге, истина восторжествовала. Я знал, что, давая обет в сутки свадьбы, я отказался от всех других дам. Пора было продемонстрировать это на деле.

Поли была когда-то моей подругой и задержалась в моём загоне. Настало время открыть ворота и вывести её оттуда. У неё был супруг, мечты и надежды которого были связаны с ней, и двое детей, каковые обожали её. Я не имел права думать о ней, даже если она об этом не знала (а она не знала). Помимо этого, Брэнда заслуживала лучшего отношения с моей стороны.

Мне нужно было пленить все мысли о Поли и угасить все симпатии к ней. Оказалось, что сделать это было значительно несложнее, чем я думал. Я оборвал все «якоря», уничтожая её письма, фотографии и открытки. Всё, что напоминало о Поли, было стёрто с лица земли, как Всевышний повелел Израилю поступить с ханаанскими племенами в Обетованной Почва.

Это улучшило обстановку, но дело было не только в «якорях». Мне необходимо было избавиться и от воспоминаний о ней, поскольку они находились на пути Божьих планов о моём браке.

Как же этого добиться? Я точно не знал, но следовало попытаться.

В первую очередь я помолился о мудрости и понимании, поскольку не знал, что делать. После этого я начал двигаться вперёд, как умел. Когда мне приходили мысли о Поли, я защищался «щитом прав». Я бесстрастно сказал себе: «Я не имею права думать о Поли и не буду».

После этого я пел гимн либо цитировал Писание. Для чего? Ещё раньше я понял, что по окончании того, как забыть какую-нибудь идея, остаётся пустота. В случае если её не заполнить, мысли о Поли опять наполняли её. Исходя из этого я тихо пел, заполняя эти пустоты. Сначала было тяжело. В то время, когда гимн заканчивался, те же мысли были подчас тут как тут. Приходилось петь дальше. Со временем я наловчился побеждать в этих схватках, но мысли возвращались опять через пара часов либо дней. Я опять боролся.

не забываю, в те дни я считал, что не могу рисковать, легко задерживая пойманные мысли. Мне их необходимо разнести в прах и пух! Это звучало очевидно, но я знал, что победа не вынудит себя ожидать.

Прошло время, и я стал решительно побеждать. Натренировавшись, я имел возможность ухватить нечистую идея и вышвырнуть её вон без заполнения и пения вакуумов. Я прогонял её легко упрочнением воли. Через какое то время мысли о Поли пропали совсем. Мой мозг наконец осознал, что они не находят одобрения.

Шут и Король — Воспоминания о прежней любви (Мертвый Анархист. Live)


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: