От идеалистического к материалистическому пониманию исторического процесса.

Социология марксизма.

Многие домарксистские и современные социологические -теории исходили и исходят из того, что человеческоеобщество начинается в конечном итоге при определяющем влиянии некоего духовного начала: мирового разума либо же всемирный воли, Всевышнего, и благодаря сознанию самих людей. Последние часто характеризуются как проводники воли Всевышнего либо же космического разума и вместе с тем как творцы культуры, которую они создают исходя из собственных заинтересованностей, идеалов и целей. Определяющим наряду с этим выступает сознание, производным от которого оказывается бытие людей, их образ и культура судьбы.

Многие представители социологии как науки об обществе главными субъектами исторического процесса объявляют отдельных индивидов, действующих исходя из собственного понимания окружающего мира, способностей и своих целей к той либо другой деятельности.

Марксистская социология базируется на другом подходе. Как показывали Энгельс и Маркс, предпосылки, с которых они начинали изучить исторический процесс, — это живые люди с их интересами и потребностями, находящиеся между собой во взаимодействии и взаимном общении. Совокупность публичных отношений и связей всех социальных субъектов образует то либо иное общество. Последнее через совокупность свойственных ему публичных взаимоотношений, условий материального производства, политических и других социальных университетов в решающей степени определяет направленность и содержание деятельности людей, воздействует на развитие и формирование каждого человека.

В таком подходе содержится «сведение личного к социальному», что характеризовалось Лениным как наиболее значимый принцип марксистской социологии и что явилось первым решающим шагом к осмыслению и определению объективной социальной поведения людей и основы деятельности и тем самым к материалистическому пониманию истории.

Следующий ход в этом направлении заключался в обосновании роли материальных побудительных сил деятельности людей. Нужно заявить, что Энгельс и Маркс ни при каких обстоятельствах не отрицали роли сознательных мотивов производственной, политической и других видов деятельности. Наоборот, они придавали значение направленности и содержанию этих мотивов. В истории общества, писал Энгельс, «действуют люди, одаренные сознанием, поступающие обдуманно либо под влиянием страсти, стремящиеся к определенным целям. Тут нет ничего, что делается без сознательного намерения, без желаемой цели».

Но с позиций марксизма, цели и намерения людей, вся совокупность их внутренней мотивации в области экономической, политической и другой деятельности обусловлена, в конечном итоге, объективными факторами исторического процесса, находящими собственный обобщенное выражение в действии объективных социальных законов. Исходя из этого, делается вывод, что «совершенные побудительные силы», т. е. внутренние мотивы деятельности людей, отнюдь не являются последними обстоятельствами исторических событий. Исходя из этого принципиально важно изучить, что кроется за этими совершенными побудительными силами, «каковы побудительные силы этих (совершенных.) побудительных сил». Вследствие этого Энгельс отмечал, что «непоследовательность (а также ветхого, домарксистского материализма) содержится не в том, что согласится существование совершенных побудительных сил, а в том, что останавливаются на них, не идут дальше к их движущим обстоятельствам». К последним Энгельс и Маркс относили в первую очередь материальные условия судьбы общества и вытекающие из них интересы и материальные потребности социальных субъектов.

интересы и Материальные потребности обусловливают деятельность и поведение людей, их рвения, психотерапевтический настрой, теории и идеи. Маркс писал, что он пришел к материалистическому пониманию истории, осмысливая, например, значение и роль материальных заинтересованностей в деятельности и жизни социальных субъектов.

Наряду с этим имеются в виду как их индивидуальные, так и неспециализированные материальные интересы. Последние, будучи заинтересованностями громадных и малых социальных групп, высказывают, по словам Маркса, «обоюдную зависимость индивидов, между которыми разделен труд». Иначе говоря разное положение социальных групп в совокупности публичного разделения труда обусловливает их разные материальные интересы, каковые выступают в качестве побудительных сил производственной и другой деятельности.

Преодолевая «иллюзии громадных и малых робинзонад», марксизм сосредоточивает внимание на публичном бытии людей и их публичном сознании. Обоснование диалектического сотрудничества общественного сознания и общественного бытия образовывает одну из фундаментальных сторон материалистического понимания истории. Публичное сознание истолковывается как отражение публичного бытия людей на протяжении их публичной практики, разных видов их социальной деятельности. Тем самым разъясняются природа, содержание и сущность публичного сознания, показывается его объективное социальное основание, каковым выступает публичное бытие людей.

Показывая на это и в один момент характеризуя сущность публичного бытия, Энгельс и Маркс писали: «Сознание (das Bewuptsein) ни при каких обстоятельствах не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей имеется настоящий процесс их жизни». Развивая эти взоры, Энгельс и Маркс подчеркивали, что материалистическое познание истории «остается все время на земле настоящей истории, растолковывая не практику из идей, а идейные образования из материальной практики».

Итак, публичное бытие истолковывается как настоящий процесс судьбы людей, их публичная практика, содержание которой отражается в публичном сознании. Последнее, по словам Маркса, не имеет собственной истории, потому что оно производно от публичного бытия и отражает его историю. Субъектами собственного сознания выступают разные общество и социальные группы людей в целом, и отдельные личности, являющиеся носителями публичного, группового и личного сознания.

Нужно заявить, что как хороший, так и современный марксизм не отрицают ни самого факта существования личного сознания, ни его значения и роли в деятельности и жизни людей. Одновременно с этим марксизм по-своему раскрывает диалектику сотрудничества публичного и личного сознания, отдавая определенный приоритет первому. Показывается не только социальная природа личного сознания, но и значительное влияние на его формирование публичного сознания, проявляющегося в соответствующих взорах тех либо иных социальных групп, идеологии и общественной психологии, духовной культуре общества.

С позиций марксистской социологии публичное сознание, будучи производным от публичного бытия людей, имеет кроме этого собственную логику развития, вбирает в себя то крайне важное, что накоплено в области науки, искусства, морали, религии и т. д. Преемственность имеется одна из наиболее значимых закономерных сторон развития публичного сознания. Тяжело переоценить искусства и значение науки, передовых идей в области морали, политики и права в развитии современного общества и общественного сознания в целом. И это их значение всегда повышается.

К. Маркс и Ф. Энгельс \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: