Отрицательное влияние группы на личность

В случае если о хорошем действии группы на индивида (коллектива на личность) большое количество и прекрасно написано и педагогической, социологической и психотерапевтической литературе, то о фактах отрицательного действия известно мало. По крайней мере, до недавнего времени из-за определенной идеологизации педагоги и психологи об этих фактах предпочитали умалчивать. В данной связи мы уделим анализу и рассмотрению этих фактов больше внимания, чем отведено на представление влияния группы на индивида в хорошем свете. Особенно большое количество информации о вероятном отрицательном влиянии группы на индивида накоплено в социальной психологии малых групп, начало которой было положено изучениями отечественных и зарубежных ученых, совершёнными еще в начале XX в.

Сначала психологи, заинтересованные в ответе данного вопроса, в качестве объекта изучения применяли громадные социальные общности неорганизованной массы и типа толпы людей, и лишь после этого внимание переместилось на изучение влияния малой группы на индивида.

Французский исследователь Г.Лебон в книге под кратким заглавием «Масса людей», размещённой в 1895 г., постарался вывести неспециализированные законы поведения человека в неорганизованной общности людей. Он утверждал, что средний человек в массе людей, в толпе обнаруживает более низкий уровень интеллекта, чем вне ее. В толпе он более наивен, агрессивен, ожесточен, нетерпелив, безнравствен а также способен вести себя на уровне животного. Разумеется, Г.Лебон преувеличивал отрицательное влияние толпы на индивида, но однако в его выводах и суждениях находилась определенная часть истины. Ее подтвердили последующие экспериментальные изучения. Те своеобразные трансформации в поведении и психологии человека под влиянием толпы, на каковые одним из первых обратил внима-

ние Лебон, пристально изучены в социальной психологии под заглавиями «обезличивание» и «деиндивидуализация».

Было продемонстрировано, что, в то время, когда, человек испытывает на себе влияние некоей большой социальной общности, внутренне не организованной, в его психологии и поведении в основном проявляется то общее, что характерно данной группе, и в намного меньшей степени то, что образовывает его собственную индивидуальность. Человек в толпе часто перестает быть личностью, исходя из этого этот феномен стал называться «обезличивание». На рис. 80 приведены вероятные обстоятельства обезличивания (деиндивидуализации), ее психотерапевтические и поведенческие следствия.

Один из самые впечатляющих опытов, показывающих, как на большом растоянии может зайти простой человек в собственных действиях, бездумно и слепо подчиняясь давлению со стороны авторитетных лиц либо групп, каковые они воображают, был к совершён в начале 60-х годов американским психологом С.Мил-

грэмом. Данный опыт заключался в следующем.

Через объявление в газете за плату 4 американского доллара в час добровольцы были приглашены учавствовать в «научном психотерапевтическом опыте, предназначенном для изучения памяти». Каждому из людей, посетивших лабораторию, говорили, что на протяжении опыта он будет делать роль «преподавателя», задача которого содержится в том, дабы просматривать «ученику» пары слов и после этого, напоминая по одному слову из каждой пары, просить «ученика» отыскать в памяти второе слово соответствующей пары. В случае если «ученик» ошибался, то «преподаватель» должен был наказывать его ударами электрического тока, последовательно повышая его напряжение от’ 15 В до 450 В шагами по 15 В (за каждую следующую неточность напряжение в сети должно было возрастать на 15 В).

Неспециализированная схема данного опыта представлена на рис. 81. «ученика» и «Учителя» разделяла узкая фанерная перегородка, так что «преподаватель» не имел возможности видеть «ученика», но прекрасно слы-) шал все, что происходило за перегородкой. На протяжении экспери-

мента «ученик» сидел в кресле 3, привязанный к нему ремнями, а на его руках пребывали контакты от электрических проводов, идущих от пульта. Само кресло 3, помимо этого, было прочно привинчено к полу. При происхождении тока в электрической цепи зажигалась лампочка 6 и звучал электрический звонок 5. Перед началом опыта сам «преподаватель» садился в кресло «ученика» и для пробы приобретал удары электрическим током 15

19. Р. С. Немов, книга 1 577

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ

СИТУАЦИОННЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ:

АНОНИМНОСТЬ.

Большой УРОВЕНЬ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ВОЗБУЖДЕННОСТИ.

СОСРЕДОТОЧЕННОСТЬ ВНИМАНИЯ ЧЕЛОВЕКА НЕ НА

СОБСТВЕННОМ ПОВЕДЕНИИ, А НА ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ

ОКОЛО

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ,

ВЕДУЩИЕ К УСИЛЕНИЮ ДЕИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ, УЖЕ

ПОЯВИВШЕЙСЯ В СИЛУ Вышеуказанных ОБСТОЯТЕЛЬСТВ:

ВЫСОКАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ ГРУППЫ, В которой находится

ИНДИВИД, ЕЕ ЕДИНСТВО.

СНИЖЕННЫЙ УРОВЕНЬ Самоконтроля и Самосознания

ИНДИВИДА

СЛЕДСТВИЯ ДЕИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ

ПРОЯВЛЕНИЕ ИМПУЛЬСИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

ВОЗРОСШАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К ВНЕШНИМ Действиям.

ПОВЫШЕННАЯ РЕАКТИВНОСТЬ.

НЕСПОСОБНОСТЬ Руководить СОБСТВЕННЫМ ПОВЕДЕНИЕМ.

ПОНИЖЕННЫЙ ИНТЕРЕС К ОЦЕНКАМ ОКРУЖАЮЩИХ ЛЮДЕЙ.

НЕСПОСОБНОСТЬ ВЗВЕШЕННО ОЦЕНИВАТЬ И РАЗУМНО

ПЛАНИРОВАТЬ ПОВЕДЕНИЕ.

ОБЕЗЛИЧИВАНИЕ

Рис. 80. следствия и Возможные причины деиндивидуализации

Рис. 81. Схема обстановки в лаборатории на протяжении проведения опыта С.Милгрэма: 1 — место экспериментатора, 2 — место «преподавателя», 3 — место «ученика», 4 — пульт с кнопками, включающими необходимое напряжение в сети, 5 — электрический звонок, 6 — электрическая лампочка

В и 30 В. По окончании того как он убеждался в том, что ток по цепи вправду идет и что удары электрическим током кроме того минимального напряжения достаточно чувствительны, начинался главной опыт.

Перед «преподавателем» пребывала панель с электрическими кнопками, калиброванными от 15 В до 450 В. Цифра 300 В была выделена красным цветом, и рядом с ней было написано слово «шок», что свидетельствовало о том, что такое напряжение смертельно страшно для человека и вызывает у него состояние шока.

В действительности «ученик» на протяжении опыта никаких ударов электрическим током не получал. Посредством скрытого маневра экспериментатор переключал ток на иную, замаскированную сеть, в которой кроме этого были включены лампочка и элек-

19* 579

трический звонок. В качестве же «ученика» в опыте употреблялся намерено подготовленный человек — актер, что умело имитировал переживания и поведение лица, подвергаемого ударам электрического тока различной силы (напряжения). По мере того как «росло» напряжение в сети, «ученик» должен был вести себя все более беспокойно, а при напряжении более 300 В заканчивать подавать какие конкретно бы то ни было показатели судьбы: не отвечать на вопросы; не создавать никаких звуков. До этого момента он должен был высказывать собственный протест перемещениями, ворчанием, криками, ударами ногами в перегородку и другими естественными методами.

Как и следовало ожидать, многие добровольцы сначала отказывались принимать участие в данном опыте, включавшем мучительную процедуру наказания током другого человека. Но экспериментатор уговаривал их, применяя всевозможные доводы. То же самое он должен был делать и по ходу опыта, дабы побудить «преподавателей» как возможно продолжительнее наносить удары электрическим током «ученикам». Экспериментатор имел возможность применять каждые доводы, не считая прямого принуждения, но не имел права открывать «ученику» настоящую цель изучения. Для убеждения «преподавателя» экспериментатор был в праве пользоваться следующими, к примеру, словами: «прошу вас, продолжайте», «опыт получается и требует того, дабы вы продолжали», «крайне важно, дабы вы продолжали, это полностью нужно», «вы должны продолжать, у вас нет иного выхода», «я требую», «я приказываю, дабы вы продолжали». В случае если и последнее не помогало, то опыт прекращался и отмечалось то напряжение, до которого дошел «ученик».

Результаты опыта, совершённого со многими американцами, были обескураживающими (рис. 82). Обнаружилось, что практически 65% всех испытуемых-«преподавателей» довели напряжение тока до большой величины 450 В. Ни один из них не прекратил опыт перед тем, как напряжение на приборе достигло 300 В, т.е. той критической точки, за которой у «ученика» должен был последовать шок.

Полученные результаты С.Милгрэм растолковал следующим образом: люди, живущие в обществе, привыкают вычислять, что тот, кто будет над ними, кому они должны подчиняться, важен и лучше знает обстановку, чем они сами. Факт чрезвычайного послушания испытуемых в данном опыте разъясняется следующими обстоятельствами (обобщение ответов самих испытуемых, выступивших в роли «преподавателя»):

Рис. 82. Предполагаемое (нижняя кривая) и настоящее (верхняя кривая)

количество людей, подчинившихся приказам и просьбам экспериментатора в

опыте Милгрэма (по Г.Бьербрауэру, 1973)

1. Попадание в ловушку. Опыт был задуман и начинался достаточно невинно, как рядовое изучение памяти, а после этого незаметно для самого испытуемого напряжение в нем неспешно увеличивалось. Испытуемые, начавшие повышать напряжение, не имели естественной точки, барьера, подойдя к которому следовало остановиться. По ходу опыта экспери-

ментатор не вводил никаких новых требований, и испытуемые делать то, что уже начали. К тому времени, в то время, когда у них в первый раз появлялось желание выйти из опыта, они в собственных действиях уже перегибали палку , были как бы уже в ловушке, из которой не было выхода назад. Исходя из этого, обескураженные, они уже дальше действовали механически («терять было нечего»).

2. Этикет обстановки. В необычной психотерапевтической ловушке испытуемые были еще и вследствие того что сначала дали согласие, причем добровольно, принимать участие в опыте и подчиняться требованиям экспериментатора. Для человека, давшего необязательное согласие что-либо делать второму лицу, тяжело и неудобно отказаться от обещанного. Таковой отказ должен был бы означать выражение сомнения в компетентности и порядочности экспериментатора, прямое обвинение его в издевательстве над человеком («учеником»).

В одном из последующих опытов подобного рода, совершённом в пара поменянных условиях, вместо одного «учителя» было три (в действительности настоящим испытуемым из них был лишь один). Два дополнительных «кандидата в преподавателя» делали следующее: один только зачитывал пары слов, второй лишь именовал допущенные неточности. Третий же, настоящий испытуемый, должен был нажимать электрическую кнопку, включающую напряжение. В то время, когда оно достигало 150 В, «преподаватель», зачитывавший пары слов «ученику», вслух заявлял, что отказывается дальше трудиться, покидал собственный рабочее место и пересаживался в свободное кресло, находившееся невдалеке. Он вел себя так не обращая внимания на то, что экспериментатор настаивал на продолжении работы. Потом, в тот момент, в то время, когда напряжение на приборе достигало 210 В, подобным образом поступал и второй подставной «преподаватель». Затем экспериментатор обращался к третьему оставшемуся (наивному испытуемому) и просил его одного продолжать опыт, более того — приказывал ему это делать. Оказалось, что в этих условиях приказу экспериментатора подчинились только 10% людей, выступивших в опыте в подлинной роли «преподавателей».

В второй модификации того же опыта вместо двух дополнительных «преподавателей» опыт вели два экспериментатора. Практически сразу после того, как «ученик» приобретал первые пара ударов электрическим током, экспериментаторы начинали спорить между собой. Один из них потребовал срочно прекратить опыт, второй настаивал на его продолжении. В этих усло-

виях ни один из настоящих испытуемых не изъявил жажды продолжить опыт, не обращая внимания на то, что второй из экспериментаторов настаивал на этом.

3. Смягчающие события. Испытуемые в опыте знали, что совершают акт насилия, но для их действий были кое-какие смягчающие события. К примеру, в оправдание собственного поведения «преподаватель» имел возможность заявить, что не видел «ученика», потому, что тот был за перегородкой в соседней части помещения и, следовательно, не имел возможности по-настоящему оценить, как ему больно. Вправду, было найдено, что , если «ученик» и «учитель» пребывали в одном помещении и имели возможность видеть друг друга, число послушных приказу экспериментатора понижалось до 30%.

Чем меньше для испытуемого было смягчающих его вину событий, тем меньше послушания он демонстрировал. Но в тех случаях, в то время, когда «преподаватель» не сам должен был нажимать кнопки, а лишь давал распоряжение делать это второму, количество послушаний снова быстро возрастало, до 93%, причем в этом случае «преподаватель» без стеснения применял всю шкалу напряжений, до 450 В включительно. Поразительно, подмечает по этому поводу С.Милгрэм, как понижается эффект послушания, в случае если человеку приходится выполнять акт насилия собственной рукой, и как он возрастает, в случае если за него это делает кто-то второй.

4. Надзор. Очевидным фактом, оказавшим влияние на поведение испытуемых в обсуждаемом опыте, было личное присутствие экспериментатора. В тех случаях, в то время, когда он покидал лабораторию и отдавал собственные распоряжения по телефону, процент послушных приказу падал с 65 до 21%. Многие из испытуемых в этих условиях начинали хитрить, применяя для наказания «ученика» ток значительно меньшего напряжения, чем предписывалось инструкцией.

5. идеология и Авторитет, закрывающая сверху. самый важный фактор из тех, каковые порождают необязательное и бездумное послушание, связан с так называемой «идеологией, закрывающей сверху». Это укоренившаяся в обществе либо социальной группе совокупность взоров, которая заблаговременно юридически и морально оправдывает тех, кто им направляться. В опыте С.Милгрэма в роли таковой идеологически высокой инстанции, заблаговременно снимающей ответственность с испытуемых, выступал авторитет науки («наука требует жертв»). В то время, когда в одном из опытов ссылка на научные интересы в оправдание

издевательства над человеком была снята, число послушных упало с 65 до 48%.

Обратим внимание на одно событие, которое связано с данным опытом. Оно говорит о том, что часто люди о себе и себе аналогичных думают лучше, чем они имеется в действительности. В одном из аналогичных изучений, осуществленном Г.Бьер-бауэром по методике С.Милгрэма, испытуемых до начала опыта просили угадать, как другие люди (не они сами) поведут себя в данном опыте. После этого тех, в отношении которых они делали предсказание, включили в опыт и удостоверились в надежности, как они вели себя в действительности. Предсказанные и настоящие результаты после этого сравнили между собой (рис. 82, нижняя и верхняя кривые).

Эти сведенья кроме этого приводят к удивлению. Вместо ожидаемых по предсказанию приблизительно 30% людей, каковые способны были довести напряжение до 315 В, таких в действительности выяснилось 100%. Вместо примерно 10% ожидаемого числа людей, талантливых нанести второму человеку удар электрическим током напряжением 450 В, в конечном итоге выяснилось более 60%.

Все то, о чем говорилось в опыте С.Милгрэма, действует на человека в настоящих группах, где на него довольно часто выясняется давление отдельными лицами самими по себе и от имени этих групп. Следовательно, вычислять влияние группы на индивида лишь хорошим причиной запрещено.

Вторым вероятным отрицательным следствием группового влияния возможно то действие, которое выясняется в большинстве случаев на одаренных творческих личностей, значительно отличающихся по собственной психологии от большинства участников данной группы. На это событие в свое время обратил внимание В.М.Бехтерев.

Совершив последовательность личных и групповых опытов, из-за которых сравнивались показатели творческой индивида и работы группы, В.М.Бехтерев продемонстрировал, что в творчестве несколько может уступать очень одаренным личностям. Выяснилось, например, что коллективное творческое ответ, если оно принимается по «практически всем», способом несложного голосования, часто выясняется более низкого качества, чем частное творчество очень одаренных личностей, включенных в данную группу. Их уникальные идеи отвергаются большинством вследствие того что непонятны ему, и такие личности, пребывав под сильным давлением «квалифицированного» (на

самом деле некомпетентного) большинства, сдерживаются, подавляются в собственном творческом развитии. В печальной истории нашей страны за последние семь десятков лет мы виделись с большим числом примеров, подтверждающих вывод Бехтерева. Имеются в виду многие одаренные писатели, живописцы, ученые, инженеры, каковые были исключены из собственных творческих коллективов и, более того, волею судьбы были за границей, где и взяли признание по преимуществу.

Последний факт, что тут направляться еще раз напомнить — мы его уже разглядывали, — касается конформного поведения (см. гл. 3). Конформизм — обширно распространенный феномен, высказывающий собой непременно отрицательное влияние группы на личность, побуждающий ее вести себя нечестно. И чем более сплоченной есть несколько в собственном психотерапевтическом давлении на индивида, тем более конформно он должен поступать.

Негативное влияние общества на личность. О связях и вредных привычках.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: