Первые пробы студенческой жизни. примет ли меня город смерти?

Глава 4 часть 1

— Витан имел возможность бы мало оказать помощь, отшлепали меня, как ребенка блин…

— Ред, сам обязан осознавать, что твоя, скажем так «особенность», не очень сильно бы осознали окружающие. Да и сам ты влез в драку, не смотря на то, что для таковой девушки, дело добропорядочное.

Глаза открылись от назойливого утреннего солнца. Я видел перед собой бело как снег белый потолок. В шнобель ударил лекарства и непривычный запах свежести. Выходит, что я снова в поликлинике. Глаз, перевязанный повязкой, правая рука в гипсе, в области ребер тугая повязка. Ко всему красивому у меня выходит такое чувство, словно бы мне кружку машинного масла в рот вылили, по крайней мере, привкус во рту был таким. Я приподнялся на локти. В палате было еще три кровати, но на данный момент, я единственный в ней больной, ну и хорошо. И снова эти бомбы , к каким я был подключен, бесит, капитально бесит. С окна так и заливало помещение светом солнца. На душе стало мало приятно. Так, все прекрасно, осознать бы, где врач, и как бы стремительнее выписаться из поликлиники.

— Витан, давай твори чудеса, в противном случае мне данный гипс дотянулся уже. – Ожидающе сообщил я, присев в постели.

Сперва свело резкой болью правую руку, позже обдало болью ребра. Да процесс регенерации при помощи тёмной крови болезненный и весьма не приятный. Но сейчас стала легче дышать, и возможно наконец таки избавиться от этого долбанного гипса!

Техникой очищения я разложил гипс на молекулы. Манипулировал ладонью и кистью, я убедился, что все целое. Повязки решил пока не снимать, хоть я снова здоров, практически здоров, но лучше не завлекать внимание своим весьма стремительным выздоровлением. Поразмыслив, я плюнул на безопасность и сорвал повязку с глаза, один линия в том месте по окончании регенерации, легкие ссадины остались…

Фактически, очухаться от последнего боя очухался, пилюлей двум балбесам раздал, перед девушкой покрасоваться разбитой рожей успел, фактически, как и напарника себе отыскать в первоначальный же сутки. Это успех граждане, лишь вот беда, я на данный момент сижу на постели гол, как сокол в одних плавках, да и все. Спрашивается, где мои вещи?

Кстати о том напарнике… В то время, когда я в первый раз забрал в руку той клинок, то появилось у меня такое чувство, словно бы душа той девушки и моя как будто бы пошли в неспециализированный ритм дыхания, никак ли резонанс выходит. Те глаза, последнее, что я на данный момент могу отыскать в памяти, глаза той девчонки полные благодарности и слёз, а фактически за что? Это я ей обязан за спасение моей тушки. Вот, лишь весьма интересно, женщина смогла разглядеть и душу Витана скрытую во мне?

До тех пор пока я раздумывал о случившемся, вероятнее это было день назад, за стеклом входной двери в мою палату, показались три тени. Сложно разобрать, вероятнее: две дамы и мужчина. Они о чем ты скажи, Всевышний знает о чем, позже тень мужчины пропала. Вот пища для раздумий, а думал я, сидя в позе лотоса прямо в постели, но нежданно вошедшая Мира сансей, и, кто бы имел возможность поразмыслить, рядом с ней стояла, та самая женщина, тот самый клинок… В прошибло все также чувство единого ритма дыхания душ.

— О-ооо, вижу, отечественный храбрец наконец-то проснулся, и, думается, уже здоров. – Радостно сказала учительница и уставилась на меня. Сложно обрисовать, как мне стало некомфортно, а цвет моего лица предположительно был красно-пурпурный. Про глаза и сказать нечего, и без того ясно, что по пять копеек были.

Заявить, что я с криками скоро нырнул под плед больничной койки- это ничего не сообщить. Я со скоростью звука.

— Какого именно черта, стучаться блин что ли не учили!? – Горел я на гостей ужасным пламенем. У тех лишь сделались кривые ухмылки, а на лицах выступила испарина.

— Да я фактически ненадолго, большое количество дел да забот. Ты вот фактически забери листок, в том месте все и прочтёшь. Кстати тебя уже выписали из поликлиники, так что, сейчас можешь отдохнуть. Погуляй по городу, свежим воздухом подыши, обживись меньше. Кстати твой напарник весьма за тебя нервничал и желает оказать помощь жильём и экскурсией, так что ты сейчас под опекой Сойер. – Все кроме этого с кривой ухмылкой и легкомысленно пропел преподаватель, и ушел, нежданно и скоро. Лишь и остался тот листок на тумбочке, как и фактически Сойер. Стоит и наблюдает на меня, радуется робкой ухмылкой, с занимательным пакетом в руках.

— Нус, выписать меня, выписали. Лишь, где мои вещи? Либо у вас дано ходить в одних панталонах? – Пробурчал я, опасливо глазея, завернувшись в покрывало. Женщина лишь подошла и протянула руки вперед с пакетом, и зачем-то покланялась…

— Это еще, что за фигня? Наподобие мне титул короля не давали, к чему эти поклоны блин. Такс, первое: никаких вот этих поклонов и без того потом, было бы за что, что я фактически не знаю… Второе: отвернись блин либо по большому счету выйди… — Пробурчал я, заглядывая в пакет, вероятнее с новыми вещами.

А хорошие вещички но, как знали, что мой размер. Я отвернулся к окну и присел в постели, начал надевать тёмные джинсы, одев, я поднялся и легко попрыгал и сделал пару пробных шагов. Но хорошие штанишки. Солнце приятно согревало тело, как бы женщина не старалась немного открыть двери негромко, все равно я уже осознал, что она пялиться на меня, тоесть на мои шрамы на пояснице, бережно так из дверной щелочки.

— Шрамы остались по окончании сильных ожогов и рваных ран. – Нормально сообщил я, натягивая занимательную рубаху, которая вместо пуговиц сшита, а сшита чем фактически? Весьма шов похож на тот, которым в большинстве случаев людей штопают. А Сойер ответом, наверное, довольна, значит, предугадал я со шрамами, точно о них задумалась.

Текс, в одежде разобрались, в завершении я: надел ботинки из тёмной как смолы кожи, механические часы из чёрной стали. Поверх рубахи с закатанными рукавами я надел жилетку и мрачно красный галстук. Хорошие вещи, как влитые на мне сидят, в этот самый момент в моей голове пролетела картина, как мое мёртвое и ОБНАЖЁННОЕ тело меряют на протяжении и поперек линейкой, снимают мерки мол. И фактически вопрос, кто же снимал мерки… Никак ли Сойер? Либо Нагас сансей? Либо вовсе, какой-то левый мужик!? По пояснице от таких мыслей пошли мурашки, пробило дрожь.

— Ред не кипятись, это я оставил на листочке твой размер одежды. – Как неизменно своевременно ответил Витан в глубинах моего подсознания.

— Блин Вит, а возможно было раньше, мин. на десять так сообщить, в то время, когда мне в голову не лезли всякие занимательные мысли?

— Знаю я о твоих мыслях, имей совесть Ред, о таких вещах подозревать ту милую девушку.

— Та иди ты, моя голова, имею право думать о всяком.

Превосходно, сейчас возможно и почитать, что в том месте мне написали. Тетрадный лист зашелестел, в то время, когда я забрал его в руки. Кровать негромко скрипнула под весом моей пятой точки, разрешив мне принять эргономичную позу для чтения. До тех пор пока я вчитывался в текст, рядом подсела Сой, ну весьма интересно девчонке, пускай также просматривает, мне не жалко. Ага, значит на следующий день уже на учебу, прекрасно. Пробежался дальше глазами на протяжении строчков. Канцелярия, книги, прочая мелочь и сумка в перечне. Ага! Машинку мою оставили на парковке, блин запылилась предположительно детка, пока ожидала меня… Нечего, сейчас же заберу. Ну, на этом и все выходит, возможно и прогуляться.

За рукав легко подергали. Я взглянуть на полные интереса глаза напарницы, она пальцем продемонстрировала на строчки, о моей машине.

— Желаешь заметить мою машину? – С ехидной ухмылкой пропел я и исправил перья от гордости. Та лишь кивнула в согласии и начала, вероятнее, фантазировать, на лице, по крайней мере, было так написано.

В то время, когда мы вышли на свежий воздушное пространство, я достаточно потянулся и улыбчиво наблюдал на небо. Солнце приятно грело тело, мало слепило глаза. Такс необходимо будет между делом очки новые приобрести, в противном случае глаза вытекут.

— Ну что? Пошли что ли, продемонстрируй мне ваше городишко. – С ухмылкой сказал я и пошлепал вперед. Следом нагнала меня и женщина и, схватив меня за руку, потянула за собой. – Э, блин, полегче будь, руку оторвешь, ха-ха-ха, блин ну больно так как.

Бродя через улочки города, я поражался его красочности. Люди невзначай себе, жили, и их было довольно много, в случае если что, город пребывать линии знает где, среди Невады, мда, упорство и прогресс творят чудеса. Наконец-то добрались до магазинчиков, они все были на одной улице, которая тянулась, чуть ли не за горизонт. В моих руках было два полных пакета, с всякими нужными мелочами. На плече была тканевая сумка с эмблемой Шинигами. Что сообщить, в этом городе нет таковой вещи либо предмета где не находилась бы эта и жутко известная эмблема.

В этот самый момент, моя любопытная рожа узрела крытую палатку с солнцезащитными очками. Заявить, что в этом, мол, магазинчике очков было большое количество – это нечего не сообщить. Их было дофигище! Глаза разбегались от для того чтобы выбора. Сообщить честно, я отыскал с дюжина крутых окуляров, но со скрипом на сердце я выбрал, самые приглянувшейся из самых-самых. Оплатив за них, я взглянуть на Сойер и, скоро побегав глазами, по товарам, забрал очки с желтыми линзами, в бронзовой оправе. Расплатившись, и за них, я одел их на девушку. Сначала она удивилась, и, сняв их, начала их разглядывать, но под моей уверенной миной, комплиментами торгаша и большими глазами девчонка улыбнулась и натянула их обратно.

Дело близилось к вечеру, вместо двух пакетов, на моих руках уже было четыре пакета. Задача усложнилась тем, что Сой зашла в супермаркет, но по количеству еды кушать она обожает. Заметив, как она тащит пакеты, в моей голове перемкнуло и меня понесло в режим: « Мужика ». Сейчас тащу эти пакеты и думаю о собственном заскоке.

— Молорик Редди, знаешь иногда полезно поупражняться, ну и пред девушкой красавчиком показаться. – Нежданно с легким сарказмом проговорил Витан. Ну блин юморист хренов, думает, начитался смешных рассказов в издании сейчас великий юморист? Ну, нечего, устрою я ему ночь страха, в то время, когда я вынужу наблюдать забугорный « Дом 2 », правда и мне его наблюдать придеться, блин холера, ну нечего, основное совершить воспитательные меры да и себе нервишки пощекотать….

До тех пор пока я думал о замысле мести, я и Сойер, утомившиеся, как зебры по окончании пробежки, дошли до парковки. Я заметно оживился в этот самый момент сейчас ни четыре пакета в одной руке, не обалдевшая от таковой резкой хватки напарница в второй руке, не заберут у меня ни сил, ни настроя на то, что я не так долго осталось ждать замечу свой автомобиль, лишь бы с ней нечего не произошло…

С таким вот настроем и не малым грузом я прибежал к входу парковки. Заскучавший в собственной будке охранник, лениво дал мне ключи и талончик. Автомобилей,впрочем , было прилично, парковка хоть и громадная, но забита под пробку.

— Блин и где искать машину в этом лабиринте? – Бурчал я, выглядывая маслкар. Женщина шла рядом и непонимающе крутила головой. Блин, показался ей предположительно еще тем маньяком автомобильным.

Наконец-то я отыскал собственную детку, легко покрытую пылью, одинокую машинку, но при свете вечернего солнца она смотрелась божественно. Ключи открыли дверной замок, легко скрипящая уперлась в открытом состоянии, дав мне возможность закинуть треклятые пакеты на заднее сиденье. Сойер с глазами, каковые светились огнем жуткого интереса и восхищения, лишь рядом поднялась и уставилась на нее, поглаживая капот. Ну, вот и превосходно, имеется время проверить тайники. Рука потянулась под сиденье, и я рад был ощутить рукоять обреза, заряженного картечью, мол довод для назойливых, а раз обрез не нашли, то и сумку с моим кольтом 1911 и шестью десяти тысячью долларов точно не прикоснулись, от-ли-чно! Минутой я перевел взор на девушку, проскочила идея отыскать отель для ночевки, а на следующий день на свежую голову идти на учебу. Блин, надыть бы и Сойер к её дому отвести, устала предположительно по окончании дня таскания меня по городу… Блин я мужик либо не!?

Женщина продолжительно не думала, когда я внес предложение ей довести её к себе, лишь легко и налилась румянцем, но с радостью дала согласие. Прыгнув на сиденье, начала ёрзать собственной пятой точкой, некомфортно ей видно, вон, на мине её написано. Двигатель завелся не сходу, ну что сделать, на не прогретый движок, с первой попытки зависти машину маловероятно, да и зажигание необходимо поменять блин.

Все же с третий попытки транспорт взревел могучим движком, разрешив слегка прогреться ему, я покатил вперед. Ехали не продолжительно, повиляв по улочкам, выехали в студенческий район города. Тормознув у ветхого, одного из многих в этом районе трехэтажного дома, я заглушил движок.

Сидели, без звучно мин. десять, я уже успел пересчитать, сколько книг успел перечитать Витан. На улице и вовсе уже стемнело, что сообщить а райочик бедный на уличные фонари. Жутковато кроме того с таковой теменью, но за то сейчас вправду возможно назвать это место городом смерти. Мрачно, негромко и тьма хоть глава выколи.

— Нус, что ли давай, до на следующий день, в общем. Мрачно уже, мне еще отель искать на ночевку, да и ты предположительно уже дремать желаешь. – Неуверенно промямлил я, глядя линия знает куда в темень.

Самое занимательное, что Сойер так на меня посмотрела, что такое чувство, словно бы я ей, что-то обязан. И в действительности, что-то, наверное, отыскав в памяти, женщина извлекла еще одно, вероятнее письмишко. Под светом маленькой лампочки я принялся его просматривать.

« Привет-привет Штейн кун, пишет Мира сансей, поскольку правильно Шибусена оружие и мастер есть в праве на совместное проживание, по желанию само собой разумеется. И выходит, жилья у тебя нет, а мест в общежитии уже кроме этого нет, то Шибусен тебе и Блекроуз дает квартиру на проживание. Вещи уже в том месте, ключи дадут ваши соседи. Все не скучайте, адрес вашего нового дома: Улица Студентов, дом 2, квартира 7.

От для того чтобы письма мои глаза поднялись матом, в собственном сознании я жутко завыл от безысходности. Не легко было не продемонстрировать это при девчонке… Спрашивается, Чо это за фигня!? Они что в том месте, в край оборзели!? Либо задавать вопросы вывод студентов не по их части!? Не смотря на то, что в случае если поразмыслить на халяву дали жилье, еще и деньги сэкономил. Хорошо, линия с ними, посмотрим, что в том месте за квартирка. Ну блин боль головная, привык сам себе глава, а сейчас с сожителем, еще и женщина, ох ощущаю, будет мне тяжко в этом деле… Женщина же, похоже знала, на ехидной её рожице было написано, довольная, что тот слон… Ну блин холера…

Порадовало, что в подъезде был свет. Встали по еще не совсем скрипучей лестнице до третьего этажа. Древесная, окрашенная лаком ветхая дверь, несла на себе гордо цифру семь, и позволяла понять, что это отечественный объект, так сейчас ключи.

Соседи двери открыли, лишь в то время, когда я бахнул по двери с ноги, да так, что она сама не вылетела с петель. Дверь открыл, кто бы имел возможность поразмыслить, ах будущее злодейка… Перед моими полными сонности и злости глазами стоял сонный Соул. Он, словно бы осознал мои мысли и протянул мне здоровый и ветхий ключ. Глаза кроме того не открыл, вот блин сурки, восемь часов вечера блин лишь. Забрал без звучно ключ, я развернулся к собственной двери, ключ протяжно скрипя открыл дверной замок и дверь открылась скрепя петлями отварилась, разрешив войти отечественную парочку в квартирку.

Своеобразны щелкнул включатель, и на вид ветхая люстра осветила скромную квартирку. В случае если кратко обрисовать, то планировка была не умная. Самая большая комната была условно разделено на гостиную и кухню. Стол, дробящий между собой кухню и гостиную. Одна часть стенки была из кирпичной кладки, остальные стенки были оклеены однотонными обоями кофейного цвета. На кухне в основном была кирпичная кладка и коричневая плитка. Кроме этого прилагались ванная, с ядовито синей плиткой и две помещения, однообразных, как две капли воды. В основном обрисовывать подробно квартирку, смысла нет. В трех словах – легко, бедно и уютно. Порадовало, но и поразило, что мои, что и вещи Сой были уже тут. Хоть и в основном тут было больше барахла Сойер, из моего барахла, всего сумка с вещами да книгами и все тут.

— Напарница, ты как, не оголодала за сутки? – Закинув продукты в холодильник, по-хозяйски проговорил я.

Вот правда женщина уже мирно дремала, лишь присев на диван, вот так как именуется — устала. Аккуратно и тихо-тихо, что бы ни разбудить отнес её в помещение и бережно положил в постель. До тех пор пока её укрывал, женщина сделала по-кошачьи довольное лицо и негромко засопела, обхватив подушку. Я стоял и без звучно наблюдал, на душе стало теплее, глядя на это. Опять привлек внимание шрам девушки, прохватило болью и мой шрам на лице. Где же ты так попалась на данный рубец…

Закрыв дверь помещения, я, наконец-то облегченно набрался воздуха и положил руку на прикрытые глаза.

— Ну что, какие конкретно сейчас замыслы Редерик? – Нормально задал вопрос Витан, сидя на диване.

— Какие конкретно, самые простые. Жить старик и все тут, может хоть тут выйдет осесть. – Безразлично и устало прохрипел я.

— А те нападающие, со необычными шевронами? Ты бы не расслаблялся Редди, либо забыл Бруклин? – Резонно продолжил он, взглянуть на меня.

— Да, ты блин прав само собой разумеется, лишь думать об этом я уже не желаю, по крайней мере сейчас. – Негромко сообщил я, прилег на диванчик и прикрыв глаза рукой. – Через чур много событий случилось за последние дни, хватит себе уже мозг разламывать.

Месяц осветил бледным светом ночной город. Витан стоял у окна и наблюдал в горизонт. Штейн только лишь время от времени сопел в крепком сне, скрипя пружинами на ветхом диванчике.

БЕДНЫЙ СТУДЕНТ УСТРОИЛ ПОБЕГ ИЗ ПОЛИКЛИНИКИ В МАЙНКРАФТ | ВЫЖИВАНИЕ СТУДЕНТА В MINECRAFT


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: