Плюсы и минусы «тепличного воспитания»

в один раз мне пригодилось сходить в школу, где обучался мой сын (в ту пору третьеклассник), дабы сделать очередной взнос в пользу отечественного бесплатного образования. Как водится, сбором денег занимались активисты родительского комитета, и с одной таковой мамой мне предстояло встретиться. Каково же было мое удивление, в то время, когда я застал ее за совсем немыслимым, с моей точки зрения, занятием: заботливая мама, сидя на корточках перед собственным сыном, завязывала ему шнурки. Она весьма спешила: сразу после уроков нужно было успеть на занятия по английскому. К тому же мне было как мы знаем, что ее сын посещает бассейн и музыкальную школу. Наверное, девятилетний паренек уже умел плавать, бренчать на фортепиано этюды Черни и кое-какие слова произносить по-английски. В о т лишь завязывать ш н у р к и до сих пор не обучился. И данный пример вынудил меня о многом задуматься. В с е мы приложив все возможные усилия стремимся стимулировать развитие собственных детей. Но как верны те цели, каковые мы ставим, и способы, каковые выбираем? Не рискуем ли мы вырастить тепличное растение, владеющее многими полезными качествами, но не хорошо приспособленное к настоящей судьбе?

В то время, когда мы говорим о «тепличном воспитании», то суть этого образного выражения, думается, понятен всем. Тепличным растением именуют ребенка, что окружен заботой и чрезмерным вниманием, огражден от неприятных столкновений и неудобств с действительностью. Плоды для того чтобы воспитания плачевны: непременно человеку приходится столкнуться с несовершенством мира, но он оказывается к этому не подготовлен. Ребенок вырастает инфантильным, несамостоятельным.

В Англии сейчас большое количество говорят о «тепличных детях» ( hothouse children). Но буквальный перевод в этом случае может ввести в заблуждение. Дело в том, что британцы акцентируют другой — хороший — нюанс так именуемого тепличного воспитания. Вправду, цветок, которому созданы благоприятные условия, растет стремительнее и расцветает бросче. Так и ребенок, чье развитие стимулируют и поощряют, получает большого прогресса

Пара лет назад заметила свет книга британского психолога Майкла Хоу «Правда и вымысел о тепличных детях». В ней создатель пробует сопоставить разные подходы к раннему обучению и воспитанию детей. Любой из нас заинтересован в том, дабы отечественные дети добились успеха в жизни, максимально показали таланты и свои способности. Исходя из этого очень весьма интересно прислушаться к точке зрения британского психолога по этому вопросу. Так что же верно, полезно, а что неверно в «тепличном воспитании»?

В английской психологии и педагогике продолжительное время господствовало убеждение, что способности, определяющие успехи человека на его жизненном пути, являются врожденными и фактически неизменными. Измерить их возможно достаточно совершенно верно посредством психотерапевтических тестов. По требованию «отца британской педагогической психологии» сэра Сирила Берта в школах была введена совокупность тестирования, разрешавшая уже в младшем школьном возрасте отсортировывать «интеллектуальную элиту». Действительно, придирчивый анализ работ самого Берта разрешил распознать последовательность откровенных подтасовок и злоупотреблений, что очень сильно поколебало позиции его приверженцев. Да и педагогическая практика, основанная на раннем отборе, приводила не столько к разделению, сколько к дискриминации. В следствии совокупность «сортировки» детей по свойствам была в Англии неспешно ликвидирована. (Увы, чужие неточности не всегда являются уроком. Сейчас в отечественных школах деятельно внедряется подразделение детей на одаренных и второразрядных. Поощрение одаренности — добропорядочное дело, но это только одна сторона медали. Не рискуем ли мы уже в который раз набить личные шишки, повторяя чужие заблуждения?)

Недавно британское телевидение продемонстрировало серию передач, посвященных детям, каковые с самого раннего возраста демонстрировали очень я р к и е ^ способности. Эти дети раньше начинают сказать, их обращение богата и ясна. Они раньше осваивают грамоту и скоро покупают широкую эрудицию. Кое-какие уже в дошкольном возрасте демонстрируют необычайные успехи в области математики, играются на музыкальных инструментах, говорят на зарубежных языках. Но, создатели передач сосредоточили внимание не на необыкновенной одаренности этих детей, а на тех упрочнениях, каковые были приложены родителями для развития их свойств. Демонстрация впечатляющих примеров породила оживленную дискуссию о том, какую роль смогут сыграть родители в обогащении и ускорении развития ребенка.

Но, показательные примеры для того чтобы рода известны в далеком прошлом. М. Хоу приводит пример практически трехсотлетней давности. В начале XVIII века в Венеции существовал детский приют, в котором преподавал музыку знаменитый композитор Антонио Вивальди. Конечно, дети, волею судьбы появлявшиеся в приюте, не могли похвастаться происхождением от знатных и одаренных предков, так что их врожденная предрасположенность к музицированию была очень вызывающа большие сомнения. Однако, взращенные в воздухе высокой музыкальной культуры, они с детства осваивали игры и искусство пения на различных инструментах. По оценкам современников, уровень концертов, проводившихся в приюте, был непревзойденным. В целом приблизительно треть воспитанников потом взяла признание как музыканты и певцы. Это говорит о том, что благоприятная стимулирующая создание и атмосфера богатых возможностей для культивирования тех либо иных свойств смогут привести к поразительным итогам кроме того вне связи с врожденной предрасположенностью. (Существование врожденной одаренности при таких условиях по большому счету возможно поставить под сомнение.)

Так, заключает Хоу, практически любой ребенок, в случае если создать ему благоприятные, тепличные (в хорошем смысле) условия, способен на высокое развитие свойств. Другими словами большая часть детей способны на значительно более высокие успехи, чем от них в большинстве случаев ожидают.

Но, нужно остерегаться и преувеличенных амбиций по этому поводу. Чрезмерная интенсификация обучающих занятий в раннем возрасте чревата психотерапевтическими срывами. Возможности ребенка громадны, но не бесконечны. Обычно их недооценивают, и это не разрешает детям их всецело реализовать, но и переоценивать их страшно.

Помимо этого, сосредоточение упрочнений на каких-то определенных занятиях (к примеру, музыкой либо зарубежными языками) иногда ведет к односторонности развития. В случае если родители грезят видеть собственного ребенка музыкантом-виртуозом и нормально относятся к двойкам по математике, то, быть может, они сумеют добиться собственной цели. Нужно только отдавать себе отчет, правильно ли избрана цель и возможно ли ее достижение в ущерб вторым сторонам развития. Показательным показателем помогает наряду с этим энтузиазм самого ребенка в отношении к избранной сфере. В случае если же налицо отсутствие интереса либо, более того, приходится преодолевать сопротивление ребенка, то надежды на успех мало. Исходя из этого принципиально важно, дабы родители не навязывали ребенку личные нереализованные устремления, а прислушивались к его личным склонностям.

В случае если очень высокое развитие свойств, в большинстве случаев, быть может, то это вовсе не свидетельствует, что оно неизменно нужно. Нельзя исключать, что, в чем-то обогащая ребенка, мы в один момент его обделяем в другом. Ребенок, заметно выделившийся из массы сверстников, рискует столкнуться с значительными проблемами в общении с ними, что кроме этого ведет к формированию нежелательных психотерапевтических линия.В данной связи уместно отыскать в памяти об идеях, высказанных много лет назад отечественным соотечественником А. В. Запорожцем. Им была сформулирована концепция амплификации (практически — обогащения) детского развития. Предостерегая против подстегивания развития (так называемой неестественной акселерации), он призывал не спешить загонять детей за парты, а максимально применять в раннем возрасте развивающие возможности своеобразны детских видов деятельности, в первую очередь игры. Как продемонстрировали неутешительные результаты перехода к массовому обучению шестилеток, концепция амплификации значительно более соответствует природе детства и отнюдь не отрицает интенсивного развития.

Необходимо помнить, что главным развивающим причиной для ребенка выясняются не столько целенаправленные обучающие упрочнения, сколько интеллектуальная воздух | семьи. Наивно ожидать, что сын вырастет ценителем Вергилия и Гомера, в случае если мама уже много лет не брала в руки иных книг, не считая амурных романчиков. Большая часть своих родителей не забывают со школьной скамейки от силы дюжина британских либо германских слов, но упорствуют в том, дабы их дети стали читать в оригинале Шекспира либо Гёте. Смешно наблюдать, как отец, что на протяжении собственных деловых операций двузначные числа складывает на калькуляторе, требует, дабы его дочь приняли в гимназический класс с математическим уклоном.

Возможно, прогресс человечества в т о м и состоит, ч т о дети превосходят своих родителей. Но они не в состоянии превзойти их многократно, и это также непреложный закон, связанный не столько со спорными механизмами генетической предрасположенности, сколько с обстановкой взросления. В иерархии людских достижений и способностей ребенок может и обязан подняться на ступень выше мамы и папы, но наивно ожидать, что он как по волшебству вознесется ввысь, перепрыгнув много ступеней. Исходя из этого, задавая планку развития своим детям, нужно отдавать себе отчет, на каком культурном и интеллектуальном уровне находится семья ребенка — отечественная семья. Исходя из этого уровня и нужно ставить планку, причем кроме того повыше, дабы было к чему стремиться. Но вознести ее через чур высоко было бы безтолку, а в итоге — легко жестоко и довольно глупо.

Родительские амбиции иногда заставляют нас подстегивать развитие ребенка. Ну разве не приятно похвастаться, что четырехлетний кроха может просматривать? Но вот лишь для чего ему это умение в столь раннем возрасте? Крохе в силу объективных закономерностей психологического развития на этом этапе нужно в основном эмоциональное общение со сверстниками и особенно — с родителями. «Братьев Карамазовых» он все равно просматривать не станет, а сказку про Карлсона кроме того нужнее услышать из уст мамы, чем в этом возрасте прочесть самому. Кстати, блистательный Уинстон Черчилль до четырехлетнего возраста по большому счету не сказал, но в итоге стал Черчиллем.

Забота о развитии детей — это отечественный родительский долг. Им недопустимо пренебрегать. Но и выполнять его нужно трезво, без иллюзорных амбиций.

В «звезды» с пеленок

Глубочайшим свойством людской натуры есть страстное желание людей быть оцененными по преимуществу. Тяжело не дать согласие с этим метким замечанием, которое американский философ Уильям Джемс высказал еще сто лет назад. И, развивая эту идея, возможно добавить, что для любого человека крайне важно, дабы его увидели, обратили на него внимание. Так как тем самым окружающие подтверждают отечественное убеждение: «Я не безлюдное место, я недаром существую на свете, я кое-что означаю…» В случае если тому не находится никаких подтверждений, легко впасть в уныние. Чувствовать себя неизвестной единицей в безликой толпе унизительно и неуютно. В о т из-за чего все мы с юных лет стремимся бросче выразить себя в любой дешёвой форме, привлечь интерес окружающих, а вдруг окажется, заслужить их восторг и похвалу. Увы, значительно чаще не получается, по причине того, что в большинстве собственном мы люди очень обыкновенные. И мы привыкаем ограничиваться симпатией близких и родных, с годами утрачиваем грезы о Нобелевской премии либо об «Оскаре».

Но с рождением собственного ребенка мы иногда переживаем новый всплеск полузабытых чувств. Очевидно, отечественное дитя превосходит всех талантом и обаянием, и желаемый «Оскар», до которого не удалось дотянуться нам самим, уж ему-то дастся точно. Мы практически не отдаем себе отчета, что проецируем на ребенка собственные притязания и давние мечты. Так как в случае если ему удастся добиться успеха, то это будет и отечественный успех (и это, честно говоря, самое основное). Не сумев в свое время доказать миру личные необыкновенные свойства, в лице ребенка мы получаем для этого новое средство.

Нет ничего плохого в том, в случае если когда-нибудь сын либо дочь станут глобальными знаменитостями — авторами бестселлеров, супермоделями либо кинозвездами. В случае если такова их будущее — пускай несут все ее тяготы и прелести (каковых также много). Но родителям не терпится. Хочется, дабы успех пришел поскорее, пораньше. С трепетным вниманием присматриваются они к мельчайшим показателям детской одаренности. И в случае если удается хоть толику подметить, горы готовы свернуть, только бы вытолкнуть чадо на эстраду либо на подиум. Допустим, им это удалось. Чего же они добились для себя и для собственного ребенка? Для наглядности разглядим пару показательных примеров, потому что, как говорят, факты — лучшие доводы.

Четверть века назад не было, пожалуй, на западе человека, что не определил бы ангелоподобного личика Марка Лестера — Оливера Твиста в известном британском фильме-мюзикле «Оливер!». Десятилетний мальчик, кстати не соответствовавший ни представлениям режиссера о наружности диккенсовского храбреца, ни описанию самого Диккенса, сумел своим обаянием убедить всю землю, что именно таким, как он, и был бессмертный ученик Фейджина, и стал в следствии известен и богат.

По горячим следам его пригласили сниматься еще в нескольких фильмах. Он снялся в одном — «нищий и Принц». На этом актерская карьера закончилась. Но фантастическая судьба знаменитости какое-то время еще длилась. Получив состояние, он приобретал от своих родителей двадцать пять пенсов в сутки на карманные затраты и под их неусыпным присмотром совершал турне по всему свету. Сейчас он вспоминает: «Америка, Япония, Гонконг. Время от времени было весьма скучно, в особенности в Америке. В том месте спасу не было от моложавых старая женщина с голубыми прическами, трепавших меня по щекам и щебетавших: «Какой милашка!» А папа сказал: такова цена славы».

В то время, когда его задавали вопросы, как он, став взрослым, распорядится собственными деньгами, он отвечал, что приобретёт космический корабль. Но, повзрослев, приобрел автомобиль «феррари», дом в аристократическом районе начал и Лондона прожигать жизнь в ресторанах и клубах. Приобщился к наркотикам. Т а к и встретил собственный двадцатилетие. Т у т деньги кончились. В газетах замелькали заголовки: «Принц Марк стал нищим», а позже его и вовсе забыли.

Он трудился официантом в ресторане. Позже увлекся карате, интересовался спортивной остеопатией и медициной. Но доступ к медицинскому образованию был для него закрыт, поскольку в звездном отрочестве он не удосужился закончить школу. Так что в двадцать восемь лет ему было нужно возвратиться за школьную парту. Оказалось, что он человек с характером. Не обращая внимания на насмешки, к тридцати годам он взял среднее образование, а позже закончил Английскую школу остеопатии. Сейчас ему за сорок. Он женат, у него маленькая дочка Люсинда. Е г о взрослая карьера лишь начинается. В собственном английском доме он открыл остеопатическую клинику. Он спортивен, подтянут, мускулист (у него тёмный пояс каратиста). Но в выражении лица осталось что-то миловидно-беззащитное, что весьма располагает к нему матерей, приходящих в клинику с больными детьми.

Видоизменение для того чтобы рода мы можем замечать и Сейчас. На полках видеотек еще возможно отыскать бестселлер начала 90-х «Один дома». В нем никому дотоле не узнаваемый восьмилетний Макколей Калкин сыграл забавного мальчишку, волею судьбы пережившего немыслимое приключение. Успех принято закреплять серийным продолжением. Скоро показался «Один дома-2», где чуть повзрослевший Калкин опять обыграл уже отработанные комические эффекты. Пара вторых фильмов, в которых его поторопились снять предприимчивые продюсеры, имели намного меньший успех. А последний фильм, где от Макколея потребовалось еще и танцевать, чего он ну никак не умел, и вовсе провалился, чуть окупив затраты. Вдогонку бестселлерам вышел «Один дома-3». Калкина в нем мы уже не видим. Забавный мальчишка успел вырасти в совсем не забавного угловатого ребёнка, чьи аандартные ужимки смотрятся натужно и уже не смешно. В новом фильме играется новый мальчуган, что, Наверное, повторит судьбу собственного предшественника.

Само собой разумеется, известны и иные примеры. Елена Проклова в первый раз снялась в фильме-сказке в подростковом возрасте, а после этого сделала хорошую кинокарьеру. Кристина Ор-бакайте, девчушкой блеснувшая в «Чучеле», снимается сейчас и занимает одно из ведущих мест среди эстрадных поп-звезд.

Так или иначе запрещено огульно обрекать детский успех на скорое забвение. Не редкость, что его удается развить и закрепить. Практически во всех случаях звездный час минует скоро и безвозвратно. И вчерашней звезде приходится мучительно свыкаться с сознанием собственной заурядности.

Как поступить родителям, в случае если, согласно их точке зрения, ребенок подает громадные надежды? Если вы всенародно признанный режиссер либо капитан шоу-бизнеса, то нечего и задаваться этим вопросом. Ваше дитя добьется всего, чего вы захотите, потому что на современной сцене «раскрутить» возможно, возможно, кроме того глухонемого. По крайней мере, отпрыск сможет понежиться в лучах вашей славы. Ну а если вы фигура не столь большая и сами сделали карьеру более прозаическую? Само собой разумеется, и т у т остается надежда самим погреться в лучах славы дитяти. Но эта пора будет краткой, а для самой «звезды» «лучи» могут быть обжигающими. Детское обаяние, которое деятельно эксплуатирует шоу-бизнес, со временем в большинстве случаев улетучивается. А вдруг, не считая него, никаких особенных свойств не проявилось, то результат однозначен. В то время, когда шестилетний пианист выполняет Шопена, это умилительно. По прошествии нескольких лет это уже очевидно. А он, привыкший к аплодисментам, недоумевает: отчего к нему уже нет прошлого интереса?

Многие из нас подвержены страшной иллюзии: в случае если кроха в пятилетнем возрасте сумел сочинить складный стишок, то, значит, лет через десять в обязательном порядке напишет нового «Евгения Онегина». Возможно, и напишет, но загадывать до тех пор пока рано. А вот с малолетства убедив его в его поэтическом даре, родители рискуют, вероятнее, вырастить амбициозного и навязчивого графомана — грозу издательств. Не смотря на то, что стишки смогут так и не превзойти уровня детского лепета.

В случае если у ребенка имеется способности, долг своих родителей оказать помощь ему их развить, а не калечить ему жизнь, как часто бывает, в то время, когда свойства переоцениваются, а притязания непомерно завышаются. Порадуемся за собственного ребенка, если он прекрасно поет, может танцевать, талантливо рисует. И подумаем о особой школе либо училище, в будущем, быть может, о консерватории и т. п. Другими словами о возможности. Лишь не нужно готовить ребенка в «звезды» с пеленок, потому что это — безлюдные хлопоты и неизбежные психологические травмы. Бутон, раскрывшийся через чур рано, вероятнее, так же рано увянет и опадет. И лишь росток, окрепший на хорошей почве, способен дать по-настоящему драгоценные плоды.

КАКУЮ ТЕПЛИЦУ ВЫБРАТЬ? минусы и Плюсы. ОБЗОР.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: