Плутарх — наставление супругам

Плутарх Поллиану и Евридихе шлет наилучшие пожелания! По окончании древнего песнопения, что вам, как новобрачным, посвятила жрица Деметры, надеюсь, и моя обращение, что вас касается и с брачной песней сливается, окажет воздействие нужное и напеву созвучное. У музыкантов один из свирельных напевов когда-то именовался конским, возможно, за то, что у коней зга мелодия возбуждает амурный пыл и подстрекает их к совокуплению. А у философии хоть и имеется множество красивых речей, ни одной из них не уступит по важности эта, свадебная, потому что тех, кто решил связать себя супружескими узами, она завораживает, делая ласковыми и нежными в отношениях между собой. И вот, в кратких, дабы легче было запомнить, сравнениях изложив главное из того, что вам, вкушая от философии, уже неоднократно приходилось слышать, отправляю обоим неспециализированный презент, умоляя Муз оказать Афродите содействие и помощь: так как семейный очаг и супружество куда более, чем какую-то лиру либо кифару, подобает им приводить к созвучию и согласию при помощи красноречия, философии и искусства. Недаром древние рядом со статуями Афродиты строили изваяния Гермеса, намекая на то, что удовольствия, которые связаны с браком, в первую очередь нуждаются в здравом размышлении, строили кроме этого статуи Пито и Харит, чтобы всего, что хотят, жены получали друг от друга не перебранками и ссорами, но убеждением.

(1) Солон предписывал новобрачной, перед тем как уединиться с женихом в спальне, съесть плод айвы, возможно, после этого, дабы первое чувство от лица ее и голоса было сладостным и чарующим.

(2) В Беотии новобрачную полностью закутывают, а голову украшают венком из спаржи: так как это растение с очень твёрдыми колючками приносит ласковейшие на вкус плоды, так и юная супруга того, кто не сбежит от нее, отчаявшись от сначала строптивого, несносного ее нрава, вознаградит позже послушанием и кротостью в супружеской судьбе. А те, кто не сумели выдержать первых же ссор с юной супругой, ничем не отличаются от таких, кто виноград оставляет второму только вследствие того что он недозрел. Да и невесты, каковые, чуть успев выйти замуж, уже обиженны мужьями, подобны тем, кто пчелиные укусы перетерпел, а медовые соты кинул.

(3) Сначала особенно направляться молодоженам остерегаться стычек и разногласий, глядя на то, как кроме того склеенные горшки вначале легко рассыпаются от мельчайшего толчка; но со временем, в то время, когда места скреплений станут прочными, ни пламя, ни железо их не берут.

(4) Подобно огню, что в тростнике, соломе и заячьем волосе легко вспыхивает, но скоро угасает, если не отыщет себе второй пищи, любовь ярко воспламеняется цветущей телесной привлекательностью и молодостью, но не так долго осталось ждать угаснет, в случае если ее не будут питать добрый нрав и душевные достоинства юных супругов.

(5) Ловля посредством отравы позволяет без проблем и скоро добыть рыбу, но портит ее, делая несъедобной, так и жены, каковые приворотными зельями и ворожбою стараются удержать при себе мужей, чувственными удовольствиями пленяют их, но живут позже с безумными и умалишёнными. Кроме того Кирке никакой не было пользы от заколдованных ею, и не знала она, что с ними делать, перевоплощёнными в свиней и ослов, но в Одиссея, что оставался в здравом уме и держался с нею осмотрительно, влюбилась до беспамятства.

(6) Жены, каковые предпочитают помыкать глупым мужем, нежели слушаться умного, напоминают таких, кто в пути предпочитает вести за собою слепца, чем идти за человеком зрячим и опытным дорогу.

(7) Дамы не верят, что Пасифая имела возможность влюбиться в быка, будучи супругою царя, хоть и видят сами, что иные замужние дамы тяготятся собственными строгими, воздержными мужьями, но с распущенными сластолюбцами, как будто бы с псами либо козлами, сходятся очень с радостью.

(8) Кто по заболеванию либо слабости не имеет возможности взбираться на коня, обучает его самого приседать, подгибая колени; так и другой, женившись на богатой либо знатной, вместо того дабы облагораживаться самому, унижает ее, дабы легче было помыкать ею, покорной и робкой. А следовало бы, как и с конем, поберечь ее честь и преимущество, прибегая всего лишь к узде.

(9) Удаляясь от солнца, луна сияет ярко и четко, но меркнет и делается невидимой, появлявшись рядом; целомудренная же супруга, наоборот, обязана показываться на людях не в противном случае как с мужем, а в то время, когда он в отъезде, оставаться невидимой, сидя дома.

(10) Не прав был Геродот, сообщив, что вместе с одеждой дама совлекает с себя стыд; наоборот, дама целомудренная, снимая одежду, облекается в стыд, и чем больше стыдливости между супругами, тем громадную любовь это указывает.

(11) В то время, когда два голоса образуют созвучие, окраску мелодии определяет тот из них, что ниже; всякое дело у разумных супругов решается с обоюдного согласия, но так, дабы главенство мужа было очевидным и окончательное слово оставалось за ним.

(12) Солнце одержало победу над бореем. В то время, когда порывистый ветер пробовал силой сорвать с человека плащ, тот плотнее запахнул его и не разрешил себя раздеть; в то время, когда же за ветром начало припекать солнце и человеку стало тепло, а позже и жарко, он не только плащ, но и хитон снял. Так поступает и большая часть дам в то время, когда мужья пробуют силой сократить их затраты на роскошь, они негодуют и яростно сопротивляются, но, в случае если убедить их разумными аргументами, легко соглашаются и становятся бережными.

(13) Катон исключил кого-то из сената за то, что в присутствии дочери тот поцеловал собственную жену. Может, это было и через чур сурово, но в случае если неприлично (а так оно и имеется) при посторонних любезничать, целоваться и обниматься, то разве не больший стыд при посторонних браниться и ссориться, нежность и ласку к жене проявлять втихомолку, но просматривать ей нравоучения и делать замечания открыто и во всеуслышание?

(14) Зеркало, кроме того украшенное золотом и драгоценными камнями, совсем безтолку, если не дает похожего изображения, так и от богатой жены проку никакого, в случае если настроением и своим поведением она не проявляет с мужем сходства и единодушия. Так как такое зеркало, в котором лицо радостное выглядит хмурым, а мрачное и хмурое смотрится весёлым и сияющим, сломано и негодно, значит, и супруга невыносима такая, что хмурится, в то время, когда супруг не прочь с ней поиграть и полюбезничать, а в то время, когда он занят важным делом, резвится и смеётся, первое свидетельствует, что супруг ей неприятен, второе — что она к нему равнодушна. Геометры утверждают, что плоскости и линии сами по себе неподвижны, а движутся вместе с телами; так и жене направляться собственных эмоций не иметь, но вместе с мужем и печалиться, и радоваться, и беспокоиться, и смеяться.

(15) Мужья, каковые не обожают, дабы жены с ними ели за одним столом, приучают их утолять голод в одиночку. Совершенно верно так же, кто держится с женой через чур сурово, не удостаивая смеха и шуток, тот принуждает ее искать наслаждений на стороне.

(16) За трапезою персидских царей их законные жены восседают рядом и едят с ними совместно, в то время, когда же цари желают выпивать и радоваться, тогда, отсылая законных жен собственных, призывают наложниц и музыкантш, и верно делают, что не допускают жен до участия в собственных развратных попойках. Но в случае если обычный супруг, к тому же сластолюбивый и распущенный, другой раз и согрешит со служанкой либо гетерой, супруга пускай не бранится и не возмущается, считая, что именно из уважения к ней участницей возмутительной, разнузданной пьянки он делает другую.

(17) В случае если цари обожают музыку, их царствование создаёт множество музыкантов, в случае если обожают ученость — расцветают науки, в случае если обожают борцовские состязания — умножается число атлетов. Так и супруг, что через чур заботится о собственной наружности, жену приучает к неумеренности в костюмах; сластолюбивый супруг делает жену распутной и похотливой; супруга порядочного и добродетельного человека делается скромной и целомудренной.

(18) Молоденькую девушку-спартанку в один раз кто-то задал вопрос, приходилось ли ей спать с мужчиной. О нет! — отвечала она. — Это ему со мной приходилось. Как раз так, я считаю, обязана себя вести замужняя дама: не уклоняться, не высказывать недовольства, в то время, когда супруг затевает что-то подобное, потому что это говорит о холодности и высокомерии, но и самой не напрашиваться, потому что так поступают лишь безнравственные распутницы.

(19) Заводить собственных друзей супруга не должна, хватит с нее и друзей мужа. Но самые главные и самые могущественные из них — это всевышние, а потому лишь тех всевышних супруге подобает чтить и признавать, коим поклоняется супруг, для ненужных же обрядов и чужеземных суеверий держать двери дома закрытыми. Ни одному из всевышних не смогут быть приятны обряды, в случае если супруга совершает их тайком и украдкой.

(20) Платон говорит, что блаженно и счастливо то государство, где мое и не мое считаются нехорошими словами и все рвение, какое лишь имеется, граждане употребляют на неспециализированное дело. Но куда больше такие слова нужно исключить из супружеской жизни. Как ушибы левой стороны, согласно диагнозу, отдаются болью справа, так и жене направляться болеть за дела мужа, а мужу за дела жены, и как путы, переплетаясь между собой, становятся прочнее, так и жены крепче привязываются друг к другу, в случае если на проявление заботы любой из них отвечает второму тем же. Сама природа, телесно соединяя нас, берет долю от каждого и смешивает воедино, так что порождаемое на свет получается неспециализированным для обоих, и никто не в состоянии отделить и различить в нем личные черты от линия другого. Как раз такая общность имущества украшает и супругов, все сливших и переплавивших в одно неспециализированное достояние, дабы не различать собственный и чужое, а, напротив, своим вычислять все, чужим — ничего. Подобно тому как разбавленное вино мы именуем вином, не смотря на то, что вода в нем образовывает солидную часть, так и дом со всем, что в нем имеется, нужно считать собственностью мужа, даже в том случае, если солидную часть принесла в приданое супруга.

(21) Жадной была Елена, сластолюбив был Парис, разумен Одиссей, верна Пенелопа. Потому и был один брак радостным и подражания хорошим, второй же Илиаду бедствий принес как эллинам, так и варварам.

(22) Римлянин, которого приятели упрекали за то, что он развелся с целомудренной, богатой и прекрасной женой, выставил вперед ногу и сообщил им: На вид данный башмак также красив и никак не изношен, но только бог ведает, где он мне жмет! Значит, не на приданое, не на знатность, не на красоту собственную направляться надеяться жене, а на то, чем по-настоящему возможно привязать к себе мужа: на любезность, уступчивость и добронравие, и качества эти проявлять ежедневно не через силу, как бы неохотно, но с готовностью, весело и с радостью. Лихорадку, появляющуюся незаметно и набирающую силу неспешно, доктора вычисляют более страшной, нежели та, обстоятельства которой ясны и очевидны; так н скрытые от окружающих небольшие, постоянные, повседневные ссоры жены с мужем, как ничто второе, приводят в расстройство и разлад их совместную судьбу.

(23) Царь Филипп влюбился в некую уроженку Фессалии, которая, как поговаривали, околдовала его приворотным зельем. Олимпиада приложила все силы, дабы заполучить эту даму в собственные руки. В то время, когда же ее привели на глаза царице и оказалось, что она не только превосходно прекрасна, но и в беседе держится разумно и с преимуществом, Прочь, клевета! — вскрикнула Олимпиада. — Приворотное зелье твое в тебе самой. Итак, законной супруге не страшно соперничество, в случае если мужа она пленяет добродетелью и нравом, в самой себе соединяя все, и приданое, и знатность, и приворотные зелья, а также сам пояс Афродиты.

(24) Та же Олимпиада про какого-либо молоденького флейтиста, что женился на даме прекрасной, но пользовавшейся плохой славой, сообщила: Он утратил рассудок, в противном случае бы не женился глазами. Жениться и в действительности направляться не глазами и не пальцами, как это делают кое-какие, подсчитывая, сколько за невестой приданого, вместо того дабы узнать, какова она будет в совместной судьбе.

(25) Сократ рекомендовал молодым людям чаще смотреться в зеркало, некрасивым — дабы скрасить безобразие добродетелью, прекрасным — дабы не позорить красоты злонравием. Прекрасно бы и замужней даме, держа в руках зеркало, сказать себе, если она некрасива: Какова же буду, в случае если стану еще и нескромной?, а вдруг прекрасна: Какова же буду, в случае если стану еще и скромной? Дурнушке делает честь, в случае если за добронравие ее обожают больше, чем обожали бы за красоту.

(26) Дочерям Лисандра сицилийский тиран отправил дорогие плащи и ожерелья, но Лисандр эти подарки отверг, сообщив: Такие украшения скорее опозорят, нежели украсят моих дочерей. Но еще раньше Лисандра это сообщил Софокл: «О нет, не украшением то было бы, наоборот, — только безумием и позором!» Так как украшение, как сказал Кратет, имеется то, что украшает, а украшает даму то, что делает ее более прекрасной, но делает ее таковою не золото, пурпур и изумруды, а скромность, стыдливость и благопристойность.

(27) Принося жертвы Гере Браковершительнице, желчь отделяют от остальных внутренностей и закапывают около алтаря; тем самым законодатель намекает, что вспыльчивости и злобе не место в супружеской судьбе. Замужней даме к лицу строгость, но пускай эта резкость будет нужной и сладкой, как у вина, а не неприятной, как у алоэ, и неприятной, как будто бы лекарство.

(28) Ксенократу, отличавшемуся пара безрадостным нравом, но в остальном безукоризненному, Платон рекомендовал приносить жертвы Харитам. И целомудренной жене, я полагаю, крайне важно держаться с мужем приветливо, дабы, как сказал Метродор, быть ему приятной супругой и не досаждать собственной добродетелью. Скромнице не нужно пренебрегать чистоплотностью, а любящей мужа — проявлениями нежности; так как суровость делает отталкивающим целомудрие жены, равно как и неопрятность — ее простоту.

(29) Та, что не решается в присутствии мужа смеяться и шутить из боязни показаться наглой и распущенной, подобна той, что кроме того маслом не смазывает головы, дабы не показалось, словно бы она умащена благовониями, и не умывает лица, дабы не показалось, словно бы оно нарумянено. ораторы и Поэты, избегая слов простонародных, неотёсанных и низменных, стараются увлечь и взволновать слушателя нравственностью содержания и стройностью изложения. И замужняя дама поступит разумно, в случае если откажется от распутных, развязных, уличных манер и будет пленять мужа житейскими и нравственными преимуществами, стараясь расположить его к себе добродетелью в сочетании с приятностью. В случае если же она от природы надменна и неласкова, супруг к этому обязан относиться снисходительно и, подобно Фокиону, сообщившему, в то время, когда Антипатр настойчиво попросил от него некрасивого, недостойного поступка: Запрещено во мне иметь и приятеля, и льстеца, рассуждать о собственной целомудренной, но жёсткой жене так: Запрещено в одной и той же иметь и мужу и гетеру.

(30) По старому обычаю дамы в Египте не носили башмаков, дабы больше сидеть дома. В случае если у отечественных дам отобрать расшитые золотом сандалии, ожерелья и браслеты, жемчуг и пурпурные одежды, большая часть из них прекратит ходить к себе домой.

(31) Феано, набрасывая на себя плащ, нечаянно обнажила руку до локтя. Какая прекрасная рука! — вскрикнул кто-то. Но не каждому дешёвая! — возразила она. Порядочная дама не только руку собственную, но кроме того беседы не должна выставлять напоказ, и подавать голос при посторонних должно быть ей так же стыдно, как раздеваться при них, потому что голос выдает и нрав говорящей, и свойства ее души, и настроение.

(32) Фидий, сделав для элейцев статую Афродиты, изобразил ее попирающей черепаху, в знак того что дамам приличествуют молчание и домоседство. Говорить супруга обязана лишь с мужем, а с другими людьми — через мужа, и пускай этим не огорчается, потому что, подобно флейтисту, она издает звуки хоть и не собственными устами, но более внушительные.

(33) цари и Богачи, оказывая почет философам, делают честь и им, и себе, но философы, заискивая перед богачами, им славы не прибавляют, а вот себя бесчестят. То же самое возможно сообщить и о дамах: повинуясь мужьям, они заслуживают уважение и похвалу, а получая над ними власти, позорят не только их, но еще больше самих себя. Честный же супруг повелевает женою не как хозяин собственностью, но как душа телом; считаясь с ее эмоциями и неизменно благожелательно. О теле возможно по-настоящему заботиться, не потворствуя, но, его прихотям и вожделениям; и женою возможно руководить так, дабы это ей доставляло удовольствие и радость.

(34) Тела, как утверждают философы, бывают трех видов: одни складываются из обособленных частей, как, к примеру, флот либо стоящее лагерем войско; другие — из сопряженных частей, как дом либо корабль; третьи образуют единое, сросшееся целое, как всякое животное. Приблизительно так же и супружеский альянс, если он основан на обоюдной любви, образует единое, сросшееся целое; если он заключен для приданого либо продолжения рода, то складывается из сопряженных частей; в случае если же — лишь после этого, дабы совместно дремать, то складывается из частей обособленных, и таковой брак вернее вычислять не совместной судьбой, а проживанием под одной крышей. Как будто бы жидкости, каковые, по словам естествоиспытателей, смешиваясь, растворяются друг в друге без остатка, вступающие в брак должны соединить и тела, и имущество, и друзей, и привычных. Недаром римский законодатель воспретил супругам обмениваться подарками: чтобы они не могли иметь собственного личного имущества и все вычисляли неспециализированным.

(35) В ливийском городе Лепта имеется древний обычай, по которому юная супруга через день после свадьбы отправляет к матери мужа просить кухонный горшок, а та не дает, отвечая, что горшка у нее нет, и делается это чтобы невестка сходу выяснила, что свекровь нежной не бывает, и позже, в случае если произойдёт между ними что-нибудь более важное, переносила это нормально и сдержанно. не забывая об этом, жене направляться избегать стычек со свекровью, поскольку матерям по большому счету характерно ревновать сына к невестке, и оказать помощь тут может лишь одно — получать размещения мужа так, дабы любовь его к матери не уменьшалась и не слабела.

(36) Матери, думается, больше обожают сыновей, за то что те способны быть им защитниками и помощниками, отцы же — дочерей, за то что те сами нуждаются в их защите и покровительстве, но в случае если жены одинаково уважают друг друга, то один из них с удовольствием и удовольствием даст предпочтение склонности другого. Но, это не верно уж и принципиально важно, но весьма славно, в то время, когда родителям мужа супруга старается выказать больше уважения, нежели своим собственным, и стоит случиться какой-нибудь неприятности, говорит о ней родителям мужа, а от своих скрывает. Так как символы доверия порождают проявление любви и обратное доверие — такую же любовь.

(37) Эллинам, проходившим службу в войске у Кира, полководцы приказали встречать неприятеля без звучно, если он нападает с криком, и, напротив, кидаться на него с криками, в случае если неприятель молчит. Умная супруга, пока разгневанный супруг кричит и бранится, хранит молчание, и только в то время, когда он умолкает, заводит с ним разговор, дабы смягчить его и успокоить.

(38) Прав Еврипид, осуждая тех, кто играется на лире на протяжении попойки: не после этого нужна музыка, дабы расслаблять тех, кто и без того наслаждается , а скорее после этого, дабы укрощать бешенство и смягчать горе. Вычисляйте же, что неправильно поступают те жены, каковые, хотя взять наслаждение, дремлют совместно, но стоит им разругаться и поссориться, ложатся врозь; так как как раз тогда им необходимо призвать на помощь Афродиту, наилучшую целительницу для того чтобы рода огорчений. Кроме того поэт нас этому поучает, выводя где-то Геру говорящей: …и окончу их давешнюю распрю
тем, что на одр возведу, чтобы снова сочетались любовью.

(39) Избегать столкновений мужу с женой и жене с мужем направляться везде и неизменно, но больше всего этого необходимо остерегаться на супружеском ложе. Та, что, рожая, стонала и мучилась, сказала укладывавшим ее в постель: Разве окажет помощь постель в беде, которую она породила? Ссорам, взаимному озлоблению и перебранкам, если они начались на ложе, непросто доложить финиш в второе время и в другом месте.

(40) Гермиона, наверное, была права, в то время, когда сказала: Меня сгубило общество плохих подруг.
Но, так происходит не всегда, а лишь в тех случаях, в то время, когда раздоры с мужем и ревность распахивают не только двери, но и уши перед для того чтобы рода дамами. Тут-то и нужно разумной жене закрывать уши, остерегаясь нашептываний, дабы к огню не додавать огня, и пускай она направляться изречению Филиппа. В то время, когда приятели подстрекали его против эллинов, с которыми он, мол, прекрасно обошелся и каковые его же хулят, Филипп, говорят, ответил: Что же было бы, в случае если б мы с ними еще и не хорошо обошлись? Исходя из этого, в то время, когда клеветницы говорят: Ты обожаешь мужа и хранишь ему верность, а он тебе причиняет лишь огорчения, им нужно отвечать: Что же будет, в случае если я начну еще оскорблять его и ненавидеть?

(41) Заметив беглого раба, хозяин пустился за ним в погоню, а в то время, когда тот, удирая, спрятался на мельнице, вскрикнул: Где, как не тут, мне приятнее всего видеть тебя? Так и супруга, из ревности затеявшая развод и мучительно переживающая это, пускай сообщит тебе. Чем же еще и как доставлю моей сопернице радость, если не тем, что, терзаясь от горя и восставая против мужа, покину собственный дом и брачное ложе?

(42) У афинян три пахоты справляются как священные праздничные дни, первая на Скиросе, в память о старейшем посеве хлеба, вторая в Рарии, третья, именуемая Бузигием, у подножия Пелия. Но еще более священны посев и брачная пахота, и замечательно сообщил об Афродите Софокл, назвав ее плодоносной Кифереей. А потому жена и муж должны к этому относиться с особенным благоговением, не осквернять себя нечестивыми и преступными незаконнорождёнными связями, не сеять в том месте, где не хотят иметь плода, дабы не было нужно его стыдиться и прятать.

(43) В то время, когда оратор Горгий держал в Олимпии обращение о согласии между эллинами, Меланфий вскрикнул: Это он-то нам рекомендует быть единодушными — он, кто не имеет возможности добиться согласия всего между тремя людьми: собою, служанкой и женой? (Думается, Горгий был в амурной связи со служанкой, и супруга его ревновала к ней.) И в действительности, тому, кто желает улаживать дела друзей либо дела публичные, вначале необходимо уладить отношения у себя дома; так как проступки жен, наверное, легче скрыть от толпы, нежели проступки по отношению к женам.

(44) Говорят, что кошки от запаха благовоний свирепеют и бесятся, а если бы и женам хоть раз произошло от благовоний прийти в такую же бешенство и ярость, мужья побоялись бы впредь умащаться и без того очень сильно их озлоблять для пустячного для себя наслаждения. Потому, что, но, с женами это случается не оттого, что мужья умащаются, а оттого, что изменяют им с другими дамами, несправедливо для мимолетной прихоти причинять женам столько страданий и горя, и приближаться к ним направляться лишь непорочным, чистым от прикосновений вторых дам, как будто бы к пчелам, каковые, как утверждает поверье, негодуют и кидаются на тех, кто только что имел дело с дамой.

(45) К слонам нельзя приближаться в белой одежде и к быкам в красной, потому что от названных цветов эти животные приходят в сильнейшую гнев, а тигрицы, говорят, от звуков тимпана безумеют так, что разрывают себя на части. Раз уж и мужья бывают такие, что не переносят вида багровых и пурпурных одежд либо тимпана и звуков кимвала, разве тяжело женам обойтись без этого и не злить мужей, вместо того дабы жить с ними в спокойствии и мире?

(46) Некая дама, которую Филипп желал силком привести к себе, взмолилась Отпусти меня! В темноте все дамы однообразны. Слова эти, в случае если их отнести к развратным и похотливым, в полной мере честны, что же касается законной жены, то она, по окончании того как меркнет светильник, менее всего обязана быть похожим первых встречных дам, но, наоборот, пока ее тело невидимо, обязана сиять стыдливостью, такой нежностью и послушанием, какая подобает единственно мужу.

(47) Платон рекомендовал старикам по отношению к парням вести себя особенно робко, дабы и юноши к ним относились с почтением, потому что в том месте, где бесстыжи старики, парням нереально быть скромными и почтительными. не забывая об этом, и супруг пускай ведет себя по отношению к жене не меньше робко, осознавая, что спальня для нее может стать школою как добродетели, так и распущенности. А тот, кто сам предается удовольствиям, кои запрещает супруге, подобен солдату, что, отдавшись в плен к неприятелю, рекомендует второму солдату сражаться до последнего…

По летам своим, Поллиан, ты уже созрел для философии, украшай же собственный нрав узкой ученостью, общаясь и разговаривая с теми, кто возможно в этом нужен; для жены же отовсюду собирай, как будто бы пчела, все хорошее и, принося к себе, делись с нею и разговаривай, знакомя со всем лучшим, что доведется тебе просматривать либо слышать. Ты ей сейчас и папа, и брат, и почтенная матерь, но не менее важно услышать от жены слова: Супруг, ты отныне единственный мой наставник, учитель и философ во всем, что касается красивого и божественного. Для того чтобы рода учение оптимальнее отвлекает дам от ненужного и вредного, обучаясь геометрии, супруга постыдится плясать и не позволит обмануть себя заклинаньям чародеев, коль зачарована творениями Ксенофонта и Платона. А вдруг кто и даст обещание похитить с неба луну, она только посмеется глупости и невежеству дам, каковые этому верят, потому что, не чуждая астрономии, слыхала про Аглаонику, дочь фессалийца Гегетора, которая была сведуща в лунных затмениях и, заблаговременно расчисляя время, в то время, когда это светило скроется в тени, обманывала дам, уверяя их, словно бы луну с неба свела она. Ребенка, как утверждают, еще ни одна дама не родила без общения с мужчиной, а плод, что у дам во чреве из-за неправильного развития затвердевает в виде бесформенного комочка плоти, зовется жерновом. Того же направляться остерегаться и в отношении женской души. Если не приобретает она семени разумных поучений, не просвещается, общаясь с мужем, то, предоставленная самой себе, родит множество предрассудков, желаний и дурных мыслей.
А ты, Евридика, старайся направляться умным и нужным изречениям, почаще тверди слова, усвоенные от нас еще в девичестве, дабы супруга радовать, а вторых дам приводить в восторг прекрасным, пышным убранством, не стоящим ни мельчайших денег. Купить жемчуга, такие, как у данной богачки, либо облачиться в шелка, как у той иноземки, без больших затрат никак нереально, но убранствами Феано, Клеобулины, жены Леонида Горго, сестры Феагена Тимоклеи, известной некогда Клавдии, дочери Сципиона прочих жён и Корнелии именитых и славных обзавестись возможно бесплатно и, украсившись ими, жизнь прожить столь же славную, сколь и радостную. В случае если Сапфо изяществом песен собственных гордилась так, что некой богачке писала:

По окончании смерти ожидает тебя мрак забвенья: не причастна ты к Пиерийским розам, — то разве не больше у тебя будет оснований гордиться, если не к розам будешь причастна, но к плодам, коими Музы со всею щедростию награждают философии и почитателей наук?

Плутарх.
Соч. М., 1983. С 347-359.

Из диалога Об Эроте Участники диалога: Флавиан, Автобул

1. Флавиан. Ты говоришь, Автобул, что речи об Эроте, каковые ты, по отечественной просьбе, собирается сейчас передать нам — то ли по записи, то ли запомнив их по нередким рассказам твоего отца, были сказаны на Геликоне?

Автобул. На Геликоне, Флавиан, у самих Муз, на празднестве Эрота в Феспиях: феспийцы каждый пятый год справляют с блеском празднества и большой торжественностью в честь как Муз, так и Эрота…
Мой мать и отец практически сразу после женитьбы, благодаря неладов между их родителями, приехали в Феспии для жертвоприношения Эроту… Из Херонеи его сопровождали родные приятели, а в Феспиях он встретил Дафнея, сына Архидама, — данный Дафней был влюблен в Лисандру, дочь Симона, и имел громаднейший успех среди всех сватавшихся к ней — и приехавшего из Титоры Соклара, сына Аристиона. Были в том месте и тарсиец Протоген, и македонянин Зевксип, которые связаны с отцом гостеприимством; находилось кроме этого, по словам отца, большая часть известный беотийцев.
[Возник спор о любви и браке, в котором отца Аристобула и его друзей просили быть третейскими судьями. Первыми вступили в спор Протоген и Дафней.]

Протоген же ответил: Так ты полагаешь, что я сражаюсь с Эротом, а не сражаюсь за Эрота против нечестия и распущенности, каковые насильственно закрывают самыми прекрасными и праздничными именами постыднейшие страсти и действия? На это Дафней возразил: Ты, значит, именуешь постыднейшим действием женщины и сочетание мужчины, священнее которого нет и не может быть никакого другого соединения? — Вправду, — сообщил Протоген, — законодатели справедливо превозносят это соединение как нужное для продолжения людской рода и прославляют его перед толпой. Но у подлинного Эрота нет ничего общего с гинекеем, и я утверждаю, что отношение к дамам либо девушкам тех, кто к ним пристрастился, так же на большом растоянии от Эрота, другими словами любви, как отношение мух к молоку, либо пчел к сотам, либо поваров к откармливаемым ими в темноте птицам и телятам, к каким они не испытывают никаких дружественных эмоций.

Но подобно тому как влагаемое в нас природой влечение к другой пище и хлебу ограничено мерой достаточности, а излишество в этом приобретает наименование обжорства либо чревоугодия, так мужчина и женщина от природы нуждаются в даваемом ими друг другу удовлетворении, но в случае если ведущее к этому влечение достигает таковой силы, что делается яростным и неудержимым, то не подобает давать ему имя Эрота. Эрот, соприкоснувшись с юный и одаренной душой, приводит ее к добродетели по пути дружбы; а жажды, устремленные на даму, в лучшем случае завершаются преходящим телесным удовольствием. В этом суть ответа, что был дан Аристиппом человеку, жаловавшемуся, что Лайда его не обожает. Я знаю, — сообщил Аристипп, — что рыба и вино меня не обожают, и, но, я с наслаждением пользуюсь тем и вторым. Так как цель жажды — удовлетворение и наслаждение. А Эрот, потеряв ожидание дружбы, не хочет оставаться прошлым и ублажать цветущую юность, раз она не воздает ему душевным размещением, основанием для добродетели и дружбы.

Ты не забываешь обращенные к жене слова ужасного персонажа: Готов легко терпеть я кроме того неприязнь, в то время, когда за то корысти ожидать могу.

Нисколько не более причастен Эроту тот, кто не из корысти, а для полового удовлетворения терпит плохую и бессердечную жену. Так комик Филишшд, высмеивая ритора Стратокла, сообщил:

поцеловать в затылок не дотянешься.

В случае если и такое душевное состояние приходится назвать Эротом, то это Эрот поддельный и незаконный, как бы низводящий гинекей до Киносарга. Либо правильнее: подобно тому когда горный орел — настоящий, тот, которого Гомер именует тёмным и ловчим, а другие — низкопородные, питающиеся по болотным местам непроворными птицами и рыбой и в отыскивании пропитания довольно часто издающие какие-то жалобные крики, — так и Эрот настоящий лишь один, обращенный к мальчикам, не блистающий огнем жажды, как сообщил о любви к девушкам Анакреон, не надушенный и наряженный, а несложный и неиспорченный, каким ты встретишься с ним в философских собеседованиях в гимнасиях и палестрах, в отыскивании парней, хороших того, дабы обратиться к ним с настойчивым добропорядочным призывом к добродетели. Но другого Эрота, расслабляющего и домоседствующего, близкого к ложам и женским уборам, ищущего изнеженности, недостойных мужа и развращённости удовольствий, чуждого божественного огня и дружбы, нужно отвергнуть… [Дафней]: В случае если же, как говорит Протоген, с мальчиками не происходит плотское общение, то как вероятен Эрот в том месте, где нет Афродиты, которую он волею всевышних призван почитать и которая уделяет ему от силы и своего достоинства? А вдруг и имеется какой-то Эрот без Афродиты, подобно тому как существует опьянение без вина, вызываемое напитком из фиг либо ячменя, то он будет способен лишь возбуждать, не принося завершения и плода, а лишь отвращение и пресыщение.

6. Слушая это, Писий очевидно раздражался против Дафнея и, в то время, когда тот приостановился, вскрикнул: Клянусь Гераклом, какое легкомыслие и какая наглость! Люди, уподобляясь псам, которых их пол привязывает к самке, переселяют всевышнего из гимнасиев, портиков и освещенных солнцем мест философских собеседований в притоны, с их притираниями и бритвами общедоступных дам: так как честным дамам, само собой разумеется, не подобает ни влюбляться, ни быть предметом влюбленности.

Тут, вспоминал мой папа, он сам, прикоснувшись к руке Протогена, сообщил: То слово изощрило рать аргивскую. Клянусь Зевсом, Писий, забыв всякую меру, заставляет нас стать на сторону Дафнея. Так как он ликвидирует из брачного общения любовь совершает его непричастным к воодушевляемой божеством дружбе; а тогда, без порождаемых Эротом приязни и доверия, целость брака поддерживается, как будто бы уздой и ярмом, лишь страхом и стыдом…

Какая же отличие, относится ли к вере в Зевса, либо в Афину, либо в Эрота то, что мы начнём подвергать сомнению либо отрицанию? Так как не в первый раз сейчас Эрот требует жертвоприношения и алтаря, он не инопланетянин, воспринятый нами от безжалостного суеверия, как какие-нибудь Аттисы и Адонисы, тайком пробравшиеся к нам под покровительством полумужей и дам и присвоившие себе не подобающие им почести, за что они должны были бы подвергнуться судебному преследованию.

В то время, когда Эмпедркл говорит о Дружбе: Разумом видима лишь она, а глазам недоступна, — то это же нужно отнести и к Эроту: он имеет не зримый, а лишь умопостигаемый образ, наравне с самый древними всевышними.

Если ты для каждого из них будешь получать доказательств существования, в случае если будешь изучить все священное и к каждому алтарю доходить с философской проверкой, то ни один из этих всевышних не останется за пределами твоих придирчивых подозрений. Не буду уклоняться на большом растоянии.

Величье Афродиты кто постигнуть имел возможность? Она всему на свете процветание, Ее творенье все, что на земле живет.

Совсем справедливо назвал ее Эмпедокл дарящей жизнь, а Софокл — благоплодной. И но же, великое и необычное дело Афродиты есть и делом сопутствующего ей Эрота, без соучастия которого оно теряет всякую привлекательность, оставаясь

далеким от почитания и любви.

Вправду, чуждое Эроту телесное общение, имея своим пределом удовлетворение потребности, подобное удовлетворению жажды и голода, не приводит ни к чему красивому; но благодаря Эроту богиня, ликвидируя пресыщение, приносит душевное единение и дружескую любовь.
Исходя из этого Парменид в Происхождении мира говорит об Эроте как о старшем среди всех порождений Афродиты: Первым Эрота она породила, старейшего всевышнего.

Гесиод же с большей, по-моему, философской глубиной именует Эрота ветшайшим из всех по большому счету всевышних, причастным к рождению всего существующего.

Итак, в случае если мы лишим Эрота приносимых ему почестей, то не останутся незатронутыми и почести Афродиты. В этот самый момент нельзя ссылаться на то, что кое-какие бранят Эрота, но воздерживаются от нападок на Афродиту; так с одной и той же ужасной сцены мы слышим: Эрот лентяй — божество лентяев, — а вместе с тем: Киприда, дети, — это не только Киприда, она возможно носительницей и многих вторых имен: она и Аид, она и неистребимая судьба, она и исступленная Лисса.

Так и среди других всевышних нет, пожалуй, ни одного, что избегнул бы злословия со стороны злословящего невежества. Обратимся к примеру Ареса, как бы занимающего на чертеже противоположное Эроту место: какое количество почестей уделяют ему люди, и ему же приходится слышать столько порицаний: «Слепой Арес с обличьем вепря дикого какие конкретно беды нам сулит, о дамы!»

ПЛУТАРХ СРАВНИТЕЛЬНЫЕ Биографии АЛЕКСАНДР юлий и МАКЕДОНСКИЙ ЦЕЗАРЬ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: