По пьесе э.энникен м.мэйо «моя жена лгунья»

В.Лукашов, В.Ильин

Музкомедия в 2-х действиях

Либретто

Ю.Рыбчинского

по пьесе Э.Энникен М.Мэйо «Моя супруга лгунья»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ВИЛЬЯМ

КЭТТИ, его супруга

ЗОЭ, их слуга

ДЖИММИ, приятель семьи

МЭДЖИ, супруга приятеля

ГЕНРИ, метрдотель

Мисс ПЭТИКТОН, начальница детского приюта

МОД

ПОЛИСМЕН

Воздействие ПЕРВОЕ

По окончании поднятия занавеса сцена безлюдна. Из-за кулис слышны шум и раздраженные возгласы. Входит ВИЛЬЯМ.

ВИЛЬЯМ / кричит) Лгунья! Лгунья! Лгунья! Снова солгала!

ЛГУНЬЯ

Лгунья!

Звонит. Входит 30Э.

Принесите мой чемодан. Уложите все мои вещи.

ЗОЭ выходит.

ВИЛЬЯМ /кричит/. Лгунья! /уходит/.

КЭТТИ Вильям! Дорогой мой! /входит/ Вильям! Где же он? Боже мой! Боже мой! Он ушел!

Входит 3ОЭ

Где господин Гаррисон?

ЗОЭ Он только что вышел, госпожа.

КЭТТИ. Он не сообщил, куда отправился?

ЗОЭ. Нет, госпожа. Успокойтесь, госпожа!

КЭТТИ. я точно знаю, что во всем мире нет дамы несчастнее меня!

ЗОЭ. Ах, госпожа, госпожа…

КЭТТИ. У вас также какое-нибудь несчастье, Зоэ?

ЗОЭ. Нет, госпожа, но в то время, когда я вижу слезы, мне самой так хочется поплакать за компанию. Я вам не нужна, госпожа? Тогда отправлюсь, поплачу, к себе на кухню. / уходит /.

КЭТТИ. Он назвал меня лгуньей! Меня!.. Какой кошмар!.. Сообщил мне в лицо!..

Входит ЗОЭ.

ЗОЭ. Пришел господин Скотт, госпожа.

КЭТТИ. Кличьте, кличьте его скорее!

ЗОЭ. Входите, господин.

Входит ДЖИММИ.

ДЖИММИ. Что с вами, Зоэ?

ЗОЭ. Со мной ничего, а вот с госпожа…

ДЖИММИ. Кэтти! Бедная Кэтти! Что произошло?

КЭТТИ. Джимми, сядь рядом со мной.

ДЖИММИ. Я не могу. Мне необходимо отнести полтораста долларов в сберегательную кассу.

КЭТТИ. Ну, в случае если я тебя попрошу…

ДЖИММИ. Прекрасно, прекрасно. Прихожу к себе, нахожу от тебя записку

Приходи срочно. Что случилось, Кэтти?

КЭТТИ. Случилось самое страшное! Вильям выяснил, что я солгала ему о завтраке.

ДЖИММИ. О каком завтраке?

КЭТТИ. О отечественном с тобой завтраке в ресторане Савой .

ДЖИММИ. А для чего ты ему солгала?

КЭТТИ. Сама не знаю! Как-то сорвалось с языка! Это у меня с детства.

ДЖИММИ. Так отчего же не сообщить Вильяму всей правды?

КЭТТИ. Ты не хорошо его знаешь. Он таковой недоверчивый, будет ревновать, в особенности по окончании того, как я солгала ему. Он вообразит, что мы в далеком прошлом обманываем его, он будет подозревать, в случае если кроме того я сообщу ему правду. Нет, Джимми, сейчас необходимо продолжать. Другого выхода нет. Он знает, что я завтракала с кем-то в ресторане Савой , но не знает, что это был ты.

ДЖИММИ. Ничего не осознаю.

КЭТТИ. Я это в далеком прошлом увидела. По окончании того, как мы ушли из ресторана, в том направлении зашел

мой супруг. А метрдотель Генри знает нас с Вильямом уже много лет и

сообщил ему, что я только что завтракала с каким-то мужчиной.

ДЖИММИ. Как довольно глупо.

КЭТТИ. Если бы Вильям меня, с кем я завтракала в ресторане, я,

само собой разумеется, сообщила бы ему правду. Но он был таковой кроткий, таковой нежный, таковой ласковый, что это кроме того стало меня злить. И в то время, когда

он задал вопрос меня: «Кстати, дорогая Кэтти, где ты сейчас завтракала?» —

то я ответила ему таким же тоном, что я по большому счету сейчас не завтракала,

а лишь забежала в кондитерскую и съела пирожное.

ДЖИММИ. Ай-ай-ай…

КЭТТИ. Джимми, дорогой, если бы ты видел, если бы ты слышал, что тут началось… Я не знала, как выкрутиться, я начала плакать, я уверяла, что метрдотель совершил ошибку, что

принял меня за другую даму… До утра он допрашивал меня. Он сказал,

что его не так тревожит то, что я с кем-то позавтракала, как то, что я снова лгу,

что словно бы бы я неизменно лгу… И знаешь, как он назвал меня? Ты кроме того не поверишь.

ДЖИММИ. Как?

КЭТТИ. Прямо так и сообщил: лгунья!

ДЖИММИ. Но так как ты вправду солгала.

КЭТТИ. Кроме того в случае если я солгала, именовать меня лгуньей!.. А ты, само собой разумеется, поведал

собственной жене о том, что мы завтракали совместно?

ДЖИММИ. День назад, в то время, когда я пришел с работы, Мэджи уже дремала, а этим утром я

… Неужто ты думаешь, что я буду скрывать от нее?

КЭТТИ. Так она не знает? Превосходно.

ДЖИММИ. Что превосходно? Из-за чего превосходно? Что ты этим желаешь сообщить?

КЭТТИ. Я еще не знаю, что я желаю сообщить и что я буду делать, но во всяком

случае, Мэджи не должна ничего знать.

ДЖИММИ. Вот это уж простите. Я некогда не лгал собственной жене и не планирую врать.

Она все определит, когда я возвращусь к себе. И тебе это выгодно: это

окажет помощь тебе выйти из глупого положения.

КЭТТИ. Ни за что! Это меня еще больше скомпрометирует. Мэджи весьма дорогая дама, у нее неизменно самые лучшие намерения, но она обожает вмешиваться в чужие дела и совсем запутает отечественные с Вильямом отношения.

ДЖИММИ. У меня не было секретов от Мэджи и не будет.

КЭТТИ. Думаю, Джимми, что в этом случае ты сделаешь исключение. Мне так

нужна твоя помощь.

ДЖИММИ. В случае если эта помощь содержится в том, что я обязан солгать Мэджи, благодарю покорно. Нет, нет и нет. Я и лгать-то не

могу. В то время, когда я начинаю лгать, то переживаю и все сходу просматривают истину на моем лице. Это мне кроме того в делах мешает.

КЭТТИ. Прекрасно. Иди к собственной жене и сообщи ей всю правду.

ДЖИММИ. Я так и сделаю.

КЭТТИ. А я буду все отрицать.

ДЖИММИ. Из-за чего?

КЭТТИ. По причине того, что уж в случае если я начала лгать, то, к сожалению, приходится

продолжать. Нет, дорогой Джимми, ты обязан поддержать меня. Это в отечественных заинтересованностях. Дело сложилось так скверно, что незачем его ухудшать.

ДЖИММИ Я не согласен! Не согласен! Не согласен!

КЭТТИ. Ах, так? Ну, хорошо! Ты мне надоел. Слушай, Джимми, если ты лишь

сообщишь жене и Вильяму, что мы завтракали с тобой совместно, то клянусь тебе всем, что у меня имеется святого, я заявлю им обоим, что ты в далеком прошлом

заботишься за мной и заманил в данный ресторан, как в ловушку.

ДЖИММИ. Что?!

КЭТТИ. Так тебя разрисую, так разрисую… Сообщу, что в коридоре ты пробовал

меня поцеловать, что ты меня обнял, а я отбивалась.

ДЖИММИ. Совсем с ума сошла.

КЭТТИ Наблюдай, я тебя предотвратила.

ДЖИММИ. Кэтти!

КЭТТИ. Тебе совсем не жаль меня. Я такая несчастная.

ДЖИММИ. Ну, Кэтти, ну дорогая, ну, не отчаивайся. Все уладится.

В итоге, поскольку не первый же раз вы с мужем ссоритесь. И любой раз тебе думается, что все порвано окончательно.

КЭТТИ. Джимми, дорогой Джимми, я так мучаюсь……

Входит ВИЛЬЯМ.

ВИЛЬЯМ. А! Здравствуй, Джимми…..

ДЖИММИ. Здравствуй, Вильям! Здравствуйте, дружище!

ВИЛЬЯМ. Что ты делаешь тут в такую рань?

ДЖИММИ Я?… Это ты меня задаёшь вопросы?

КЭТТИ. Вильям… Дорогой мой…

ВИЛЬЯМ. Потрудитесь покинуть нас с Джимми наедине.

КЭТТИ. Ты все еще злишься?

ВИЛЬЯМ. Злюсь я либо не злюсь, это не имеет никакого значения. Я прошу вас уйти.

КЭТТИ. Прекрасно … Прекрасно… Я уйду. Видишь, Джимми, как он со мной обращается… Боже, какая я несчастная.(уходит).

ВИЛЬЯМ. Она еще задаёт вопросы, злюсь ли я…

ДЖИММИ. А я шел мимо… дай, думаю, зайду.. я шел в сберегательную кассу – внести деньги… Ну и зашел выяснить, как вы живете…

ВИЛЬЯМ. Она тебе все поведала?

ДЖИММИ Да. Я весьма огорчился, что между вами снова недоразумение.

ВИЛЬЯМ. Ты именуешь это недоразумением? Если она так не имеет совести и здравого смысла, что идет в «Савой», где нас

знает любая собака, и завтракает в том месте с каким-то дураком…

ДЖИММИ. Ну из-за чего в обязательном порядке дураком? Возможно, он вовсе

и не дурак.

ВИЛЬЯМ. Шататься по ресторанам с каким-то кретином…

ДЖИММИ. Сейчас кретином… Ну и выражения у тебя…

ВИЛЬЯМ. Постоянные ссоры из-за каждого пустяка. И все это вследствие того что у нас нет ребенка, Джимми! Ах, Джимми, ребенок бы все поменял!

Мне неизменно так хотелось иметь мелкого сынишку, этакого

толстенького, приятного карапузика.

ДЖИММИ. Ну и что же?

ВИЛЬЯМ. Кэтти не желает. Это может сломать ей фигуру, на некое время помешает ей ходить к себе домой, в театр… А попросту говоря, она не обожает детей.

ДУЭТ ВИЛЬЯМА И ДЖИММИ

ДЖИММИ. Между нами, я также терпеть не могу этих сорванцов.

ВИЛЬЯМ. Мы также когда-то были мелкими сорванцами, ну, неужто мы живем и трудимся лишь для себя, неужто тебе ни при каких обстоятельствах не хотелось иметь детей, каковые были бы похожи на тебя, а возможно, были бы кроме того лучше?

ДЖИММИ. Пускай уж будут .лучше.

ВИЛЬЯМ. Но у меня нет детей. И у тебя их также нет. И это ясно, по причине того, что твоя супруга спуталась с моей женой, а моя предпочитает убивать время

вне семьи. Болтаться по ресторанам с каким-то идиотом!

ДЖИММИ. Вильям, дорогой, это у тебя уже что-то болезненное. Тебе необходимо

отправиться куда-нибудь, отдохнуть, развеяться.

ВИЛЬЯМ Да-да, я больше ни на 60 секунд не останусь тут. Жить в постоянной

Лжи! .И в случае если Кэтти захочет развестись – пожалуйста!

ДЖИММИ. Как развестись? Ты с ума сошел!

ВИЛЬЯМ. Да разве я могу оставаться тут. Так как при встрече с приятелями, пожимая

им руку, я буду думать: не он ли тот подлец, в результате которого разбилось

мое домашнее счастье. Ах, Джимми, у меня постоянно будет оказаться

желание задушить его… Но я поймаю этого подлеца! Не пройдет и

часа, как я определю, кто он.

ДЖИММИ. Не пройдет и часа? Как же ты определишь?

ВИЛЬЯМ. Мне все поведает Генри, метрдотель ресторана, я пригласил его ко мне.

ДЖИММИ. Неужто ты будешь компрометировать себя перед служащим ресторана?

ВИЛЬЯМ. Не волнуйся. Я поведу дело тонко. Я незаметно выпытаю у него

всю правду.

ДЖЙММИ. Ну, а что ты будешь делать с этим подлецом либо дураком, в то время, когда

определишь его имя?

ВИЛЬЯМ. Задушу, как собаку!

ДЖИММИ. И попадешь на каторгу.

ВИЛЬЯМ. А мне уже все равно…В этом альбоме фотографии всех моих

друзей и привычных. Я покажу его Генри, пускай он мне укажет того, кто завтракал с моей женой.

ДЖИММИ. Какой красивый альбомчик.

ВИЛЬЯМ. Презент тети Лизы.

ДЖИММИ. Дурная идея пришла ей в голову.

ВИЛЬЯМ. Что? Что ты сообщил?

ДЖИММИ Я говорю — прелестный подарочек. В том месте имеется и мой портрет?

ВИЛЬЯМ. Само собой разумеется, само собой разумеется, ветхий дружище. На самом известный месте.

Поразительное сходство.

ДЖИММИ. Ни при каких обстоятельствах больше не буду сниматься. А в то время, когда придет Генри?

ВИЛЬЯМ. С 60 секунд на 60 секунд.

ДЖИММИ. Прости, Вильям, я обязан идти по серьёзному делу. Необходимо внести деньги

в кассу, в противном случае я их в обязательном порядке истрачу.

Входит ЗОЭ

ЗОЭ Господин, вас в том месте задают вопросы.

ВИЛЬЯМ. Просите. Это он!

ДЖИММИ Кто он?

ВИЛЬЯМ Метрдотель Генри.

Входит ГЕНРИ

ТРИО ДЖИММИ И ВИЛЬЯМА

ВИЛЬЯМ Мой дорогой друг господин Скотт и я держали пари на 50 американских долларов, что вы ни за что не определите по фотографии человека, что завтракал день назад с моей женой.

ГЕНРИ Так это… (Джимми наступает ему на ногу) Что вы сообщили, господин Гаррисон?

ВИЛЬЯМ В этом альбоме фотографии всех моих друзей и привычных. Если вы по фото определите того человека, то получите половину отечественного пари.

ГЕНРИ Значит, я возьму 25 долларов?

ВИЛЬЯМ Смотрите, Генри, смотрите…

ГЕНРИ Я возьму 25 долларов!

ДЖИММИ 50 американских долларов, думаю, достаточно.

ТРИО

ДЖИММИ Мало. Вот подлец!

ТРИО

ДИММИ Нет, нет больше ни цента!!! Полтораста американских долларов, линия забери!!

ВИЛЬЯМ Ну, что?

ГЕНРИ Я просмотрел все фотографии, господин. Джентльмена, что завтракал с вашей женой, я… так и не нашёл.

ВИЛЬЯМ Жаль… И однако мне не хотелось бы, дабы вы волновались бесплатно.

ГЕНРИ Ну что вы, господин, не бесплатно! Совсем не бесплатно. Для меня громадная честь услужить такому джентльмену, как вы.

ВИЛЬЯМ И однако заберите эти 10 долларов. Вот ваша шляпа. Что это? Деньги? В шляпе?

ГЕНРИ Плохая привычка! — ношу деньги в шляпе. Всего хорошего! Всего хорошего, господин!

ВИЛЬЯМ А?! Ну, что сообщишь? Ясно! Подкупили!

ДЖИММИ Кого? Тётю Лизу?

ВИЛЬЯМ Генри! Ты видел, как он радовался, уходя? А эти деньги в шляпе! светло, ему заплатили за молчание. Но всё равняется я определю имя этого подлеца.

ДЖИММИ Но в случае если метрдотель не определил его по фотографии?

ВИЛЬЯМ. Я обращусь к частному сыщику. Истрачу на это последние

деньги… Я успокоюсь лишь тогда, в то время, когда в моих руках будет его шкура

и полное признание Кэтти

ДЖИММИ. К кому ? К какому сыщику ты планируешь обратиться?

ВИЛЬЯМ. Я обращусь к… Наблюдай лишь не выдавай меня… в противном случае его подкупят…

семь дней. Вильям, ты же меня знаешь…

ВИЛЬЯМ. К Томасу Мерей, на пятой авеню…

ДЖИММИ. Что?! Да так как это самый дорогой личный сыщик во всем городе, он

дерет огромные деньги.

ВИЛЬЯМ. Но и трудится прекрасно.

ДЖИММИ. Я совсем разорюсь на этом деле.

ВИЛЬЯМ. Ты как словно бы сказал, что тебе необходимо идти в сберегательную кассу.

ДЖИММИ. В кассу? Ах, да, да…Не смотря на то, что уже нет. Оказывается, не требуется. Я забыл деньги дома. Но

по большому счету мне пора… на работу. Я приду проводить тебя на вокзал. В котором часу

отходит твой поезд?

ВИЛЬЯМ. В одиннадцать с половиной.

ДЖИММИ. Тогда еще увидимся. Дорого обойдется мне данный ланч.

/ Уходит /.

ВИЛЬЯМ. Как не легко покидать дом, в котором было пережито столько красивых

мгновений. Где это я так измазался? Возможно, копаясь с чемоданом.

Входит КЭТТИ.

КЭТТИ. Давай я тебя почищу, миленький.

ВИЛЬЯМ. Снова?!

КЭТТИ. У меня их было две. Что ты ищешь, миленький?

ВИЛЬЯМ. Я вам больше не миленький. Где моя шляпа?

КЭТТИ. Твоя шляпа? Желаешь, я поищу?

ВИЛЬЯМ. Покиньте меня в покое… Я больше не желаю вас видеть.

КЭТТИ. Вильям, погоди… Выслушай меня…

ВИЛЬЯМ. Я больше не желаю вас слушать.

Входит ЗОЭ

Где моя шляпа?

ЗОЭ. Не знаю, господин.

ВИЛЬЯМ. Так ищите ее.

КЭТТИ. Вильям, дорогой…

ДУЭТ ВИЛЬЯМА И КЭТТИ (6)

ВИЛЬЯМ. С кем ты завтракала в ресторане?

КЭТТИ. В ресторане я не была, я зашла в кондитерскую…

ВИЛЬЯМ. Пускай будет кондитерская. С кем ты в том направлении зашла?

Входит ЗОЭ.

ЗОЭ. Простите, господин.

ВИЛЬЯМ Что вам необходимо?

ЗОЭ. Я не отыскала.

ВИЛЬЯМ. Что вы не нашли?

ЗОЭ. Шляпу.

ВИЛЬЯМ. Какую шляпу? Не лезьте ко мне с глупостями. Уходите.

ЗОЭ выходит

Так ты не желаешь сообщить мне правды? Прекрасно же. Лишь не

удивляйся, в случае если из-за данной истории я уеду.

КЭТТИ. Уедешь? Что ты говоришь? Куда же мы отправимся?

ВИЛЬЯМ. Отправимся не мы. Отправлюсь я один.

КЭТТИ. Вильям, ты этого не сделаешь.

ВИЛЬЯМ. Заметишь.

КЭТТИ. Ты этого не сделаешь. Ты можешь ругать меня, можешь кроме того побить, в случае если желаешь, но бросить меня ты не имеешь права.

ВИЛЬЯМ Ах, я не имею! А ты имеешь право болтаться по ресторанам с первым подвернувшимся кретином, ты имеешь право выставлять меня в

забавном свете перед приятелями?

КЭТТИ. А-а, я осознала. Тебя тревожит, что сообщат твои приятели? Не на любви

основана твоя ревность, а на ущемленном самолюбии.

Входит ЗОЭ.

ЗОЭ. Господин, я прямо не знаю, где ее искать.

ВИЛЬЯМ. Что искать?

ЗОЭ. Вашу шляпу.

ВИЛЬЯМ. Какую шляпу? Что вам далась эта шляпа?

КЭТТИ. Ты же сам приказал ей искать твою шляпу, дорогой.

ВИЛЬЯМ. Не лезьте ко мне с данной проклятой шляпой.

МЕЛОДРАМА

ЗОЭ выходит

Как кличут этого человека? Прекрасно! Храни его имя про себя. Буду ли я знать его либо нет, это все равно. Отечественное домашнее счастье уничтожено. Да-да, уничтожено, уничтожено, разбито окончательно, поскольку нет мелких детских ручек, каковые имели возможность бы склеить его осколки. Ты в этот самый момент меня одурачила. какое количество раз перед отечественной свадьбой ты уверяла меня, что обожаешь детей, поскольку знала, что я их обожаю. А когда вышла замуж, то сходу заявила мне, что терпеть их не можешь, что у нас ни при каких обстоятельствах не будет детей. Ты отнять у меня счастья быть отцом. А возможно это кроме того и к лучшему. Если бы у нас был ребенок, я бы, возможно, должен был бы мириться с данной судьбой,

а сейчас мы оба свободны.

КЭТТИ. Вильям, ты все время говоришь о свободе. У тебя имеется вторая дама?!

ВИЛЬЯМ. Нет. У меня нет никого, не считая тебя.

КЭТТИ. Вильям, значит, ты так же, как и прежде обожаешь меня!?

ВИЛЬЯМ. Нет, я этого не сказал. Как его имя?

КЭТТИ. Вильям, я была в кондитерской. Я говорю подлинную правду.

ВИЛЬЯМ. Подлинную правду?! О, сколько раз я это слышал! Что это? Моя шляпа? Как она тут появлялась? Ты ее ко мне положила?

КЭТТИ. Что ты, я ее кроме того не видела! Вильям, клянусь, я ни при каких обстоятельствах больше не буду лгать!

ВИЛЬЯМ. О-о-о! (Уходит)

КЭТТИ. Вильям! Вильям! Боже мой! Не могу же я выйти на улицу в таком виде. 17-48 пожалуйста. Строительная контора? У вас трудится господин Гаррисон. Звонит его супруга. Передайте ему, в то время, когда он придет… Что?! Он заявил, что в одиннадцать с половиной уезжает в Сан-Франциско?!

Входят ЗОЭ и МЭДЖИ.

ЗОЭ. Госпожа!

МЭДЖИ. Кэтти!

ЗОЭ. Целый сутки не вылезаем из слез./ Уходит/.

КЭТТИ. Ах, Мэджи, дорогая…

МЭДЖИ. Все знаю. Джимми мне все поведал.

КЭТТИ. Все?

МЭДЖИ. Что ты поссорилась с мужем, и он уехал от тебя. Чем ты его обидела?

КЭТТИ. Тем, что позавтракала день назад с одним привычным в ресторане.

МЭДЖ. Весьма неумно поступила.

КЭТТИ. И знаешь, из-за чего он не желал меня забыть обиду? По причине того, что

у нас нет детей.

МЭДЖИ. Это его постоянный козырь против тебя.

КЭТТИ. Ах, Мэджи, как я в том раскаиваюсь! Я так обожаю Вильяма, что

дала согласие бы рожать ежегодно…Кроме того по два…

МЭДЖИ. Два ребенка в год? Замечательно!

КЭТТИ. Ну, близнецов! Но сейчас уже поздно.

МЭДЖИ. Это ни при каких обстоятельствах не поздно. Значит перед нами стоит задача вернуть

его? Слушай меня и не перебивай.

МОЕЙ ФАНТАЗИИ ПОВЕРЬ

Три года назад, на курорте я познакомилась с одной юный дамой. Супруг ее, моряк, страстно желал иметь ребенка, у него это была идея-фикс. Что сделала его супруга?.. в один раз, в то время, когда он отправился в дальнее плавание, она обратилась в детский приют, взяла в том месте младенца, официально усыновила его, а в то время, когда супруг возвратился, сообщила ему, что ребенок появился в его отсутствие.

КЭТТИ. И супруг ничего не заподозрил?

МЭДЖИ. Она сообщила мужу правду , лишь в то время, когда у них появился личный …

КЭТТИ. Мэджи! Золотая моя! Ты спасла меня! Вернула к судьбе! на данный момент же бегу в приют…

МЭДЖИ. Ты с ума сошла!

КЭТТИ. Из-за чего?

МЭДЖИ. Всего десять мин. назад супруг уехал от тебя. Придется подождать

пара месяцев. За это время раздражение его уляжется, а ты время

от времени будешь писать ему письма, где между строчков намекнешь, что

его ожидает сюрприз. А в один прекрасный день отправишь ему весточку.

КЭТТИ. Знаешь, Мэджи, я вижу сейчас, что ты можешь лгать лучше меня.

МЭДЖИ. Это не неправда. Это лишь умная уловка.

КЭТТИ. Ну, да, да. Я ему поклялась, что ни при каких обстоятельствах не буду лгать, а уловки,

значит, возможно.

МЭДЖИ. Бери пример с меня. Я ни разу не солгала Джимми за всю мою жизнь и он мне также.

КЭТТИ. Я прямо питаю зависть к вам…

МЭДЖИ. . Садись, пиши письмо Вильяму!

ПИСЬМО ВИЛЬЯМУ

Но мне пора… Джимми отныне завтракает дома. Он говорит, что от

ресторанной кухни ему плохо. Но между нами говоря; он придумал

это чтобы побольше быть со мною. Кэтти, выше голову!

/Уходит/.

КЭТТИ. Пара месяцев я не замечу моего дорогого Вильяма, на данный момент же напишу ему письмо. /Пишет/. Вильям, дорогой мой, любимый’! Твой отъезд так взволновал меня., что я расхворалась… и пишу тебе, лежа в кровати». Зоэ! Конверт! Уходит

Картина вторая

КЭТТИ И МЭДЖИ (9)

КЭТТИ. Никак не могу вдеть нитку в иголку.

МЭДДИ. Ты через чур нервничаешь.

КЭТТИ А ты разве не нервничала бы, в случае если б восемь месяцев была

в разлуке с мужем.

МЭДЖИ Потерпи, Кэтти, на следующий день утром он будет в Нью-Йорке, а вечером тут.

КЭТТИ Еще двадцать четыре часа! Но как я признательна тебе, Мэджи. Тем, что он возвращается, я обязана лишь тебе, твоей изумительной

изобретательности.

МЭДЖИ Да-да. Вот уже семь дней, как Джимми отправил ему весточку: Ты папа

громадного мальчугана. ребёнок и Мать здоровы. Но пускай это послужит

тебе уроком на будущее.

КЭТТИ Можешь быть спокойна, дорогая.

МЭДЖИ В то время, когда начальница приюта давала слово отправить ребенка?

КЭТТИ на следующий день утром. Ах, Мэджи! Ты, может, будешь нужно мной смеяться, но с

тех пор, как тут стоит эта кроватка, я сама не знаю, что со мной делается.

МЭДЖИ. Сообщить по правде, я испытываю то же, что и ты.

КЭТТИ. Да, да… Я всем своим существом сейчас осознаю, что имеется в жизни

кое-что более серьёзное, чем платья, танцевальные вечера, хождение к себе домой.

на данный момент. Знаешь, что я сообщила этим утром Джимми? Что у меня ежегодно

будет рождаться по ребенку.

КЭТТИ. И что же он ответил тебе?

МЭДЖИ. Заявил, что у него подкашиваются ноги при одной мысли об этом.

Вот, кстати, и он.

ДЖИММИ /входит/ .Кормилица будет на следующий день утром. До сих пор не обед дал, все

бегаю по вашим поручениям.

КЭТТИ. Закусил бы по дороге где-нибудь в ресторане.

ДЖИММИ. Что? Ноги моей в том месте больше не будет.

МЭДЖИ. Я же тебе сообщила, он не хорошо чувствует себя от ресторанной кухни.

на данный момент, дорогой, я сама что-нибудь тебе отыщу. / уходит/.

КЭТТИ. Само собой разумеется, у нас не поешь так роскошно, как в ресторане Савой.

ДЖИММИ. Не напоминай мне, прошу вас, об этом завтраке, он мне дорого

обошелся.

КЭТТИ. Четыре американского доллара, да и то без десерта.

ДЖИММИ. Но позже был хороший десерт. Полтораста долларов от меня метрдотелю и двести с меня запросил сыщик.

КЭТТИ Будешь знать, как приглашать завтракать замужних дам.

ДЖИММИ. Хорошо, хорошо. Слушай, Кэтти, у меня к тебе важная просьба:

поболтай с Мэджи.

КЭТТИ. О чем?

ДЖИММИ. Она заявила мне, что желает иметь детей, что у нас ежегодно должно

оказаться на свет по младенцу.

КЭТТИ. Да, она мне сказала.

ДЖИММИ Но ты ей растолковала, по крайней мере? Отсоветовала?

КЭТТИ. Нет. По-моему , она права. Тысячу раз права.

ДЖИММИ. Что? И это ты, которая так ненавидела детей?

КЭТТИ. А сейчас я с ума схожу по ним. Я желаю иметь около себя кучу ребят, кормить их, вытирать их мордашки, выводить гулять. И пускай они шумят в доме, капризничают, бьют и разламывают все, что угодно, я буду лишь наслаждаться ими.

ДЖИММИ. С каких пор ты переменила взоры?!

КЭТТИ. С того времени, как тут показалась эта кроватка! И чем больше я смотрю на нее, тем больше пологаю, что дом без детей — безлюдной дом.

ДЖИММИ. Значит, эта история с младенцем вскружили голову и Мэджи? И все

это – итог того проклятого завтрака?

КЭТТИ. Кто знает, Джимми, возможно, настанет время, в то время, когда ты будешь

благословлять данный ланч

ДЖИММИ. Я?

КЭТТИ. В то время, когда около тебя будут бегать прелестные малютки… Один, два, три,

четыре, пять…

МЭДЖИ /входит/. Джимми, ты еще не погиб с голоду? Я отыскала для тебя

куриное крылышко.

ДЖИММИ. Благодарю! Куриное крылышко — моя любимая еда!

ЗОЭ /входит/ Весточка!

ВЕСТОЧКА

МЭДЖИ. От кого, дорогая?

КЭТТИ. Это от Вильяма! «Пароход не зашел в Вера-Круз».

Выгаданы целые дни!

« Сейчас вечером буду в твоих объятиях. Целую моего дорого

сынишку».

МЭДЖИ. 0-ля-ля! Он приезжает?!

КЭТТИ. Да! Да! Сейчас я замечу моего дорогого Вильяма!..

МЭДЖИ. А ребенка принесут лишь на следующий день.

КЭТТИ. Боже мой! Я совсем забыла. Что же делать?

МЭДЖИ. В то время, когда приходит поезд из Нью-Йорка?

ДЖИММИ. Через пятнадцать мин..

КЭТТИ. Мы погибли.

МЭДЖИ. Нормально! Ни при каких обстоятельствах не нужно приходить в отчаяние раньше времени.

ДЖИММИ. По крайней мере, прежде, чем я поем. Куриное крылышко — моя

любимая еда.

МЭДЖИ. Джимми! Поднимайся! Поешь позже. на данный момент ты отправишься в приют

и заберёшь ребенка.

ДЖИММИ. Я? Ребенка?

КЭТТИ. Да-да! С начальницей приюта уже договорено, но она давала слово дать

ребенка на следующий день, а ты привези его сейчас. И спеши, нельзя терять

ни 60 секунд. На машине ты слетаешь в том направлении и обратно за десять мин.’

И сообщи начальнице приюта, мисс Пэтиктон…

ДЖИММИ. В первую очередь я сообщу, что еще не обедал… Хорошо, хорошо, иду. Отправлюсь

искать тебе сына. Для того чтобы подберу сорванца, что не обрадуешься.

/Уходит/.

КЭТТИ. Зоэ! Мое пальто и шляпу!

МЭДЖИ Куда ты собралась?

КЭТТИ. На вокзал, встречать Вильяма.

МЭДЖИ Ты с ума сошла.

КЭТТИ. Из-за чего?

МЭДЖИ. Ты по окончании родов! И обязана лежать в кровати! Скоро в постель!

Ты научила Зоэ, что необходимо сказать?

КЭТТИ. Вынудила ее выучить наизусть. Ах, Мэджи! Поразмысли лишь,

через пара мин. он уже будет тут, около меня.

МЭДЖИ. Кэтти! Запомни: ты обязана сказать не сильный, измученным голосом.

КЭТТИ. Как я мучилась, дорогой Вильям. Ах, Мэджи! Как я радостна!

ЗОЭ /входит/. Приехал господин Гаррисон.

КЭТТИ и МЭДЖИ. Ах! Боже мой!

КЭТТИ. А ребенка-то нет…

МЭДЖИ. Нормально! Выкрутимся как-нибудь! Ложись!

ЗОЭ. Тише, господин, тише!

МЕДЖИ. Кэтти спит!!

ВИЛЪЯМ /входит/. Мэджи, дорогая Мэджи!

МЭДЖИ. С приездом.

ВИЛЬЯМ. Как она себя ощущает?

МЭДЖИ. Ничего. Но еще весьма не сильный.

ВИЛЬЯМ. Ясно, ясно. А мой сын?

МЭДЖИ. Великолепно!

ВИЛЬЯМ. Кроватка! Его кроватка! Кроватка моего сына!

МЭДЖИ. Кэтти! Кто приехал!

КЭТТИ. Кто это? А, Вильям!

ВИЛЬЯМ. Кэтти! Дорогая! Сокровище мое! Мать моего сына!

МЭДЖИ. Где же Джимми? Куда он пропал?

ВИЛЬЯМ. Какая она бледная!

КЭТТИ. Вильям, я так мучилась…

ВИЛЬЯМ Бедняжка моя…

МЭДЖИ. Уже прошло двадцать мин….

КЭТТИ. Знаешь, Вильям, Мэджи не отходила от меня все это время.

ВИЛЬЯМ. Поверьте, Мэджи, я ни при каких обстоятельствах вам этого не забуду.

МЭДЖИ. Ну что вы, Вильям. Это так ясно.

ВИЛЬЯМ, Тс-с-с… Замолчите.

МЭДЖИ. Что? Что такое?

ВИЛЬЯМ. Думается, ребенок пошевелился…

МЭДЖ. Какой ребенок?

КЭТТИ. Вильям! Вильям!

МЭДЖИ. Ой, что-то будет!

ВИЛЬЯМ. Сын мой… Сынок… Дорогой мой… Сынишка… Где он? Кроватка

безлюдна?!

МЭДЖИ. Да, безлюдна.

ВИЛЬЯМ. Где мой сын?

МЭДЖИ. Он… он… ушел…

ВИЛЬЯМ. Как ушел?

МЭДЖИ. Так ушел. Погулять…Подышать свежим воздухом… С Джимми!

ВИЛЬЯМ. В девять часов вечера?

КЭТТИ. Так дал совет доктор. Знаешь, сейчас новые доктора, новые способы…

МЭДЖИ. Да, все новое.

ВИЛЬЯМ. Ну, в случае если доктор…А из-за чего ребенок гуляет с Джимми, а не с кормилицей?

КЭТТИ. Кормилица будет лишь на следующий день.

ВИЛЬЯМ. Как на следующий день? У ребенка до сих пор ней кормилицы?

МЭДЖИ. Имеется! Другими словами была. Но произошло ужасное несчастье, у нее внезапно

пропало молоко.

КЭТТИ Да, да…Страшная история… Она кроме того сошла с ума на данной земле…

ВИЛЬЯМ. Ну из-за чего с Джимми? Что так ненавидит мелких детей?

МЭДЖИ. Лишь не вашего, Вильям. Его он обожает. Так как мальчик таковой

прекрасный…Вылитый папа!

ВИЛЬЯМ. А! Еще бы!

МЭДЖЙ. Все говорят, что он похож на вас. И таковой умный для собственного возраста.

Все от него в восхищении.

ВИЛЬЯМ. Где же он? Мне хочется поскорее встретиться с ним.

В какую сторону отправился Джимми?

МЭДЖИ. Возможно, в том направлении… Либо в том направлении…

ВИЛЬЯМ. Я отправлюсь к нему навстречу.

КЭТТИ. Вильям, ты уже желаешь покинуть меня?

ВИЛЬЯМ. Обязана же ты осознать, дорогая, как мне хочется поцеловать

собственного сына… Я на данный момент же возвращусь…

КЭТТИ. Ой-ой!

ВИЛЬЯМ Что с тобой?

КЭТТИ. Ты не бритый… Уколол меня собственной щетиной…

ВИЛЬЯМ. Забудь обиду, опоздал побриться в поезде…

КЭТТИ. И в таком виде ты желаешь целовать ребенка? Его так как ты также уколешь.

МЭДЖЙ. Кэтти права. У малютки такая ласковая кожа…

КЭТТИ. Ты ему сделаешь больно.

ВИЛЬЯМ. Пожалуй, нужно будет побриться

КЭТТИ. Побрейся, миленький.

ВИЛЬЯМ. Прекрасно. Нужно, дабы первое свидание сына с отцом не оставило у чего

неприятного впечатления. Сын! Кэтти, как я благодарен тебе! Сын!

У меня имеется сын! / Уходит/.

КЭТТИ. Где же Джимми? Куда он запропастился?

МЭДЖИ. Не могу осознать. Возможно, не отыскал такси.

ВИЛЬЯМ. Кэтти! /Входит/ Я забыл собственную бритву. Она уже уснула?

МЭДЖИ. Да. Сейчас с ней так случается. Она внезапно бах!

ВИЛЬЯМ. Осознавай, осознаю. Бедняжка! Позовите меня, когда возвратится Джимми.

МЭДЖИ. Ну, само собой разумеется.

ВИЛЬЯМ Сын! У меня имеется сын! /Уходит/.

КЭТИ. Данный Джимми сведет меня в могилу.

МЭДЖИ. Я звоню в приют.

Входит ДЖИММИ.

КЭТТИ. Наконец-то!

МЭДЖИ. Как ты продолжительно.

КЭТТИ. Возможно, развлекался с кем-нибудь по дороге.

ДЖИММИ Да! Было у меня время развлекаться!

МЭДЖИ. Не повышай голос так звучно. Вильям тут.

ДЖИММИ. Уже приехал?

МЭДЖИ. Приехал. Из-за чего ты так продолжительно не являлся?

ДЖИММИ. Мне не желали его давать.

МЭЛИ. Из-за чего?

ДЖИММИ. Не были выполнены какие-то формальности. Не было письменного разрешения матери, к ней отправили, но я не стал дожидаться…

КЭТТИ. Ребенок тут, и мы спасены. Какой дорогой…Я воспитаю его, как собственного сына…Буду обожать его…

МЭДЖИ. Он просто прелесть.

ДЖИММИ. Пищеварительная машина и больше ничего.

КЭТТИ. Скорее, скорее, уложим его в кроватку.

ДЖИММИ. Ох, как мне хочется имеется.

КЭТТИ. Вот ты вправду пищеварительная машина.

ДЖИММИ. И это вместо признательности за все. Курочка! Курочка! на данный момент мы попытаемся

куриное крылышко…

ЗОЭ /входит/. Пришли от какой-то мисс Пэтиктон.

МЭДЖИ. Кто это?

ДЖИММИ. Это начальница приюта. Возможно, принесли согласие матери и

документы младенца.

МЭДЖИ. Ой, что-то не то. Стала бы она присылать за этим ночью.

КЭТТИ. Для чего же ты покинул ей данный адрес? Дал бы собственный. Что, если она тут столкнется с Вильямом?

ДЖИММИ. Я думал…

КЭТТИ. Он думал! Если не можешь думать, нечего и пробовать. Ну, что ты

сидишь? Отправься, поболтай с ней.

МЭДЖИ. Ты что-то не осознал, дорогой? С дамой нужно поболтать.

Она в передней.

ДЖИММИ. Иду! Иду! Мою курочку пускай не трогают без меня. Да, иду же, иду!

Гоняют по всему городу, имеется не дают, к тому же покрикивают /Уходит/. МЭДЖИ Как он оптимален в собственной кроватке.

ДРЕМЛИ, Кроха

ЗОЭ. Совсем как ангелочек с картины.

КЭТТИ. Ах, как мне хочется иметь для того чтобы же собственного.

МЭДЖ. И мне.

ЗОЭ. И мне.

БАЛЕТНЫЕ И нам также!

КЭТТИ. И вам также!??

ЗОЭ. Ах, госпожа, с того времени, как идут беседы о ребенке, мы лишь об этом и думаем. /Уходит/.

КЭТТИ. Дремли, моя крошка, дремли сладко, я буду обожать тебя, баловать и нежить,

как собственного, по причине того, что тебе я обязана возвращением собственного счастья.

ДЖИММИ. Полная трагедия! Мать отказывается согласиться и требует собственный

сокровище обратно.

КЭТТИ. Погоди, погоди, разбудишь.

ДЖИММИ. Вы не осознаёте, что произошло?

ГОЛОС ВИЛЬЯМА. Кэтти!

МЭДЖИ. Тс-с-с… Вильям!

ВИЛЬЯМ /входит/ Джимми еще не возвратился? Ах, вот он. Здравствуй, Джимми’ Мой сын! Где мой сын?

КЭТТИ. В кроватке.

ДЖИММИ. Ну, на данный момент начнется.

ВИЛЬЯМ. Он прелестен.

МЭДЖИ. Я же сказала!

ВИЛЬЯМ. Смотрите! Он раскрывает глазенки!.. Смотрит на меня… Радуется…

Осознаёт, что это его отец…

МЭДЖИ. Ну, само собой разумеется, осознаёт.

ВИЛЬЯМ. Да, это я, это я, дорогой мой сынишка, это я, твой отец… Кэтти, он,

вправду похож на меня. Особенно эта ямочка на подбородке.

КЭТТИ. Вылитый портрет.

ВИЛЬЯМ. Сынишка и мой…У-тю-тю…Сынишка мой дорогой…А как его назвали?

МЭДЖИ. Линия побери, об этом я не поразмыслила.

ВИЛЬЯМ. Я задаю вопросы, какое дали ему имя?

КЭТТИ. Джимми!

ВИЛЬЯМ. Джимми?

ДЖИММИ. Что?

МЭДЖИ. Джимми! Да, Джимми!

ДЖИММИ. Что?

ВИЛЬЯМ. Джимми?

ДЖИММИ. Что вам необходимо?

МЭДЖИ. Да, Вильям, Джимми.

ДЖИММИ. Что вы заладили: Джимми да Джимми?

МЭДЖИ. Как ты не осознаёшь, мы растолковываем Вильяму, что назвали ребенка в

твою честь.

ДЖИММИ. Какого именно ребенка? Его? Какого именно черта!

МЭДЖИ. Не выражайся при ребенке.

ВИЛЬЯМ. Не могли придумать ничего лучше?

ДЖИММИ. А чем, фактически, не хорошо мое имя?

ВИЛЬЯМ. Ну, хорошо, хорошо. Джимми, так Джимми, все равно..А до тех пор пока он

мелкий, мы будем именовать его Тото. Господин Тото!

Господин ТОТО

Кем вы станете, в то время, когда вырастите громадной? У-тю-тю, сынишка мой

дорогой…Кем ты будешь, юристом? Инженером? Либо, может

быть, адмиралом?

ДЖИММИ. Трамвайным кондуктором.

ВИЛЬЯМ. Ах, ты, сынишка мой золотой…Вот на данный момент я тебя поцелую.

КЭТТИ. Вильям, ты уколешь его!

В ИЛЬЯМ. Это правильно. Вот кончу бриться, мой сынишка, а позже уж

расцелую тебя. А до тех пор пока — баю, баю, баю…

МЭДЖИ,КЭТТИ. Баю, баю…

ВЛАДИМИР КУЗНЕЦОВ \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: