Почему люди делают то, что делают

— Здравствуй, к тебе возможно?

Лизабет стояла у домика на лесной полянке, освещенная рыжеватым солнышком. Оно блистало на ровной изумрудной и серебристой чешуе и игралось в светло-зеленых глазах.

Рух улыбнулся и разрешил войти её в дом, выдав что-то наподобие вздоха облегчения.

— Здравствуй, проходи, я именно начал готовить ужин.

— Могу оказать помощь, если не против.

— Буду рад. Картошка тут не грифонья, я могу не рассмотреть зелёную.

Некое время они без звучно чистили картошку. Ящерка имела возможность сообщить что-то наподобие «я знала, где тебя отыскать», либо «ты в собственном убежище», либо кроме того «чем был занят?», но это не имело смысла.

Грифон ушел подальше от всех, дабы успокоиться и поразмыслить. Он никого не желал видеть, но рад компании – значит переживания сильные. Торопить не имеет смысла – сам настроится и поведает, либо отвлечется от мыслей и придет в норму.

Молчал и Рух, к которому Лизабет пришла, а правильнее приехала на велосипеде, через лес. Именно тогда, в то время, когда ему необходимо было понять себя и других, и с кем-то поболтать. А ещё он молчал и думал, чем сейчас сможет отблагодарить девушку-панголина.

Удерживая луковицу острыми когтями, дабы не выскользнула, он нарезал ее на мелкие кубики, и скинул на сковородку.

— Лиз, из-за чего люди делают то, что делают?

— Философский вопрос, и ты на него обязан не забывать ответ. Прошло всего два года с приезда Гренфеллов.

Хвост грифона взметнулся вверх.

— И не напоминай о нём. на данный момент-то Фил может себя вести, но раньше был легко невыносим.

— Прекрасно, — Лизабет боком села в постель, подвернув ноги и хвост, — люди делают то, что делают, по причине того, что не могут в противном случае либо не знают вторых вариантов. А на данный момент как он себя ведет?

Рух дождался, в то время, когда лук станет золотистым и скинул отваренные грибы и нарезанную ломтиками картошку, раздалось шумное шипение.

— А на данный момент он знает, как себя вести, и может выбирать.

— И что же он выбирает?

Узкие руки умело трудились древесной лопаткой, перемешивая подрумянившиеся ломтики. Дом наполнился запахом еды, а наблюдать, как еду готовят – особенное наслаждение для панголинов.

— Он выбирает то, что желает, а время от времени то, что будет лучше для него и других, хоть идет в разрез с его жаждами, я думаю.

— Другими словами выбирает пользу, такую как жить в мире и не ввязываться в драку на каждом шагу, а время от времени выбирает то, что ему нравится, не имеет значение, что из этого выйдет.

Рух обернулся за солью и забрал щепотку.

— В общем виде имеем пользу, по причине того, что нравится, и по причине того, что не знает либо не может в противном случае. Три обстоятельства. Добавим ко мне «вынудили» либо «должен был так сделать», Лиз?

— Никого нельзя заставить, возможно лишь дать согласие с диктуемыми условиями, Рух. Неизменно имеется выбор, либо ты просто не можешь его искать и делать, что относится к третьей названной тобой причине. «Вынудили» — это или ты снимаешь с себя ответственность за собственные поступки и идешь экспонатом в зоопарк, или ты соглашаешься принять неудобства чтобы не было вторых неудобств. И чем ты не сильный, тем легче соглашаться.

Другими словами, в то время, когда мне приставили кинжал к пояснице и повели заложником, у меня был выбор подчиниться либо погибнуть? Ты именуешь смерть неудобством?

— Да, и Глэнтирит, с твоих слов, помог совладать с неудобствами, причинив их вторым. Помешай картошку, в противном случае пригорит.

Грифон дернул хвостом и что-то проворчал. Ящерка подошла и обняла его за плечи, и продолжила примирительным тоном:

— Прекрасно, давай примеры несложнее. Из-за чего ты кличешь меня Лизабет, не смотря на то, что моё имя Полынь?

— Я так привык.

— А правильнее?

— Мне так приятно, тебе так приятно, мне приятно доставлять тебе это мелкое наслаждение, как и именовать Найтела Найтелом.

— Другими словами ты можешь в противном случае, но тебе .

— Да, ты права, Лиза. Добавь ко мне привычку, это треть от неумения в противном случае.

— Быть может, ты кличешь нас так, для получения нашего расположения и в этом твоя польза?

Рухгерт обернулся и взглянул Лизабет в глаза.

— Знаешь, неподготовленного человека твой вопрос бы обидел. Прекрасно, что я уже изучаю теорию взаимоотношений. Да, пожалуй, неосознанно и эта цель также имеется, поскольку мне нравится общаться с вами.

Лизабет улыбнулась и начала загибать пальцы:

— Наслаждение, незнание и выгода/неумение – вот три объяснения любому действию. Всё другое складывается из них. Те, кто не может, смогут обучиться. Кто наслаждается – переключиться на другие эйфории. Кто приобретает пользу – может поторговаться с тобой и договориться. Неисправимых нет, не считая необучаемых, наркоманов, маньяков и сумасшедших, не осознающих не только собственной пользы, но и человеческого языка. В случае если осознал, что имеешь дело с этими – беги. У тебя не хватит умения совладать с ними. С остальными имеется шанс и к ним имеется подход.

Рух снял сковородку с огня и поставил на дощечку. Дотянулся две тарелки, одна из них была с черно-желтой каймой, и положил однообразные порции.

— За что обожаю твои объяснения, так это за их практическую сокровище, благодарю. Я, возможно, придумаю кучу исключений, дополнений, но вряд ли они будут противоречить общей идее. Вилку, ложку?

— Ложку.

Грифон дотянулся из отдельного ящичка ложку с такой же дающей предупреждение маркировкой, а себе забрал вилку.

— Приятного аппетита, Лизабет.

— Приятного, Рух. И давай за одним столом. Условности культуры моего народа смогут не функционировать у тебя в гостях.

— Но…

— Не опасайся, — хихикнула Лизабет, — нас не вынудят вследствие этого жениться.

Для чего люди делают татуировки?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: