Подготовка инструментария

Какую бы схему опроса мы ни избрали, нам в любом случае необходимо будет создать серию вопросов, применяемых в качестве рабочего средства для получения [c.190] нужных измерений. Эта процедура является продолжением понятий и процесса, начатого на этапе концептуализации; целью ее есть разработка инструментария опроса, т. е. либоанкеты, которую респондент заполняет самостоятельно, либобланка интервью, что заполняется интервьюером на протяжении проведения интервью.

При разработке инструментария исследователю направляться обращать внимание на: (а) содержание, (б) тип, (в) форму, (г) словесную формулировку и (д) порядок вопросов. Содержание вопроса обусловливается неспециализированной исследовательской проблемой либо догадкой и со своей стороны определяет те данные, которая возможно взята из ответа. Что необходимо знать, дабы подтвердить догадку, и какие конкретно вопросы необходимо задать, для получения необходимой информации? Крайне важно мочь светло себе воображать одновременно и то, какую данные мы хотим взять в ответ на любой вопрос анкеты, да и то, как эта информация будет использована при анализе данных, что нового она внесет в отечественные знания об объекте изучения.

Практически о любом предмете возможно задать массу самых различных вопросов, но чтобы респондент был в состоянии заполнить анкету, она должна быть довольно маленькой. Очные интервью, в большинстве случаев, должны продолжаться не более 45 мин., а телефонные – не продолжительнее 20 мин. Анкета, пересылаемая по почте, по большому счету не должна быть больше четырех страниц. Рвение к краткости, но, не должно преобладать над необходимостью формулировать вопросы так, дабы исключить соперничающие догадки, каковые смогут появиться при анализе данных. Для решения данной неприятности возможно дать совет направляться двум неспециализированным правилам. Во-первых, число догадок либо исследовательских вопросов, изучаемых при помощи опроса, должно быть сведено к минимуму; это разрешит сократить число переменных, по которым нужно получить данные. Во-вторых, отбирая вопросы, отсеивайте те из них, роль которых в грядущем анализе данных вам заблаговременно неясна.

Опросы в большинстве случаев включают в себя как вопросы, своеобразные для данного изучения, так и вопросы неспециализированного, “фонового” характера, предназначенные для измерения тех параметров, каковые – как это не редкость светло из данных прошлых изучений – конкретно [c.191] связаны с различительными показателями изучаемого типа политического поведения. Неспециализированные вопросы включаются в анкету чтобы исключить соперничающие догадки, относящиеся к таким “фоновым” параметрам, и дабы уточнить отечественное познание существующих зависимостей, проследив за тем, как они различаются в различных демографических группах. Фактически в любой опросный инструментарий включаются (либо как минимум рассматриваются на предмет включения) вопросы, касающиеся следующих параметров:

пол возраст расовая принадлежность доход вероисповедание образование род занятий домашнее положение состав семьи недвижимое имущество партийность национальность срок проживания в данной местности членство в публичных организациях

Тип вопроса определяется тем, имеет ли он открытый либо закрытый комплект вероятных ответов. На вопрос с открытыми возможностями для ответа, либо открытый вопрос (open-ended question), респондент волен отвечать собственными словами; никакие варианты ответа извне ему не навязываются. Пример для того чтобы рода вопроса: “Какая неприятность, по Вашему точке зрения, будет в текущем году самой ответственной на местных выборах?” У аналогичных вопросов то преимущество, что они разрешают найти непредвиденные повороты в ответах опрощеных. Помимо этого, они оказывают помощь избежать искажения информации, появляющегося обычно за счет наличия недоговоренности либо тенденциозности в вариантах ответов, заблаговременно подобранных исследователем. Но у вопроса с открытыми возможностями для ответа имеется и собственные недочёты. Дело в том, что он очень сильно затрудняет сравнение ответов между собой, потому, что любой респондент при ответе может исходить из собственной неповторимой, хорошей от остальных “совокупности координат”. Помимо этого, такие вопросы смогут приводить к безлюдным либо бестолковым ответам, к ответам не по существу либо легко долгим, сложным для анализа.

Отвечая навопрос с закрытым комплектом вероятных ответов, либо закрытый вопрос(closed-ended question), респондент [c.192] должен выбирать ответ из ограниченного числа предлагаемых в анкете вариантов. Вопросы этого типа легко поддаются дальнейшей обработке и сравнению, они исключают возможность появления не относящихся к делу ответов. Пример вопроса с закрытым комплектом вероятных ответов: “Кем Вы себя вычисляете: (1) консерватором, (2) умеренным, (3) либералом?” Варианты ответов должны быть в совокупности исчерпывающими (т. е. они должны включать все ответы, какие конкретно лишь возможно предугадать) и взаимоисключающими (т. е. на любой вопрос должно допускаться не более одного варианта ответа). Помимо этого, респонденту направляться дать возможность отражать в ответе степень собственной оценки в тех случаях, в то время, когда это есть значимым. Таковой вопрос, как, к примеру: “Кое-какие уверены в том, что клиники, в которых производятся аборты дамам из неимущих слоев, должны находиться за счет федерального правительства. Согласны ли Вы с таким мнением?” – предполагает более широкий комплект потенциальных ответов, чем легко “согласен” и “не согласен”. Спектр вероятных оценок, предположительно, лучше отразит последовательность типа “всецело согласен”, “согласен”, “отношусь нейтрально”, “не согласен”, “совсем не согласен” и “не знаю”.

Кроме того тогда, в то время, когда вопрос с закрытым комплектом вероятных ответов выстроен прекрасно, не исключен риск того, что подобранные исследователем варианты ответов смогут оказать влияние на ответ респондента, а это очевидно нежелательно. К примеру, вопрос, подобный следующему: “Какая из приводимых ниже неприятностей, стоящих сейчас перед США, есть, по Вашему точке зрения, самой серьёзной?” – сам по себе уже подразумевает неосуществимое, в частности: словно бы исследователь в состоянии перечислить на выбор все мыслимые неприятности; тем самым применение в этом случае закрытого комплекта вариантов ответов может помешать найти какую-то непредвиденную нами точку зрения. Выбор между двумя вышеописанными типами вопросов обязан осуществляться с учетом как дешёвых нам средств обработки данных (“открытые” вопросы требуют более сложной обработки), так и теоретических и эмпирических знаний о предмете (“закрытые” вопросы требуют лучшей осведомленности о предмете).

Форма вопроса относится к методу его презентации. Кроме самая обычной формы: “устный (письменный) вопрос – устный (письменный) ответ”, – существует [c.193] целый ряд других способов, помогающих респонденту осознать, о чем его задают вопросы, и сделать сознательный выбор при ответе. Многие методы связаны с применением наглядных пособий, таких, как схемы, фотографии, карточки с рисунками и надписями. Один из примеров – “термометр ощущений”, созданный в Опросном научно-исследовательском центре Мичиганского университета. Респонденту предъявляют карточку с изображением “термометра ощущений” (см. рис.6.1) и просят оценить, какие конкретно ощущения – “тёплые” либо “холодные” – у него вызывает тот либо другой объект (к примеру, демократическая партия либо глава горадминистрации города, где он живёт), показывая на соответствующее показание “термометра”. Такое наглядное пособие оказывает помощь респонденту упорядочить большее число вероятных вариантов (к примеру, всех кандидатов в президенты страны), чем он это имел возможность бы сделать в уме. Процедура пребывает в том, что исследователь вывод респондента раздельно по [c.194] каждому варианту, а после этого сравнивает показания “термометра”. По большому счету, чем более сложные умственные операции требуются от респондента, тем нужнее могут быть другие варианты и наглядные пособия вопросно-ответной формы.

Решающим причиной успеха всего опроса есть верная словесная формулировка вопросов. Так как если вы не сумеете совершенно верно сформулировать интересующий вас вопрос, то и полученный вами ответ не будет соответствовать тому роду данных, каковые необходимы для проверки вашей догадки. В случае если вопросы задаются так, что они поощряют одни ответы в ущерб вторым, то и результаты опроса будут отражать не столько настоящий мир, сколько выбор, внушенный самой структурой вопроса. Само собой разумеется, в различных исследовательских проектах и вопросы предполагаются различные, но, не обращая внимания на это, мы можем предложить пара неспециализированных правил составления пунктов опроса, талантливых обеспечить качественные и точные результаты. (Более детально правила формулирования вопросов излагаются в гл.7.)

Во-первых, в любых ситуациях, в то время, когда это не причиняет урон содержанию изучения, старайтесь включать понятия и те вопросы, каковые были удачно использованы в прошлых изучениях. На данный момент в политологии существует множество прекрасно созданных и всесторонне опробованных в планеих надежности (валидности) стандартизованных мер понятий (measure of concept) из довольно часто используемых на практике7. Применение их в опросе избавляет исследователя от необходимости разрабатывать какие-то новые меры; помимо этого, это разрешает сравнивать результаты различных исследовательских проектов.

Во-вторых, перед тем как включать какой-то вопрос в опросный страницу, удостоверьтесь в надежности, смогут ли по большому счету эти респонденты располагать информацией, нужной для ответа на него. Не задавайте вопросы респондента о том, чего он заведомо не испытал либо не знает, а вдруг появляется сомнение в компетентности респондента, то для ее проверки возможно воспользоваться пробными вопросами. В порядке пробы респондента сперва выясняют его уровень знания предмета, а после этого просят выразить собственный вывод об этом предмете либо высказать суждение о нем. К примеру, возможно [c.195] задать вопрос: “Сообщите, прошу вас, какова позиция кандидата Смита по вопросу о торговле с ЮАР?” – и, в случае если респондент ответит верно, задать следующий вопрос:“Вы согласны с таковой позицией?” Таковой прием разрешает удостовериться в том, что респондент не будет сказать о том, чего он не знает, к примеру из нежелания рассказать о собственном незнании.

В-третьих, обычно нужнее, чем вопросы, могут быть утверждения о предмете. Наряду с этим исследователь обыкновенно требует респондента сообщить, в какой степени он согласен либо не согласен с серией утверждений, подобранных так, дабы отразить разные мнения по интересующему исследователя предмету. Такая форма имеет последовательность преимуществ если сравнивать с легко вопросами. С одной стороны, она предоставляет исследователю простое средство измерения интенсивности оценок в тех случаях, в то время, когда это принципиально важно. Иначе, она оказывает помощь добиться того, дабы все респонденты в собственных ответах исходили из одной “совокупности координат”, что увеличивает достоверность и надёжность измерений. Помимо этого, утверждения на разные темы смогут быть перемешаны так, дабы респондент не додумался, к чему в конечном итоге клонит исследователь. В случае если, например, целью опроса есть выяснить степень согласованности декларируемых респондентами взоров на гражданские свободы с их терпимостью либо нетерпимостью по отношению к отклоняющимся от нормы социальным группам, то серия вопросов, последовательно вытекающих приятель из приятеля, может побудить респондента заметить неувязки в собственных ответах и устранить их, несмотря на то, каково его вывод в конечном итоге. Вместе с тем серия утверждений, выявляющих ту же самую зависимость, но перемежающихся утверждениями на другие темы, не позволяет разглядеть очевидной закономерности и легко сбивает с толку чересчур догадливого респондента. Наконец, утверждения если сравнивать с вопросами легче применять при построении сложных мер взаимоотношений, именуемых шкалами либо индексами (см. гл.8).

В-четвертых, применяя утверждения вместо вопросов, не забывайте, что респонденты имеют обыкновение соглашаться с утверждениями исследователя независимо от собственной точки зрения. Эта закономерность именуется [c.196] ответной тенденцией (response set), и в тех пунктах опроса, в которых она не учтена, проявляется сдвиг в сторону ответной тенденции (response set bias). Данный феномен легко подметить, в случае если пробовать измерить степень политического консерватизма сперва посредством шести утверждений, с которыми консервативно настроенные лица по идее должны дать согласие, а после этого опять посредством вторых шести утверждений, с которыми эти лица, вероятнее, не согласятся. Первое измерение наверняка “продемонстрирует” намного больший процент консерваторов, чем второе, независимо от настоящего числа консерваторов в выборке. Пункты опроса направляться перемешивать между собой так, дабы время от времени ожидалось согласие, а время от времени несогласие с той либо другой точкой зрения либо отношением.

В-пятых, измерение переменной посредством одного-единственного пункта опроса может привести к смещению в итогах. К примеру, в случае если для измерения степени недовольства населения мерами по устранению расовой сегрегации в школах руководствоваться лишь ответами на один-единственный вопрос: “Вы одобряете совместную перевозку школьников на автобусах, несмотря на расовую принадлежность?”– то в следствии возможно переоценить степень публичной оппозиции ввиду того, что респонденты лишены в этом вопросе возможности разглядеть все те доводы “за” и “против”, каковые в настоящей обстановке, быть может, смягчили бы их позицию8. Для измерения взаимоотношений, каковые могут служить основанием для действий в целом, более предпочтительно применять сходу пара пунктов опроса и вырабатывать индекс либо шкалу (как это продемонстрировано в гл.8).

Кроме составления отдельных пунктов опроса, исследователь обязан поразмыслить и об организации опросного инструментария в целом. бланки и Добротные анкеты интервью в большинстве случаев складываются из четырех главных частей: вводной части, нескольких вопросов для разминки, основных и биографических вопросов . (При очного интервью имеет место кроме этого предварительная часть, на протяжении которой интервьюер выясняет, соответствует ли респондент требованиям данной выборки, и приобретает его согласие на проведение интервью. Мы еще возвратимся к этому в гл.7 при беседе о подготовке интервьюеров.)[c.197]

Во вводной части респонденту разъясняются задачи изучения, так дабы убедить его в важности опроса и в том, что опрос заслуживает того, дабы израсходовать на него время. Обычно это удается сделать при помощи апелляции к какой-нибудь высокой цели либо к общепризнанному авторитету. В случае если у опроса имеется влиятельный спонсор, то желаемый эффект может произвести фраза типа: “Национальный отдел по трудоустройству поручил нам…” либо “Мы проводим опрос для университета социологических изучений…”. Растолковывая задачу изучения, принципиально важно стараться избегать особых терминов, не употребляющихся респондентами в повседневном общении. К примеру, было бы неразумно обращаться к респонденту со словами: “Мы проводим изучение связей между элитой и массами с целью определения, в какой степени формальные механизмы представительства являются ширмой для социального контроля со стороны политической элиты”, – кроме того в случае если это высказывание отражает настоящую цель изучения. Вернее было бы сообщить в противном случае: “Мы желаем узнать, какие конкретно у вас – и у таких людей, как вы, – имеются контакты с избирательными представителями власти, и мы сохраняем надежду, что результаты этого изучения окажут помощь улучшить работу отечественного правительства”. Не рекомендуется лгать респондентам, но вместе с тем во вводной части нельзя раскрывать те данные, способную привести к искажениям в ответах. В случае если респонденту сказать, что объектом изучения являются расовые предрассудки, то он будет давать иные ответы, чем в случае если ему заявить, что изучение касается легко взаимоотношений между гражданами либо какой-нибудь второй нейтральной темы.

Вводная часть может оказать помощь интервьюеру установить хороший контакт с респондентом, и развеять вероятные опасения последнего относительно того, не помогает ли опрос прикрытием для каких-либо неблаговидных целей.

Разминочные вопросы также оказывают помощь достигнуть непринужденности в общении с респондентом. Это беспристрастные, нейтральные вопросы, задающиеся с целью начать беседу. Для разминки прекрасно не редкость задать вопрос респондента о том, в далеком прошлом ли он живет в данной местности, либо о том, какие конкретно наиболее проблемы стоят, согласно его точке зрения, перед страной либо перед его округом. Но любой вопрос, [c.198] отобранный в качестве разминочного, должен быть релевантен для данного изучения и обязан играться собственную определенную роль в анализе, в противном случае он пропадет втуне. Исходя из этого разминочные вопросы не выискивают намерено, а отбирают из главных вопросов.

Главные вопросы составляют ядро опросного инструментария. Порядок пунктов в данной группы определяется в основном необходимостью придерживаться логического хода опроса. Порядок вопросов отнюдь не всегда неважен. Случается, что исследователь желает задать одинаковый вопрос несколькими методами. Наряду с этим разные модификации этого вопроса не должны занимать смежные места в опросе, дабы респондент не счел их избыточными. Подобным же образом в случае если некое явление испытывает недостаток в том, дабы о нем были заданы как неспециализированные, так и частные вопросы, то сперва лучше задать неспециализированный вопрос, для получения ответа, не обусловленный рядом частных уточнений. Помимо этого, вопросы с открытыми возможностями для ответа имеет суть помещать перед вопросами с закрытым комплектом вероятных ответов, касающимися той же темы, дабы варианты ответов, предлагаемые в вопросах “закрытого” типа, не могли искажающе оказать влияние на ответы на вопросы “открытого” типа. В случае если имеется основание считать, что порядок вопросов будет оказывать влияние на ответы, то проверить это возможно на протяжении предварительного тестирования.

Биографические вопросы имеют целью получение фактических информации о респонденте; иные из них подчас считаются сугубо личными. Эти вопросы в большинстве случаев помещаются в финиш опроса, дабы у респондента не появилось раньше времени впечатления, что исследователь сует шнобель не в собственный дело, – это может помешать опросу. Не смотря на то, что люди, в большинстве случаев, достаточно с радостью информируют сведения о собственном доходе либо домашнем положении, получение адекватных ответов на биографические вопросы требует аккуратных словесных формулировок.

Помещение биографических вопросов в финиш опроса имеет еще то дополнительное преимущество, что неинтересные вопросы, скакими людям в большинстве случаев приходиться сталкиваться при заполнении всякого рода бланков, откладываются на позже, а сперва задаются занимательные вопросы, и, так, респондент не успевает сходу заскучать. [c.199] Это особенно принципиально важно при независимом заполнении анкеты респондентом, по причине того, что последовательность шаблонных вопросов в начале, ассоциируясь с исполнением какой-то нудной работы, может отбить у респондента охоту заполнять анкету, в то время как вопросы, касающиеся ответственных неприятностей, смогут, напротив, возбудить его интерес к заполнению анкеты.

По окончании того как мы создали главные подробности инструментария, нам нужно решить, как лучше разместить их на бумаге. Это то, что определяет формат инструментария. Эрл Бэбби утверждает: “Формат анкеты, возможно, не меньше ответствен, чем формулировка и содержание вопросов. Неверная подача текста в анкете может привести к тому, что респонденты начнут пропускать вопросы, неверно их осознавать а также в крайнем случае смогут кинуть заполнять анкету”9. не меньше серьёзным может оказаться и формат бланка интервью. Не хорошо составленный бланк сбивает с толку интервьюера, заставляет его перескакивать через вопросы, неаккуратно фиксировать ответы и в итоге отталкивает респондента неуклюжим ведением интервью. Мы можем предложить пара правил размещения анкеты либо бланка интервью на бумаге.

Первое правило содержится в том, дабы не скучивать на странице пункты опроса. Тяжело переоценить урон, что может нанести опросу чересчур тесное размещение текста на странице. Чтобы не было неточностей на каждой странице опросного инструмента оставляйте как возможно больше свободного места. При бланка интервью эта мера облегчит для интервьюера фиксирование ответов и следование инструкции. При самостоятельно заполняемой анкеты это окажет помощь респонденту верно прочесть и отметить необходимые пункты, а помимо этого, создаст у него чувство, что заполнить анкету нетрудно. Уж лучше пускай анкета содержит большое количество страниц с несколькими пунктами опроса на каждом из них, чем пара страниц со многими пунктами опроса на каждом. Общее число страниц в меньшей степени значимо, чем четкое размещение текста на каждой из них, но нельзя не принимать во внимание и с тем эмпирическим фактом, что на заполнение 10 верно составленных страниц опросного инструмента уходит приблизительно 30 мин., а это именно то время, в течение [c.200] которого исследователю в большинстве случаев удается задерживать внимание респондента.

При размещении материала на бланке интервью исследователь обязан в один момент учитывать потребности интервьюера, кодировщика (что будет считывать данные с заполненного страницы) и тех, кто будет заниматься подготовкой данной информации для машинной обработки. Один из главных вопросов, поднимающихся наряду с этим, – пользоваться ли предварительно закодированным инструментом. Подробно кодирование информации обсуждается в гл.12. В базе собственной это операция придания числовых знаков ответам, записанным в словесной форме. В предварительно закодированном опросном инструменте каждому ответу уже приписан собственный числовой знак, чего нет в предварительно не закодированном инструменте. На рис.6.2 как пример представлена часть предварительно закодированного бланка интервью. Небольшие цифры рядом с закодированными ответами обозначают ту колонку перфокарты, в которую должен быть внесен код. Стрелки показывают оператору, вводящему данные в компьютер, на необходимость перехода к второй строке либо новому полю для ввода данных.

Предварительное кодирование инструмента имеет два преимущества. Во-первых, оно в состоянии ускорить процесс интервьюирования, облегчая для интервьюера задачу фиксирования ответов. Как правило интервьюеру несложнее обвести в кружок либо выписать числовой знак, обозначающий ответ, чем выписывать сам ответ. Это кроме этого содействует понижению числа неточностей при интерпретации и считывании заполненного бланка интервью. Во-вторых, предварительное кодирование разрешает оператору трудиться прямо с опросным инструментом по окончании его заполнения; наряду с этим из обработки устраняется лишняя процедура, которая связана с переносом информации с опросного инструмента на какой-то второй носитель, приспособленный для ввода данных в машину.

Не смотря на то, что существует большое количество различных способов размещения материала на странице предварительно закодированного инструмента, тем не менее важно, дабы все ответы были по возможности сосредоточены на одной стороне страницы, так дабы респонденты не обращали внимания на те цифры и стрелки, каковые их не касаются.[c.201]

Один из самых серьёзных моментов, что направляться учитывать при предварительном кодировании, – это то, каким методом отождествить все перфокарты и листы, которые содержат ответы одного и того же респондента. В большинстве случаев, каждому респонденту приписывается собственный номер, хороший от остальных, и данный номер проставляется [c.203] в первых нескольких колонках всех перфокарт, содержащих эти опроса этого респондента. Номер кроме этого должен быть записан на каждой странице бланка интервью либо анкеты, дабы обработанные эти возможно было сверять с необработанными. В том случае, если на респондента приходится две и более перфокарты, в последней колонке каждой из них указывается, которая это карта из всех, относящихся к данному респонденту.

Составление предварительной инструкции, снабжающей правильное и упорядоченное заполнение опросного инструмента, – одно из самых тяжёлых дел при подготовке инструментария. Интервьюер имеет возможность прекрасно готовиться и практически выучить наизусть целый бланк интервью, да да и то в сложных случаях ему без инструкции не обойтись. У респондента, самостоятельно заполняющего анкету, нет и таковой возможности, по причине того, что анкету он видит в первый раз. На рис.6.3 продемонстрирован один из способов, помогающих респонденту ориентироваться в вопросах. Каждому ответу тут приписан собственный номер. В соответствии с инструкции, респондент обязан обвести кружком номер, соответствующий его ответу, и потом оператор сможет прямо с страницы ввести данный номер в машину. Стрелки показывают респонденту, в какой последовательности двигаться от вопроса к вопросу.[c.204]

ПОСТРОЕНИЕ ВЫБОРКИ и ПЛАНИРОВАНИЕ ОПРОСА

Разобравшись с содержанием и форматом опросного инструментария, исследователь может переходить к следующим этапам опроса – планированию и построению выборки. Способы построения выборки уже обсуждались выше, в гл.5, исходя из этого тут мыих не будем затрагивать.

Этап планирования включает в себя:

1) принятие ответа о типе грядущего опроса;

2) разработку вопросов материально-технического обеспечения опроса;

3) разработку вопросов финансирования опроса.

Темперамент исследовательской неприятности определяет, какой тип опроса нужен, но то, какой тип вероятен, диктуется наличием либо степенью доступности соответствующих материальных средств. Опросная практика предоставляет нам на выбор четыре главных типа:очное интервьюирование, телефонное интервьюирование, [c.204] анкетирование по почте и опрос через прессу. Принимая то либо иное ответ, направляться учитывать следующие изюминки каждого из этих четырех типов опроса.

Очное интервьюирование – это самый эластичный тип, потому, что оно допускает применение самых разнообразных способов опрашивания (к примеру, использование наглядных пособий), и предоставляет интервьюеру возможность упорно получать от респондента ответа на любой вопрос, в один момент разъясняя ему непонятные места. Помимо этого, очное интервьюирование поставляет исследователю самый громадный количество данных, потому что при личном общении интервьюер может, в большинстве случаев, удерживать внимание респондента продолжительнее, чем при телефонном беседе либо при анкетировании. Скорость получения ответов в очных интервью также в большинстве случаев выше. Но у этого типа опроса имеется и собственные недочёты. В первую очередь, он весьма дорогостоящ, и лишь самые важные исследовательские проекты разрешают финансировать его. Еще одно неудобство пребывает в том, что очные интервью время от времени дают очень сильно искаженные результаты, что обусловлено спецификой самого процесса интервьюирования. Зафиксированные ответы смогут отражать не столько настоящий мир либо настоящие отношения, сколько действие на респондента обстановки, в которой протекает интервью, реакцию респондента на конкретного его стиль и интервьюера опроса, тенденциозность интервьюера и допускаемые им в ходе опроса неточности либо отступления от правил.

Помимо этого, последовательный “от двери к двери” опрос тяжело осуществлять контроль и осуществлять контроль как следует. Исследователь не имеет возможности наблюдать за работой интервьюеров в действии (в “полевых условиях”) и обязан опираться на разные методы последующей обработки интервью, дабы удостовериться, что опрос был совершён подобающим образом. Не смотря на то, что такие методы как установление контактов с респондентами с целью проверить, были ли они вправду опрошены, и сравнение ответов, взятых различными интервьюерами, смогут дать определенный эффект, они все же не совсем надежны и отнимают большое количество времени.[c.205]

Почтовый опрос – второй вероятный тип опроса с целым рядом преимуществ:

1. Потому, что почтовые опросы стоят существенно дешевле, чем очные, они допускают более широкий круг распространения опросного инструмента и громадные выборки.

2. Почтовый опрос разрешает избежать многих неудобств, которые связаны с распространением опросного инструмента. К таким сложностям относится нежелание интервьюеров трудиться в определенных районах и их неумение брать интервью у индивидов либо семей определенного типа.

3. Почтовый опрос разрешает кроме этого избежать тех искажений в итогах, каковые обусловлены личными качествами интервьюера.

4. Благодаря анонимности, снабжаемой за счет распространения опросного инструмента по почте, ответы опрощеных бывают более правдивыми.

5. При почтовом опросе у респондента больше времени на обдумывание ответов, каковые соответственно в основном отражают его подлинные настроения, чем ответы, порождаемые в спешке на протяжении очного интервью.

6. За счет централизованности большей стандартизации и процедуры кодирования всех остальных процедур в почтовом опросе меньше риск дублировании неточностей при обработке данных.

7. Почтовый опрос требует меньшего количества персонала . Это разрешает сэкономить деньги и время, и снабжает громадную стандартизацию при обработке данных.

Но у почтового опроса также имеется собственные ограничения. В первую очередь, данный тип опроса требует разработки единообразного опросного страницы, рассылаемого по почте всем респондентам выборки, причем выборка должна быть достаточно представительной. Но аналогичного единого примера, одинаково приемлемого для опроса различных групп населения, информацию о которых требуется обобщить, во многих случаях не существует. Во-вторых, чтобы опрос протекал достаточно скоро, анкеты должны быть маленькими. Это значит, что от каждого контакта с респондентом возможно получено довольно маленькое количество информации. В-третьих, исследователь лишен возможности осуществлять контроль действия [c.206] респондента по заполнению анкеты. Это угрожает, например, тем, что анкета возможно заполнена не правильно либо же каким-то вторым лицом, не входящим в данную выборку; помимо этого, процесс заполнения анкеты может неоправданно затянуться. В-четвертых, на почтовый опрос запрещено всецело положиться в отношении валидности приобретаемой информации. Так как у респондента имеется время, дабы “подсмотреть” ответ на вопрос анкеты, в особенности в случае если это относится вопроса на диагностику знаний (типа для того чтобы: “Как фамилия сенатора от Вашего штата?”). И наконец, существуют такие исследовательские неприятности, каковые требуют усложненной техники опроса, дешёвой лишь умелому интервьюеру.

Телефонный опрос занимает промежуточное положение между очным и почтовым сходу в нескольких отношениях. Число задаваемых вопросов в нем в большинстве случаев больше, чем в почтовом опросе, но меньше, чем в очном. Скорость получения ответа, в большинстве случаев, ниже, чем в очном, но выше, чем в почтовом опросе. Не смотря на то, что источники искажения информации, обусловленные личностью интервьюера, устранены не всецело, все же голос в телефонной трубке менее способен привести к искажениям в ответах, чем живой человек. Наконец, и требования к подготовке персонала находятся в промежутке в это же время, чего требует опрос очный, и тем, чего требует почтовый.

К преимуществам телефонного опроса принадлежат относительная быстрота получения ответа, наличие контроля над респондентом и хорошие возможности по обеспечению более адекватных ответов. Его главный недочёт связан с трудностью получения несмещенной выборки. Так как те люди, у которых телефона нет либо телефоны которых не указаны в телефонном справочнике, смогут быть не меньше релевантными для изучения, чем остальные. И исходя из этого исключение их из выборки может привести к искривленным итогам. К примеру, в справочнике довольно часто не указываются домашние телефоны чиновниковов, а многие неимущие люди по большому счету не имеют телефонов. И это может решающим образом оказать влияние на итоги для того чтобы опроса, целью которого есть, к примеру, изучение зависимости между величиной личных доходов и политическим поведением индивида. То, в какой степени [c.207] при телефонном опросе достижима репрезентативность выборки, зависит по большей части от изюминок той совокупности людей, в отношении которой требуется сделать обобщение. Смещение выборки, которое связано с отсутствием некоторых телефонных номеров, удается преодолеть посредством способа рандомизированного комплекта телефонных номеров (random digit dialing) (т. е. с применением датчика случайных чисел), что к тому же увеличивает скорость проведения телефонного опроса10. Организации, профессионально занимающиеся телефонными опросами, обширно применяют намерено созданные компьютерные разработки. Их использование разрешает сократить число неточностей, поскольку, во-первых, пользуясь программой, интервьюер совершенно верно направляться от вопроса к вопросу, а во-вторых, ответы запоминаются машинально, по мере того, как они заносятся опрашивающим. Современное оборудование кроме этого употребляется для отличного контролирования. Для этого существует 2 метода. Первый: контролер группы может прослушивать любое интервью в любое время, дабы исправить увиденную неточность задающего вопросы. Второй: потому, что эти заносятся в компьютер по мере поступления, легко подметить, в какой мере репрезентативна приобретаемая информация и внести нужные коррективы еще на протяжении работы.[c.208]

стерилизация и Правильная подготовка медицинских инструментов.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: