Подкрепленная музыкой коммуникативная терапия

Данный способ берет начало в подходе, что предполагает, что нормально развивающиеся младенцы очень предприимчивы в собственных социальных взаимоотношениях. Это выражается в том, что развитие паттернов обычного общения происходит через процесс осуществления ребенком и его ближайшим взрослым окружением возрастающих по сложности сотрудничеств, в которых младенец принимает активное участие с первых месяцев собственной жизни. Обычный младенец от рождения владеет свойством применять невербальные навыки общения, такие, как соответствующий контакт глаз, хватание, тела и положение головы, ухмылка — все это появляется задолго перед тем, как произносятся первые слова либо производятся первые жесты. Так, ребенок способен не только сам реагировать на взрослого, но и предлагает взрослому, достаточно необычными методами, отозваться на его призывы. Младенец может высказывать собственный неодобрение и одобрение, ощущать, проявлять и разделять определенные рвения, просить что-либо, принимать либо отвергать что-то с наслаждением, скукой либо бешенством, он может кроме того поддразнивать мать, применяя перемещения и контакт глаз, — и все это может наблюдаться до успехи 12 месяцев.

Нормально развитые младенцы способны осуществлять такие действия в связи с тем, что они социально приспособлены, у них формируется эмпатия, которая предполагает функциональное коммуникативное контакта использование и использование глаз любого типа неязыкового общения. Без этого применение языковых средств детьми будет полностью нереально, т. к. потеряется возможность диалога. без сомнений, социальная эмпатия и социальная адаптация это те компоненты, каковые у аутичного ребенка будут в состоянии недостатка, а речевые нарушения еще более затрудняют выработки навыков и процесс понимания в этом направлении. Одновременно с этим большая часть своих родителей аутичных детей находят, что их дети способны осуществлять неотёсанные, разрушительные игровые действия и сейчас их отношение к родителям улучшается.

В построении программы обучения музыкальной коммуникативной терапии исходит из этого наблюдения. Целью программы есть предоставление аутичному ребенку определенных рамок, в которых он имел возможность бы ощутить реализацию собственных возможностей, каковые для обычного младенца являются естественным видом коммуникации, и так создать паттерн диалогического общения для предстоящего речевого развития. Эта терапия пробует создать что-то наподобие диалога с ребенком любым методом, в котором предложения к контакту смогут поступать с обеих сторон. Большинство этого обмена информацией по большей части осуществляется в понятиях языка телодвижений, включая бег, прыжки, и вокал, вдохи, зрительное сосредоточение и контакт глаз на одних и тех же объектах, таких, как шелковый шарф, размещенный между взрослым и ребенком, воздушный шарик, диванная подушка и т. д. Со временем взрослые начинают обозначать пением действия ребенка, придавая словам одобрительный оттенок, значимость и силу.

Этот вид терапии отличается от классической музыкотерапии тем, что тут главная цель музыкального действия содержится в создании взаимоотношений не между ребёнком и музыкой, а между ребенком и тем значимым для него человеком, с которым он проводит все собственный время. Для детей в возрасте до 4-х лет, каковые еще не посещают детских учреждений, таким значимым человеком может оказаться кто-то из своих родителей. Для детей, проводящих в школе полный учебный сутки, оптимальнее , дабы им стал их преподаватель и, было бы хорошо, если бы у него была возможность хотя бы один час трудиться с ребенком наедине, а не только фронтально.

Совместные занятия ребенка с преподавателем и музыкотерапевтом разрешают: во-первых, вырабатывать навыки музыкальной помощи в общении, которое более всего сейчас нужно ребенку (в то время как в классической музыкотерапии польза от взаимоотношений, устанавливаемых терапевтом, зависит от возможности переноса их на вторых людей, что можно считать за счастье, в случае если это происходит); во-вторых, преподаватель применяет в классе диалоги и ритмы, проработанные в музыкальной помещении, и может брать их за базу при обучении на протяжении семи дней. Обстоятельство, по которой музыка делается ассистентом, разъясняется тем, что она более эластичная, чем разговорный язык, в особенности, в случае если употребляется в сочетании с перемещениями. Музыкой возможно выразить вербальное либо жестовое приглашение, она может заменить отклик, может подождать, в то время, когда ребенок справится, может повторить фразу, может выразить печальное либо ликующее настроение. Она может имитировать различные голосовые либо дыхательные звуки, отметить какой-то значимый момент и дать ребенку просодическую и лексическую структуру фразы. Большинство самые продуктивных моментов лучше проводить в спокойной обстановке созерцания, в то время, когда сотрудничество ребёнка и учителя делается практически подпороговым с позиций пения и начинается на базе практически неуловимой обоюдной игры касаний, взглядов и шёпота. Это именно та чувствительная реакция на настроение, которая самый контрастирует с методикой выбора и разрешает различать эмоции, испытываемые на протяжении занятий.

Посредством музыкальной коммуникативной терапии до ребенка пробуют довести практическое познание того, что и диалог, и сотрудничество вероятны, и ввести его в состояние поддерживания этого типа общения через опыт, что сам по себе коммуникативен и есть аналогом активной речи. В ходе занятия ребенок сам формирует сильные личностные и доверительные связи со своим преподавателем, каковые переносятся в класс и сохраняются в течение всей учебной семь дней.

Лингвистические навыки устной либо жестовой речи накладываются на те рамки, каковые созданы данной предварительной работой и, как выяснилось, обучение речи идет с социальным отзвуком и большей гибкостью, чем в то время, когда трудятся лишь по линии коррекции поведения. Звуковое повторение не есть громадной проблемой для аутичных детей, и они смогут осуществлять перенос организованных навыков более вольно.

Нужно выделить, что музыкотерапия есть частью школьного учебного замысла, как бы проторяет путь для обучения по вторым дисциплинам, что, со своей стороны, формирует целостную совокупность школьной интеграции.

Музыкальная коммуникативная терапия пригодна для любого ребенка с аутизмом, независимо от тяжести нарушения либо от интеллектуального уровня. Более талантливые дети, пройдя через эту терапию, смогут быть возвращены в массовые школы, где помощь им уже будет выясняться при помощи вторых приемов, в большей мере развивающих социальную адаптацию и эмпатию, но на более большом уровне. Для менее талантливых детей наличие более высокой степени коммуникации кроме этого разрешит достигнуть громадных удач в социализации и обучении.

Рассмотренные выше методические подходы имеют как неспециализированные, так и отличительные черты, но ни один из них не имеет возможности претендовать на то, дабы быть панацеей в любых ситуациях при коррекции и обучении детей с нарушениями по типу аутизма.

Коррекция нарушений речи. Томатис-терапия. Школа здоровья 16/06/2018


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: