Понятие и формы истины. истина, ложь, заблуждение.

Вопрос об истине – один из наиболее значимых в гносеологии, да и во всей философии. Мимо неприятности истины не прошел ни один большой мыслитель настоящего и прошлого.

Вопрос о том, что такое истина, по существу, вопрос о том, в каком соотношении находится знание к внешнему миру, как устанавливается и проверяется соответствие знаний объективной действительности. Истина – это верное, адекватное отражение действительности.

Гносеологический уровень предполагает рассмотрение истины как содержательной чёрта людских знаний. На этом уровне существует много моделей понимания истины, каковые мы разглядим ниже.

Громаднейшее распространение взяла хорошая (корреспондентная) концепция истины, которую разделяли многие философы. Она ведет собственный начало от Аристотеля. Именно он дал первое в истории философии развернутое определение истины: истина – это соответствие знаний о предмете самому предмету. Так, базу хорошей концепции истины образовывает принцип соответствия. В соответствии с этому принципу, истина это соответствие знания об объекте самому объекту, соответствие субъективного образа предмета самому предмету. Хорошая концепция всегда была и до сих пор остается самая влиятельной среди ученых, к трудностям применения возможно отнести то, что она фактически не применима в гуманитарных науках, и к оценке философских теорий.

Прагматическая концепция истины.(Ч. Пирс, У. Джеймс, Д. Дьюи). Прагматизм (греч. pragma – дело, воздействие) – учение, определяющее значимость знания его практической полезностью. Она предлагает контролировать истинность знаний успехом в соответствующей деятельности. Тут критерием истины выступает такое знание, которое ведет к успешному действию, к достижению поставленной цели и имеет благие последствия для человека. Знание оценивается как подлинное, если оно способно обеспечить получение некоего настоящего результата (экспериментального,. утилитарного). В случае если на базе определенного знания строятся самолеты, каковые летают, значит это знание действительно. К примеру, У. Джеймс – один из основателей прагматизма – полагал, что истинность для того чтобы суждения как «всевышний существует» не зависит от действительности существования всевышнего и обусловлена тем, что убежденность в его существовании благотворна для людской общежития. Но одного этого оказывается мало. Данной теории недостает требования к истине как адекватному соответствию действительности. Пример: в мореплавании фактически эргономичными являются навигационные расчеты на базе геоцентрической модели. Но это не означает, что она более подлинна, чем гелиоцентрическая совокупность. Пользу, утилитарную направленность науки не нужно преувеличивать. Множество открытий совершались творцами из чистой любви к науке, к истине. Многие научные теории в момент их создания вовсе не имеют никакого экспериментального и технического подтверждения. Какая-либо подлинная теорема, доказанная в высших разделах абстрактной математики, может не отыскать себе применения в научной либо производственной практике и с данной точки зрения будет оцениваться как ненужная. Исходя из этого истинность и полезность совпадают далеко не всегда. И это основной контраргумент против прагматической концепции истины.

Конвенционалистская концепция истины (А.Пуанкаре, Р. Карнап, П. Дюгем). Критерием истинности в рамках данной парадигмы выступает конвенция – соглашение ученых. В соответствии с данной концепцией истиной согласится то, с чем в соответствии с большая часть экспертов в данной области изучений. Те либо иные теоремы будут принимать во внимание подлинными, если они, к примеру, владеют простотой и удобны для описания. Конвенционализм А.Пуанкаре имеется признание, что в базе научных истин лежат истины личные и переход от одних к вторым совершается через необязательное согласие ученых. При всей значимости факта соглашений в познавательной деятельности его не нужно преувеличивать, т.к. он может привести к обывательскому тезису, что «у каждого собственная истина». В сущности, сам тезис, что истина неизменно продукт соглашения, опровергает себя же, потому что подразумевает, что независимо от всяких соглашений данный тезис обязан квалифицироваться как подлинный.

Диалектико-материалистическая теория истины. Она строится на хорошем принципе соответствия. Осознавая познание как отражение объективной действительности, диалектический материализм развивает учение об объективной, полной и относительной истине.

Первый и исходный показатель истины – объективность. Объективная истина – это содержание людских знаний о действительности, не зависящее ни от субъекта, ни от человека, ни от человечества. Подлинное знание объективно в смысле отсутствия в его содержании субъективно-психотерапевтических примесей (субъективных догадок либо, в просторечье, отсебятины). Она существует вследствие того что объективным есть материальный мир, что в ней отражается, а отражение предполагает схожесть с оригиналом. Исходя из этого в познании существует таковой момент, что не зависит от отечественного сознания, а обусловлен влиянием на него внешнего мира. Т.е., сознание человека, независимо от воли субъекта принципиально способно точно отражать объективный мир. Это свободное от нас содержание отечественных знаний и имеется объективная истина.

К тому же, знание, претендующее на истинность, нужно субъективно по форме собственного существования, т.е. имеет человеческое измерение. Без живого человека сказать об истине в гносеологическом замысле бессмысленно. Истину познают люди, высказывающие ее в определенных субъективных формах (понятиях, законах, теориях и т.п.) К примеру, глобальное тяготение изначально свойственно материальному миру, но в качестве истины, законом науки оно было открыто Ньютоном.

Так, процесс познания представляет собой диалектическое единство субъективного и объективного, каковые взаимодополняют друг друга.

Истину нельзя понимать как готовое знание, неизменное и раз и окончательно данное. Истина, по выражению Гегеля, не есть отчеканенной монетой, она не дается в готовом виде, и ее нельзя положить в таком виде в карман. Истина имеется процесс. Истина исторически начинается, как и сам объективный мир.

Для характеристики истины как процесса используются категории безотносительного (высказывающей устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающий изменчивое, преходящее). Полная и относительная истина – это две формы и два нужных момента одной и той же объективной истины. Они высказывают различные ступени познания человеком объективного мира и различаются только по полноте и степени точности его отражения. Между ними нет китайской стенки. Это не отдельные знания, а одно, не смотря на то, что любая из данных сторон имеет собственную специфику.

Безотносительная истина – полное, правильное, исчерпывающее знание о предмете. В широком понимании безотносительная истина – безотносительное знание обо всем мире. В этом значении полная истина есть границей, гносеологическим идеалом, к которой пытается научное познание, ни при каких обстоятельствах его не достигая. В узком понимании безотносительная истина свидетельствует полное и правильное знание отдельных моментов действительности, и в этом значении она есть элементом достигнутого знания. Данный элемент ни при каких обстоятельствах не может быть опровергнут в будущем: «Птицы имеют клюв», «Люди смертны» и т.д.

Относительная истина – это такое знание, которое в принципе верное, но неполно отражает реальность, не дает ее исчерпывающего, всестороннего образа. Относительная истина высказывает изменчивость каждого подлинного знания, его углубление, уточнение по познания развития и меря практики. В ходе отечественного познания изменяются его возможности и условия, социокультурные события. В этом смысле те же законы Ньютона, верные довольно отечественной планеты и относительно малых скоростей, не смогут обрисовать закономерности, выходящие за эти пределы. Наряду с этим ветхие истины или заменяются новыми, или опровергаются и становятся заблуждениями (к примеру, истина о существовании вечного двигателя, понятия о теплороде, флогистоне и т.п.). Безотносительная истина в виде целостного фрагмента знания складывается из суммы относительных, но не методом механического соединения готовых истин, а в ходе синтеза и исторического развития познания его результатов. Между понятиями полной и относительной истины нет взаимоотношений обоюдного исключения и относительная истина не рядоположена относительной. Но они и не сливаются между собой.

Мы уже знаем, что существуют две крайние позиции в понимании отношения полного и относительного моментов в истине. Догматизм преувеличивает знание устойчивого момента, релятивизм – изменчивой стороны каждой истины.

Существует еще одна черта истины — конкретность. Конкретность истины свидетельствует, что любое подлинное знание постоянно определяется в применении и своём содержании данными условиями места, времени. Конкретность истины это связь между связей и знания и взаимодействий, свойственных тем либо иным явлениям, от условий места и времени, в которых они существуют и развиваются. Игнорирование определенности обстановки превращает истину в заблуждение. Напр., превращение воды в пар при достижении 100 гр.С — истина, при условии, что существует обычное давление. При отсутствии последнего условия вышеприведенное утверждение неистинно. Познание материи как вещества в полной мере вписывалось и было фундаментальным понятием физики Ньютона, но в теории относительности, да и по большому счету в современной физике, оно не работает. Понятия пространства и времени, которыми оперирует ученый естественник. отличаются от представлений в биологии. социологии либо истории, где они уточняются относительно данных областей знания.

Поиск истины неотделим от появления и заблуждений разнообразные фальшивых представлений. Неправда представляет собой преднамеренное искажение действительности, целью которого есть обман. В базе лжи постоянно лежит субъективный и корыстный расчет, который связан с прагматичным применением (сокрытием) знания в собственных целях. Социально-политической формой существования лжи есть целенаправленная дезинформация. Наряду с этим употребляется особый комплект технических средств и знаний. самая опасной для общества формой дезинформации являются попытки манипулировать публичным сознанием за счет особых визуальных и речевых методик в массмедиа. Происхождение феномена виртуальной компьютерной действительности еще более обостряет эту проблему.

От лжи направляться отличать заблуждение. Заблуждение имеется непреднамеренное несовпадение отечественного непонимания какого-либо объекта самому этому объекту.

История науки говорит о том, что путь к истине часто лежал через заблуждения, каковые, в конечном итоге, выяснялись нужными ступенями, по которым научное познание продвигалось к истине. Неправда не в состоянии вырасти в истину, помогать ее достижению. И в этом содержится еще одно отличие заблуждения ото лжи.

Критерии истины:очевидность, логическая непротиворечивость, эмпирическая и практическая подтверждаемость. Диалектический материализм решающую роль отводит практике. Мы знаем, что любое познание порождается практическими потребностями. Практика – развития познания и основа формирования и критерий истинности знания. Осознавая практику как публичную, материально-преобразующую деятельность людей, диалектический материализм не сводит ее к опыту отдельного человека. В действительности, самая действенная проверка объективной укорененности теоретических моделей и наших идей в структурах мирового бытия вероятно в том случае, если что-то фактически созданное на их совершенной базе, проходит опробование на собственную функциональную пригодность. Успешная объективация (материализация) отечественных знаний в технических устройствах, хозяйственной и социальной деятельности – важное свидетельство в пользу того, что мы ничего субъективно не измыслили, а познали что-то объективно сущее и значимое. Так, в случае если ракета не падает, а взлетает в небо – это практическое свидетельство истинности отечественных физических представлений о законах гравитации; в случае если стиральный порошок отстирывает грязь – значит отечественные сведения о протекании химических реакций верны; в случае если мы ведем успешную социальную политику, избегая конфронтации в обществе, значит отечественные социологические представления верны.

Но критерий практики не имеет возможности принимать во внимание достаточным. В дедуктивных науках, существует масса теоретических гипотез и идей, каковые нельзя проверить не только ни в какой практической деятельности, но а также в опыте. Все это заставляет искать критерии истины уже не вне, а в самой науки. В частности, существуют логические параметры истины. Наиболее значимым из них есть непротиворечивость, т.е. запрет на одновременное наличие суждений «А» и «Не-А» в научной теории.

Теоретические параметры истины: внутренней и внешней когерентности знания, т.е. требование взаимосогласованности положений и системной упорядоченности в самой теории, и ее согласования с фундаментальным и непроблематизируемым знанием в науке. Вторым ответственным теоретическим критерием истины есть принцип простоты теории. Он свидетельствует, что из двух соперничающих в науке догадок вероятнее будет избрана та, решает проблему самые экономным и рациональным методом, применяет меньшее количество исходных теорем при том же объяснительном потенциале, опирается на более несложный математический аппарат, не завлекает сложной терминологии и т.д. В науке употребляется еще один критерий, наименее прозрачный и рациональный – критерий красоты научной теории. Эстетический критерий гармонии, изящества, завершенности научных представлений оказывается особенно популярным среди логиков, представителей и математиков естественных наук.

Понятие истины, её критерии #127891; ЕГЭ по обществознанию без репетитора


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: