Понятие и виды социального пространства города

Пространство – совокупность субъектных качеств жизненной среды – место судьбы, существования человека как индивидуальности и личности в её информационном, социально-нормативном, диспозициональном, коммуникативном, ментальном измерениях (пространствах).

Возможно заявить, что социологию пространства как предмет анализа основал Георг Зиммель. Остановимся коротко на его рассуждениях по этому поводу.

Представляется, что пространства разделения и проблема территории – одина из неприятностей перехода от классического общества к цивилизации, от территориально-хозяйственного типа социальности – к второму типу, которое Зиммель обозначает как «публичное единство».

Содержание судьбы сельского поселения в основном исчерпывается «территориальными событиями» – хозяйственными делами на конкретной территории: земледельческой, охотничьей, пастбищной и т.п. Содержание судьбы, события пространства громадного города выходят по собственному значению далеко за пределы его территориальных границ. В работе «духовная и Большие города жизнь» Зиммель отмечает, что человек не исчерпан пределами его тела либо области, которую он конкретно заполняет собственной деятельностью, но только суммой влияния, которое он оказывает во времени и в пространстве, — так и город равен совокупности оказанного им за его ближайшими пределами влияния. Это лишь и имеется его настоящий количество, в котором выражается его бытие. Любой человек наполняет собственной деятельностью и субстанцией конкретно собственный место. В случае если между людьми нет сотрудничества, то пространство между ними — это, «фактически говоря, — ничто». В то мгновение, в то время, когда оба они вступают во сотрудничество, пространство между ними оказывается заполненным и оживотворенным.

Пространство – это, по Зиммелю, совокупность «точек вращения» — житель «вращается в различных кругах», соприкасаясь с разными социокультурными мирами. Граница — это не факт территории, а «социологический факт», обозначающий различие взаимоотношений между элементами одной сферы и элементами второй сферы судьбы. Наличие неспециализированного пространства свидетельствует, что соприкоснулись между собой элементы, ранее свободные. Пространство — место соединения разнородных духовных элементов: взоров, сокровищ, смыслов и т.п.

Зиммель показывает, что сперва в городе не было единого городского пространства, но были, имели возможность сосуществовать и соприкасаться различные общины. Как раз их пространственно-символическое соприкосновение привело в конечном итоге к тому, что появилось то неспециализированное пространство города, в котором они имели возможность рассчитывать на правовую защиту. В этом правовом пространстве именно и появляется функциональное разделение неспециализированного пространства между отдельными цехами, имеющими, но, определенные территории. Зиммель проводит различение между территорией и пространством. Возможно ли вычислять, что место цеха — какая-то определенная улица либо определенный район города, что только, наподобие страны либо города, занят этим цехом? По контексту рассуждений Зиммеля, это не верно; не смотря на то, что улицы кожевенников либо каретников существуют, Зиммель показывает не на это, но на то, что в городе нет места для другого для того чтобы же цеха. Он говорит о городе как о пространстве, которое дробят, в котором уживаются… и без того потом. Точка пространства — место локализации взаимоотношений по поводу обмена взорами, центр кристаллизации новых социальных связей, появляющихся экстерриториально.

Одновременно с этим появляется социальная расстояние. Расстояние предполагает интеллектуализм, интеллектуализм формирует расстояние между людьми. Сохранять либо устанавливать расстояние — значит быть социально компетентным, мочь уловить узкие различия и т. п.

В пространстве города появляется феномен «чужака» – тот, кто пришёл из второй жизни (пространства), а не только (и не столько) с другой территории. «Чужак» может жить на той же территории, но не разделять пространство взоров вторых. «Чужак» – тот, кто непонятен, тот, кто не разделяет отечественных взоров. Чужак может трудиться с нами, но он на дистанции. Он чужак вследствие того что – в другом пространстве. «Чужак» – феномен муниципального общества. В классическом сельском обществе пришлый с другой территории или ассимилируется (культурно–символически и нормативно-поведенчески) с теми, с кем конкретно живёт и трудится, или – всецело отторгается – в пространственном и территориальном замысле.

Так, основаниями различения двух видов «мест»: территориальных и пространственных являются:

  • чувственная близость – дистанция и интеллектуальная позиция. Пространство – интеллектуальная сфера судьбы, существования и место возникновения социальных различий;
  • лично-психологическое – духовно — символическое. Пространство место существования взоров, значений, смыслов, объективированных в символах и знаках;
  • социальная статика (структура) — мобильность и социокультурная динамика. Пространство – место социокультурных инноваций.

Символическое пространство опредмечивается. Так формируется городская среда.

Историческое проживание, либо кроме того временное, но концентрированное местонахождение определённых социальных групп, субкультур накладывает отпечаток на конкретную территорию. Речь заходит о «духе места» — о моделях и традициях поведения, главных в определённой «местности», о стереотипах восприятия физических объектов конкретной территории. Это событие ставит задачу структурирования муниципального пространства по культурным единицам. В качестве начального примера возможно назвать английский Сити. Маленькие города, в большинстве случаев, тождественны одной единице. При территории города и дальнейшем росте населения около первой центральной единицы начинают развиваться следующие единицы — меньшей интенсивности и меньшего размера. Большие города складывались неспешно из таких социально-пространственных единиц. В Праге 14–15 столетий существовало, по крайней мере, 5 единиц, к тому же имеющих независимый статус независимого города. Градчаны – верхний город с высшей аристократией и королевской резиденцией; Младостранский – нижний город; Ветхий город на другой стороне Влтавы с торговой площадью (Тыном), собором и ратушей; Юзефов город иудейской общины; Новый город, заложенный королем Карлом. Будапешт в конечном итоге представляет собой два города: это Буда и Пешт. В современных городах Украины с населением 250 тысяч людей, в большинстве случаев, имеются 2–4 единицы, включая одну центральную. В городах с населением 500 тысяч людей количество единиц возрастает до 6–7. В городе с населением в 1 млн. обитателей формируется уже 8–10 единиц, расположенных около центральной единицы.

Эти свойства муниципального пространства разрешают жителю самый действенно и экономично, по сравнению с другими формами поселения, отыскать удовлетворяющие его условия и создать привлекательную среду проживания.

Городское пространство кроме этого складывается из смысловых точек. Жизнедеятельность жителей протекает и упорядочивается в ходе осмысления материальных и совершенных условий судьбы. Смыслы становятся точками жизненного пространства, а применительно к городу – точкой отсчета муниципального пространства. Основная функция любых точек отсчета заключена в том, что они оформляют некий порядок, в котором делается вероятна некая траектория жизненного пути и поведения, так, пространство преобразовывается в обжитое осмысленное пространство города. Люди насыщают точки собственными знаками: храмами, властью, развлечениями, торговлей, жильем.

время и Пространство | Голографический принцип


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: