Понятие индивидуации у юнга

Рассмотрение теории Юнга о роли, которую играется самость в психологических процессах, естественным образом приводит нас к вопросу о значении этих процессов в постепенной реализации самости в течение судьбы. Это Юнг именовал индивидуацией.

Сущность индивидуации пребывает в достижении личностного слияния коллективного и универсального с одной стороны и иначе неповторимого и личного. Это процесс, а не состояние; в случае если исключить возможность рассмотрения смерти как конечной цели, индивидуация ни при каких обстоятельствах не завершается и остается совершенным понятием. Форма, которую принимает процесс индивидуации, его регулярность и стиль либо прерывность зависят от человека. Однако, кое-какие образы высказывают стержень процессов индивидуации; к примеру, путешествие, смерть и символы и возрождение инициации. Юнг обнаружил параллели в алхимии. Главные элементы (инстинкты, эго) преобразуются в золото (самость) (см. ниже, с. 284 и след., где более детально рассматривается алхимия).

Индивидуацию в изложении Юнга направляться отличать от индивидуальности либо успехи личной тождественности эго. Здоровое функционирование эго возможно необходимо для индивидуации, но оно не равнозначно ему. Юнг разработал собственную теорию, исходя из опыта работы с больными среднего возраста. В первой половине судьбы, в соответствии с концепции Юнга, смелое эго борется за освобождение от матери и установление собственной независимости; это ведет к неизбежной односторонности, которую психика пытается преодолеть. Это может в середине судьбы принять форму переоценки человеком собственной жизни интроспективно, по окончании отделения от мира отношений. Затем итог переоценки повлияет на индивидуальные отношения, что приведет к удовлетворению и большей ясности. Задача второй половины судьбы пребывает в том, дабы выйти за пределы разделения эго и личной тождественности и перейти к сосредоточенности на смысле и сверхличностных полезностях; для этого подготовилась стабильность эго.

Эти предварительные замечания разрешают разглядеть основные элементы процесса индивидуации в том виде, в каком Юнг значительно чаще его обрисовывал, другими словами по отношению ко второй половине судьбы. То, что это ограничение больше не принимается всеми аналитическими психологами, станет светло ниже.

ИНДИВИДУАЦИЯ И САМОСТЬ

Индивидуацию возможно разглядывать как перемещение к целостности посредством интеграции сознательных и бессознательных частей личности. Это предполагает персональный и эмоциональный конфликт, каковые в следствии приводят к отделению от общих сознательных позиций и от коллективного бессознательного (CW 6, para. 762).

Это предполагает становление самим собой, тем, чем личности суждено стать, достижение собственного потенциала. Это предполагает принятие и распознавание тех сторон самого себя, которые сначала отталкивают либо кажутся отрицательными, и открытость возможностям, имеющимся в элементе противопофальшивого пола (анимус-анима), каковые смогут играть роль входа либо проводника к бессознательному, как мы заметим в главе 7. Эта интеграция приводит не только к большей степени самореализации, вместе с тем к осознанию человеком, что у него имеется самость.

Юнг говорит о достижении большей личности (CW 7, para. 136) посредством таковой интеграции, не смотря на то, что он признавал, что интеграция тени, предполагающая принятие отвергнутых, подавленных и еще не прожитых качеств себя, болезненна, в особенности в то время, когда предполагается удаление проекций с вторых людей. Самость делается образом не только более полной личности, вместе с тем цели судьбы, и в этом контексте мы в полной мере можем говорить о реализации самости человека:

эмпирически самость — это образ цели судьбы, спонтанно воспроизводимый бессознательным, независимо от опасений и желаний сознательного разума … динамика этого процесса — инстинкт, что снабжает вхождение в том направлении всего, что включает жизнь человека, сознает он это либо нет… (CW 11, para. 745).

Юнг выделяет, что уровень качества сознания имеет важное значение, и додаёт, что перед барьером природы бессознательное ни при каких обстоятельствах не принимается как оправдание — наоборот, оно без шуток наказуемо. Самость расположена на более высоком моральном уровне, и человек обязан знать что-то о природе Всевышнего, в случае если желает осознать самого себя (CW 11, paras 745-6). Сейчас ясно, из-за чего Юнг так старался уравнять образ и самость Всевышнего.

Индивидуацию кроме этого возможно разглядывать как что-то, означающее стать самим собой, другими словами тем, кем человек является в действительности. Это предполагает сбалансированное либо оптимальное развитие, включающее инкорпорирование личных идиосинкразии, так что подлинная природа человека не нарушается подавлением либо, напротив, преувеличением либо гипертрофией какой-либо из сторон. Это предполагает чувство самоосознания, и правильный образ себя, по возможности лишенный самообмана. Происходит отказ от эго-идеала, и ему на смену приходит принятие себя и, что более принципиально важно, супер-эго в его негативной форме слепого следования коллективным нормам заменяется моральным арбитром, наряду с этим самость действует как внутренний проводник. Мы обрисовываем отделение от коллективного, и принятие ответственности за себя и развитие определенной позиции по отношению к прошлому и будущему. Отделение от коллективного может простираться впредь до ухода от участия в отношениях, и мне думается честным, что тон идей Юнга об индивидуации подчеркивает диалог между человеком и коллективным бессознательным, а не между человеком и другими людьми.

Мы увидели, как самость развивает знаки, дабы компенсировать односторонние позиции сознания и соединить противоположности. Особенным примером этого есть область типологии. В концепции процессов индивидуации Юнга, различные функции сознания начинают функционировать менее иерархично. В частности, низшая функция делается более интегрированной. Это нюанс процесса индивидуации, что в громаднейшей степени подвержен идеализации. Психотерапевтическое напряжение меожидаю противоположностями в человеке не сбрасывается и не подизменяется индивидуацией; оно может кроме того усилиться но мере того, как эго снимает собственную помощь с простого образа сознания. Так может появиться конфликт между, скажем, рациональными и иррациональными импульсами; до этого одна из сторон возможно подавлена. Работа над противоположностями — это центральная часть анализа, и окончательное снятие несоответствия нереально. Индивидуация, с позиций Юнга, это не снятие конфликта, скорее более сильное его осознание и кроме этого осознание его потенциала.

Рассмотрение комплексов продемонстрировало, что психику следует понимать как множественное единство; и все же мы говорили об целостности и интеграции. Равновесие между этими двумя тенденциями (каковые сами по себе являются дополняющими друг друга противоположностями) — это главная тема в постъюнги-анской психологии. Мы кроме этого отмечали то, как психика использует компенсацию в попытках саморегуляции для поддержания равновесия. Эти мини-компенсации неспешно соединяются при индивидуации, и перед человеком предстает замысел, модель и смысл жизни (CW 8, para. 550). Возможно разглядывать это как форму саморегуляции; разные части личности становятся соотнесенными с центром, с самостью.

В то время, когда мы говорим о противоположностях, мы имеем в виду, что эго различает две половины пары. В этом отношении процесс индивидуации зависит от функции эго. Но центральным в концепции Юнга есть то, что образы и символы имеют место независимо от эго, которое после этого пробует интегрировать их.

Для анализа это указывает, что прогресс достигается поощрением образов и символов, каковые появляются из самости и сопровождают процесс индивидуации. Исходя из этого в Хорошей Школе уделяется относительно мало внимания внешним симптомам в жизни больного либо терапевтическому сотрудничеству (но см. ниже, с. 297 и след.). Это указывает, что снятие симптома не может быть вехой трансформации либо развития. Действительно, как обожал показывать Юнг, для некоторых больных природа их неприятностей требует появления симптома либо признаков. Дабы в том месте ни было, эго играется постоянную роль в индивидуации, и не подменяется самостью (см. ниже, с. 195—197, где более детально рассматривается знак и образ и с. 103 и след. выше, где рассматривается роль эго в отношении символов).

Имеется масса обобщений и метафор индивидуации: дифференциация, реализация потенциала, осознание личного мифа человека, примирение с самим собой. Имеется и другие, но эта подборка формирует особый привкус.

Карл Густав Юнг. Психология


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: