Понятие профессиональной преступности

Проблемами опытной преступности и криминального профессионализма исследователи начали деятельно заниматься еще в десятнадцатом веке. По окончании выхода в свет работ Ч. Ломброзо, послуживших базой трудов по проблемам личности преступника, во многих государствах стали проводиться изучения психотерапевтических особенностей правонарушителя, в которых ученые пробовали отыскать господствующую обстоятельство преступного поведения. Независимо от научных школ и направленности они стремились осознать, из-за чего человек совершает правонарушения, не обращая внимания на тяжесть установленного наказания; из-за чего продолжает корыстные правонарушения, не имея материальной потребности; из-за чего применяет принуждение в простых жизненных обстановках.

Ответы на эти вопросы лежали в плоскости философского и психотерапевтического познания самого явления преступности, что было нереально изучить в тех условиях и есть не хватает изученным и сейчас.

В литературе неприятности опытной преступности затрагиваются, в большинстве случаев, фрагментарно и не являются особым объектом монографических изучений. Значительно чаще опытная преступность рассматривается при анализе неспециализированной преступности либо организованного преступного поведения. В Грузии эта неприятность совсем не изучена, не смотря на то, что имеется большое количество следственной и судебной практики по этим вопросам.

Анализ следственной практики говорит о том, что опытная преступность в Грузии достаточно распространена и относится к так называемым ворам в законе либо ворам в рамке, каковые глубоко внедрены во многие сферы судьбы, осуществляют контроль большие денежные потоки, возглавляют либо участвуют в деятельности оргпреступности, имеют широкие связи за границей и т.д. Исходя из этого авторы решили подробней остановиться на данной категории преступников, их роли в оргпреступности.

В литературе распространено вывод о тесной связи организованной и опытной преступности. Вправду, организованность и профессионализм – явления взаимосвязанные. Чем выше показатель криминального профессионализма, тем бросче просматриваются его организованные формы. Причем, при определенных социальных условиях опытная преступность начинает перерастать в организованную преступность – как как следует новое явление.

Но опытная и организованная преступность не являются синонимами. направляться дать согласие с авторами последовательности современных книжек Криминология[1], каковые вычисляют организованную и опытную преступность независимыми видами преступности и посвящают ей отдельные главы. Исследователи сходятся во мнении, что организованная преступность более сложное явление чем опытная преступность, она устойчивей, масштабней и неизменно связана с деятельностью прекрасно организованного преступного формирования, а не отдельных личностей. Реализуясь в виде криминального, соответственно и опытного бизнеса, организованная преступность одновременно с этим не существует без последовательности своеобразных показателей, главными из которых являются: наличие высокоорганизованной преступной организации со строгим распределением ролей между ее участниками; коррумпированных связей с государственный служащими, осуществляющими властно-управленческие функции; представителями правоохранительных и иных национальных органов; рвение ее фаворитов взять политическую власть и пр.

В литературе высказывается вывод, что в отличие от оргпреступности, которая рассматривается не только и не столько как уголовно-правовое понятие, а как сложное социальное явление, опытная преступность – понимается лишь, как чисто уголовно-правовое явление, не владеющее социально-политическими чертями. Авторы монографии не согласны с таковой позицией, т.к. не может быть исчерпывающего понятия оргпреступности, в один момент охватывающего ее уголовно-правовое и криминологические нюансы, не учитывая того, что профессиональная преступность и криминальные авторитеты довольно часто являются неотъемлемым элементом организованных преступных формирований.

Для понимания феномена опытной преступности нужно проанализировать позиции ведущих криминологов, относительно признаков, характеризующих эту деятельность.

К показателям опытной преступности американский криминолог Р. Колдуэл причислил следующие:

§ занятие правонарушениями, как бизнесом, специализация на каком-либо одном типе посягательств;

§ умение четко функционировать, шепетильно планировать правонарушения, технически их оснащать и делать с мастерством;

§ совершенствование, в ходе преступной деятельности собственных опыта и знаний;

§ отношение к правонарушению, как к собственной карьере, подчинение данной деятельности собственного мировоззрения;

§ отождествление себя с преступным миром.[2]

Согласно точки зрения другого американского криминолога В. Реклесса, возможно выделить три вида преступной карьеры – простая, организованная и опытная, каковые характеризуются им следующим образом:

§ к простым преступникам относятся лица, каковые попадают в места лишения свободы за грабежи, разбои, кражи имущества, изнасилования, другие преступления и убийства (эти лица всегда нарушают законы, но не являются специалистами);

§ организованная преступность – это преступность мафии;

§ опытные преступники — это те, кто совершаемые ими правонарушения против собственности (кражи, мошенничества, вымогательства, азартные игры, взяточничество и др.) делают источником собственного существования.[3]

самая полная классификация преступников была дана М. Клайнардом и Р. Куинни. Они выделяют следующие восемь типов преступников:

§ лица, совершившие правонарушения против личности;

§ лица, эпизодически совершающие правонарушения против собственности;

§ лица, совершающие политические правонарушения;

§ лица, совершающие правонарушения, нарушающие порядок;

§ лица, совершающие простые правонарушения;

§ лица, участвующие в оргпреступности;

§ опытные преступники.[4]

Исходя из задач изучения по данной типологии совокупностей преступного их критериев и поведения, громаднейший интерес воображают три вида: простые правонарушения, организованная и профессиональная преступность . Авторы приведенной классификации уверены в том, что организованная преступность отличается от опытной не только видами правонарушений, но и необходимым наличием противозаконных связей с национальным аппаратом (коррупцией). Не смотря на то, что на практике часто бывает тяжело дифференцировать простую и опытную преступность, т.к. опытные преступники часто совершают простые правонарушения, простые преступники смогут иметь материальный доход от организованной криминальной деятельности.

Однако существуют общепризнанные необходимые показатели опытного преступника на фоне криминальной деятельности вторых преступников, такие как:

§ преступная деятельность, как источник средств существования;

§ осознание себя преступником;

§ определенное положение в преступном мире, т.е. принадлежность к особенной субкультуре криминального мира.

В наше время в бывших советских республиках случилось тесное сращивание опытной преступности с другими организованными формами, симбиоз которых обусловил следующие квалифицирующие групповые показатели:

§ выраженные организационно-управленческие структуры, отделяющие управление от ярких исполнителей, строгая иерархия самих групп, наличие для их участников единых ответственности и норм поведения, поощрений и системы санкций и их практическая реализация;

§ устойчивый, планируемый, законспирированный темперамент преступной деятельности, в особенности хищений, подкупа чиновниковов и крупных краж, наличие неспециализированных целей, ориентация на извлечение максимально высоких доходов при минимальном риске;

§ совокупность планомерной нейтрализации всех форм социального контроля с применением контрразведки и разведки, выведывание замыслов органов, ведущих борьбу с преступностью, целенаправленная разработка мер противодействия (подкуп сотрудников МВД, внедрение в национальные структуры управления);

§ обладание большими материальными средствами, каковые инвестируются в разные сферы как легальной, так и нелегальной экономики, позволяют для расширения масштабов коммерческих хищений и операций, подкупа нужных государственныхы служащих, материальной помощи участников сообщества, оплаты одолжений наемных уголовников, что ведет к сращиванию общеуголовной и корыстно-хозяйственной преступности;

§ расширение сфер деятельности (рвение к монополизации) – кооперация организованных преступных группировок в разных отраслях хозяйственной деятельности, внедрение на тёмный рынок услуг и товаров, организация наркобизнеса, порнобизнеса и проституции;

§ активное распространение фаворитами оргпреступности антиобщественной идеологии, в том числе и в местах лишения свободы.

§ осуществление и Организация материальной и моральной помощи участников организованного преступного сообщества, появлявшихся в местах их семей и лишения свободы.

§ Совокупность твёрдых наказаний, впредь до физического устранения изменников.

§ Опытное применение главных национальных и социально-экономических университетов, действующих в стране и в мире с целью создания механизмов законодательного прикрытия собственной преступной деятельности и лоббирование в законодательных органах удачных законов.

§ Распространение устрашающих слухов о собственном могуществе, которое приносит пользу преступным организациям, т.к. деморализует свидетелей, потерпевших, журналистов, сотрудников МВД и поддерживает боевой дух рядовых исполнителей.

Методика изучения.

Изучить опытную преступность и, например, деятельность «воров в законе» есть сверхсложной задачей для любого ученого. Это обусловлено следующими обстоятельствами:

§ любая преступная деятельность и особенно опытная постоянно имеет законспирированный темперамент, который связан с риском привлечения и разоблачения к суду. Исходя из этого преступники не хотят сотрудничать и предоставлять какую-либо данные

§ официальные источники информации об ворах и организованной «преступности в законе» были строго сохраняються в тайне в СССР и до сих пор доступ к данной информации достаточно ограничен.

§ по политическим и идеологическим мотивам неприятность организованной и опытной преступности в СССР фактически не исследовалась. Авторам монографии удалось разыскать только пара публикаций в особых изданиях МВД СССР.

Исходя из этого многие современные статьи о опытной преступности и ворах в законе направляться отнести к жанру литературы, поскольку они не основаны на проверенных фактах, не обоснованы какими или репрезентативными изучениями, а часто – прямо противоречат приятель — приятелю.

Чтобы обеспечить изучение точными данными, авторы выбрали следующую методику:

1. Анализ особой литературы, ранее имеющей «гриф секретно» и других закрытых научных источников.

2. Анализ ведомственных распоряжений МВД СССР, МВД Грузии и других подзаконных актов

3. Изучение архивных материалов

4. Проведение опроса сотрудников МВД по специально разработанной анкете

5. Изучение вторых материалов из средств массовой информации, Интернета и художественной литературы.

А.С. Горелик. Теория квалификации правонарушений. ч. 3.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: