Поведенческое направление в психотерапии.

Поведенческое направление в психотерапии основано на психологии бихевиоризма и применяет правила научения для трансформации когнитивных, эмоциональных и поведенческих структур. Поведенческая психотерапия включает широкий круг способов. Развитие методических подходов в рамках этого направления отражает эволюцию целей поведенческой психотерапии от внешнего к внутреннему научению: от способов, направленных на трансформацию открытых форм поведения, конкретно замечаемых поведенческих реакций (основанных, в основном, на хорошем и оперантном обусловливании) до способов, направленных на трансформацию более глубоких, закрытых психотерапевтических образований (основанных на теориях социального научения, моделирования и когнитивных подходах).

Теоретической базой поведенческой психотерапии есть психология бихевиоризма.

Бихевиоризм. Это направление в психологии сформировалось в начале XX века. Основоположником бихевиоризма есть Уотсон, что ввел данный термин и опубликовал его первую программу. Большое влияние на формирование бихевиоризма оказали кроме этого опыты Торндайка, заложившие фундамент для его происхождения, и Бехтерева и труды Павлова. Методологическими предпосылками бихевиоризма явились правила философии позитивизма, в соответствии с которыми наука обязана обрисовывать лишь феномены, дешёвые яркому наблюдению. Бихевиоризм во многом развивался в качестве альтернативы интроспективной психологии и исключил из области собственного рассмотрения все психотерапевтические феномены, не подлежащие строгому научному изучению, фиксации и измерению. С позиций представителей бихевиоризма, психология должна была стать наукой о поведении, потому, что поведение есть единственной психотерапевтической действительностью, дешёвой яркому наблюдению и владеющей параметрами, каковые возможно конкретно измерить и на каковые возможно влиять и, следовательно, изучать так же, как это принято в естественных науках. Ортодоксальный бихевиоризм по сути отождествляет поведение и психику. Поведение понимается наряду с этим как совокупность реакций организма на действия окружающей среды, на комплект фиксируемых стимулов. Человек рассматривается как носитель определенных форм поведения, формирующихся по принципу «стимул — реакция». Наряду с этим поведение человека, так же как и поведение животного, описывается твёрдой схемой «стимул — реакция» (S—R), что рассматривается в качестве главной единицы поведения. Все внутренние психотерапевтические звенья, все психотерапевтические феномены, опосредующие ответные реакции человека, приверженцами ортодоксального бихевиоризма по сути игнорировались как конкретно не замечаемые. Так, радикальный бихевиоризм ограничивался схемой «стимул — реакция». Но в будущем бихевиоризм обращается и к опосредующим процессам. Появляется понятие промежуточных переменных — процессов, опосредующих влияние внешних раздражителей на поведение человека. Усложнение классической бихевиористской схемы «стимул — реакция» за счет введения промежуточных (интервенирующих, медиаторных) переменных знаменует переход к необихевиоризму, что связан с именами Толмена и Халла. Главная формула бихевиоризма трансформируется в формулу «стимул — промежуточные переменные — реакция» (S—r-s—R). В соответствии с этим стимулы стали обозначаться как свободные переменные, а реакции — как зависимые. Промежуточные переменные (медиаторы, посредники, интервенирующие переменные) — это те психотерапевтические образования, каковые опосредуют реакции организма на те либо иные стимулы. Под промежуточными переменными знают в первую очередь совокупность познавательных и побудительных факторов, действующих между ответным поведением и стимулами. На данный момент понятие промежуточных переменных понимается обширно и включает сложный комплекс разнообразных психотерапевтических феноменов. В качестве промежуточных переменных рассматриваются внимание, представления, склонности, мотивы, установки, отношения а также сознание. Изучение промежуточных переменных есть одной из главных задач психологии поведения.

Центральной проблемой бихевиоризма есть неприятность приобретения личного опыта либо неприятность научения (обучения) как приобретения разных навыков и умений. Теории научения, созданные бихевиоризмом, послужили базой для развития конкретных методических подходов поведенческой психотерапии.

Научение. Научение — это результат и процесс приобретения личного опыта, знаний, навыков и умений. Научение рассматривается как появление определенных способов поведения в условиях действия конкретных раздражителей, иными словами, научение есть систематической модификацией поведения при повторении однообразной обстановке. Научение выступает в качестве фундаментального главной задачи и методического принципа поведенческой психотерапии (и ответственного фактора лечебного действия в других психотерапевтических совокупностях, в частности в групповой психотерапии).

Поведенческая психотерапия, по сути, представляет собой клиническое применение теорий научения, сформировавшихся в рамках бихевиоризма. Центральное место в этих теориях занимают процессы хорошего и научения и оперантного обусловливания по моделям

Концепция патологии (концепция невроза). Будучи психотерапевтической базой поведенческой психотерапии и поведенческого направления в медицине, бихевиоризм определяет и их подход к болезни и проблеме здоровья. В соответствии с этим представлениям, болезнь и здоровье результат того, чему человек обучился и чему не обучился, а личность — это опыт, что человек купил в течение судьбы. Невроз наряду с этим не рассматривается как независимая нозологическая единица, потому, что тут по сути отсутствует нозологический подход. В центре внимания выясняется не столько заболевание, сколько симптом, что понимается как поведение, правильнее, как нарушение поведения. Невротический симптом (невротическое поведение) рассматривается как неадаптивное либо патологическое поведение, появившееся в следствии неправильного научения. Так, Вольпе определяет невротическое поведение как привычку неадаптивного поведения у физиологически обычного организма. Айзенк и Рахман разглядывают невротическое поведение как усвоенные образцы поведения, являющиеся в силу каких-либо обстоятельств неадаптивными. Адаптация, с позиций бихевиоризма, есть главной целью поведения, исходя из этого поведение, не снабжающее адаптацию, и есть патологическим. Нарушения поведения в рамках поведенческого направления являются купленными, являются усвоенную неправильную реакцию, которая не снабжает нужный уровень адаптации. Эта неадаптивная реакция формируется в ходе «неправильного» научения. Примером для того чтобы «неправильного» научения возможно сотрудничество своих родителей с ребенком, на которого родители обращают внимание, берут на руки лишь тогда, в то время, когда он что-то делает не так, к примеру, капризничает; либо ребенок, испытывающий явный недочёт внешних проявлений любви, внимания, тепла и заботы, приобретает это в избытке, в то время, когда заболевает. Так, потребность ребенка во внимании полностью удовлетворяется лишь тогда, в то время, когда он «не хорошо» себя ведет, иными словами, «нехорошее», неадаптивное поведение подкрепляется положительно (удовлетворяется значимая потребность).

Представители когнитивно-поведенческого подхода фокусируют внимание на промежуточных переменных (когнитивных процессах), подчеркивая их роль в развитии нарушений. Так, Бек считает, что психотерапевтические неприятности, клинические симптомы и эмоциональные реакции появляются за счет искажений действительности, основанных на обобщениях и ошибочных предпосылках, между реакцией и стимулом имеется когнитивный компонент. Между обстановкой, внешним событием (стимулом — S) и неадаптивным поведением, чувством, симптомом (реакция — R) существует сознательная идея (промежуточная переменная — r-s). При эмоциональных расстройствах обстоятельством долгих чувств есть когнитивный поток, что основан не на действительности, а на субъективной оценке. Любой человек в определенном смысле ученый-любитель, он замечает мир совершает обобщения. Хороший «ученый» осуществляет правильные наблюдения, выдвигает адекватные «догадки» совершает адекватные обобщения. Нехороший «ученый» (а мы все довольно часто как раз такими и являемся) осуществляет тенденциозные наблюдения, выдвигает неизвестные «догадки» совершает неточные обобщения. Результатом этого являются догадки, каковые не подвергаются никакой критической проверке и воспринимаются как теоремы, формируя неправильные представления о мире и самом себе — неадаптивные когниции, либо автоматические мысли.

Сам человек может разглядывать их как обоснованные, разумные, не смотря на то, что вторыми они смогут восприниматься довольно часто как неадекватные. Автоматические мысли содержат большее искажение действительности, чем простое мышление и, в большинстве случаев, мало понимаются человеком, кроме этого не хватает оценивается и их действие на эмоциональное состояние. Автоматические мысли делают регулирующую функцию, но, потому, что сами содержат большие искажения действительности, то не снабжают и адекватную регуляцию поведения, что ведет к дезадаптации.

В рамках этого подхода предпринята попытка выделить самые типичные, довольно часто видящиеся искажения либо неточности мышления. Среди них показывают такие как фильтрование, поляризованность оценок, чрезмерная генерализация либо обобщение, паникерство, персонализация, ошибочное восприятие контроля, правота, ошибочные представления о справедливости и др. Наряду с этим подчеркивается, что автоматические мысли индивидуален , но наряду с этим существуют неспециализированные мысли для больных с одним и тем же диагнозом, другими словами определенные автоматизированные мысли, каковые лежат в базе соответствующих расстройств. Автоматические мысли специфичны и дискретны, они являются собственного рода стенограммой, представлены в сознании человека в свернутом виде. И задача когнитивной психотерапии пребывает в том, дабы отыскать и вскрыть искажения мышления и исправить их. Человека возможно научить сосредоточиться на интроспекции и он может выяснить, как идея связывает обстановку, события с эмоциональным ответом.

Психотерапия. С позиций представителей поведенческого направления здоровье и заболевание результат того, чему человек обучился и чему не обучился. клинические симптомы и Неадаптивное поведение рассматриваются как следствие того, что человек чему-то не обучился либо обучился неправильно, как усвоенная неадаптивная реакция, которая сформировалась в следствии неправильного научения. В соответствии с этими представлениями о патологии и норме главная цель клинико-психологических вмешательств в рамках поведенческого подхода содержится в том, дабы переучить, заменить неадаптивные формы поведения на адаптивные, «верные», эталонные, нормативные, а задача поведенческой психотерапии как фактически терапевтической совокупности — в редукции либо устранении симптома.

В целом поведенческая психотерапия (модификация поведения) направлена на управление поведением человека, на переучивание, редукцию либо приближение поведения и устранение симптома к определенным адаптивным формам поведения — на замену страха, тревоги, тревоги релаксацией до редукции либо полного устранения симптоматики, что достигается в ходе научения за счет применения определенных техник. Научение в рамках поведенческой психотерапии осуществляется на основании уже рассмотренных нами ранее теорий научения, сформулированных бихевиоризмом.

В поведенческой психотерапии научение осуществляется конкретно, являясь целенаправленным, систематическим, осознаваемым как психотерапевтом, так и больным процессом. Психотерапевт поведенческого направления разглядывает все неприятности как педагогические по собственной природе и исходя из этого решить их возможно методом прямого обучения новым поведенческим реакциям. Больной обязан обучиться новым другим формам поведения и тренировать их. Поведение психотерапевта в этом случае кроме этого всецело определяется теоретической ориентацией: в случае если задачи психотерапии пребывают в обучении, то позиция и роль психотерапевта обязана соответствовать позиции и роли преподавателя либо технического инструктора, а отношения между психотерапевтом и пациентом носят обучающий (воспитательный, образовательный) темперамент и смогут быть выяснены как отношения типа «преподаватель—ученик». Психотерапия представляет собой открытый, систематичный процесс, конкретно контролируемый доктором. Психотерапевт совместно с больным составляют программу лечения с четким определением цели (установлением своеобразной поведенческой реакции — симптома, которая должна быть модифицирована), разъяснением задач, механизмов, этапов лечебного процесса, определением того, что будет делать психотерапевт и что — больной. По окончании каждого психотерапевтического сеанса больной приобретает определенные задания, а психотерапевт осуществляет контроль их исполнение. Главная функция психотерапевта пребывает в организации действенного процесса научения.

Фактически научение в рамках поведенческой психотерапии осуществляется на основании ранее рассмотренных схем, которые связаны с неспециализированными теориями научения, сформулированными бихевиоризмом. Методически поведенческая психотерапия не выходит за пределы классической бихевиористской схемы «стимул — промежуточные переменные — реакция». Любая школа поведенческой психотерапии концентрирует психотерапевтическое действие на комбинациях и отдельных элементах в данной схемы.

В рамках поведенческой психотерапии возможно выделить 3 главных ее вида (либо три группы способов), конкретно связанные с тремя типами научения: 1) направление, методически основанное на хорошей парадигме; 2) направление, методически основанное на оперантной парадигме; 3) направление, методически основанное на парадигме социального научения.

Все существующие способы поведенческой психотерапии конкретно связаны с определенными теориями научения.

В клинической практике бихевиоризм не только есть теоретической базой поведенческой психотерапии, но и оказал значительное влияние на развитие для того чтобы направления, как терапия средой.

когнитивно поведенческая терапия, трансформации восприятия действительности


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: