Позиция педагога в ситуации конфликта в классном коллективе

Чаше всего при конфликта педагог призывается учениками в качестве арбитра, либо специалиста, для усиления той либо другой стороны конфликта. Это — позиция, в которой и сам педагог видит собственный участие в конфликтах класса. Педагог выслушивает участников конфликта и информирует собственный экспертное вывод — кто прав в данном конфликте. В случае если авторитет преподавателя достаточно высок для ребят, то ответ конфликта случится в пользу стороны, приобретшей помощь. В случае если нет — конфликт продолжится. Казалось бы, в таких случаях все сводится к значимости и весомости мнения преподавателя. Но при ответа конфликта методом «выигрыш/проигрыш» постоянно остаётся проигравшая, неудовлетворенная сторона (кроме того в случае если парни пошли на компромисс), а это указывает, что конфликт имеет все шансы на повторение и продолжение. Помимо этого, в ситуации привлечения арбитра в большинстве случаев рассматривается лишь инцидент, либо предлог конфликта, и очень редко происходит анализ третьего уровня конфликта — его оснований, т.е. несоответствие остается неразрешенным.

Часто педагог занимает позицию миротворца, пробующего примерить конфликтующие стороны. Наряду с этим речь не идет о ответе конфликта, к примеру, посредством компромисса. Преподаватель старается обесценить сам предмет конфликта, усиливая значимость хороших взаимоотношений, дружбы, единства. Обстоятельства, предлог конфликта в этом случае не анализируется.

Частенько педагог имеет дело с последствиями конфликта, т.е. тем, что остается по окончании конфликтного инцидента. В большинстве случаев это эмоциональные переживания, каковые ученики не смогли скрыть от взрослых или, наоборот, намерено демонстрируют их, либо, попросту, жалобы на обиды, в особенности распространены в младших классах и в начале подростковой школы. Но, в случае если контакт педагога с классом хороший, в случае если подростки доверяют преподавателю, то он и в будущем может удачно выступать в позиции терапевта, утешающего обиженных в конфликте. Не обращая внимания на кажущуюся незначительность, такая позиция очень серьёзна, в особенности при работе с детьми, для которых эмоциональные переживания покупают громадное значение. Неумение руководить собственными чувствами, их глубина и яркость переживаний смогут помешать детям разобраться в собственной конфликтной ситуации, и часто переводят внешний межличностный конфликт во внутренний, для ответа которого у них тем более не достаточно ни опыта, ни ресурсов. Умелый педагог в таких обстановках может различать, какие конкретно случаи нуждаются в терапии, снятии напряжения, проживании чувств, а в каких имеется необходимость и возможность перейти к анализу конфликта.

Разбирая и разбирая конфликт вместе с его участниками, педагог переходит в позицию советника. Такую позицию он может занять и при обращения к нему одной из сторон конфликта. В отличие от первого случая, в то время, когда к педагогу как к эксперту обращаются обе стороны (равные по ресурсу), тут в помощи испытывает недостаток лишь одна. Это указывает, что конфликтный закончился победой одной из сторон и сейчас неудовлетворенные пробуют усилить собственные позиции за счет ресурса преподавателя и так забрать реванш. Ясно, что таковой вариант чреват эскалацией конфликта: вторая сторона станет со своей стороны искать подкрепления и пробовать «отыграться» и т.д. Но трудясь в роли советника, педагог может обсуждать с учениками не только варианты их предстоящих действий, но и обстоятельства, приведшие к конфликту. Так смогут случиться выход на вскрытие и первый уровень конфликта главного несоответствия.

В зарубежной педагогической практике (а сейчас и в отечественной) выделяется позиция педагога в качестве посредника в детских конфликтах. Задачей есть организация переговоров конфликтующих сторон, в следствии чего сами участники конфликта должны договориться о ответе конфликтной обстановке.

Переговоры ведутся до тех пор, пока не будет заключено договоренность между сторонами конфликта каковые удовлетворят всех. Такая работа педагога требует не только конструктивных установок, но и особой подготовки.

Еще одна позиция — отстранение от конфликта. Она может демонстрировать отношение к конфликту в принципе либо к частным конфликтам. В случае если педагог всегда отстраняется от распрей класса, уходит от дискуссии, не подмечает показателей конфликтной обстановке, это говорит о его конфликтофобии, боязни распрей.

Позиция отстранения может приниматься педагогом избирательно, при определенного типа распрей. К примеру, имеется учителя, каковые принципиально не вмешиваются в конфликты между одноклассниками. Не редкость, что это вынужденная позиция, появляющаяся по причине того, что ученики всегда жалуются друг на друга. Отстранение педагога от распрей может преследовать в полной мере педагогические цели, пускай обучаются решать собственные неприятности самостоятельно. В ситуации сложных людских взаимоотношений предполагается, что ребёнок обязан освоить методы решения проблем самостоятельно. Но, в большинстве случаев, подросток начинает реализовывать методы, демонстрируемые ему во взрослом (либо хотя бы более старшем) мире. Вы уверены, что желаете, дабы все ваши ученики решали конфликты теми способами, каковые они видят в семье либо в компании более старших подростков.

Разные варианты вероятных позиций педагога в конфликтных обстановках предполагают умение преподавателя занимать их все и грамотно определять, какая позиция будет самый адекватна. Адекватность выбранной позиции определяется не столько конкретной конфликтной обстановкой, не смотря на то, что это кроме этого крайне важно, сколько теми задачами и образовательными целями, каковые ставит перед собой педагог.

До сих пор мы разглядывали случаи внешней позиции педагога по отношению к конфликтной обстановке, но громаднейшие трудности преподаватель испытывает, появлявшись одним из участников конфликта. В таких обстановках перед ним практически две задачи: решить этот конкретный конфликт в качестве его участникам решить педагогическую задачу, связанную с происхождением конфликта. Несложнее говоря, преподавателю необходимо и сам конфликт решить (нужно не проиграв), и «сохранить педагогическое лицо» т.е. победить достойно. Значительно чаще первая задача преобладает над второй, более того, проиграть либо уступить ученикам для преподавателя часто свидетельствует утрату того самого «педагогического лица». Конечный случай аналогичной обстановке: преподаватель не имеет возможности признать свою ошибку перед учениками, не смотря на то, что и осознаёт, что ошибался. Но ученики расценивают такое поведение не как боязнь, а непонимание и неуважение их, в то время как преподаватель, талантливый признать свою ошибку, оценивается как человек честный и заслуживающий уважения. Вот и получается, что, опасаясь «утратить лицо», учителя ею теряют, сбывая наряду с этим, как ни необычно, собственное ученичество, в котором были такие же ситуации и такое же отношение к преподавателям.

Каждую конфликтную обстановку, независимо от собственного участия в ней, нужно разглядывать как часть общепедагогической задачи. Такие ситуации преподаватель может применять для демонстрации ученикам определенной стратегии поведения, метода решенияконфликта. В этом случае по окончании завершения конфликта принципиально важно проанализировать с учениками действия участников конфликта либо хотя бы обратить внимание на действия педагога.

Конфликтные обстановки смогут быть использованы для выхода на решение (воздействие), которое нужно в данное время преподавателю.

Наконец, в конфликтных обстановках смогут актуализироваться базисные несоответствия подросткового возраста. Абсолютного, большая часть подростковых распрей так или иначе связаны с базисными несоответствиями, но педагог значительно чаще имеет дело с уже проявившимся его последствиями и конфликтом. Громаднейшие возможности понять сущность проблемы возраста он приобретает, будучи прямым либо хотя бы ярким участником конфликта. Исходя из этого обычно педагогу не редкость нужно особая провокация конфликта либо конструирование конфликтной обстановке.

Разумеется, что неспециализированная обстановка классного коллектива есть конфликтогенной, что со своей стороны принципиально важно для ответа возрастных распрей. Создание условий для своевременного и адекватного ответа этих распрей — самая важная педагогическая задача. Часто педагог обязан функционировать на опережение.

Не нужно забывать, что детские конфликты сопровождаются высоким эмоциональным напряжением, что мешает ребенку адекватно функционировать, решать конфликт. Чем более запущена конфликтная обстановка, тем выше (бросче) сопровождающий ее эмоциональный фон.

Детские конфликты дома, в саду, в школе


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: