Позитивные изменения при отсутствии лечения

В случае если психотерапия есть действенной, то трансформации, вызываемые ею, должны быть более большими, чем те, которые смогут появиться сами по себе (так называемая спонтанная ремиссия). Это тот самый вопрос, что был поднят Айзенком (Eysenck, 1952) еще в первой половине 50-ых годов двадцатого века и что поставил под совывод саму сокровище психотерапии как метода лечения. Это послужило стимулом к развертыванию множества изучений, на протяжении которых неспешно вырабатывалась современная методология изучения эффективности психотерапии. К сожалению, в большинстве ранних эмпирических работ не использовалась, например, такая методика изучений, в соответствии с которой больные в случайном порядке распределяются на тех, кто будет получать психотерапевтическое лечение, и тех, кто окажется в контрольной группе. В следствии выясняется неосуществимым точно сравнить больных, проходивших и не проходивших лечение. Последовавшие по окончании сенсационной работы Айзенка изучения, основанные на метаанализе той же литературы, которую применял Айзенк, и вторых источников, свидетельствует о том, что настоящие показатели улучшения при отсутствии психотерапии были значительно ниже, чем показывает Айзенк. Изучения Бергина и Ламберта, к примеру, продемонстрировали, что спонтанная ремиссия появлялась приблизительно у 40 % невротических больных (Bergin, Lambert, 1978). В другом изучении, проведенном Ховардом с соавт. (Howard et al., 1986) на материале метаанализа отдельных работ, в которых в общем итоге приводились эти по 2431 больному, собранные за период около тридцати лет, была распознана стабильная закономерность, отражающая связь между числом психотерапевтических сеансов, взятых больным, и степенью его улучшения.

В изучениях с применением плацебо найдено, что состояние больных, взявших плацебо, улучшается в основном, чем состояние больных из контрольной группы, не приобретавших никакой терапии, но больные, прошедшие психотерапию, демонстрируют еще большее улучшение. В любой психотерапии присутствуют внимание, уважение, помощь, которые выясняются ответственным лечебным причиной. Очевидно, имеются достаточно убедительные свидетельства того, что результаты кроме того кратковременного психотерапевтического вмешательства смогут быть стойкими и продолжительными. Так, Николсон и Берман (Nicholson, Berman, 1983) на материале метаанализа шестидесяти семи изучений эффективности психотерапии приходят к выводу, что на начальных этапах психотерапии появляется заметное улучшение, которое на последующих стадиях сохраняется и возрастает; оно сохраняется кроме этого спустя долгое время по окончании окончания лечения.

Количество сеансов

Рис. 1. Соотношение между числом психотерапевтических сеансов и числом больных (в процентах), состояние которых улучшилось (целая линия показывает изменение объективных показателей улучшения в конце лечения; пунктирная линия — изменение субъективных показателей по ходу лечения).

Следующий вопрос, заслуживающий подробного рассмотрения, — это вопрос о том, какая психотерапевтическая техника выясняется самая эффективной. На данный момент в психотерапии отмечается тенденция к эклектизму либо к интеграции разных технических и теоретических подходов в единый широкий подход к лечению, для которого темпераментно избегание какого-либо строгого правила, выработанного той либо другой школой. Однако сохраняется тенденция различать в психотерапии два течения: с одной стороны, это направления и школы, которые связаны с психодинамическими и гуманистическими теориями, а иначе — с поведенческими, когнитивными, экспериментально-психотерапевтическими теориями и подходами. Это разделение отражается не только на применяемых техниках, но и на программах обучения психотерапевтов (выговор на анализе клинических случаев, личном опыте, штудировании теоретических работ либо же на научных принципах, экспериментальных данных, «разработках» терапевтических действий). Что касается эффективности обоих этих течений, то недавние сравнительные изучения разных авторов продемонстрировали, что психотерапевтическая действенность бессчётных разновидностей лечения примерно одинакова. Не смотря на то, что эти изучения проводились классическими способами, использование более современной методологии метаанализа данных принесло в целом те же результаты (светло синий, Lambert, 1978; Beutler, 1979; Goldstein, Stein, 1976; Kellner, 1975; Rachman, Wilson, 1980; Luborsky, Singer, Luborsky, 1975; Shapiro, Shapiro, 1982; Nicholson, Berman, 1983).

К примеру, в так именуемом Шеффилдском проекте (Shapiro, Firth, 1987) когнитивно-бихевиоральная терапия (обозначенная авторами изучения как «предписывающая»), включающая техники релаксации и совладания с тревогой, тренинг и рациональное переструктурирование социальных навыков, сопоставлялась с терапией (обозначенной как «эксплоративная»), ориентированной на отношения. Клиентами были служащие и рабочие, страдавшие от невротической депрессии либо тревоги. В изучении употреблялся «перекрестный» экспериментальный дизайн, в соответствии с которому любая пара «терапевт—больной» трудилась по восемь недель (один сеанс в неделю) в одном терапевтическом жанре, по окончании чего ровно столько же времени в другом жанре терапии. Таковой дизайн разрешает с высокой степенью надежности контролировать переменные, которые связаны с личностью больного и терапевта, благодаря чему появляется возможность оценить эффект терапевтического действия. Результаты продемонстрировали маленькое преимущество «предписывающей» психотерапии по опросникам, оценивающим выраженность признаков, и по стандартизованному психиатрическому интервью, но из 30 случаев только в 7 различия по эффективности были статистически значимыми.

В целом бессчётные независимые исследования и результаты метаанализа приводят к заключению, что разные техники психосоциальной терапии выясняются примерно равными по эффективности. Незначительное преимущество когнитивно-бихевиоральных подходов, которое обнаруживается в большинстве аналогичных работ, возможно растолковать, к примеру, тем, что способы измерения эффективности фиксируют в первую очередь поведенческие трансформации у больных, а не количество либо уровень качества инсайтов, пережитых ими на протяжении терапии. Еще одно вероятное объяснение: большинство аналогичных изучений проводится психотерапевтами как раз когнитивно-бихевиоральной ориентации, так что неудивительно, что результаты интерпретируются в пользу «собственного» направления.

Но более интригующим итогом изучений представляется именно малая степень различий в эффективности столь различных по своим теоретическим и методическим основаниям психотерапевтических школ; для объяснения этого факта предлагается три других догадки:

1. Разные психотерапии достигают сходных целей посредством разных процессов.

2. В конечном итоге имеют место разные финалы терапии, каковые, но, не улавливаются используемыми исследовательскими стратегиями.

3. Разные формы терапии включают в себя определенные неспециализированные для всех компоненты, каковые оказывают лечебное возвоздействие, не смотря на то, что и не занимают центрального места в свойственном данной школе теоретическом обосновании психотерапевтического трансформации.

На данный момент никого из этих трех догадок нереально ни всецело доказать, ни всецело опровергнуть; пожалуй, наибольшее число приверженцев собрала третья догадка, предполагающая наличие неспециализированных факторов, свойственных всякому психотерапевтическому подходу. К ним прежде всего относятся: поддержка и теплота, внимание к больному, надежность психотерапевта, некая часть суггестии, запрос и ожидание улучшения на улучшение. Среди неспециализированных факторов самый изучены так называемые «нужные и достаточные условия» личностного изменения больного, распознанные в рамках центрированного на клиенте подхода (Rogers, 1957): эмпатия, хорошее отношение, конгруэнтность психотерапевта и ненавязчивая теплота. Фактически все школы психотерапии признают, что эти чёрта отношения терапевта к больному серьёзны с целью достижения улучшения в терапии и являются кроме этого фундаментальными в построении терапевтического альянса. Ламберт и Бергин (Lambert, Bergin, 1994) предлагают следующий список неспециализированных факторов, сгруппированных в три категории — помощь, научение, воздействие, — связанные с успешным финалом психотерапии:

Замечательная медитация для привлечение в судьбу #хороших изменений


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: