Практические выводы для специалистов

Эксперты, трудящиеся с семьями особенных детей, должны не забывать о существовании субкультурных различий. Но принципиально важно не делать выводы о семьях стереотипно, на основании их социального положения, этнического происхождения, религии либо места жительства. В большинстве субкультур имеются большие внутригрупповые вариации. Эксперту не нужно считать, что любой член группы разделяет все ценности и представления, характерные группе в целом. К примеру, Bell (1965) в изучении ожидания афроамериканских матерей довольно их детей понял, что в группе, гомогенной по расовому и социальному составу, эти ожидания очень сильно варьируются.

Внутригрупповые вариации были обнаружены и в изучении бедных англосаксонских, афроамериканских и мексиканских пар (Cromwell Cromwell, 1978). В стиле разрешения распрей этнических различий между этими группами не отыскано. Стереотипные представления о матриархате у афроамериканцев и патриархате у мексиканцев не подтвердились. «Разумеется, — заключают авторы, — твёрдое определение структуры семьи на базе принадлежности к этнической группе не дает адекватной картины» (с. 757). Так, сокровище субкультурных изучений — в возможности предотвратить экспертов о тех вероятных чертях, с которыми они смогут встретиться.

Необходимость в понимании субкультурных различий иллюстрирует множество изучений, посвященных непониманию, появляющемуся между экспертами, и клиентами, принадлежащими к различным культурам. Так, одно изучение терапевтов и их испаноязычных больных (Kline, Acosta, Austin Johnson, 1980) продемонстрировало, что терапевты не могут совершенно верно воспринять желания и чувства больных и вместо этого приписывают им личные жажды. Такое непонимание существует кроме того при применении переводчиков. К примеру, Marcos (1979) понял, что медики, оценивая состояние не говорящих по-английски больных посредством переводчика, сталкиваются с «постоянными клинически значимыми искажениями информации, талантливыми привести к серьёзным заблуждениям довольно психологического состояния больного» (с. 173).

Изучения групп американцев мексиканского происхождения (Delgado-Gaitan; Ada, по сообщению Harry, 1992a) продемонстрировали, что их пассивность возможно преодолена скорее включающими (инклюзивными), чем исключающими (эксклюзивными) опытными техниками. В этих изучениях родители получали уверенность в себе, осознавая, что их социальные навыки (не отвлечённые знания!) полезны и значимы. Так, дабы побудить семью поделиться собственными проблемами, время от времени требуется использовать особые техники. Приведем пара рекомендаций, талантливых оказать помощь экспертам, трудящимся с семьями из разных субкультур:

/. Очень нужно, дабы эксперт общался с семьей на ее родном языке. Как показывает Laosa (1974), отказ от родного языка может подразумевать отказ от родной культуры в целом. Помимо этого, как мы указали ранее, при, в то время, когда семьи и специалисты говорят на различных языках, кроме того с применением переводчика, легко появляется важное непонимание. Hanson (1981) отмечает кроме этого важность предоставления семье письменных материалов на ее родном языке. Fracasso (1994) предлагает технику «обратного перевода», в то время, когда переведенные материалы опять переводятся на английский свободным переводчиком, чтобы исключить возможность смысловых трансформаций. Harry (1992a) показывает, что в случаях, в то время, когда употребляются переводчики, они должны быть не только двуязычными, но и бикультуральными — это разрешит избежать непонимания, позванного нюансами значений. Lynch (1992) предлагает красивое управление по работе с переводчиками.

2. Нужно по возможности применять помощь местных экспертов, консультантов и младшего персонала. Не смотря на то, что эксперт может очень многое определить о культуре и языке семей, которым он оказывает помощь, ему ни при каких обстоятельствах не удастся осознать чужую культуру так, как понимают ее те, кто в ней появился и вырос. Семьи кроме этого чувствуют себя более комфортно, общаясь со «собственными». Quesada (1976) рекомендует применять представителей общины в качестве консультантов и наставников либо нанимать их на работу в качестве младшего персонала.

3. По замечанию Marion (1980) и других, эксперты должны удовлетворять потребность своих родителей из другой культурной среды в информации, высокой самооценке и комфорте. Такие родители довольно часто изолированы от групп поддержки и правозащитных организаций и в следствии чувствуют себя весьма одинокими. Довольно часто они принадлежат к самым беспомощным слоям общества и мало знают о собственных правах на другие услуги и образование для их детей. Эксперты должны, поддерживая культурные сокровища этих семей, одновременно с этим трудиться над их интеграцией в совокупность услуг и поддержки, существующую в культурном мейнстриме. Harry (1992a) считает, что данные направляться передавать общинам по классическим каналам — к примеру, через местных лидеров и церкви.

4. Расписание должно быть эластичным. Семьям из программы раннего вмешательства, которой руководил один из авторов (Р.Б.Д.), довольно часто приходилось ездить за лечением и консультациями в ближайший большой медицинский центр. В некоторых клиниках в этом центре прием назначался лишь на раннее утро. Семьи с низким доходом, не имея вторых средств передвижения, вынуждены были ездить в том направлении на автобусах, а самый ранний автобус приходил лишь к полудню. В следствии, по крайней мере одна семья систематично проводила ночь на остановке где останавливаются автобусы. Другие от этих поездок. Quesada (1976) кроме этого подмечает, что люди, приобретающие почасовую заработную плат, не смогут себе позволить проводить целые дни в клинике. Он рекомендует совокупность постоянного обзво-на больных и переноса пропущенных встреч. Помимо этого, как показывает Harry (1992a), для некоторых семей полноценное лечение нереально без предоставления им средств передвижения либо возможности присмотра за ребенком.

5. Нужно приложить все усилия, чтобы выяснить, как видит обстановку сама семья. Эта тема, серьёзная в любых ситуациях взаимодействия семей и специалистов, получает особенное значение при встречи разных культур. Montalvo (1974) говорит о множестве случаев, в то время, когда пуэрториканские дети испытывали трудности в школах, потому, что школьные преподаватели, полные самых благих намерений, не осознавали значения речи либо стиля одежды ребенка. Anderson (1988) подмечает, что в общине коренных американцев программа раннего вмешательства может начать работу лишь по окончании одобрения ее старейшинами. Harry, Allen и McLaughlin (1995) информируют, что афроамериканские родители из их изучения отказались посещать дошкольную программу, найдя, что начальники программы классифицируют детей негативным (в их восприятии) образом.

Одним словом, трудясь с людьми, принадлежащими к иным культурам, эксперт должен понять то, что Mercer (1965) именует социально-системной (вместо клинической) узкой зрения. Как быть может, он обязан принять ценности и взгляды семьи. Не осознавая, нереально оказать помощь. Перед тем как начать удовлетворять потребности семьи детей с нарушениями, ему нужно осознать, как определяет эти потребности сама семья в контексте субкультурного мира, формирующего ее повседневную судьбу.

Эксперты смогут предпринять кое-какие шаги, дабы больше определить о субкультурах, с которыми они сталкиваются (Harry, 1992b). К примеру, Harry, Otrguson, Katkavich и Guerrero (1993) обрисовывают программу подготовки преподавателей, в которую включено общение с семьями из разных субкультур — беседы с родителями и участие в жизни общин.

Lynch (1992) выделяет пять областей, на каковые нужно обращать внимание при обучении экспертов по взаимодействию и раннему вмешательству с культурно различающимися семьями. Эти области ответственны и для других представителей «помогающих» профессий:

а. Самопонимание. В первую очередь, эксперт должен быть способен сформулировать нормы, ценности и взоры собственной культуры.

б. Неспециализированное представление о вторых культурах.

в. Представление о взорах на их воспитание и детей, на роли и структуру семьи в семье, практики вмешательства и медицинские техники, существующие в других культурах.

г. Кросс-культурная коммуникация, включающая в себя как вербальные, так и невербальные послания: зрительный контакт, телесная близость, прикосновения, жесты, навыки слушания.

д. Признание культурных различий.

Wayman, Lynch и Hanson (1991) предлагают серию вопросов, которую эксперты по раннему вмешательству, посещающие больных на дому, должны задать себе сами, дабы лучше осознать ценности и стиль судьбы семей, которым оказывают помощь. Эти вопросы касаются таких областей, как традиции еды, другие стороны и сна судьбы, каковые смогут быть серьёзны для участия семей в программе. Eliades и Suitor (1994) кроме этого отмечают кое-какие различия в ритуалах, которые связаны с едой, каковые смогут иметь значение при сотрудничестве семьи и специалиста.

6. Как мы уже отмечали ранее и как отмечает Наггу (1992а), эксперты должны осознавать, что неприятности раннего вмешательства смогут отходить на второй план перед вопросами выживания, и готовься помогать семьям в получении материальных ресурсов. Семьи, которым не достаточно еды, одежды, жилья, элементарной медицинской помощи, смогут не иметь ни сил, ни интереса для дискуссии неприятностей, которые связаны с нарушениями у их ребенка.

7. Эксперты должны по возможности приспосабливать собственный стиль обще-ния к стилю, принятому в семье. Kavanagh и Kennedy (1992) предлагают множество стратегий общения с семьями из иных культур. Приведем пара примеров:

— не пробовать скомпрометировать суеверия и народные способы лечения, не считая тех случаев, в то время, когда они конкретно вредны;

— установить с семьей индивидуальные отношения, сказав о себе какую-либо культурно приемлемую личную данные;

— при необходимости не стесняться признавать собственный незнание культуры семьи;

— задавать прямые вопросы, лишь в случае если это соответствует культурным и лингвистическим ожиданиям семьи, (в некоторых азиатских и латиноамериканских семьях, а также в семьях коренных американцев, прямых вопросов направляться избегать);

— «подстраивать» тон собственного голоса и положение тела к позам и голосам собеседников;

— включать в других людей и собеседование родственников, являющихся частью домашней совокупности помощи;

— нормально относиться к продолжительным паузам в беседе.

Для практического овладения этими приемами авторы советуют другие упражнения и ролевые игры.

Для экспертов, неизменно трудящихся с семьями из иных культур, данный техник и краткий обзор принципов должен быть дополнен чтением источников, перечисленных в тексте. В дополнение к ним можем дать совет следующие работы:

Brislin R.W Yoshida, Т. (1993). Improving intercultural communications: Modulesforcross-culturaltraining programs. — Thousand Oaks, CA: Sage.

Brislin R.W Yoshida, T. (1994). Intercultural communication training: An introduction. — Thousand Oaks, CA: Sage.

Canino, LA. Spurlock, J. (1994). Culturally diverse children and adolescents: Assessment, diagnosis, and treatment. — New York: Guilford Press.

Chang, H.N.L. (ed.) (1993). Afftrmtngchildren’sroots: Culturalandlinguistic diversity in early care and education. San Francisco: California Tomorrow (Fort Mason Center, Building B, — San Francisco, CA 94123).

McGoldric, M. (1993). Ethnicity, cultural diversity, and normality. In F Walsh (ed.), Normal family processes (2nd ed., pp. 331-360). — New York: Guilford Press.

Глава восьмая

Андрей Себрант. Бизнес в мире самообучающихся практические: выводы и машин наблюдения


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: