Предмет и задачи стилистики

Четвертое издание,

Исправленное и дополненное

Научный редактор П.Е. БУХАРКИН

Допущено Министерством образования РФ

в качестве учебного пособия для студентов

высших учебных заведений, обучающихся по

профессии 033200 — «Английский»

Москва

Издательство «Флинта»

Издательство «Наука»

УДК 802.0

ББК 81.2 Англ.

А 84

Арнольд И.В.

Стилистика. Современный английский: Учебник для институтов. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Флинта: Наука, 2002. — 384 с.

ISBN 5-89349-363-Х (Флинта)

ISBN 5-02-022688-2 (Наука)

Главная задача книги — научить сознательно доходить к художественному тексту как целому, разглядывая его в единстве идейного содержания и формы. Все нюансы стилистики, изучаемые современными учеными, нашли собственный отражение в данной книге. Функциональная стилистика, лексикологическая стилистика, теория образов, стилистический анализ на морфологии и уровне фонетики — таков далеко не полный список вопросов, разглядываемых в книге. Анализ ясных и изобразительных средств осу-‘ шествляется на лингвистической базе, что разрешает студентам совершенствовать знание языка. Теоретический материал пособия иллюстрирован примерами из произведений уникальной литературы. Особенное место в пособии отведено неспециализированным проблемам стилистики в ее связи с другими дисциплинами.

Для студентов педагогических университетов по профессии «Зарубежный язык».

ISBN 5-89349-363-Х (Флинта) © Издательство «Флинта», 2002

ISBN 5-02-022688-2 (Наука)

От редактора

Книга, которую раскрывает на данный момент читатель, занимает особенное место в отечественной англистике, да и по большому счету в русской лингвистической литературе — как учебной, так и научной.

С одной стороны, это учебник, на что показывает наименование — «Стилистика современного английского». И как учебник работа Ирины Владимировны Арнольд всецело отвечает самым строгим требованиям: для нее свойственны полнота материала, последовательность его рассмотрения, много замечательно подобранных примеров, а самое основное — превосходное умение внятно и доступно излагать самые непростые вопросы, избегая вместе с тем их упрощения. Недаром «Стилистика…» пользовалась и пользуется вот уже много лет широчайшей популярностью; многие тысячи англистов в разных городах России и стран бывшего СССР знакомились со стилистическими проблемами как раз по этому произведению. Тяжело переоценить исходя из этого действие «Стилистики современного английского» на характер и уровень современного массового научного сознания.

Но иначе, книга эта есть и важным научным трудом, что в значительной мере стимулирует творческую идея, определяя появление новых и новых изучений в различных языковедческих областях. Причем серьёзность и глубина книги во многом определяются ее системным характером — обратившись к стилистике английского, которая много раз становилась предметом особых и солидных статей, очерков, учебников и монографий, И.В. Арнольд обобщила очень многое из уже сделанного. Обобщила так, что в следствии появилась не компиляция, а что-то в полной мере уникальное.

Это выяснилось вероятным вследствие того что в «Стилистике современного английского» не просто механически объединены построения и различные идеи, в ней появляется их синтез, что и переводит научную идея в новое уровень качества. И.В. Арнольд постоянно указывает на источники собственных концепций, отмечает собственную зависимость от того либо другого ученого, но систематизируя, казалось бы, уже частично высказанное, она формирует подлинно пионерскую работу. И какой бы произвольной не была на первый взгляд подобная параллель, «Стилистика…» И.В. Арнольд напоминает многие работы ее сверстника Д.С, Лихачева. Оба этих ученых — представители одного поколения и одной культурной среды — сумели создать труды (само собой разумеется, разномасштабные и весьма непохожие друг на друга), в которых количественные трансформации, уже накопленные наукой, — факты, идеи и отдельные концепции — перешли в иное уровень качества, результатом которого выяснилось новое познание предмета изучения в целом: у Д.С. Лихачева — средневековой русской литературы, уИ.В. Арнольд — художественного текста в его сложных и многосторонних связях с речевой деятельностью и в один момент принимающим его читательским сознанием.

«Стилистика современного английского» вправду не просто «описывает, квалифицирует и растолковывает взаимоотношения, взаимодействия и связи различных соотносительных частных совокупностей форм, конструкций и слов в единой структуры языка как «совокупности совокупностей»*, как выяснил задачи стилистики В.В. Виноградов. Литературное произведение рассматривается в ней в контексте всего коммуникативного акта; несколько текст, но и создатель, кодирующий в нем определенную данные, канал связи, по которому эта информация передается, и реципиент, данную данные декодирующий, выясняются тут объектами вдумчивого и внимательного изучения. В следствии появляется стройная и последовательная концепция эстетически ориентированной речевой деятельности, концепция, имеющая четко риторический темперамент.

Тут нужно заявить, что «Стилистику современного английского. Стилистику декодирования» следовало бы назвать «Риторикой художественной речи». Только отсутствие риторики в номенклатуре филологических профессий на протяжении создания работы, т.е. практическая невозможность дать подобное наименование, не разрешили автору сделать это. Так как, по сути дела, в книге изложено чисто риторическое познание литературного творчества, которое, кстати сообщить, закономерно ведет к дискуссии и герменевтических неприятностей. На их важность показывает уже подзаголовок — «Стилистика декодирования», предполагающий изучение текста, учитывающее активную деятельности читателя. И не приводит к предстоящая научная эволюция И.В. Арнольд, приведшая ученого как раз к риторике и герменевтике**. Это перемещение исследовательской мысли в высшей степени закономерно.

Высказывая в собственной книге риторический подход к художественной речи, И.В. Арнольд выступила настоящим и настоящим новатором. Ее концепция формировалась на рубеже 1960—1970-х годов, в то время, когда риторика практически не завлекала внимания русских ученых (для сравнения укажу, что статья столь чуткого ко всему новому Ю.М. Лотмана «Риторика» датируется 1981 годом). И не только в русской, но и во всемирной науке Ирина Владимировна обратилась к риторическим проблемам в числе первых; оживление риторических изучений по большому счету датируется серединой 1960-х годов, ее «Стилистика…» вышла в свет практически сразу после известной «Неспециализированной риторики» Льежской группы (1970 год) и в полной мере независимо от нее. Научная прозорливость И.В. Арнольд, ее предвидение возможности развития научной мысли были столь громадны, что и по сей день, через тридцать лет по окончании создания книги, высказанные в ней идеи, так же как и неспециализированный взор на художественную обращение, остаются современными, сохраняют актуальность . Об этом свидетельствует довольно высокий коэффициент цитирования данной работы. Более того, именно сейчас подобный подход к словесному творчеству делается все более и более распространенным, в связи с чем «Стилистика современного английского. Стилистика декодирования» завлекает к себе внимание непрерывно расширяющегося круга филологов — не только германистов и англистов, но и славистов, в частности русистов. на данный момент, в то время, когда герменевтика и риторика приводят к особому интересу, вводятся в университетские программы, а их методологические установки все чаще определяют направление гуманитарных изучений, потребность в книге И.В. Арнольд делается особенно острой. Этим и обуславливается необходимость ее переиздания.

Первое издание «Стилистики современного английского. Стилистики декодирования» вышло в первой половине 70-ых годов XX века, в первой половине 80-ых годов XX века показалось второе издание, а в первой половине 90-ых годов XX века — третье. Причем создатель неизменно вносила дополнения, учитывая развитие науки и собственные изучения. Так что настоящее переиздание есть уже четвертым. В него включены две новых главы — об применении понятия квантования в стилистике и об интертекстуальности — проблеме, вызывающей в последнее десятилетие особенный интерес И.В. Арнольд. Значительно расширен — обновлен и дополнен — перечень рекомендуемой литературы. Вместе с тем научная литература, которая упоминается по ходу изложения, в постраничных примечаниях осталась прошлой, не подверглась модернизации, и это — принципиальное ответ: она отражает концепции и те идеи, на каковые опиралась И.В. Арнольд, создавая собственный изучение, исходя из этого ее расширение, включение в примечания работ, показавшихся по окончании появления «Стилистики…», представляется неуместным. Это бы частично нарушило историческую возможность, что мешало бы верному пониманию места книги И.В. Арнольд в истории науки. Так как «Стилистика современного английского», будучи живым и в высшей степени актуальным произведением, есть кроме этого и серьёзной вехой в истории гуманитарных знаний, необычным филологическим монументом, свидетельствующим о замечательном потенциале русской филологии, неотъемлемым элементом которой она окончательно останется.

П.Е. Бухаркин

Read not to contradict and confute, nor to believe and take for granted, nor to find talk and discourse, but to weigh and consider. Some books are to be tasted, others to be swallowed, and some few to be chewed and digested; that is, some books are to be read only in parts; others to be read but not curiously, and some few to be read wholly, and with diligence and attention. Some books also may be read by deputy, and extracts made of them by others; but that would be only in the less important arguments and the meaner sort of books; else distilled books are, like common distilled waters, flashy things. Reading maketh a full man; conference a ready man; and writing an exact man… Histories make men wise; poets, witty; the mathematics, subtle; natural philosophy, deep; moral, grave; logic and rhetoric, able to contend; Abeunt studia in mures.*

Предисловие

Неприятности стилистики из года в год завлекают к себе внимание все более литературоведов и широкого круга лингвистов, а сама стилистика все более дифференцируется и распадается на отдельные специальные дисциплины. Но в один момент, так же как в каждый науке, тут происходит и противоположно направленный процесс, в частности интеграция, т.е. усиление обоюдного влияния различных отраслей знания и появление новых синтетических разделов, объединяющих, обобщающих эти дисциплины, прежде считавшихся далекими. Обе тенденции одинаково ответственны для научного изучения.

В настоящей книге рассматриваются положения стилистики и те вопросы, каковые окажут помощь студентам обучиться просматривать с глубоким проникновением в текст произведения. Данный навык крайне полезен в предстоящей независимой работе над языком для развития независимой критической мысли. Более того, такая подготовка разрешает будущему учителю лучше овладеть методикой обучения сознательному чтению, предотвратить поверхностный подход к произведению, продемонстрировать узкие оттенки мысли и эмоции, пробраться дальше общей идеи и фабулы, избежать штампа в толковании, развить эстетический вкус и эмоциональную восприимчивость, словом, создать высокую культуру чтения художественной литературы. Главное внимание исходя из этого будет сосредоточено на стилистике восприятия. Речь заходит не только о том, дабы верно осознать содержание текста, но и мочь передать собственный чувство второму. Наряду с этим в один момент развиваются навыки активного владения языком в области тем, самые важных в сфере культурного общения. Знание стилистики содействует созданию у обучающихся ясного представления о ситуациях и контекстах, в которых смогут быть использованы встретившиеся в тексте новые для них языковые единицы.

Стилистика справедливо считается одной из отраслей прикладной лингвистики. Она не только развивает навыки вдумчивого чтения, но и дает базу для развития художественного вкуса, содействует нормализации языка и оказывает помощь прекрасно и ясно сказать и писать.

толкование текстов и Стилистический разбор на уроках зарубежного языка — в далеком прошлом узнаваемый и оправдавший себя на практике методический прием, а современный уровень развития лингвистики разрешает поставить его на прочную научную базу и так сделать более действенным.

Цель разрешённого пособия — раскрыть теорию стилистики как неспециализированную совокупность правил так, дабы в будущем обучающиеся имели возможность использовать ее самостоятельно.

Нереально достигнуть исчерпывающего, единственно верного толкования того либо иного художественного произведения, да его и быть не имеет возможности, но нужно предотвратить неправильное, искаженное либо примитивное познание прочтённого. Принципиально важно, пользуясь способами стилистического анализа, обучиться видеть в тексте больше, чем без него. Оптимальной и годной для любого текста процедуры анализа не существует и существовать не имеет возможности; но знакомство с различными вероятными приемами и умение сочетать их оказывают помощь взять при чтении громадную данные.

Чтение хорошей литературы, само собой разумеется, и само по себе развивает кругозор и вкус, попутно углубляя и знание языка. Но эффект от чтения возможно существенно усилен хорошей подготовкой по стилистике. Громадное эстетическое наслаждение от чтения возможно взять и не зная стилистики — подлинное произведение искусства постоянно оставляет след в сознании читателя, но для подготовленного читателя данный след и сопереживание будут и глубже, и полнее.

В классическом толковании текста, как оно проводилось в прошлом, выговор делался, с одной стороны, на пояснения, компенсирующие недостаток неспециализированной кругозора и подготовки. Пояснялись исторические, политические, историко-культурные, литературные, географические и другие реалии, и намеки, аллюзии, пародирование и т. п. Такие пояснения, непременно, нужны, но недостаточны. Стилистический анализ сводился к определению всякого рода стилистических приемов, к некой описи метафор, эпитетов, параллельных конструкций и т.д. Наряду с этим форма отрывалась от содержания, и целостное чувство терялось. Сопоставления ограничивались языковым материалом вне данного текста либо сравнением с явлениями родного языка. При всей их обязательности эти сопоставления недостаточны. Для глубокого понимания текста нужно его рассмотрение как целого, что подразумевает учёт и сопоставление сотрудничества всех средств художественного изображения в текста. В будущем изложении стилистики восприятия данный принцип будет одним из главных.

При разработке стилистики восприятия мы будем исходить из того, что недостаточное и неполное познание, которое возможно исправлено систематической работой по стилистическому анализу, вызывается следующими обстоятельствами:

1. Изолированное восприятие отдельных элементов, неумение учесть влияние контекста, а также грамматические изюминки построения текста.

2. Лексические трудности. Невнимание к стилистическим, эмоциональным, оценочным, экспрессивным коннотациям. Невнимание к необыкновенной сочетаемости слов. Непонимание, слов, употребленных в редких, устаревших либо особых значениях.

3. Поверхностность понимания прочтённого, неумение подметить отношение автора к изображаемому, его иронию либо сарказм, нечувствительность к подтексту, неспособность самостоятельно дополнить недосказанное.

4. Предвзятое вывод. Читатель часто ожидает, что мнимое им ответ той либо другой неприятности сходится с ответом автора. Такому читателю тяжело принимать новое, неожиданное для себя. Он заблаговременно упрощает и огрубляет текст, не имеет возможности реагировать на новые для себя мысли и эмоции, попросту не подмечает их. Само собой очевидно, что в этом случае чтение обогатить не имеет возможности.

На устранение всех этих трудностей и направлены практика и теория стилистики восприятия.

Стилистический анализ не есть в учебном ходе самоцелью. Это только катализатор познавательного, идейного, эмоционального и эстетического действия литературы. Анализ неотделим от синтеза, восстанавливающего художественную целостность произведения, показывающего место каждого элемента в структуре целого и в один момент учитывающего место элементов в совокупности языка. В противном случае говоря, любой отдельный элемент рассматривается не изолированно, а в его отношениях и связях с другими элементами, со всей структурой художественного текста и со всей совокупностью языка. Анализ обязан учитывать синтагматические и парадигматические связи.

Унаследованный еще от древней риторики содержания и дуализм формы, противопоставление того, что сообщено, тому, как это сообщено, преодолен в современной стилистике еще далеко не всецело, и все же современная наука стоит на пути выработки научных способов анализа, ставит вопрос о художественном мастерстве в его связи с идейностью произведения, выявляет функциональные связи элементов текста в их отношении к идейно-художественному единству произведения.

Формы раскрытия художественного произведения либо отрывка смогут быть очень разнообразны. Наровне со стилистическим толкованием они включают и ясное чтение, и литературный перевод с дискуссией его соответствия оригиналу, и парафраз либо пересказ. Довольно часто высказывалось и высказывается вывод, что художественный текст пересказать либо парафразировать запрещено, поскольку пересказ отрывает содержание от формы и тем самым отбрасывает ассоциации и дополнительные значения, исключает подтекст, обедняет и искажает текст. Это утверждение справедливо лишь частично. Пересказ возможно весьма полезным элементом анализа, в случае если, учитывая его ограниченность, соединять его с толкованием, указанием на подтекст, чтением и анализом. Пересказ не должен заменять восприятие, но он может оказать помощь его углубить, так что при повторном чтении восприятие, предваренное пересказом, станет более полным.

Нужно обучиться просматривать, задерживаясь на тяжёлых и особенно серьёзных местах, перечитывая их, вникая в подробности, каковые проливают свет на основное.

Данное пособие предназначено для студентов старших направлений факультетов английского педагогических университетов. Оно должно ознакомить будущего учителя английского с современной стилистикой восприятия, стилистикой нового типа, что отвечает задачам опытной подготовки преподавателя на современном уровне лингвистической науки.

Настоящее издание есть четвертым.

Со времени первого издания в стилистике декодирования и смежных с ней областях лингвистики, в особенности в теории и семасиологии текста, были достигнуты новые результаты. Показался множество научных работ по контексту, типам выдвижения, ненормативной комбинаторике, другим вопросам и морфологической стилистике. Результаты этих изучений, и замечания критиков на прошлые издания в данном пособии были учтены.

Наименование книги «Стилистика современного английского» предполагает рассмотрение всего количества понятий, относящихся к правилам функционирования лексических, грамматических и других средств языка в различных условиях общения, к их номенклатуре и выразительному потенциалу. Опытная педагогическая направленность курса обусловила, но, необходимость выборочного распределения тем. Исходя из задач, стоящих перед факультетами зарубежных языков, упор делается на теоретические базы толкования художественного текста, а не на функциональную стилистику. Эта ориентация отражена в подзаголовке. Рассмотрение функциональных стилей, очевидно, не исключается из курса, но им отводится более скромное место в конце книги. Неспециализированные вопросы стилистики рассматриваются при изучении вводного курса.

В связи с проблемой функциональных стилей нужно отметить следующее. Классификация функциональных стилей осуществляется различными исследователями весьма по-различному. Спорным, например, есть выделение функционального стиля художественной литературы. В данной книге представлена точка зрения тех авторов, каковые за академиком В.В. Виноградовым, проф. А.В. Федоровым и другими уверены в том, что сказать о существовании в пределах национального языка особенного функционального стиля художественной литературы неправомерно в силу многообразия ее специфического использования и конкретных форм в ней функциональных стилей, социальных, региональных и других вариантов языка.

Круг вопросов, вовлекаемых в область стилистического изучения, все время расширяется, соответственно расширяется и число новых отраслей стилистики. К сожалению, ввиду ограниченного количества курса от систематического обзора существующих теорий и направлений приходится отказаться и сосредоточить внимание на изложении научных баз толкования художественного текста.

Глава I

НЕСПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ВОПРОСЫ

задачи и Предмет стилистики

Стилистикой именуется отрасль лингвистики, исследующая принципы и использования и эффект выбора лексических, грамматических, фонетических и по большому счету языковых средств для передачи мысли и эмоции в различных условиях общения.

В данной главе будут рассмотрены разные правила подразделения данной широкой и разветвленной науки: стилистика речи и стилистика языка, литературоведческая стилистика и лингвостилистика, стилистика от автора и стилистика восприятия, стилистика декодирования и др.

Стилистика языка исследует, с одной стороны, специфику языковых систем, именуемых функциональными стилями и подъязыками и характеризующихся своеобразием словаря, синтаксиса и фразеологии, и, иначе, — экспрессивные, эмоциональные и оценочные особенности разных языковых средств.Стилистика речи изучает отдельные настоящие тексты, разглядывая, как они передают содержание, не только следуя нормам, известным стилистике и грамматике языка, но и на базе значащих отклонений от этих норм.

Чтобы яснее представить себе предмет стилистики, увидим, что в различных обстановках язык как средство общения употребляется по-различному. Сообщение об одном и том же факте действительности может принимать различные формы в зависимости от того, к примеру, происходит ли общение в официальной, рабочий либо бытовой обстановке, от того, каковы отношения и социальная принадлежность собеседников между ними, от того, каково субъективное, эмоциональное отношение говорящего к предмету беседы, и от того, наконец, как он расценивает обстановку. Все эти прагматические факторы коммуникативной обстановке факультативны, т. е. в акте общения они необязательно проявляются все в один момент.

При толковании текста необходимо помнить, чтоинформация в речи возможно двух видов:

а) информация, не связанная с обстановкой акта коммуникации, а составляющая самый предмет сообщения;

б) информация дополнительная, которая связана с участниками и условиями акта коммуникации.

Разглядывая, соответственно, данные, содержащуюся в сообщении на уровне слов, возможно подметить, что слова, наряду сденотативным значением, говорящим о предмете речи, имеют ещеконнотативное значение (коннотации), которое складывается из эмоционального, экспрессивного, оценочного и функционально-стилистического компонентов. Так, к примеру, слова girl, maiden, lass, lassie, chick, baby, young lady имеют однообразное денотативное значение и смогут именовать одну и ту же девушку, но потребление того либо иного слова из этого последовательности будет определяться не только и не столько особенностями самой девушки, сколько отношением к ней говорящего и социальной обстановкой. Первое из этих слов girl стилистически нейтрально и есть доминантой всего синонимического последовательности, т. е. может заменить все остальные. Узуальных, закрепившихся в языке коннотаций оно не имеет. Все остальные слова данной группы имеют какую-нибудь коннотацию. Maiden — архаичное и поэтическое слово. Lass и особенно lassie имеют эмоциональную коннотацию:

это нежные слова, помимо этого, они принадлежат диалекту. Богаты коннотациями и другие слова последовательности. Chick и baby принадлежат сленгу, причем baby имеет хорошую оценочную коннотацию, обозначая в основном хорошенькую девушку. Young lady часто иронично. Как денотативные, так и коннотативные значения смогут быть узуальными языковыми и окказиональными, т. е. зависеть от контекста. Коннотации как часть лексического значения не нужно смешивать с ассоциациями, каковые может вызывать в данной культуре обозначаемый предмет и каковые именуются импликационными связями либо импликационалом. Обо всем этом будет детально сообщено в главе о лексической стилистике.

Указанное различие двух типов информации возможно представить себе и в пара другом замысле, в частности исходя изфункций языка. Первый вид информации связан с интеллектуально-коммуникативной функцией языка. Второй, т.е. дополнительная информация (ее кроме этого именуют прагматической), — со всеми остальными функциями, в частности: с эмотивной функцией, т.е. с передачей эмоций говорящего, с волюнтативной функцией, т.е. с побуждением и волеизъявлением адресата к желаемому действию, аппелятивной функцией, т.е. привлечением внимания слушателя, побуждением его к восприятию сообщения, с контактоустанавливающей функцией — в обстановках, в то время, когда целью высказывания есть не передача сообщения, а лишь проявление внимания к присутствию другого лица (к примеру, в формулах вежливости), и, наконец, с эстетической функцией, т.е. действием на эстетическое эмоцию. Различные авторы (К. Бюлер, Р. Якобсон и другие) предлагали различные классификации функций языка. Но предложенная выше классификация выясняется достаточно полной для разглядываемого в стилистике круга вопросов, и исходя из этого ею возможно ограничиться1.

В последнее десятилетие эти вопросы вошли в компетенцию прагмалингвистики. Интерес к изучению языка в прагматической функции непрерывно растет, но не нужно забывать, что прагмалингвистика находится в стадии становления, а функционирование языка как наиболее значимого средства общения постоянно составляло базу языкознания.

Задачей стилистического анализа и стилистического описания текста есть рассмотрение сотрудничества предметно-логического содержания сообщения, т.е.информации первого рода с информацией второго рода, т.е. с проявлениями эмотивной, волюнтативной, аппелятивной, контактоустанавливающей и эстетической функций языка, с выражением субъективного отношения говорящего к предмету высказывания, ситуации и собеседнику общения. Стилистическое описание требует рассмотрения текста во всем достатке текстовых, языковых и экстралингвистических связей, изучения сотрудничества коннотативных и денотативных конструкций и значений слов, их их роли и связей в художественном целом.

Принципиально важно выделить, что, признавая возможность разграничить данные первого и второго рода, денотативные и коннотативные значения, субъективное и объективное в сообщении, мы делаем это лишь для целей анализа, для удобства познания; в настоящем же тексте они образуют единство, различные стороны одного целого, и ни о каком двойственном характере стиля, ни о каком делении на содержание и форму они не говорят.

Дабы пояснить задачи стилистики примером, обратимся к стилистическому анализу начала оды П.Б. Шелли «К жаворонку».

ТО A SKYLARK

Hail to thee, blithe spirit!

Bird thou never wert,

That from heaven, or near it,

Pourest thy full heart

In profuse strains of unpremeditated art.

Higher still and higher,

From the earth thou springest,

Like a cloud of fire;

The blue deep thou wingest,

And singing still dost soar, and soaring ever singest.

Поэт именует птицу «радостным духом», обожествляет ее. Это же признание у птицы сверхъестественной божественной силы подчеркивается возникновением возвышенного слова heaven, а не его нейтрального синонима sky. Дело в том, что в число значений слова heaven входит значение сфера, где обитают всевышние. Лингвисты именуют таковой тип значенияотраженным. Явление отраженного значения пребывает в том, что в то время, когда многозначное слово употреблено в одном из собственных вариантов, то другие его значения могут быть не всецело элиминированными, в особенности, в случае если эти другие варианты имеют четко выраженная коннотации. В этом случае, не смотря на то, что heaven употреблено в значении небо, читатель знает о существовании у него мифологического варианта; так получается некое семантическое согласование со словом spirit, что усиливает приподнятость и торжественность тона.

Предметно-логическая информация пребывает в том, что высоко в небе парит и поет собственную песню жаворонок. Но содержание строфы этим не ограничивается. Образ, выбранный П.Б. Шелли, и форма его воплощения говорят о миросозерцании и настроении поэта. Обращение к жаворонку звучит празднично благодаря коннотациям употребленных форм и слов. Лингвистический подход оказывает помощь стилисту обратить внимание на лексический архаизм hail и архаические грамматические формы второго лица единственного числа: to thee, thou never wert, pourest thy heart, thou springest, thou wingest, thou singest.

В маленькой птице, вставшей высоко в небо, мы видим дух свободного творчества и жизни. Тема мастерства вводится употреблением слова и системой образов art: в собственной песне птица изливает собственный сердце в богатых мелодиях яркого мастерства (in profuse strains of unpremeditated art). Читатель ассоциирует с этим взлетом птицы высокое назначение поэта. Сравнение с облаком огня относится и к птице, и к поэту. Ода проникнута эйфорией судьбы. Восторг красотой и единством природы выражается не только в словах, но и в самом ритме оды, и читатель не имеет возможности не почувствовать этого.

Концентрируя внимание на сотрудничестве выбора образов, слов, морфологических форм, синтаксических структур при передаче содержания, мы можем глубже пробраться в сущность произведения и составить себе понятие о настроении и мировоззрении, выраженных в оде1.

Роль читателя пребывает в Глубоком и узком понимании литературного текста и сопереживании. Величайший живописец словаЛ.Н. Толстой писал: «Мастерство имеется деятельность людская, пребывающая в том, что один человек сознательно известными внешними символами передает вторым испытываемые им эмоции, а другие люди заражаются этими эмоциями и переживают их»2.

Американский ученый М. Риффатер, пользуясь терминологией и понятиями теории информации и современной теории связи; дает обобщенную формулировку задач стилистики, определяя ее как науку, которая изучает те стороны высказывания, каковые передают лицу, принимающему и декодирующему сообщение, образ мыслей лица, кодирующего сообщение3. Так появляется терминстилистика декодирования. Противопоставлению стилистики от автора (стилистики восприятия и стилистика кодирования (стилистика декодирования) посвящен в будущем особый параграф. Нам предстоит много раз пользоваться теоретико-информационной трактовкой стилистических неприятностей. Тут же нужно указать, что, принимая предложенный М. Риффатером термин «стилистика декодирования», мы вычисляем его формулировку неполной. В конечном итоге, как светло из слов Л.Н. Толстого, сообщение, заключенное в произведении мастерства, сообщает декодирующему не только образ мыслей, но и эмоции отправителя сообщения. Задача стилистики декодирования, представленной в данной книге, пребывает в том, дабы оказать помощь формированию высокой культуры чтения на базе изучения кодов создания и литературы некоего подобия методов декодирования для различных уровней языка. Подробнее о кодах как о совокупностях значимых правил и единиц их соединения при передаче сообщений по заданным каналам обращение отправится ниже, в § 4. Тут мы увидим лишь, что язык художественного произведения образует целую совокупность кодов, наиболее значимым из которых есть тот национальный язык, на котором написано произведение. Материал для описания этих кодов уже в значительной мере подготовлен в рамках литературоведческой стилистики и стилистики языка, о которых отправится обращение в следующем параграфе.

Напоследок данного параграфа нужно подчернуть, что понятиекод было принято лингвистической наукой далеко не сходу, до сих пор раздаются голоса, возражающие против потребления этого термина1. О том недоразумении, на котором это возражение основано, будет сообщено ниже. Тут достаточно подчернуть, что в работах большинства стилистов данный термин сейчас принят как что-то само собой разумеющееся. (См. работы И.Р. Гальперина, Ю.М. Лотмана, В.А. Кухаренко, Е.И. Ризель, Е.И. Шендельс и др., а за границей — С. Левина, Дж. Лича, М. Риффатера, Р. Якобсона и весьма многих вторых.)

Лексикология


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: