Приложение 2. структура и систематика ценностей

Приложение 1. Определения сокровищ

Сокровище как значимость

Д.А. Леоньтев дает следующее определение сокровищ: «Определим ценностные ориентации как осознанные представления субъекта о собственных сокровищах, о полезном для него — то, что выявляется посредством любых вербальных способов, как социологических, так и психотерапевтических, Ценностные представления, но, не смогут быть всецело сведены к ценностным. ориентациям, кроме того с учетом всех вероятных несовпадений между ними и подлинными сокровищами личности» [31]. Базисным недочётом данного определения есть на отечественный взор указание на оснозанность представлений субъекта, в соответствии с точке зрения автора неосознанных сокровищ быть не имеет возможности, напомним, что на отечественный, взор таковой подход представляется в корне не верным, ниже, разглядывая отечественное определение сокровищ мы продемонстрируем из-за чего это так. Помимо этого это определение сокровищ через самих себя, что есть логически не верным, поскольку не вносит ясность в то, чем в действительности являются сокровище.

М. Рокич определяет ценностные ориентации как абстрактные идеи, хорошие либо отрицательные, не связанные с определенным объектом либо обстановкой, высказывающие человеческие убеждения о предпочтительных целях и типах поведения, как … устойчивое убеждение в том, что какая-то цель личного существования что какой-то образ действий есть с личной и публичной точек зрения предпочтительны в произвольных обстановках [39, с.5]. [31] Создатель сводит, ценности к совокупности важнейших идей и убеждений, но, как нам видится сокровище не являются ни идеями ни убеждениями. Но, отношение ко всем проявлениям действительности нельзя свести, с одной стороны, к убеждениям и идеям, иначе, к чему-то самый значимому, поскольку появляется вопрос: «А как быть с ниименее значимыми либо с непредпочительными феноменами?».

С. Шварц и В. Билски разглядывают сокровище как когнитивные репрезентации трех универсальных групп потребностей: биологических (витальных) потребностей; сотрудничества, нужного для общественных запросов и межличностной координации для удовлетворения выживания и группового благополучия [32].Авторы выстроили сложную совокупность классификации сокровищ, которую мы разглядим в будущем. В целом, таковой подход возможно принять, но слово когнитивный свидетельствует познавательный, а сокровища отражают отношение ко всем элементам действительности, а не только познавательную сторону этого отношения.

В противном случае разглядывает определение сокровищ Н. С. Розов он пишет «Я же предлагаю осознавать ценности шире и вычислять их предельными нормативными основаниями (не считая нормативных имеется еще другие основания: познавательные, ресурсные и проч.). Тогда аксиологические суждения направляться осознавать не как ценностные, а как оценочные, в противном случае говоря, этике обязанностей противостоит этика оценок [57, с.95]. При таких условиях сами обязанности, как совсем справедливо заключает фон Кучера, смогут быть независимыми предельными нормативными основаниями поведения либо сознания, т.е. сокровищами в моем понимании». Владея свойством отношения ко всем элементам действительности сокровища не сводятся к обязанностям, но отечественное изучение будет идти в ключе обозначенном автором, другими словами мы будем разглядывать ценности, как субъективные нормативные основания поведения либо сознания.

Весьма интересно определение В. Ф. Сержантова приводимое Розовым «В. Ф. Сержантов делает вывод, что любая сокровище характеризуется двумя особенностями — личностным смыслом и значением. Значение сокровища является совокупностью публично значимых особенностей,функций предмета либо идей, каковые делают их сокровищами в обществе, а личностный суть сокровищ определяется самим человеком». На отечественный взор сокровища обрисовывают не только публично значимые но и субъективно личностно значимые особенности, а их личностный суть довольно часто не то что не определяется, но кроме того и не осознается человеком либо обществом.[63, с.40]

В австрийской психотерапевтической школе (А. Мейнонг, X. Эренфельс, И. Крейбиг) сокровища понимаются как только субъективный феномен. По X. Эренфельсу, сокровище объекта определяется его желаемостью, которая, со своей стороны, определяется возможностью получения наслаждения. В соответствии с этим принципом авторы выстраивают иерарахию сокровищ, что будет рассмотрено нами в будущем, а. Мейнонг сводит понятие сокровища к возможности переживания некоего субъективного «эмоции сокровища» [81, с.7]. Ценности не всегда отражают получение наслаждения, как мы продемонстрируем в будущем, существует масса сокровищ, каковые заставляют человека причиняь себе страдания и боль, помимо этого, вся совокупность действительности в принципе не сводима, к получению наслаждения, в действительности присутствую масса элементов, каковые требуют собственного отношения к ним от индивидуума либо общества, но не имеют никакого отношения к получению наслаждения любого рода. (Ссылка на Яни)

Яницкий разглядывая разные определения сокровищ показывает: «В неокантианстве у В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Г. Когена всю землю разделяется на настоящее бытие (реальность) и совершенное бытие (сокровище), а сознание, соответственно, — на эмпирическое и «нормативное». По словам Г. Риккерта, сущность сокровищ «пребывает в их значимости, а не их фактичности» [цит. По 75, 92], они выступают как совершенная общая норма, придающая действительности суть». [81, с.4]Наше изучение в целом будет идти в русле для того чтобы подхода, что, как возможно видеть разделяется и М. Рокичем, но, как мы продемонстрируем ниже, никакой совершенной общей нормы, предающей действительности, суть не существует. Это следует а также из слов самого Рикерта, обозначающего сокровище как значимость, в случае если это так, то существуют разные уровни значимости, и совершенная, общая значимость, существует лишь у данного конкретного субъекта, отражая совершенное отношение, к тем либо иным нюансам действительности, но не как общая норма, относящаяся по большому счету ко всему. (Коген – ссылка на яницкого)

Я. Гудечек кроме этого показывает на два главных значения понятия «сокровище»: сокровища в смысле объективно существующих предметов, событий, идей, особенностей материальных и духовных продуктов и т. д., каковые существуют независимо от субъективных оценок людей, и ценности в смысле субъективной значимости, «ценностности» для индивида. Значимость сокровища для индивида понимается им, со своей стороны, в трех значениях: как качества вещей, к каким направлены усилия человека либо каковые удовлетворяют его потребности; как положительно оцениваемые индивидом объекты; как критерий, на основании которого различные объекты подлежат оценке [82, 103]. [81, с.19] Мы думаем, что сами по себе предметы, не владеют свойством сокровища, сокровищами предметы делают субъекты восприятия, как указывалось выше ценности неизменно кому-то принадлежат, «дом» является ценностью по стольку по какое количество имеется некто, кто придает ему свойство быть полезным, как раз для этого «некто», но в случае если нет никого, кто бы вычислял его полезным, то сам по себе дом не имеет возможности являтся сокровищем. Ценности не обязательно отражают хорошие оценки, но в полной мере смогут отражать, отрицательные и нейтральные оценки, так высказывание человека «данный автомобиль мне не нравится» отражает ценностное отношение человека к «этому автомобилю», в это же время это отношение очевидно отрицательное.

У.Томас и Ф.Знанецкий определяли сокровище «как любой предмет, владеющий

поддающимся определению значением и содержанием для участников какой-либо социальной группы». Ценности не относятся лишь к предметному миру, потому, что действительность не только предметна, к действительности относятся еще и идеи, мысли, отношения и второе. Но, возможно, авторы имели в виду под «любым предметом» все феномены действительности, но ценностное отношение имеет место быть и к совсем неопределимым вещам, к примеру, к таким понятиям, как «любовь», «неприязнь и второе».[101, с.114]

В. П. Тугаринов определял сокровище как «предметы, их свойства и явления, каковые необходимы (нужны, нужны, приятны и пр.) людям определённого общества либо класса либо отдельной личности в качестве средств удовлетворения их интересов и потребностей, и — побуждения и идеи в качестве нормы, цели либо идеала».[69, с.10] Как уже говорилось выше, ценности не сводятся лишь к удовлетворению интересов и потребностей. У автора не продемонстрирован механизм работы сокровищ как средств для удовлетворения потребностей исходя из этого не весьма ясно, что он имеет в виду под словом «средства», иначе, данное определение испытывает недостаток в уточнении и в том, что понмается под побуждениями и идеями. Возможно, возможно определять ценности так, но данное определение весьма не конкретно, и потому не может быть использовано, в качестве истинного понимания и рабочего определения сокровищ.

В. Франкл осознавал под сокровищами личности так именуемые «универсалии смысла», т. Е. Смыслы, свойственные практически всем участников общества, всему человечеству в течении его исторического развития. Субъективная значимость сокровища, согласно точки зрения Франкла, обязана сопровождаться принятием ответственности за ее реализацию. [74, с.288]Личностные и социальные сокровища не сводимы строго говоря к смыслам, поскольку смыслы отражают ответ целцентристкий подход к действительности, а ценности подчас не отражают попытки успехи каких или целей, а показывают отношение человека либо общества к определенным феноменам действительности.

Б. С. Братусь определяет личностные сокровища как «осознанные и принятые человеком неспециализированные смыслы его жизни» [5, с.89]. Он проводит разделение личных сокровищ как осознанных смыслов судьбы и декларируемых, «назывных», внешних по отношению к человеку сокровищ, «не обеспеченных «золотым запасом». []Многие ценности не имеют ни мельчайшего отношения к смыслам судьбы и не осознаются человеком.

С. Л. Рубинштейн кроме этого пишет, что ценности «производны от человека и соотношения мира, высказывая то, что в мире, включая да и то, что формирует человек в ходе истории, значимо для человека» Как раз общество предъявляет определенную систему ценностей, каковые человек «чутко улавливает» в ходе содержания «норм и постоянного обследования границ» и формирования их собственных, лично-личностных эквивалентов.[60, с. 369]. Сущность сокровищ представленная Л. С. Рубинштейном представляется верной, за той только оговоркой, что на формирование личностных сокровищ воздействует не только социальные сокровища но и целый прошлый личностно-субьективный опыт самого человека. В целом в собственном изучении мы будем направляться правилам обозначенным Л.С. Рубинштейном.

Ценности как выбор

Одним из первых среди этнологов определение понятию сокровищ дал Клод Клакхон … ценности — это осознанное либо неосознанное, характерное для индивида либо для группы индивидов представление о желаемом, которое определяет выбор целей (личных либо групповых) с учетом вероятных способов и средств действия.[37] Такое определение позволило М. Смиту разглядывать ценности как установки особенного рода, действующие в качестве стандартов, при помощи которых оценивается выбор. Личностные сокровища относятся к области желательного и предпочтительного; они скорее сопряжены с глаголом обязан, чем с глаголами быть и желаю. [35, с.49]В целом мы идеальным солидарны, как с К. Калхоном, так и с М. Смитом, но их определния, не описыают сам механизм совершения этого выбора, и не говорят о том, что являются это желаемое и должное о котором пишут авторы.

Лурье: «Под сокровищами же довольно часто осознавали те установки, каковые определяют личностную структуру, причем установки особенного рода — те каковые воспринимаются как “стандарты”, нормы, являющиеся базой для выбора, совершаемого человеком. Наряду с этим “выбор” рассматривается как ядро личностной организации». [35, с.50] Данное познание сокровищ не есть определением в прямом смысле, поскольку не говорит о том, что являются сами ценности, к тому же, оно отражает природу сокровищ, такое познание лежит в рамках подходов К. не и М. Смита, м в собственном изучении будем основываться на этом подходе.

Дж. Роттер в собственной теории социального научения применяет термин «сокровище подкрепления», осознающую им как степень, с которой человек при равной возможности получения предпочитает одно подкрепление второму. Наровне с «сокровищем подкрепления» поведение человека определяется и «сокровищем потребности»,являющейся среднюю сокровище комплекта подкреплений, относящихся к главным категориям потребностей. Ожидаемая сокровище подкрепления зависит от субъективной оценки внешней социальной обстановке [58, с.412]. Определение сокровищ Дж. Роттера с одной стороны лежит в рамках подходов, К. Калхона и М. Смита, иначе, есть замкнутым кругом, поскольку имеет место быть попытка определение сокровища через сокровище «сокровище потребности является ценностью комплекта подкреплений, зависящая от оценки». Появляется логичный вопрос, а от чего зависит сама оценка.

Роджерс, «как раз организм поставляет эти, на базе которых формируются ценностные суждения». Он считает, что и внутренние и внешние сокровища формируются либо принимаются, в случае если воспринимаются «физиологическим аппаратом» как содействующие укреплению и сохранению организма — «именно на этом основании усваиваются забранные из культуры социальные сокровища» Но Роджерс упоминает все же и о необходимости осознания появляющихся переживаний как базе ценностных представлений. [58, с.72]Нельзя не подчернуть, что ценности, не всегда являются суждения и не все сокровища осознаются и ценности не всегда способствуют укреплению и сохранению организма, к примеру, для весьма многих людей принятие и курение наркотиков есть сокровищем, но эти ценности не в кой мере не содействуют укреплению и сохранению организма.

Приложение 2. Структура и систематика сокровищ

Грызунова пишет:

Социологические изучения выделяют сокровище санкционируемые (культивируемые официально), другими словами посредством разветвленной совокупности средств, которыми располагает государство и функционирующие на уровне обыденного сознания (независимо от того, культивируются они либо опровергаются официально).Кроме этого выделяют хорошие и отрицательные сокровища, отвечающие либо не отвечающие потребностям либо заинтересованностям человека (польза — вред, слава – позор, власть – подвластность, безопасность — опасность). Это самые общие классификации, наровне с ними существуют более подробные типологии сокровищ, классифицируемых по следующим параметрам: в зависимости от потребностей человека (Сержантов В.Р.), по количеству людей, ориентирующихся на определенные сокровища (Шварц Ш,

Билски У.), по месту сокровищ в статусно-иерархической структуре ценностного сознания участников общества (Рокич М., Бубнова С.С., Маслоу А.,Леонтьев Д.А.), по принадлежности к определенному типу личности (Алексеев В.Г. Шпрангер Э.), по типу цивилизации, в рамках которой появилась сокровище (Лапин Н.Р. Ядов В.А.), по конкретному предметному содержанию ( Леонтьев Д.А, Ерасов Б.С., Алман Э., Олпорт Г.).[13]

В. А. Ядов (по Закоскину)

Наибольшие уровни диспозиционной иерархии делают функции стабилизации, гармонизации представлений субъекта о себе, составляют наиболее значимые

компоненты его личности. Адаптация диспозиционной совокупности к частным условиям деятельности обеспечивается ее нижележащими уровнями — обобщенными и, в особенности, ситуативными социальными установками, а ее устойчивость — высшими диспозиционными образованиями. Наибольшие уровни являются ведущими по отношению к низшим [79, c.189].

М. В. Загоскин:

Совокупность ценностных ориентаций имеет многоуровневую структуру. Вершина ее — ценности, которые связаны с жизненными целями и идеалами личности.

Многие авторы отмечают иерархическую организацию совокупности ценностных ориентаций. Ю.М. Жуков отмечает: иерархия сокровищ состоит не только в том, что одними сокровищами (низшими) время от времени жертвуют для вторых (высших), но и в том, что различные сокровища владеют разной степенью общности и одни являются конкретизацией вторых .В. Франкл уверен в том, что ранг сокровища переживается вместе с самой сокровищем. Иными словами, переживание определенной сокровище включает переживание того, что она выше какой-то второй. Несоответствия сокровищ отражаются в душе человека в форме ценностных распрей, играясь ключевую роль в формировании ноогенных неврозов . Согласно точки зрения В.А. Ядова, вершину иерархии сокровищ личности … образовывает жизненный идеал — социально-политический и нравственный образ желаемого будущего. Ценностные ориентации так или иначе согласуются

с идеалом, формируя собственную иерархию жизненных целей, более отдаленных, относительно близких и ближайших, конечно сокровищ-средств либо представлениях о нормах поведения, каковые человек разглядывает в качестве эталона .

Согласно данным А.А. Горбаткова иерархическая структура хороших ценностных

ориентаций личности не сходится с иерархической структурой отрицательных сокровищ. Они являются довольно независимыми подструктурами, соотношение которых есть одной из значительных черт личности [6]. В.А. Ядов относит эти факты к области доминирования двух типов мотивации — рвения к достижению успеха и рвения к избежанию неудачи.

М. Рокич различает два класса сокровищ — терминальные и инструментальные. Терминальные сокровища М. Рокич определяет как убеждения в том, что какая-то цель личного существования с личной и публичной точек зрения стоит того, дабы к ней стремиться; инструментальные сокровища — как убеждения в том, что какой-то образ действий есть с личной и публичной точек зрения предпочтительным в произвольных обстановках. По сути разведение терминальных инструментальных сокровищ воспроизводит уже достаточно классическое различение ценностей-средств и ценностей-целей.С.С. Бубнова и В.Ю. Крылов выделяют типы ценностных ориентаций в соответствии с выделенной ими четырехуровневой совокупностью ценностных ориентаций. Первый — самый обобщённый уровень, где выделяются три типа сокровищ: духовные, социальные, материальные. Любой из них включает в себя

ценности второго уровня. Так, к примеру, духовные сокровища будут включать в себя нравственные, познавательные, эстетические и др. На третьем уровне выделяются сокровище, закрепляющиеся в жизнедеятельности и проявляющиеся в виде особенностей личности. К примеру, любовь к детям, рвение к познанию и др. Четвертый уровень — проявление ценностных ориентаций — свойства личности в конкретном поведении . [19]

А . Л. Лихтарников:

Постулируется, что: структурная организация системы ценностей отражает уровни, на которых одновременное предпочтение разных мотивационных потоков приводит к.Итак, самая существенной частью теории являются две догадки о структуре типов сокровищ. Первая пребывает в том, что структура инвариантна относительно различий культур, т.е. универсальна. Вторая говорит, что на базе анализа структур в них возможно найти мотивационные конфликты. Обе догадки, если они доказаны, означают определенные продвижения. Первая развивает теоретическую базу психотерапевтических сокровищ, для которой универсальность — несомненный показатель фундамента теории, что выходит за рамки лишь психотерапевтической науки. Вторая догадка — о мативационных несоответствиях — относится скорее к психотерапевтической теории личности, где мотивационные конфликты вероятно разглядывать или как движущие силы развития, или как неприятности, порождающие психопатологию.[32]

С. В. Лурье:

В первую очередь Клод Клакхон совершил различие между

видами сокровищ 1) с позиций их модальности (хорошими и негативными сокровищами), 2) с позиций их содержания, 3) с позиций предпочитаемого характера и стиля действия. Он проводил различиекроме того между так называемыми “инструментальными сокровищами” (т.е. сокровищами относящимися к средствам осуществления цели) и “сокровищами цели”. И потом идет перечисление конкретных противоречий. [35, с.121]

Н. С. Розов:

Кардинальными сокровищами являются витальные сокровища, относящиеся к судьбе, здоровью, неприкосновенности личности и телесной целостности, и главные гражданские права, включающие свободу мысли, совести, слова, свободу выбора и передвижения места жительства, право на продолжение рода, неприкосновенность жилища.

Кардинальность сокровищ состоит лишь в ненарушимости их границ (неприкосновенности соответствующих прав). Славьте Всевышнего, ищите Истину, творите Красоту, освобождайте Нацию, — все это ваши высшие сокровища, с этим никто не спорит, но лишь наряду с этим не нужно убивать людей, жертвовать их здоровьем, незаконно лишать свободы и т.п. Субкардинальные ценности подчинены кардинальным в том смысле, что нарушение первых формирует настоящие опасности для вторых. Нарушение субкардинальных сокровищ косвенно ущемляет права сообществ и индивидов жить, мыслить, функционировать в соответствии со собственными ориентирами.

К субкардинальным сокровищам относятся узнаваемые правовые и политические правила: независимость и свобода печати, избирательные либо иные формы участия граждан в политике, независимость суда, и экологические сокровища (чистый воздушное пространство, вода, пригодность земли, достаточность главных ресурсов). Нарушение экологических сокровищ угрожает опасностью для витальных сокровищ, а нарушение

политико-правовых сокровищ — для главных гражданских прав.

Кардинальные и субкардинальные ценности по определению входят в общезначимые. Посредством определений и более правильных параметров возможно дискутировать о включении тех либо иных сокровищ в эти классы. Обнаружение субкардинальных сокровищ на базе кардинальных сокровищ, и знаний об условиях осуществления последних Сейчас, проводится в логике импликативного императива (см. раздел 1.4).содержание и Состав общезначимых сокровищ исторически подвижны. Претендентами на общезначимость являются сокровище биологического разнообразия, защиты животных от физического насилия и смерти. Но нынешняя мировая обстановка такова, что обильно проливается людская кровь, другими словами в массовом масштабе нарушаются кроме того кардинальные сокровища.Все необщезначимые ценности, реально служащие основаниями поведения и сознания людей, назовем этосными. Под этосом тут понимается совокупность мышления образа и особенностей жизни отдельного сообщества (ср. “этическое” у Ю. Хабермаса, раздел 1.4).При сотрудничестве субъектов этосные сокровища означают собственный право у каждого, а кардинальные сокровища — неспециализированные границы, необходимые для всех, причем сущность этих границ в ненарушении прав каждого. Уважения к субкардинальным сокровищам возможно и нужно потребовать от всех, вошедших в сообщество цивилизованного сотрудничества. Эти требования смогут включать давление а также “вмешательство во внутренние дела”, очевидно, при том, дабы это вмешательство не нарушало вторых общезначимых сокровищ.

К тому же, установленные общезначимые сокровища не являются для меня самого высшими, другими словами дающими главную направленность моим действиям и действиям сообщества, с которым я себя идентифицирую. Высшими сокровищами для меня скорее являются интеллектуальное и эстетическое творчество, дружеское и опытное общение, общение с природой. Но это высшие сокровища моего этоса, и я не могу их никому навязывать. Но отстаивать общезначимость кардинальных и субкардинальных сокровищ (пускай и не высших для меня) я ощущаю себя в полном опытном и людской праве.

Да, может, лишь при одном, сформулированном выше условии: не присваивать кардинальным сокровищам статус “высших”, “основных”, “центральных”, “вечных”, “универсальных” и т.п. Для верующего единственно

высшим постоянно будет Всевышний, для философа — Истина, для моралиста — Добро, для живописца — Красота, для гражданского деятеля — Справедливость. Известно множество вывода и вариантов соединения приятель из приятеля этих высших сокровищ. [57, с. 25-30]

М. С. Яницкий:

Ш. Шварц и У. Билски выделяют следующие дихотомии сокровищ:

1. Ценности сохранения (безопасность, конформность, традиции)—сокровища трансформации (полнота ощущений, саморегуляция).

2. Ценности самоопределения (человечества и благополучие группы в целом) — сокровища самовозвышения (власть, достижение, гедонизм) [292].

М. Рокич проводит более неспециализированное разделение сокровищ на базе ценностей средств ценностей-и традиционного противопоставления-целей. Соответственно, он выделяет два класса сокровищ:

— терминальные сокровища — убеждения в том, что какая-то конечная цель личного существования с личной либо публичной точек зрения стоит того, дабы к ней стремиться;

— инструментальные сокровища — убеждения в том, что какой-то образ действий есть с личной и публичной точек зрения предпочтительным в произвольных обстановках. Терминальные сокровища носят более устойчивый темперамент, чем инструментальные, причем для них характерна меньшая межиндивидуальная вариативность [291].

Как отмечает Д. А. Леонтьев, личная иерархия ценностных ориентации, в большинстве случаев, является последовательностью достаточно прекрасно разграничиваемых «блоков». Он приводит вероятные группировки сокровищ, объединенные в блоки по разным основаниям и воображающие собой собственного рода полярные ценностные совокупности [147]. В частности, среди терминальных сокровищ противопоставляются:

1. Конкретные жизненные сокровища (здоровье, работа, приятели, супружеская жизнь) — абстрактные сокровища (познание, развитие, свобода, творчество).

2. Ценности опытной самореализации (увлекательная работа, продуктивная судьба, творчество, активная деятельная судьба) — сокровища личной судьбе (здоровье, любовь, наличие друзей, развлечения, супружеская жизнь).

3. Личные сокровища (здоровье, творчество, свобода, активная деятельная судьба, развлечения, уверенность в себе, материально обеспеченная судьба) — сокровища межличностных взаимоотношений (наличие друзей, радостная супружеская жизнь, счастье вторых).

4. Активные сокровища (свобода, активная деятельная судьба, продуктивная судьба, увлекательная работа) — пассивные сокровища (искусства и красота природы, уверенность в себе, познание, жизненная мудрость).

Среди инструментальных сокровищ Д. А. Леонтьев выделяет следующие дихотомии:

1. Этические сокровища (честность, непримиримость к недочётам) — сокровища межличностного общения (культурность, жизнерадостность, чуткость) — сокровища опытной самореализации (ответственность, эффективность в делах, жёсткая воля, повиновение).

2. Индивидуалистические сокровища (высокие запросы, независимость, жёсткая воля) — конформистские сокровища (повиновение, самоконтроль, ответственность) — альтруистические сокровища (терпимость, чуткость, широта взоров).

3. Ценности самоутверждения (высокие запросы, независимость, непримиримость, смелость, жёсткая воля) — сокровища принятия вторых (терпимость, чуткость, широта взоров).

4. Интеллектуальные сокровища (образованность, рационализм, самоконтроль) — сокровища конкретно-эмоционального мироощущения (жизнерадостность, честность, чуткость).

А. Маслоу выделяет две главные группы сокровищ:— Б-ценности (сокровища бытия) — высшие сокровища, свойственные самоактуализирующимся людям (истина,

добро, красота, целостность, преодоление дихотомии, жизненность, уникальность, совершенство, полнота, справедливость, порядок, простота, легкость без упрочнения и др.);

— Д-ценности (дефициентные ценности) — низшие сокровища, потому, что они ориентированы на удовлетворение какой-то фрустрированной потребности (мир, покой, сон, отдых, зависимость, безопасность и т. д.) [161].

Занимающие ценности и «подчинённое-положение», либо, как Маслоу их именует в второй собственной работе, «регрессивные» сокровища, выбираются людьми «для выживания», успехи состояния гомеостаза. Их реализация есть, по словам Маслоу, «полной необходимостью» и выступает предпосылкой «функционирования и ощущения» высших «Б-сокровищ», либо «сокровищ развития» [160, 213 — 214].

Концепция Р. Ингльхарта, оказавшая заметное влияние на методику отечественных социологических изучений в области так называемой «аксиометрии», кроме этого базируется на вышеприведенных положениях теории А. Маслоу. Р. Ингльхарт разделяет «материалистические» (физиологические) и «постматериалистические» (социальные и самоактуализации) ценности, преобладание которых в том либо другом обществе отражает, по существу, стадию его неспециализированного экономического и социального развития

Совокупность ценностных ориентации личности включает, наровне с свойственными конкретному человеку личными ценностными предпочтениями, кроме этого и исторически обусловленные сокровища данного общества. Ш. Щварц и У. Билски соответственно противопоставляют сокровище, отражающие интересы самогоиндивида либо группы; К. А. Абульханова-Славская — конкретные и абстрактные сокровища; Н. И. Лапин — «дифференцирующие», т. е. обособляющие человека, и «интегрирующие» ценностные позиции [260]. В данной связи для нас воображает интерес точка зрения О. Г. Дробницкого, что выделяет два главных вида ценностно-нормативной регуляции — «обычно-классическую» и «морально-нравственную», различающиеся инстанциями и критериями оценки, создающими такую оценку. При «обычно-классической» регуляции поведения параметрами являются нормы общества, члены которого смотрят за их соблюдением, при «морально-нравственной» — этические правила должного, свойственные конкретному человеку, что сам несёт ответственность за оценку собственных действий

Среди немногих изучений, направленных на экспериментальное выделение типов ценностных совокупностей личности на базе целостной иерархии ценностных ориентации, возможно выделить работу С. С. Бубновой [54]. На базе концепции М. Рокича она предлагает трехуровневую иерархическую модель совокупности ценностных ориентации:

— ценности-совершенства, являющиеся самые общими, абстрактными (духовные —познавательные, эстетические, гуманистические и социальные —уважения, достижений, социальной активности);— ценности-свойства, закрепляющиеся в жизнедеятельности и проявляющиеся как свойства личности (общительность, любознательность, активность, доминантность и т. д.);Субъективная значимость для человека тех либо иных сокровищ может определяться различными источниками. В

качестве главных таких источников на различных стадиях развития науки назывались: божественный либо природный разум, принцип наслаждения и инстинктивные биологические потребности, универсальный закон сохранения вида, этические нормы микросоциального общества и окружения в целом, внутренняя психотерапевтическая природа человека. В современной психологии направленность личности на те либо иные ценности (ценностные ориентации) рассматривается как двойственное по собственному происхождению

образование, основанное в один момент на личном и социальном опыте. [81, с.19-25]

Г. П.Выжлецов пишет:

В таком понимании оценка как определение хорошей либо отрицательной значимости объекта для субъекта и входит в структуру сокровища как ее основание и первая ступень. Но потому, что и целостная оценка на уровне социума делается общезначимой и функционирует только в словесной форме, то оценочное

суждение («Пейзаж красив») часто именуют в литературе ценностным, а ценностное («Всевышний имеется добро»), наоборот, оценочным.

Итак, рассмотрение специфики, структуры и содержания сокровища с позиции предлагаемой межсубъектной концепции направляться начать с введения ее первого элемента — субъекта сокровища. Это, во-первых, природа какисточник и условие нескончаемой мировом судьбе и ее духовного потенциала, выступающая в качестве самоценного субъекта, а не только среды и условия межсубъектных взаимоотношений.Во-вторых, человек и каждая социальная общность: семья, социальная несколько, его партия и класс, народность, нация, государство, общество. Отдельный человек в этих отношениях предстает как индивид, личность, гражданин, представитель профессии, исполнитель той либо другой социальной роли, член определенной социальной группы, к примеру семьи и соответствующих родственных связей. На них наслаиваются кроме этого отношения межличностные, межвозрастные, межполовые, межнациональные. Все это множество

разнообразных взаимоотношений складывается не само по себе, а, в большинстве случаев, по поводу какого-либо объекта-посредника, становящегося их носителем.Вторым исходным элементом есть, так, объект-носитель сокровища. Это, во-первых, природа не только как источник судьбы, среда обитания и самоценный субъект, но и как яркий объект-посредник межчеловеческих взаимоотношений.Во-вторых, им возможно только такое явление, факт, событие, мысль, каковые покупают в ходе оценки

их субъектом хорошую либо отрицательную значимость. Эта значимость совершает объект оценки носителем соответствующих экономических, политических, правовых, моральных, нравственных, религиозных либо эстетических сокровищ.

Концепции, каковые за основание сокровища принимают значимость в любом из ее вариантов, вводят понятие «отрицательной» сокровище возможно сообщить машинально, но вынуждены наряду с этим к самой ценности додавать эпитет «хорошая». Те же, кто выводит специфику сокровища из нормы, цели либо идеала, столь же конечно вычисляют сокровище лишь хорошей, а ее противоположность для них имеется анти- либо неценность.

«Наиболее значимая задача аксиологии,— утверждает исходя из этого Н. О. Лосский, — пребывает в установлении полных сокровищ и преодолении аксиологического релятивизма, т. е. учения, утверждающего, что все ценности относигельны и субъективны».100 А это должно в принципе исключать построение какой бы то ни было иерархии, не смотря на то, что, как мы видели, понятие «высшей сокровище» в виде «общей совокупности заинтересованностей» присутствует, к примеру, в неореализме, а французский экзистенциализм может вычислять полной саму безграничность свободы личного выбора.

Сам Н. О. Лосский учел, без сомнений, в собственной концепции названную им «превосходной попыткой» ценностную иерархию М. Шелера, главным в которой именно и есть признание иерархичности сокровищ их сущностным показателем, без которого они утратили бы собственный суть. Строить собственную иерархию М. Шелер начинает с сокровищ «приятного — неприятного», высказываемых эмоциями удовольствия и боли, каковые смогут быть отнесены к группе чувственных сокровищ. Над ними возвышаются жизненные («витальные») сокровища типа «добропорядочного — похабного», сменяющиеся, со своей стороны, сокровищами духовными, в каковые входят группы эстетических («красивое — некрасивое»), морально-правовых («честное— несправедливое», «правое — неправое») и гносеологических сокровищ «чистого познания». И, наконец, высшими являются сокровище святости, каковые по привычной нам схеме возможно назвать религиозными.

Так, на уровне идеала функционируют духовные сокровища, самый адекватно проявляющиеся в религии, нравственности и мастерстве как видах фактически духовной культуры с ее высшими сокровищами, такими, к примеру, как вера, красота и любовь. Ценности идеала пронизывают, само собой разумеется, все уровни и сфе-, ры взаимоотношений и человеческих связей. Но их воздей—ствие существенно ограничивается уже на уровнях нормы (должное, императив) и тем более значимости, где образуются •социальные и экономические сокровища морали, права, политики, экономики и соответствующи

ITIL® 4 Foundation. основные понятия и Структура


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: