Приложение i. палийский канон

«Палийский канон» – это собрание текстов, приписываемых Сиддхаттхе Готаме, записанных на языке пали. Пали – идиоматическая форма (пракрит) санскрита, языка хороших текстов брахманизма, таких как Веды, Махабхарата и Упанишады. Пали относится к санскриту так же, как разговорный итальянский к латыни. Та форма пали, которая дошла до нас, не есть, но, языком, на котором сказал Будда. Готама, по всей видимости, был знаком со многими пракритами, так что он применял ту либо иную диалектную форму в зависимости от того, где и кому он преподавал. Пали, что свидетельствует легко «текст», есть более литературной версией этих диалектов, которая развилась в течение столетий по окончании смерти Будды и употреблялась монахами из разных уголков Индии как неспециализированный язык, на котором распространялась и, так, запоминалась Дхамма.

Палийский канон сохранялся в устной традиция, в совместных чтениях целых монашеских общин в течение трех либо четырех столетий, перед тем как был в первый раз записан на Шри-Ланке. Не существует палийского шрифта. Везде, где тексты палийского канона обретали письменную форму, они записывались тем шрифтом, что употреблялся в той либо другой стране. В Шри-Ланке Канон написан сингальским шрифтом, в Бирме – бирманским, и без того потом. Подобным образом, в то время, когда его стали изучать на Западе, Канон был транскрибирован и опубликован Обществом палийских текстов на латинице.

Беседы, сохранившиеся в палийском каноне, кроме этого обнаруживаются в канонической литературе вторых буддийских традиций. Самый полный свод таких бесед находится в китайском переводе сейчас потерянной санскритской версии Канона. Эта версия, известная как Агамы, по организации и содержанию материала весьма близка палийскому варианту. Сравнение палийского канона с Агамами говорит о том, что, не смотря на то, что два свода текстов и не всецело аналогичны, но все же являются изложением одних и тех же первичных материалов. Это говорит о существовании неспециализированного корпуса ранних буддийских текстов, один вариант которого сохранился на пали и получил законченную форму на Шри-Ланке, а второй – на буддийском «гибридном» санскрите, что употреблялся в Северной Индии. То, что эти два собрания текстов так похожи, не обращая внимания на то, что их читателей разделяют пространства и века, свидетельствует, что устная передача более надежна, чем смогут себе вообразить люди, воспитанные в письменных культурах.

Тогда как полная версия раннего буддийского канона была переведена на китайский язык, этого не случилось при с тибетским языком. Тибетский буддийский канон (Кангьюр) содержит довольно маленькое количество бесед, содержащихся в палийском каноне и в Агамах. Но тибетские переводы сохранили кодекс монашеских правил (Виная), что во многом подобен палийским текстам.

Палийский канон разделен на «три корзины» (Типитака). Это: (1) Сутта, другими словами беседы Будды; (2) Виная, другими словами свод правил монашеской общины, и (3) Абхидхамма, другими словами экзегетические трактаты, в которых предпринята попытка систематизировать и пояснить беседы Готамы и его учеников. Традиционно все три «корзины» считаются Словом Будды. На данный момент ученые вычисляют Абхидхамму более поздним добавлением к Канону.

Беседы (sutta), содержащиеся в палийском каноне, как полагают, сказал сам Сиддхаттха Готама либо в некоторых случаях кое-какие из его выдающихся учеников в разных областях Северной Индии при жизни Будды. Современные ученые уверены в том, что не все эти беседы одинаково древние, не смотря на то, что неприятность датировки разных слоев текста Канона все еще ожидает собственного решения.

Наставления палийского канона поделены на пять «собраний» (Nikaya)

1 Средние наставления, Мадджхима-никая (Majjhima Nikaya).

2 Долгие наставления, Дигха-никая (Digha Nikaya).

3 Сгруппированные наставления, Самьютта-никая (Samyutta Nikaya).

4 Наставления, возрастающие на один, Ангуттара-никая (Anguttara Nikaya).

5 Краткие наставления, Кхуддака-никая (Khuddaka Nikaya) – ко мне входят Дхаммапада, Удана, Сутта Нипата, Стихи старцев (Theragatha и Therigatha) и другие тексты.

Со времения основания Общества палийских текстов в 1881 г. все эти тексты были переведены на английский, по крайней мере, в один раз, а время от времени и пара раз. Неизменно появляются новые переводы. Чтобы получить представление о размерах Канона, необходимо учесть, что британский перевод всех этих наставлений занимает примерно 5500 пронумерованных страниц. Но в текстах присутствуют широкие повторы. Тексты монашеского устава (Виная) не столь пространны, как собрание бесед. В дополнение к Сутта-вибханге, в которой перечисляются все монашеские правила и разъясняются их основания, существуют два

главных собрания: Больший раздел (Mahavagga) и Меньший раздел (Culavagga). Эти два раздела содержат дискуссии монашеской судьбе, описания главных эпизодов судьбы Будды, пара проповедей и бесед, рассказы о встрече Готамы с последователями и учениками, и богатую данные о повседневной жизни в Северной Индии в пятом столетии до н. э. Все тексты Винаи в переводе на английский занимают примерно 1000 страниц.

Сутты и монашеские правила палийского канона – единственные источники, каковые я применял при изложении учения Будды во второй части данной книги.

Моя реконструкция судьбы Будды кроме этого основана, в первую очередь, на этих же текстах. Все же для рассказа об определенных эпизодах – особенно о событиях, приведших к падению царства Шакья – я должен был обращаться к палийскому Комментарию к Дхаммападе (Dhammapadatthakatha). В этом любопытнм тексте за каждым из 423 стихов Дхаммапады – одого из самых популярных текстов из собрания Кратких наставлений – направляться прозаический «комментарий», что, в лучшем случае, только незначительно касается содержания стиха. Думается, что Дхаммапада, текст которой множество монахов знают наизусть, употребляется тут в качестве мнемонического средства, в то время, когда любой ее стих является «стержнем», на что возможно нанизать мало связанный с ним «кусок» прозы. Наряду с другими совокупностями запоминания, декламация стиха имела возможность выступать в качестве «заголовка» для воспоминания прозаического пассажа. Тогда как кое-какие из этих отрывков в прозе – это пространные предания, каковые должны растолковывать события, в которых произносился тот либо другой стих, в других описываются эпизоды из судьбы Готамы, каковые засвидетельствованы только частично или полностью отсутствуют в суттах и текстах Винаи. Так как такие эпизоды в Комментарии к Дхаммападе согласуются с другой частью биографического материала, представленного в Каноне, думается возможным, что они обращаются к тому же самому изначальному сюжету, что по прошествии продолжительного времени разрушился, был потерян либо забыт.

последовательность и Связь биографических эпизодов, встречаемых везде в суттах, Комментарии и монашеском уставе к Дхаммападе, усиливают мою уверенность в надежности палийского канона в качестве источника исторической информации о Будде и его учении. Самое простое объяснение последовательности и такой связи пребывает в том, что во всех этих текстах описываются одинаковые события и исторические персонажи. Иначе, в случае если эти свидетельства были бы позднейшими вымышленными добавлениями к Канону, необходимо было бы ответить на следующие вопросы:

1. В чьих заинтересованностях было бы составлять такое человеческое и ужасное описание судьбы Будды, в то время, когда преобладающая тенденция – видящаяся уже в некоторых суттах – была в том, чтобы представить его идеальной фигурой, наделенной сверхчеловеческими свойствами?

2. И как после этого кто-то умудрился засунуть подробные подробности этого сюжета без определенной совокупности среди тысяч страниц текста?

В то время, когда буддисты вправду составляли беседы и приписывали их Сиддхаттхе Готаме, поражает, что их тексты (другими словами махаянские сутры) лишены каких-либо исторических, социальных либо географических реалий. Помимо этого, Будда, которого они вычисляют автором этих наставлений, богоподобен в собственном совершенстве, так что у читателей не имеет возможности появиться ощущения, что он был человеком, жившим в мире непостоянства и конфликтов.

Корзины сутт и винаи палийского канона для буддизма то же, что Новый завет для христианства либо хадисы и Коран для ислама. Не смотря на то, что было бы наивно вычислять содержание этих разделов Канона дословной записью сообщённого самим Буддой, они, однако, предоставляют нам широкий материал, что знакомит нас так близко, как это для нас быть может, с тем миром, в котором жил и проповедовал Сиддхаттха Г отама.

Для получения предстоящей информации о палийском его формировании и каноне, см.: Richard Gombrich.What the Buddha Thought и. Norman К. R. A Philological Approach to Buddhism.

Многие тексты палийского канона дешёвы безвозмездно в переводе на английский по адресу www.accesstoinsight.org. Публикации Общества палийских текстов: www.palitext.com .

Палийский канон аудиокнига


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: