Примечание: все герои вымышленны и достигли возраста 18 лет.

Нерождественская поездка

Создатель: Констанция
Бета: Аллора
Рейтинг: G
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Fluff, General, Romance
Цикл: Встреча под Рождество
Аннотация: Второе мая 2006 года — пара месяцев спустя по окончании финала истории Четыре Рождества.
Предупреждения: нет

Размер: мини
Статус: Закончен

ПРИМЕЧАНИЕ: Все храбрецы вымышленны и достигли возраста 18 лет.

Части цикла:

1. Четыре Рождества

2. Нерождественская поездка

3. Ход назад

4. Первое сентября

5. Это безотлагательно

На платформе 9 ¾ было не протолкнуться, проводники уговаривали зянять места в поезде и не толпиться на пероне. Провожающих было мало – не первое сентября, да и отправляющиеся уже давно не были школьниками, не смотря на то, что кое-какие прихватили с собой детей. Особенный рейс, особенный сутки. Второе мая – годовщина победы в Битве за Хогвартс. Восьмая годовщина. И первая, на которую Снейпа пригласили в школу на церемонию в честь победы. Появляться в толпе собственных бывших их родственников и учеников, авроров и просто волшебников, котороые восемь лет назад пробовали стереть с лица земли Волдеморта, как имели возможность… это было необычно. Так как большая часть из этих людей, точно, так и не поверили совсем в его невиновность. Поттер утверждал обратное – оптимизм у него был неуемный. Гриффиндорский таковой оптимизм, бездумный.

Последним доводом стали слова Гермионы, что так будет лучше для Стивена. Было нужно дать согласие. Но находиться на платформе и ловить на себе взоры любопытствующих весьма не хотелось, исходя из этого Северус как возможно стремительнее увел Гермиону в купе, вернув ей ее же довод – так будет лучше для Стивена. И лгать не было нужно — толчея кроме того на четвертом месяце беременности возможно страшна – а что если кто-то случайно сумкой либо локтем по животу заденет?

В купе было так же шумно, как и на платформе – окна были открыты. Но если не высовываться из окна и не махать рукой привычным, как это делала Гермиона, то тебя практически не заметно, и возможно расслабиться перед встречей с Хогвартсом. С учителями. С Минервой. Поверила ли Макгонагалл словам Поттера либо все еще вычисляет его, Северуса Снейпа, предателем и трусом? Раз она подписала официальное приглашение, значит, знает, что он в перечне приглашенных. И знает, что его совсем оправдали. Но кроме того маленькой записки с поздравлениями она не написала.

— Не нервничай. Тебе в том месте все будут рады, я точно знаю.

Он и не увидел, как Гермиона успела отойти от окна и сесть рядом. Она забрала Северуса за руку, перепляетя его пальцы со собственными, и вскользь поцеловала в щеку.

— Я не переживаю, — буркнул Северус.

— Я увидела. Не сообщу, что кидается в глаза – у тебя простой, фирменно-„снейповский“ мрачный вид, так что никто не обратит внимание, но…

Гермиона пододвинулась ближе и поцеловала его в шрам на шее. Северус ответил на поцелуй и мало расслабился.

— А я тебе говорила, какие конкретно забавности несли колдомедики в Мунго, в то время, когда мне делали полное обследование?

— Нет, — взор Северуса опять стал напряженным. — Ты по большому счету не сказала про обследование.

— Я сообщила итог – что у меня все в порядке, — фыркнула Гермиона. — Они решили проверить, имеется ли возможность каких-то осложнений при беременности, и наткнулись на ветхие записи в моей карте. Ну, что у меня был упадок волшебных сил.

— И что они сообщили?

— Они стали рассуждать, из-за чего тогда все это началось и из-за чего на данный момент все замечательно.

Она опять скользнула губами по шраму, пока в купе никого не считая них не было.

— Значит, на данный момент все вправду в порядке?

— Да, но я не об этом. Я сообщила им, что мой уровень волшебства совсем восстановился недавно, но не стала говорить, как не хорошо было прежде. И они задним числом они такие теории понавыдумывали, что заслушаешься. Первая версия – по большому счету в духе домостроя: что я смогла вернуть уровень волшебства как раз вследствие того что наконец забеременела.

— Забавная теория, мне нравится, — Северус иронично хмыкнул, — по данной логике, для повышения твоего волшебного потенциала ты обязана родить мне детей не меньше, чем у Артура Уизли.

— И не грезь. Но, в любом случае, вторая версия колдомедиков мне нравится больше.

Северус вопросительно немного поднял бровь.

— Я сообщила им, что волшебство всецело восстановилась еще до беременности. Уж я-то ощущаю, в то время, когда мы Стивена зачали – в твой сутки рождения, утром.

— И не напоминай, — Северус расслабленно улыбнулся. — В противном случае я не дотерплю до приезда в Хогвартс. Тогда мне нужно будет закрыть окно и наложить на купе заглушающие чары.

— Молчу-молчу, — Гермиона нежно совершила пальцем по шраму на скуле Северуса. — Так вот, по поводу молчания. Колдомедики сошлись на варианте, что я весьма волновалась из-за твоего несправедливого решения суда и мое подсознание самовольно заблокировало мою волшебство. Дескать, мой выбор свадьбы этому самое веское подтверждение. А когда твое дело все же пересмотрели, мое подсознание успокоилось и выпустило мою волшебство на волю.

— Страсти какие конкретно…

— Как раз. Но я решила никого не разубеждать. Само собой разумеется, это не верно романтично и красиво, как было в действительности, но делиться правдой с ними я не желаю, а их вариант думается мне не таким уж далеким от истины.

Северус обнял Гермиону и зарылся лицом в ее волосы, дабы скрыть смущение. Приятно, что она вычисляет историю со Стоунхеджем более прекрасной и романтичной, чем та сказка, которую придумали колдомедики. И что она вычисляет ту сказку близкой к действительности. И что…

— Возможно, господин Снейп?

Золотой мальчик. Весьма своевременно.

Северус медлительно отстранился от жены, стараясь незаметно исправить ее волосы, каковые только что взъерошил до состояния „грива гордости Гриффиндора“.

— Простите, мы, возможно, невовремя. Но я желал ехать в одном с вами купе и…

— Все в порядке, Поттер. Проходите.

Северус привстал, дабы поприветствовать Джинни. Обычная вежливость, но Золотой Мальчик от нее почему-то начинал нервничать, и это смотрелось так забавно, кроме того настроение поднималось. А младшая Уизли до сих пор терялась, в то время, когда ее именовали полным именем – Джиневра. Также еще, дети.

Гермиона начала рассказывать о собственных новых задумках – пару недель назад Гарри принес ей неофициальную статистику о сквибах, и Гермиона загорелась идеей вернуть их в волшебное общество при помощи наследия Аластиора Йоркского и собственных изобретений. Прекрасное мыло пользовалось огромным успехом, любая новая поставка расходилась легко на глазах, и в далеком прошлом уже было пора увеличить производство, постараться нанять пара ассистентов для изготовления мыла по Гермиониным рецептам, каковые она – по совету Джорджа – патентовала чуть ли не через день после успешной продажи первых образцов. Помещение для лаборатории Гермиона уже присмотрела а также успела договориться с хозяином, осталось лишь закупить оборудование и нанять людей. Для начала четверых, а в том месте – как отправится.

Желающих поработать под началом Гермионы Грейнджер было много, под началом Гермионы Снейп – также. Загвоздка была только в одном – Гермона вбила себе в голову, что в ее компании должны трудиться как раз сквибы. Либо, на худой конец, весьма не сильный колдуны. Уровень волшебства для изготовление мыльных шедевров требуется минимальный, значит такая работа может сделать радостным человека, что чувствует себя в чудесном мире потеряным и ущербным.

Все эти семь дней Северус следил за действиями Гермионы с любопытством, но вмешиваться не торопился. Иногда начинала свербить идея, что и на него Гермиона обратила внимание как раз вследствие того что ему нужна была помощь. И, как бы он ни пробовал это скрыть, сочувствие. Северус старался отбросить эту идея, не думать об этом. Гермиона осталась с ним и по окончании оправдательного переговора. Не просто осталась, а решилась зачать от него ребенка. А помощь… Она была нужна им обоим. И они совладали. А это основное. И в случае если Гермионе так уж нужно неизменно за что-то так или иначе бороться, в случае если ей нужно всегда стараться улучшить данный мир – нужно будет смириться и принять как имеется. В итоге, не самое нехорошее рвение. И в этом случае в полной мере мирное и надёжное. Кроме того для беременной.

Время в пути пролетело незаметно.

Хогвардс встретил их круговоротом людей, торопившихся перездороваться между собой и поделиться последними новостями перед тем, как начнется официальная часть встречи. От гама и этого шума хотелось скрыться, уйти. Если не в подземелья, то… на Астрономическую башню? Да, в том направлении, пожалуй. Дабы опять все отыскать в памяти и в очередной раз убедить себя, что все сделанное – верно.

Он покинул Гермиону в компании младшей Уизли и отправился по направлению к башне. Людей в этих коридорах практически не было, все сгрудились в главном зале. На верхней площадке башни было негромко и нормально, как будто бы сегодняшнее празднество этого уголка Хогвартса и не касалось. Мягкий весенний ветер, потеплевшие от солнца камни, стоптанные тысячами ног каменные ступени.

— Также устали от шума?

Поттер. Ну он-то что тут забыл? Желает поболтать о прошлом? Нет, рядом и молчит. И на том благодарю.

— Господин Снейп, я это ни при каких обстоятельствах ни с кем не обсуждал… — сказал Гарри по окончании продолжительного молчания. — Тогда, восемь лет назад. В то время, когда Волдеморт выпустил в меня Аваду. Не знаю, было ли все это только моей галлюцинацией либо я вправду был в межмирье и говорил с Дамблдором. До сих пор не знаю. Но Дамблдор сообщил мне тогда, что вид места, каким предстанет передо мной межмирье, выбираю как раз я. Другими словами в любом случае – настоящем либо привидевшемся – место выбирал я. Неосознанно. И сам до сих пор до конца не осознаю, из-за чего – не могу заявить, что это мое самое любимое место либо место, где я ощущаю себя особенно с уверенностью и нормально. Но это был вокзал Кингз-Кросс. Исходя из этого я и предлагал вам видеться именно на том вокзале. Мне это казалось верным. Не смотря на то, что разумных обстоятельств я для этого отыскать не могу.

— Выбор, Поттер.

— Что?

— На вокзале вы имеете возможность выбирать, в какую сторону ехать. И ехать ли по большому счету. А Кингз-Кросс у вас точно ассоциируется с чудесным миром. И Хогвартсом. Единственный вокзал, откуда отправляются поезда в школу. Также в каком-то смысле межмирье.

— Между мирами чудесным и маггловским мирами.

Снейп без звучно кивнул.

— Я весьма рад, что вас оправдали, господин. Я… я осознаю, каково это – взять обратно собственную палочку. В то время, когда мы с Гермионой искали хоркруксы… В общем, в то время, когда моя палочка сломалась, я также продолжительное время пользовался Гермиониной. А позже еще одной палочкой. Но все это было… не то. Не смотря на то, что палочка Гермионы меня и слушалась, она была не моя.

Снейп внимательно взглянул Гарри в глаза. Также продолжительное время пользовался? Выходит, Золотой Мальчик обо всем догадывался? И покрывал его нарушения?

Поттер обезоруживающе улыбнулся:
— Думаю, вы и сами не забывайте ваши же слова, что я считаю, словно бы правила меня не касаются. Так вот, в действительности все мало в противном случае. Легко я считаю, что кое-какие правила – неправильные.

Снейп хмыкнул и ничего не ответил. Да и что тут сообщишь?

— Отправимся в зал, господин? Праздничная часть вот-вот начнется, и в случае если мы опоздаем, будут сказать, словно бы мы думаем, что все нас обязаны ожидать.

„Скорее, так сообщат о тебе, Поттер. Мое отсутствие мало кто увидит,“ — желал съязвить Снейп, но передумал. В итоге, им вправду пора.

Они успели возвратиться за пару мин. до начала, и у самого входа в зал столкнулись с Макгонагалл. Поттер заспешил к гриффиндорскому столу, а Снейп на секунду расстерялся – Гермиона также была за гриффиндорским столом. А он в том месте очевидно лишний. Он направился было к столу Слизерина, но услышал оклик Минервы:
— Северус, постой. Мне думается, тебе стоит пойти за преподавательский стол. Ты же столько лет был доктором наук в Хогвартсе, а в год битвы – кроме того директором…

— Весьма остроумно, Минерва, — ядовито ответил он.

— Северус…

— Мы оба знаем, по чьей милости я был директором. И я знаю, что мое оправдание для тебя – безлюдный звук. Так что не нужно.

— Северус, не обижайся. Для меня это не было безлюдным звуком. По крайней мере с прошедшей весны, в то время, когда Гарри меня пара часов подряд убеждал в твоей правоте. И мне жаль, что восемь лет назад я тебе столько всего наговорила. Прости меня, прошу вас, за это. И за то, что никак не поздравила с окончательным оправданием – прости. Я уже не справляюсь со всем сходу. Я желала послать тебе сову, планировала написать долгое каждый вечер и обстоятельное письмо оттягивала это на завтра, по причине того, что голова от школьных дел шла кругом. А позже внезапно неожиданно произошло первое мая.

— Неожиданно?!

— Посмотрим, что ты сообщишь в моем возрасте, Северус, в то время, когда на тебя навалится управление Хогвартсом, — проворчала Минерва. — Я не Альбус, дабы со всем справляться. Кстати, ты не думал возвратиться ко мне? Отыскать хорошего доктора наук по Зельеваренью сложно. Да и с Защитой от чёрных сил ненамного несложнее…

— Благодарю покорно, Минерва, — Северус улыбнулся уже кротко. — Мы с Гермионой недавно оборудовали дома красивую лабораторию и…

— И ты в нее еще не наигрался, — Макгонагалл картинно покачала головой, набралась воздуха и забрала Северуса под руку: — тогда к нашему столу.

Оставалось лишь подчиниться „воле директора Хогвартса“. Как это бывало и прежде. Но сейчас в этом не было ни печали, ни разочарования в происходящем.

Северусу не через чур хотелось это признавать, но гриффиндорский, в смысле, Поттеровский, оптимизм уже не казался ему таким уж глупым. В смысле гриффиндорским. В смысле Поттеровским. В смысле… Поттер был прав. И Северус поймал себя на мысли, что это его больше не злит. Как да и то, что Гарри нарушил сейчас его уединение на Астрономической башне. Выходит, в беседе с духом Стоунхенджа он не оговорился, назвав Золотого Мальчика втором, и…

Его отвлек праздничный голос Минервы – начиналась официальная часть вечера. Северус отыскал глазами Гермиону. Она сидела рядом с младшей Уизли за гриффиндорским столом, увидела его и помахала рукой. Повторить ее жест показалось Северусу весьма несолидным, и он просто кивнул ей с ухмылкой, чем очень сильно ошарашил каких-то незнакомых мальчишек, сидевших поблизости от Гермионы. Это совсем развеселило Северуса, но он попытался сделать важное лицо, дабы сохранить репутацию, которую создавал годами – кто знает, может когда-нибудь он ко мне еще возвратится как раз как доктор наук.

Вечер давал слово быть нескучным, и Северус уже на данный момент имел возможность сообщить – он верно сделал, что приехал ко мне. Восемь лет. Змея, свернувшаяся лентой Мебиуса. Самое время затевать все В первую очередь.

Финиш

СС/ГГ \


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: