Принцип удовольствия (plaisir, principe de -)

В приближенном виде его сформулировал Аристотель: «Наслаждения люди выбирают, а страданий избегают» («Никомахова этика», книга Х, 1).

Ему вторит Эпикур: «Так как для этого мы все делаем – как раз дабы не иметь ни страданий, ни тревог. […] Исходя из этого мы и именуем наслаждение концом и началом радостной судьбе. С него мы начинаем каждый выбор и избегание» (Письмо к Менекею).

Принцип наслаждения прославил Вергилий, быть может, не без влияния Лукреция: «Любой ведом своим наслаждением»; «Буколики», II, 65; ср. «О природе вещей», книга II, 172 и 258). О нем писали бл. Паскаль и Августин (в литературе данный подход стал называться пангедонизма Пор-Рояля: «Человек – раб наслаждения; его неотвратимо влечет то, что доставляет громаднейшее удовольствие; он постоянно делает то, что ему больше всего нравится, в противном случае говоря, он постоянно хочет приятного» (Паскаль, «Произведения о благодати»). Об этом писал и Монтень («Что бы ни говорили, но кроме того в самой добродетели конечная цель – удовольствие», I, 20), и большая часть материалистов XVIII века. Но, очевидно, только сейчас и только благодаря Фрейду принцип был назван и собственную ставшую канонической формулировку. «Вся отечественная душевная деятельность направлена на то, дабы наслаждаться и избегать неудовольствия» (Введение в психоанализ. Лекция 22; см. кроме этого «По ту сторону принципа наслаждения», I).

Принципиальное Умаление (Petition De Principe)

Логическая неточность, помещение в начало доказательства того, что желают доказать, хотя бы кроме того в второй форме. По сути то же, что элементарная диаллель, как диаллель – косвенная форма принципиального умаления.

Природа (Nature)

Physis древних греков и natura Спинозы и Лукреция – сама действительность с ее спонтанностью и независимостью, с ее свойством к саморазвитию и самовоспроизводству. Тем самым противостоит мастерству либо технике (как что-то создающее само себя, в отличие от того, что сделано человеком) и божественному (как что-то развивающееся и изменчивое, в отличие от того, что без движений). Слово употребляется как в обобщенном (природа имеется совокупность природных существ), так и в более частном (природа отдельного существа, время от времени именуемая его сущностью, т. е. естественная составляющая существа, его, по выражению Аристотеля, «устойчивости и принцип движения») смысле. В обоих пониманиях противостоит сверхъестественному и культуре. Природа это все то, что существует (либо создаёт чувство существующего) независимо от Всевышнего, в случае если, само собой разумеется, не определять Всевышнего как саму природу, и от людей.

Природа Порождающая / Природа Порожденная (Nature Naturante / Nature Naturee)

Эти термины изобрели схоластики. Природой творящей, порождающей (natura naturans) они именовали Всевышнего, природой порожденной (natura naturata) – совокупность сотворенных вещей. Сейчас, но, эти термины принято толковать в том пантеистическом смысле, что заложил в них Спиноза в собственной известной схолии к одной из теорем «Этики». Nature naturante имеется природа постольку, потому, что она есть Всевышним, т. е. обстоятельством себя и всего остального (это не модусы, но вечные и нескончаемые атрибуты субстанции). Nature naturee это совокупность с необходимостью вытекающих из нее следствий, каждое из которых в один момент есть и обстоятельством; это нескончаемая цепь конечных обстоятельств (совокупность не атрибутов, но модусов). Возможно заявить, что природа порождающая имеется природа как обстоятельство самой себя и всего остального, а природа порожденная – совокупность следствий данной имманентной каузальности («Этика», часть I, теорема 29, схолия).

Природное (Естественное) Состояние (Etat De Nature)

Положение людских существ до установления неспециализированной власти, неспециализированных законов, кроме того до происхождения публичной судьбе. Чисто гипотетическое состояние, по всей видимости неудовлетворительное. Жизнь человека в таком состоянии, писал Гоббс, «одинока, бедна, беспросветна, тупа и краткосрочна» («Левиафан», часть I, глава 13).

Притязание (Envie)

Желание иметь то, чего у тебя нет, но к обладанию чем стремишься, в особенности в случае если это имеется у другого. Притязание берет начало в потребности и достигает кульминации в зависти. Притязание – наглядная иллюстрация того, как любовь к себе способна породить неприязнь к вторым.

Обстоятельство (Cause)

То, что вызывает, создаёт либо обусловливает что-то второе, в противном случае говоря, то, что разрешает растолковать это второе; его нужное и достаточное условие либо множество таких условий. Обстоятельство – это то, что отвечает на вопрос: «Из-за чего?» Потому, что ответить на данный вопрос возможно по-различному, то и обстоятельства существуют различных типов. Аристотель выделяет четыре таких типа: формальная обстоятельство, материальная обстоятельство, действующая и конечная причина («Метафизика», книга какое количество (А), 3; «Физика», книга II, главы 3 и 7). Вот, к примеру, перед нами статуя Аполлона. Из-за чего она существует? Очевидно, вследствие того что скульптор ее изваял (это ее действующая обстоятельство – скажем, Фидий). Но статуи не существовало бы, по крайней мере в том виде, в каком она существует, если бы не было материала, из которого скульптор ее изваял (это ее материальная обстоятельство – скажем, мрамор). Статуя не существовала бы кроме этого без формы (не предполагаемой формы Аполлона, о которой мы не имеем ни мельчайшего понятия, а без настоящей формы вот данной самой статуи; и это ее формальная обстоятельство либо ее сущность, ее главное уровень качества). Наконец, статуи не было бы, если бы не было цели, для которой ее изваяли (и это ее конечная цель, скажем, слава, набожность либо деньги). В новейшее время из всех четырех обстоятельств в отечественной памяти осталась только одна – действующая. Мы сейчас верим лишь в воздействие, а оно по большому счету не испытывает недостаток в вере.

Приятный (Agreable)

Анекдот с бородой: сумасшедший колотит себя молотком по голове. Его задают вопросы: «Для чего ты себя бьешь?» И он отвечает: «Понимаете, как приятно, в то время, когда прекратишь?»

Так что же мы именуем приятным? Все, что доставляет нам наслаждение и приносит чувство благополучия. Обстоятельство возможно хорошей и негативной, другими словами и доставлять удовольствие, и уменьшать страдание, но следствие неизменно одно – нам приятно. К примеру, приятно скинуть ботинки с усталых ног, приятно опуститься в тёплую ванну, приятно, в то время, когда тебе делают массаж, приятно, в то время, когда тебя ласкают… Приятное, пишет Кант, то, что «полностью основывается на ощущении» и доставляет чувственное наслаждение. Но не меньше приятным возможно и духовное наслаждение – приятна любовь, приятное чувство приводит к юмору. Так, приятно то, что нам нравится, и нужно будет использовать эту тавтологию в качестве определения. Итак, приятным мы именуем то, что нам нравится либо хотя бы доставляет какое-то наслаждение. Это понятие довольно по самой собственной природе, но без него мы утратили бы весьма значительную долю наслаждения от общения с другими людьми. Дружба, не доставляющая ровным счетом никакого наслаждения, – что возможно печальней?

Приятное – не всегда благо (наслаждение может сопровождаться эмоцией вины, а страдание – сознанием собственной правоты), но в нем имеется хорошее начало, предшествующее всякому благу. Если бы счастье не было приятным, для чего было бы стремиться к счастью? И чего стоила бы добродетель, если бы она никому не доставляла никакого наслаждения? Так что покиньте в покое молоток: хватит бить себя по голове.

Неприятность (Problem)

Трудность, требующая решения. Значит, неприятность это вопрос? В большинстве случаев она вправду принимает для нас форму вопроса, вернее, мы сами задаем ей эту форму. Вот как об этом говорится в известном фрагменте из работы Башляра: «В первую очередь необходимо обучиться ставить неприятности. Что бы в том месте ни говорили, сами собой неприятности в науке не ставятся. Как раз чувство неприятности и является признаком подлинно научного ума. Для научного ума всякое знание имеется ответ на вопрос. Если бы не было вопросов, не было бы и научного знания. Само собой ничего не происходит. Нет ничего, что дано заблаговременно. Все должно быть выстроено» («Формирование научного ума», I). Это справедливо и по отношению к философии, и по большому счету ко всякой интеллектуальной деятельности, хорошей этого имени. Но далеко не каждый вопрос есть проблемой. В случае если, к примеру, некто задаёт вопросы у вас, что сейчас час, – это не неприятность, а вопрос. Но если вы со своей стороны спросите: «Из-за чего вы желаете узнать, что сейчас час?», вы тем самым перевоплотите, в этом случае, действительно, совсем необоснованно, вопрос в проблему. И ваш собеседник в полной мере может спросить: «С какой стати вы раздуваете из моего вопроса проблему?» В философии все обстоит пара в противном случае. Тут значение имеют лишь неприятности, но, перед тем как приступать к их ответу, их нужно поставить. Но это что может значить – поставить проблему? Это значит дать объяснение, из-за чего появился этот вопрос, из-за чего он должен быть задан не тому либо иному индивидууму, но всякому конечному рациональному уму, наделенному культурой хотя бы в минимальной степени. Как раз такую цель преследует введение диссертации по философии: от случайности вопроса оно переходит к необходимости неприятности, а после этого, по возможности, к разработке проблематики.

Проблематичный (Проблематика) (Problematique)

Прилагательное «проблематичный» обозначает то, что не есть ни настоящим (в случае если речь заходит о суждении, ассерторическим), ни нужным (либо аподиктическим). «Проблематичными именуются суждения, – пишет Кант, – в которых утверждение либо отрицание принимается лишь как вероятное (по усмотрению). Ассерторическими именуются суждения, в которых утверждение либо отрицание рассматривается как настоящее (подлинное), а аподиктическими – те, в которых оно рассматривается как нужное» («Критика чистого разума», «Аналитика понятий», отдел I, раздел 2, § 9).

Существительное «проблематика» обозначает разработку неприятности. Обозначить проблематику – значит растолковать, как как раз поставлена неприятность либо каким методом мы пришли к необходимости ее постановки с целью отыскать ее возможное ответ. В диссертации по философии проблематика в совершенстве должна быть сформулирована в последней части введения; в большинстве случаев она принимает форму заданной совокупности вопросов.

Провидение (Providence)

Принятое в религии наименование судьбы; надежда как мировоззрение.

Провинность (Faute)

Практическое заблуждение, являющееся отходом не столько от подлинного, сколько от хорошего либо честного. К примеру, орфографическая неточность. Нельзя сказать, что она менее подлинна, чем грамотное написание. Легко она хуже. Каждая неточность предполагает существование соответствующей нормы, которую она признает в принципе, но с которой не соглашается и которую нарушает в подробностях. Неточность неточности рознь. Не редкость так, что я делаю что-то, ошибочно представляющееся мне верным; но бывает и так, что я совершаю что-либо, будучи уверен, что это дурно. В этом и содержится отличие между неточностью умственного характера (ошибочность оценки) и моральной виной. За первую я несу ответственность. Вторая делает меня виноватым.

Прогресс (Progres)

В собственной первой книге («Миф об Икаре») я настаивал на относительности идеи прогресса. Марсель Конш, любезно согласившийся ознакомиться с книгой в рукописи, оставил на ее полях такую заметку: «Но все же социальное обеспечение – неоспоримый прогресс!» Он совсем прав. Относительный прогресс остается прогрессом, а никакого другого не бывает. Что такое прогресс? Изменение к лучшему. Это нормативное, следовательно, субъективное понятие. Лишь в науке прогресс при всей собственной относительности вправду неоспорим: по причине того, что сегодняшняя наука в состоянии учесть успехи науки прошлых столетий, но не наоборот. Вот из-за чего история науки имеется, как выразился Башляр, «история оценок», и оценкой помогает сам прогресс науки – «доказуемый и доказанный». Это «иногда повторяющаяся история, освещаемая целями настоящего, отталкивающаяся от сегодняшней уверенности и открывающая в прошлом постепенное формирование истины» («Рационалистическая деятельность современной физики», гл. I). В политике дело обстоит пара в противном случае: делать выводы о прошлом с позиций настоящего так же неправильно (что не означает, словно бы этого ни при каких обстоятельствах не происходит), как делать выводы о настоящем во имя прошлого. Следовательно, это относительность, не подлежащая обжалованию, как утверждает Леви-Строс, и это одинаково справедливо во времени и в пространстве, а содержится она не в том, что мы не можем составить подобное суждение (мы можем, по причине того, что неизменно этим занимаемся, кроме того, мы и должны это делать), а в том, что отечественное суждение ни при каких обстоятельствах не будет носить объективного либо полного характера. Реакционер, к примеру, это не тот, кто, как наивно полагают приверженцы прогресса, постоянно выступает против него, а тот, кто уверен в том, что наилучшим, если не единственно вероятным методом был бы возврат к предшествующему состоянию. Но как доказать ему, что он не прав? Известны случаи, в частности в медицине, в то время, когда самая предпочтительной есть инволюция . Выздоровление значительно чаще свидетельствует возврат либо хотя бы приближение к прошлому состоянию. Опять-таки, кому не хотелось бы помолодеть? Но это не означает, что мы грезим впасть в детство либо возвратиться во времена ветхого режима. Прогресс (социальный, политический, экономический и т. д.) не есть ни линейным, ни полным. Фактически, он и есть прогрессом только довольно определенных жажд, каковые мы испытываем (достатка, справедливости, свободы и т. д.). Это не дает ему права претендовать на абсолют, но ни в коей мере не отменяет его, наоборот, это делает его настоящим – для тех, т. е. практически для всех, кто разделяет эти жажды и убеждается, что, не обращая внимания на многие творящиеся кошмары, мы все же движемся вперед. Прогресс – не провидение, а точка и история зрения на эту историю. И в данной истории мы обнаруживаем социальное обеспечение, век Просвещения, права человека а также тот юношеский энтузиазм, правда исцелившийся от утопичности, с которым мы восклицали: «Это лишь начало! Борьба длится!»

2. Правило успешного человека. Опыт с зефиром. Принцип наслаждения!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: