Присутствие и общность (альянс)

Присутствие – одно из базисных понятий в концепции Дж.Бюджентала; многие его характеристики были рассмотрены уже достаточно детально (см. §§1.3 и 2.1). В данном измерении выговор сделан не столько на качестве бытия клиента, сколько на рассмотрении коммуникативных присутствия и аспектов самого фасилитатора.

Физически пребывать рядом с другим человеком а также говорить с ним – еще совсем не свидетельствует вступить с ним в полноценный и глубинный контакт; в полной мере вероятна беседа между отсутствующими в экзистенциальном смысле собеседниками. Бюджентал вычисляет подобную обстановку антитерапевтической и именует ее грех неприсутствия (р. 23).

Настоящее присутствие в общении свидетельствует мобилизацию чувствительности каждого из собеседников не только к собственному внутреннему миру, но и к субъективности друг друга, к коммуникативному контексту, и – актуализацию готовности к напряженному и разнообразному участию в общении: слушать и слышать, задавать вопросы и отвечать, думать и сомневаться, ощущать и сочувствовать и т.д.

Все это призвано обеспечить интенсивность взаимосвязи и необходимую глубину собеседников, встречу их субъективностей, что образовывает базу контакта фасилитатора и клиента, их общности, терапевтического альянса (альянса).

Фактически терапевтические отношения, создающие условия для роста клиента и конструктивных изменений, вероятны, считает Бюджентал, лишь на базе полноценного терапевтического альянса – замечательного объединения сил фасилитатора и клиента, которое дает энергию и поддерживает продолжительную, тяжёлую и довольно часто психотерапии и болезненную работу. Наряду с этим фасилитатор есть для клиента полноценно живущим человечным соучастником, а не равнодушным наблюдателем-экспертом (р. 49).

Не смотря на то, что, как было уже выделено, настоящий глубочайший альянс фасилитатора и клиента складывается начиная с четвертого коммуникативного уровня, это не свидетельствует, что нужно с ходу заныривать на такую глубину. Да это и нереально – форсированное углубление общения позовёт не усиление присутствия клиента, а, напротив, рост напряжения, тревогу, сопротивление и, следовательно, – рвение защититься, возвратиться к более поверхностному общению. Иначе, бессмысленно (а время от времени и вредно) застревать на более спокойных и несложных, но малоэффективных начальных уровнях сотрудничества – особенно тогда, в то время, когда их возможности исчерпаны. Это, возможно, убережет от конфронтации с клиентом, на какое-то время может оказать помощь ему совладать с тревогой, но скорее уменьшит, чем увеличит глубину межличностного контакта.

Установление настоящего контакта с клиентом – процесс постепенный, нелинейный, требующий одновременно и громадных упрочнений, и осторожности. Бюджентал выделяет наиболее значимые шаги фасилитатора по построению полноценной общности и контакта, среди которых (р. 50):

  • распределение ответственности за движение общения,
  • экспликация проявляющегося имплицитно,
  • обращение к субъективности,
  • помощь нужной непрерывности процесса общения,
  • внимание к эмоциональным нюансам,
  • работа с сопротивлением
    и другие.

Разглядим коротко главные из перечисленных направлений работы (вопросы, которые связаны с сопротивлением и эмоциями, будут затронуты потом, в §§ 2.4.2 и 2.5 соответственно).

Распределение ответственности за движение интервью. Один из способов оказать помощь и поддержать погружение клиента в работу со собственными настоящими проблемами пребывает в передаче ему главной ответственности за развитие беседы. Особенно принципиально важно это на начальных этапах консультирования, в то время, когда еще не распознаны самые существенные неприятности. Как раз клиенту предлагается выбирать направление дискуссии и проявлять главную вербальную активность, самому решая, на каких вопросах и в какой форме стоит сосредоточиться сейчас. Конечно, довольно часто появляются обстановке, в то время, когда фасилитатор рекомендует деятельно вмешаться и забрать ответственность на себя, но, при других равных условиях, лучше, в случае если главная ответственность в собственности клиенту, что оказывает помощь ему сосредоточиться на потоке внутренней субъективности.

Экспликация проявляющегося имплицитно. Как мы знаем, в простом общении люди привыкли главное внимание уделять эксплицитным (прекрасно явленным), по большей части вербальным нюансам. В ситуации психотерапевтического интервью этого совсем не хватает, т.к. как раз скрытые от внимания человека, имплицитные составляющие его поведения и общения и становятся, в большинстве случаев, полезнейшими ресурсами осознания его глубинных неприятностей. Практически собеседники в общении проявляют значительно большее содержание, нежели сами видят и знают. Исходя из этого фасилитатор в ходе сотрудничества с клиентом пытается оказать помощь ему понять больше, правильнее и глубже и применяет для этого им самим (клиентом) сообщённое и выраженное. Делать это, очевидно, направляться с опаской, приоткрывая клиенту сперва более очевидные моменты, то, что проявилось достаточно ярко, а уже после этого неспешно углубляясь и подходя ко все менее очевидному содержанию.

Во многом успех таких упрочнений по расширению осознания клиента зависит от формы выбора и адекватности момента их осуществления (Бюджентал даёт предупреждение: Они будут максимально действенны в том случае, если будут тесно связаны с потоком внутренних переживаний клиента сейчас (р. 56)), а в еще большей мере – от осторожности действий фасилитатора и уровня доверия к нему. Наиболее значимый ориентир для фасилитатора – это готовность клиента к пересмотру привычных взоров, к углублению и расширению собственных представлений.

Обращение к субъективности. В ходе работы с имплицитным фасилитатор может затрагивать вопросы и различные темы, но, разумеется, что громаднейшее внимание наряду с этим уделяется проявлениям субъективности клиента, попыткам, как выражается Бюджентал, поднять на поверхность то либо иное содержание его внутренней жизни.

В качестве показателей проявления субъективности, на каковые наряду с этим возможно ориентироваться, Бюджентал предлагает следующие характеристики высказываний клиента (р. 58):

  • первое лицо:
  • настоящее время;
  • проговаривание эмоций, переживаний;
  • присутствует интенциональность, направленность;
  • конгруэнтность между непосредственным переживанием и содержанием высказывания;
  • при выражении ощущений и чувств употребляется меньше определений и вводных слов;
  • меньше абстрактного, больше конкретного.

С известной долей условности можно считать, что чем реже и не сильный в речи клиента присутствуют перечисленные показатели, тем уместнее будет фасилитатору оказать помощь ему (клиенту) в сосредоточении на более глубоких, субъективных качествах разглядываемой неприятности.

Поддержание непрерывности процесса общения. Речь заходит о целесообразности в каждой беседе (сеансе) выделять одну либо пара главных тем и вопросов, самые важных на данном этапе работы, и стараться удерживать их в центре внимания хотя бы некое время. Причем, фасилитатору время от времени приходиться прилагать большие упрочнения для сохранения таковой фокусировки, кроме того идти на конфронтацию с клиентом, дабы не разрешить ему увести себя в сторону.

Сущность в том, что сосредоточенность на конкретном вопросе в течение достаточного времени увеличивает шансы выйти на осознания и достаточную глубину обсуждения. И напротив – нередкая смена тематики мешает достижению вовлеченности и необходимой концентрации в беседу и практически неизбежно ведет к переходу на более поверхностные уровни общения (эти неприятности будут кроме этого рассмотрены в §§ 2.4.1, 2.4.3 и других).

Все перечисленные направления действий и внимания фасилитатора, непременно, крайне важны для полноценного терапевтического альянса (альянса), для обеспечения условий действенной глубинной работы клиента. Но решающим причиной выступают все же сам фасилитатор, уровень его вовлеченности и собственного присутствия в психотерапевтическое интервью. В этом пункте позиция Бюджентала, как он сам признает, значительно отличается от классического понимания терапевта как умелого, но объективного начальника терапевтического процесса (р. 49).

С одной стороны, на протяжении работы фасилитатора с клиентом уровень их союза и общности зависит, разумеется, от его присутствия готовности и степени клиента к самораскрытию. Но, иначе, так же разумеется, что во многом будущее альянса зависит от уровня и присутствия общения самого фасилитатора, от степени его доступности и выразительности. Эта зависимость, очевидно, не прямо пропорциональная – далеко не всегда имеется необходимость и возможность полного совпадения уровней общения фасилитатора и клиента, но в целом нужно, дабы они были как возможно ближе (р. 62).

В другом случае, при большой диспропорции в сторону большей закрытости фасилитатора, появляется риск манипулирования с его стороны. Громадная скрытность, фактически, и появляется или от страха, или от желания взять преимущества манипулятивного порядка. И в том, и в другом случае вряд ли возможно сохранять надежду на усиление (либо хотя бы сохранение) общности собеседников.

Но не менее важно и второе: в то время, когда клиент, вероятнее не не раздумывая и опасений, решается погрузиться в сложный, драматичный, практически неизбежно очень болезненный процесс самоисследования, – в эти моменты ему очень нужно доверять фасилитатору, ощущать в нем честность, человечность, а не холодный расчет специалиста.

Напоследок принципиально важно еще раз выделить, что именно полноценный контакт, высокий уровень обоюдного доверия, искренности и общности разрешают фасилитатору сохранять надежду, что его активность, время от времени достаточно настойчивая а также конфронтационная, его разнообразные интервенции будут верно осознаны и приняты клиентом и окажут помощь последнему по-настоящему находиться, честно и мужественно посмотреть на собственную жизнь и получать ее большей аутентичности.

МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ДАВЛЕНИЕ

Межличностное давление в общении (МД) возможно выяснить как попытки одного собеседника оказать влияние на мысли, эмоции, слова либо действия другого (р. 67). При таком широком понимании МД мы легко отыщем его проявления практически в любом сотрудничестве людей. Давление – это, согласно точки зрения Бюджентала, универсальная черта людской общения; оно может проявляться множеством способов и являться самым различным целям.

Крайне важно различать манипулятивное и не-манипулятивное применение МД – грань эта тонкая и не всегда очевидная. Главным критерием можно считать намерение субъекта давления – заботится ли он о втором человеке и пытается оказать помощь ему совладать со собственными проблемами либо пробует посредством давления достигнуть каких-либо иных целей. Давление как таковое – только средство, а его ценность и смысл определяется в первую очередь целями пользователя. Одновременно с этим, преднамеренное применение давления в межличностном общении – в кабинете консультанта либо за его пределами – практически неизбежно несет с собой риск манипулирования и потому требует осторожности и особого внимания.

Форм, уровней и способов интенсивности МД – очень большое количество и классифицировать их возможно по различным основаниям. Очень направляться подчернуть, что давление существует не только в более явной вербальной форме, вместе с тем и в невербальной. Последняя, в большинстве случаев, менее заметна (а также не всегда осознается самим субъектом влияния), но довольно часто еще более действенна. Помимо этого невербальное сопровождение способно очень значительно менять степень давления, вкладываемую в слова, – как в сторону его усиления, так и в сторону смягчения. Иначе, невербальные формы МД смогут употребляться и раздельно от вербальных, наряду с этим получая время от времени парадоксальное значение. Так в определенном контексте – к примеру, в ответ на просьбу, призыв и т.п. – молчание, самая не сильный клавиша, может оказать весьма сильное давление (р. 70).

Бюджентал создал весьма ясную и развернутую концепцию МД, и внес предложение очень подробную шкалу для описания, измерения и классификации главных видов давления. Воображая эту шкалу, он применяет метафору некоего музыкального клавишного инструмента, клавиатура которого складывается из трех десятков нот (отдельных видов МД), объединенных в четыре октавы. Вот эти главные октавы (р. 71):

  • Слушание (главная функция пребывает в создании условий для свободного самораскрытия собеседника, а также в налаживании контакта с ним).
  • Ведение (назначение в том, дабы поддержать рассказ собеседника, удерживая его в изначальном русле либо, напротив, помогая раскрыть новые нюансы).
  • Инструктирование (употребляется для влияния на собеседника при помощи сообщения ему информации либо указаний, имеющих рациональное и/либо объективное основание).
  • Требование (используется для оказания давления на собеседника с применением собственных личностных и эмоциональных ресурсов).

Применительно к обстановке психотерапевтического интервью выделены следующие характеристики, благодаря которым возможно обрисовать психотерапевтическую сущность различий между главными уровнями (октавами) давления:

  1. имплицитное послание – то, что образовывает основной глубинный суть высказываний данного типа, его латентное психотерапевтическое содержание;
  2. соотношение активности – пропорция участия в общении каждого из собеседников, характерная для данного уровня давления;
  3. субъективность – раскрытия субъективности и уровень мобилизации собеседников;
  4. открытость влияния – степень применения явного убеждения, его направленность и предпочитаемые формы;
  5. роль фасилитатора – главные задачи, каковые пробует решить фасилитатор при применении данного уровня давления, и ресурсы, каковые он для этого применяет.

Применяя эти пять черт, возможно представить главные изюминки каждой из четырех октав МД так (р. 71-87).

I. Слушание

  1. Имплицитное послание фасилитатора: Мне весьма интересно то, что ты желаешь высказать. Я пробую осознать тебя как возможно полнее. Сообщи все, что ты желаешь, собственными словами – я принимаю на данный момент твои слова без того, дабы в обязательном порядке дать согласие либо не дать согласие.
  2. Соотношение активности. Клиент побуждается сказать намного больше, чем фасилитатор. Последний по большей части пытается поддержать самоё полное самовыражение клиента и редко высказывает личные мысли и мнения.
  3. Субъективность. Клиент по большей части сам определяет, как глубоко он погружается в собственную субъективность, не смотря на то, что фасилитатор может при необходимости поддерживать тенденцию на углубление, в то время, когда она проявляется.
  4. Открытость влияния. Фасилитатор избегает любых форм сильного влияния со своей стороны, поддерживая свободу клиента продолжать то направление беседы, которое он выбрал.
  5. Роль фасилитатора. Его главные задачи – побудить самовыражение клиента и достигнуть этого так полно, как вероятно; показать искреннее принятие права клиента на личные взоры и взять такую данные, которая была бы нужна для других этапов работы.

В эту октаву МД входят такие конкретные виды действия (ноты): молчание, наведение мостов, перифраз, подведение итога, побуждение сказать, отражение очевидного, предложение добавить к сообщённому и открытые вопросы.

Необходимость в применении данной октавы может появиться на любой стадии консультационной работы, но разумеется, что самый адекватно ее использование при установлении контакта, а также в моменты эмоционального катарсиса клиента, его интенсивного независимого поиска. В целом же как раз слушание можно считать фундаментом общения, его самая надёжной базой, на которой строится все сотрудничество собеседников. Исходя из этого как раз продуктивное слушание Бюджентал (как и большая часть представителей вторых психотерапевтических и психотерапевтических школ) вычисляет самоё фундаментальным умением психотерапевта – все другое, что нужно делать терапевту, опирается на его развитую свойство слышать в один момент на многих уровнях (р. 71).

Причем, лишь при поверхностном взоре на уровне внешнего вербального сотрудничества может показаться, что при применении данной октавы главная нагрузка лежит на говорящем (клиенте). Чтобы слушание было вправду продуктивным, оно обязательно должно быть активным’. Такое слушание – это значительно больше, чем пассивное фиксирование, это динамическая готовность (выделено мною – С.Б.), которая включает в себя многие модальности восприятия плюс интуицию, рефлексию и намерено развитую эмпатию (в том месте же}.

II. Ведение

  1. Имплицитное послание: Я желаю, дабы ты поведал мне о том, что заботит тебя и что ты желаешь, дабы знал я. Ты будешь сам вести отечественный разговор, но я буду иногда делать предложения по поводу того, как это будет происходить.
  2. Соотношение активности. Клиент в большинстве случаев говорит больше фасилитатора. Активность последнего разна и может варьировать в громадных пределах. Наряду с этим, но, нужно иметь в виду, что частота вмешательства может привести к повышению давления, независимо от формы этого вмешательства.
  3. Субъективность. Фасилитатор пытается побуждать клиента к раскрытию его внутренних переживаний, наряду с этим по большей части удерживаясь от самораскрытия. Это не односторонняя манипуляция, а осознанное следование приоритету переживаний и потребностей клиента. Действия фасилитатора направлены в первую очередь на то, дабы оказать помощь клиенту в продвижении от отстраненных отчетов о себе к более личностному и эмоциональному раскрытию, поиску.
  4. Открытость влияния. Упрочнения фасилитатора повлиять на ход общения достаточно мягкие и, в большинстве случаев, ограничиваются рамками содержания, уже представленного клиентом.
  5. Роль фасилитатора. Фасилитатор проявляет искренний интерес к тому, что пытается выразить клиент, и применяет руководящие высказывания для расширения и углубления его рассказа. Конечно, у фасилитатора смогут появиться собственные представления относительно того, что сейчас требует особенного внимания, и он может с опаской постараться направить беседу в это русло.

Ко второй октаве относятся: открытые вопросы, выбор части высказывания, фактическое информирование, яркое структурирование, неакцентированные альтернативы, неспециализированное структурирование, выдвижение новых тем, неявно фокусированные вопросы.

Работа во второй октаве давления воображает серьёзную трудность и требует от фасилитатора умения балансировать на узкой грани осмотрительной активности – между лидерством и невмешательством слушателя ведущего. Мой опыт проведения семинара-тренинга продемонстрировал, что практически всем его участников сложнее всего было удерживаться в рамках как раз ведения, границы которого многим казались размытыми, неуловимыми. Выяснялось значительно несложнее перейти к более сильному и очевидному давлению либо, напротив, возвратиться к слушанию (последнее, само собой разумеется, для многих очень тяжело полноценно реализовать, но, по крайней мере, легче осознать и выявить).

Но, как раз влияние на втором уровне МД – мягкое, щекотливое, на полутонах, оставляющее ответственность и основную активность за клиентом – владеет огромным потенциалом усиления и поддержки процессов его (клиента) самоисследования и довольно часто играется в консультировании решающую роль. Иначе, и опасность манипулирования самый громадна именно при ведении.

Так, имеется большое количество обстоятельств чтобы выделить второй октаве межличностного давления особенное внимание.

III. Инструктирование

  1. Имплицитное послание: Я желаю, дабы ты усвоил кое-какие объективные и серьёзные нюансы тех вопросов, о которых мы говорили. Тебе необходимо знать, как их возможно применять.
  2. Соотношение активности. В разных обстановках это соотношение значительно варьирует, но главная тенденция пребывает в том, что активность фасилитатора в целом очень громадна (довольно часто сопоставима с интенсивностью участия клиента либо кроме того превосходит ее), но, наряду с этим она может перемежаться периодами достаточно не сильный его вмешательства (быть может, с переходом на первую либо вторую октавы).
  3. Субъективность. В собственном вмешательстве фасилитатор по большей части надеется на что-то объективное (данные, доводы и т.д.). Но наряду с этим во всех попытках извлечь что-то из клиента, он ориентирован в первую очередь на активизацию и выявление его субъективных ресурсов.
  4. Открытость влияния. Действие фасилитатора проявляется достаточно заметно – и в том, что он говорит, и в том, как он это делает. Для усиления влияния смогут употребляться и объективные средства – рациональные доказательства, фактическая информация и т.п., – дабы оказать помощь открыться тем эмоциям, мыслям либо действиям клиента, каковые не удается актуализировать вторым методом.
  5. Роль фасилитатора. Действуя на уровне данной октавы, фасилитатор учит, показывает и применяет своей позиции и авторитет знаний. Эти упрочнения направлены на углубление понимания клиентом серьёзных моментов, помощь сотрудничества и более интенсивного совместного поиска, для чего довольно часто фасилитатору приходится завлекать потенциал собственной опытной роли.

Третью октаву МД составляют: деланные выводы вопросы, рациональные рекомендации, успокаивание, обучение, определенные альтернативы, ограниченные указания и более узкие вопросы.

Освоение третьей октавы воображает достаточно громадную сложность, но еще тяжелее достигнуть понимания ее психотерапевтической целесообразности и психологического смысла. Бюджентал подчеркивает: Инструктирование – это предмет огромных арена и расхождений острых столкновений точек зрения в сообществе терапевтов. Оно владеет большим потенциалом влияния на клиентов. По моему точке зрения, если оно употребляется чутко и умело, оно может значительно повлиять на прогресс клиента, но в случае если его применять неуклюже либо чрезмерно, то оно в обязательном порядке будет мешать длительности и глубине лечебного влияния (р. 83).

Вариаций в применении средств октавы инструктирования специалистами довольно много, что в значительной степени зависит от их теоретических установок, опыта работы и индивидуального стиля.

IV. Требование

  1. Имплицитное послание: Я собирается убедить тебя либо, в случае если это нужно и быть может, настоять, дабы в некотором роде поменять то, что я считаю ответственным. Для этого я применю все силы, каковые смогу привлечь. Я надеюсь, ты осознаешь: я делаю это, будучи уверенным, что это соответствует твоим ответственным заинтересованностям; но кроме того если ты думаешь в другом случае, я собирается совершить собственные попытки оказать влияние на тебя.
  2. Соотношение активности. Само по себе требование предполагает ведущую активность фасилитатора. Но тактика применения сильных способов давления возможно самая различная. Вероятны случаи, в то время, когда фасилитатор действует значительно активнее клиента и применяет данную октаву в течении долгого времени, а смогут быть и другие ситуации, в которых он прибегает к этому только от случая к случаю (но с высокой степенью интенсивности).
  3. Субъективность. Фасилитатор достаточно открыто (но избирательно) проявляет личные эмоции, переживания, суждения и ценности. Он принимает на себя ответственность за применение этих личностных ресурсов. Сущность данного метода – как раз в мобилизации субъективности фасилитатора. В крайних случаях наряду с этим происходит кроме того некое ослабление ориентации на мнения клиента и сиюминутные чувства.
  4. Открытость влияния. Тут убеждение со стороны фасилитатора явное и недвусмысленное. Но, в случае если фасилитатор применяет собственные оценки, переживания либо суждения и наряду с этим претендует на их бесспорность, объективную обоснованность и т.д. – другими словами пробует выдать субъективное за объективное, – может появиться опасность обмана клиента. Применение этого типа сотрудничества требует от фасилитатора быть честным, осмотрительным и принимать особенную ответственность за привнесение собственной субъективности в процесс консультирования.
  5. Роль фасилитатора. На этом уровне МД фасилитатор открыто опирается на личный авторитет. Он дает явные директивы, ставит перед клиентом острые, подчас провокационные вопросы, настаивает на определенных действиях и разрешает проявляться своим собственным чувствам – все это делается чтобы привести к эффектам, каковые фасилитатор вычисляет самые важными.

В четвертую, самую сильную группу средств МД включены: более узкие вопросы, побуждение, одобрение, оспаривание, неодобрение, провоцирование, ссылка на авторитет, настаивание, отвержение (последнее уже выходит за рамки допустимых в лечебной обстановке действий и приводится лишь для логического завершения данного списка).

В последней четверти шкалы находятся весьма сильные средства межличностного влияния и как раз исходя из этого пользоваться ими направляться очень осторожно. Бюджентал подчеркивает: Терапия, которая опирается по большей части на требование, на мой взор, по большому счету не есть терапией, но терапия, которая ни при каких обстоятельствах не решается на это, может легко стать вялой и неэффективной (р. 84).

Требование – это вправду последнее средство, применять которое имеет суть в особенных обстановках: в то время, когда, с одной стороны, более не сильный методы влияния оказываются исчерпанными (но этого еще не хватает – довольно часто появляются подобные эпизоды с неподдающимся клиентом, но нет настоящих шансов поменять обстановку), а иначе, в то время, когда имеется условия (контекст беседы, готовность клиента и т.д.), разрешающие перейти к более активной, требовательной конфронтации. В случае если фасилитатор в таких ситуации остаётся сдержанным и мягким и не решается привлечь замечательные ресурсы собственной субъективности, – значит, он ведет себя, как вычисляет Бюджентал, антитерапевтично и упускает полезную возможность для подлинно глубинной работы.

* * *

При изучении подхода Дж.Бюджентала как раз тема межличностного давления неизменно вызывала у практических психологов интерес. Это и ясно: в случае если отечественное дело – изменение, то конечно, что средства трансформации, влияния будут завлекать особенное внимание. Но интерес к данной теме, как мне думается, позван не только ее важностью.

Бюджентал разглядывает общение как бы под необычным концептуальным микроскопом, и данный новый взор разрешает ему открыть целый мир межличностных влияний. Он подробно обрисовывает особенный (быть может, самый значимый для фасилитатора) пласт глубинного общения и формирует уникальную, подробную и, на мой взор, прекрасную концепцию межличностного давления.

Это весьма содержательная концепция, включающая в себя много вопросов. В этом параграфе удалось затронуть не все из них – за рамками рассмотрения остались, к примеру, такие неприятности, как давление со стороны клиента, связь между видами МД и фазами интервью, невербальные средства давления и многие другие. Но кроме того и приведенный краткий обзор убедительно говорит о том, что фасилитатор не имеет возможности пройти мимо неприятности выбора средств давления и ему имеется из чего выбирать – комплект форм и способов межличностного влияния страно разнообразен и, по сути, неисчерпаем. Все дело в том, дабы освоить данный громадный арсенал и быть талантливым применять его гуманно и действенно; дабы отыскать тождественный уровень давления, не через чур сильный и не через чур не сильный.

Освоение это не имеет возможности идти легко и скоро. Знакомство хотя бы с главными элементами шкалы давления требует громадного терпения, последовательности и настойчивости. А ведь в обрисованную выше клавиатуру вошли не все ноты, лишь самый чистые – Бюджентал упоминает, что в свое время он и его помощник Джеральд Бартон сумели достаточно четко идентифицировать 57 разновидностей давления (р. 91). Более того, между нотами нет резких границ (да и между октавами также – хотя выделить это, Бюджентал делает аналогичными последнюю и первую ноты соседних октав) и в настоящем общении возможно встретить нескончаемое многообразие всевозможных смешанных и промежуточных вариантов. К этому направляться кроме этого добавить вариативность личных стилей выполнения всей данной музыки межличностного влияния. Тут уместно еще раз напомнить об условности вычленения отдельных элементов из живого, целостного, неизменно изменяющегося и неизменно неповторимого коммуникативного потока.

Одновременно с этим, для каждого конкретного человека нет возможности (да, разумеется, и необходимости) овладеть обязательно всеми разновидностями МД. Задача пребывает в том, дабы, перепробовав различное, отыскать собственный, соответствующее индивидуальным особенностям и собственным возможностям. А после этого на данной базе – обучиться совершенно верно и аутентично выполнять разные мелодии общения.

Наряду с этим нужно светло осознавать: a priori нет хороших и нехороших видов давления – все решает адекватность и гибкость в их применении. Виртуозный терапевт обязан мочь пробежаться по всем клавишам шкалы межличностного давления и наряду с этим оставаться чутким к потребностям клиента, к моменту и форме давления, и не считая всего – не терять собственного преимущества и не нарушать обязательств (р. 84).

ПАРАЛЛЕЛИРОВАНИЕ

Одно из значительнейших отличий повседневных бесед от психотерапевтического интервью пребывает в следующем: на протяжении интервью по крайней мере один из собеседников (нужно, дабы это был фасилитатор) не имеет возможности позволить себе сосредоточиться только на том, что говорится, и не подмечать, как это делается. Но, и противоположная крайность, в то время, когда к вербальному содержанию беседы начинают относиться снисходительно-безразлично, также будет действенна далеко не всегда. Бюджентал убедительно демонстрирует – эта альтернатива фальшивая, т.к. при внимательном взоре на содержание беседы возможно извлечь многое о самых глубинных процессах. Для развития для того чтобы более зоркого взора и была создана концепция параллелирования.

Бюджентал выбирает четыре достаточно прекрасно замечаемые характеристики содержания высказываний – тематика, проявление эмоций, масштаб рассмотрения вопроса, главные персонажи – и сравнивает их динамику в репликах каждого собеседника на протяжении психотерапевтического интервью, другими словами определяет, как участники общения параллельны друг другу. Наряду с этим минимальной единицей для сравнения выступают два смежных высказывания – сообщение одного собеседника и ответная реплика другого.

Каждой из названных черт соответствует отдельное направление параллелирования, которым даны такие условные заглавия:

  • параллелирование темы,
  • параллелирование эмоциональное,
  • параллелирование рамок,
  • параллелирование локуса.

Любой вид параллелирования относится к одному из контакта и важнейших аспектов общности – к точкам сближения, соприкосновения либо расхождения двух субъективных миров и их внешних проявлений в ходе общения.

Термин параллелирование использован тут для обозначения не фиксированного состояния полного совпадения у собеседников тех либо иных параметров, а динамики соотношения между способами и направлениями их проявления у собеседников. Другими словами параллелирование – это черта не отдельных высказываний как таковых, а уровень качества их взаимосвязанности, взаимоотношений между ними. Угол расхождения может изменяться в больших пределах – от тесной близости и достаточно правильного соответствия до асинхронности и полного несовпадения, расхождения. Чтобы лучше улавливать эту динамику, в каждом из четырех направлений параллелирования выделено пара степеней, уровней его трансформации и дана краткая их черта.

Иными словами, параллелирование – это таковой взор на содержание беседы, что разрешает осознать что-то ответственное о происходящих наряду с этим процессах: об отношении собеседников к затрагиваемым вопросам, к самим себе и друг другу, к данному моменту консультирования, об их глубинных устремлениях, жаждах, страхах, сопротивлениях и т.д. Сопоставление внешних, эксплицитных черт общения разрешает делать выводы о его ответственных глубинных, имплицитных качествах, и о сотрудничестве этих двух коммуникативных пластов.

А это, со своей стороны, дает основания для более узкого и действенного влияния не только на вербальном уровне, но и на уровне субъективности.

Петербург. Присутствие полиции на автодороге Законодательного собрания не разрещаеться?!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: