Проблема истины в философии

Полученные человеком знания не остаются в его памяти «мертвым грузом», они в той либо другой мере употребляются им в практической деятельности. Опираясь на знания об окружающем мире, человек в нем ориентируется, деятельно воздействует на данный мир, целенаправленно его изменяет.

Но не всякое знание оказывается ассистентом в жизнедеятельности человека. Знание может оказаться поверхностным, не глубоким. Оно может оказаться ошибочным а также фальшивым. Использование для того чтобы знания в практической деятельности может привести к негативным а также ужасным последствиям.

Целью познания есть подлинное знание. Но что такое «истина»? Данный вопрос для гносеологии есть фундаментальным. От того либо иного понимания истины зависят ответы на вопросы о ее достижимости либо недостижимости, о ее параметрах и т.д.

В философии нет единого мнения о сущности истины. Она трактуется философами по-различному. Одни считают, что истина — это соответствие знаний действительности. Другие уверены в том, что истина имеется то, что подтверждено опытом. Третьи утверждают, что истина есть неким соглашением, конвенцией. Для четвертых, — истина — это свойство самосогласованности знаний. Для пятых, — знание действительно, если оно полезно, эффективно, с позиций его применения на практике.

Когерентная концепция истиныпредполагает связность, согласованность, единство и системность знания. Под когерентностью тут понимается взаимосоответствие содержания суждений в некоей совокупности рассуждения, воображающего многозвенную логическую конструкцию. Конечно, что тут ключевую роль играются логические параметры истины (к примеру, непротиворечивость суждений). Солидный вклад в развитие когерентной теории истины внесли Лейбниц, Спиноза, Г. Гегель, современные философы Гемпель и Нейрат. Последний, к примеру, полагал, что единства знаний возможно достигнуть, опираясь на «унифицированный язык науки».

Отто Нейрат (1882 — 1945)— австрийский философ, социоэкономист и лог. Один из организаторов Венского кружка. Его философские идеи содержат элементы логического позитивизма и материализма. Нейрат — один из руководителей и авторов «Международной энциклопедии унифицированной науки».

Теория когерентности носит нормативный темперамент, она полностью отвлекается от субъекта, придавая первостепенное значение фактически познавательным процедурам и знанию, в рамках которых оно существует.

Конвенциональная теория истиныисходит из того, что научные теории и применяемые в них понятия не являются отражением объективной действительности, а имеется только итог соглашения (конвенции) между людьми. Одним из самые известных представителей данной теории есть Пуанкаре.

С его точки зрения, наличие разных, часто альтернативных теорий в той либо другой области научного знания (к примеру, евклидовой и неевклидовых геометрий в математике) дает основания для сомнений в истинности каждой из них. Из этого он сделал вывод о том, что любая из этих геометрий есть условной, что «…одна геометрия не может быть более подлинна, чем другая; она возможно лишь более эргономична». Исходя из этого, утверждал Пуанкаре, научные законы нужно считать такими же условностями, знаками.

Жюль Анри Пуанкаре (1854 — 1912) —французский математик и методолог науки, яркий предшественник интуиционизма, создатель хороших работ в области топологии, теории математической физики и функций. Создатель теории конвенционализма. Объективная истина для него существует, но она есть только целью, которая полностью недостижима. самая известная работа на русском: «О науке».

Основанием для конвенциональной теории истины служил высокий уровень теоретических обобщений в научном познании, что приводило к большому усилению роли в нем понятийного аппарата, и нашедшая себя в это время возможность средств исследования и выбора методов при одновременном росте числа разнообразных соглашений среди ученых, воображающих естественные науки.

Прагматическая концепция истиныберет собственный начало в философии Античной философии и Древнего Китая. Ее ведущая мысль — мысль практической сокровище истины. И в этом смысле эта теория сходится с марксистской теорией, где критерием истинности кроме этого считается практика. Но, в прагматизме понятие практики охватывает далеко не весь социальный опыт человечества, а конкретные виды практической деятельности с ее результатами. Философы-прагматики (Джемс, Дьюи, Пирс и др.) вычисляют теории и понятия только инструментами либо замыслами грядущей деятельности, значение которых возможно оценить с позиций их «работоспособности», с позиций практических результатов. Поэтому истина определяется тут как полезность в деле успехи желаемой цели.

Прагматизм(Пирс, Джемс, Дьюи). Прагматизм как философское течение взял громаднейшее распространение в Соединенных Штатах, где предприимчивость, успех и действие ценятся превыше всего. Пытаясь осмыслить данный факт, прагматики выдвинули на первый замысел тему действия (практика) и познания.

Центральным понятием прагматизма есть понятие «опыт», высказывающий единственную действительность, с которой имеет дело человек. Базой опыта являются ощущения, и каждые эмоциональные состояния, волевые импульсы и т.п. Вещи, как что-то выясненное, в опыте не даны. Они выделяются субъектом упрочнением его воли из потока ощущений. Из этого следует, что действительность «делается» посредством воли либо действия человека. Тем самым, объективная сторона опыта игнорируется: он сводится к духовной деятельности.

При определении истины прагматики делают упор на аксиологию, ценностные характеристики. Истиной объявляется все то, что приносит пользу, помогает действию, дает выход из конкретной обстановки.

Утилитарный подход распространяется и на науку, категории и понятия которой отождествляются с инструментами действия, применяемыми в зависимости от обстановки.

Прагматизм отличает интерес к изучению поведения человека, которое считается детерминированным верой (готовностью функционировать в некотором роде), привычкой (устойчивой верой) и убеждением (методами действия). Эти качества вырабатываются в ходе воспитания, цель которого сугубо индивидуальна. Она вытекает из опыта личности и сводится к выявлению ее внутреннего «Я», и научению не опасаться душевных импульсов, а поступать в соответствии с ними.

Так, прагматизм связывает роль философии с общим способом ответа эмпирически фиксируемых неприятностей, которые появляются у конкретных людей в разных жизненных обстановках.

Прагматический подход к пониманию истины акцентирует внимание на социальной значимости истины, на ее коммуникативности и признании обществом. В нем обнаруживается рвение учесть «возможности и интересы познающего субъекта, обращая внимание не столько на содержательные моменты знания, сколько на его методологически-инструментальную значимость и эффективность».

Еще раз выделим, что ни одна из рассмотренных концепций не имеет возможности принимать во внимание единственно верной. Любая из них высказывает собственный подход к пониманию истины, заостряя внимание на том либо другом ее нюансе. Эти концепции в полной мере смогут рассматриваться во сотрудничестве, потому, что они по собственной сути не отрицают приятель друга, и воображают в собственной совокупности богатый инструментарий гносеологического и логико-методологического анализа истинности знания, позволяют сочетать эмпирические, предметно-практические и социо-культурные ее критерии.

Итак, полное представление о ходе познания вероятно только на базе синтеза разных подходов: аналитического, психологического, личностно-деятельнстного и социально-исторического. Потому что познавательная деятельность человека обусловлена его личностными качествами и конкретными социо-культурными факторами.

Классическая, либо хорошая концепция истинысвязана с первым определением. Эта концепция появилась в глубокой древности. Ее истоки обнаруживаются в трудах Аристотеля, который думал, что «истину говорит тот, кто вычисляет разъединенное разъединенным, и связанное — связанным». Собственный продолжение концепция истины как соответствия находит в Средние века и в Новое время. Так, к примеру, Фома Аквинский прямо говорит, что «истина определяется как согласованность между вещью и интеллектом». С таким пониманием истины был согласен и Декарт, что полагал, что «истина — в собственном собственном смысле означает соответствие мысли предмету». Эта точка зрения в дальнейшем разделяется философами разных направлений и школ: идеалистами и материалистами, метафизиками и диалектиками, теологами и атеистами.

.Современная трактовка истины в рамках теории корреспонденции, которой придерживаются многие отечественные и зарубежные философы, пребывает в следующем.

Во-первых, познание истины предполагает признание факта существования объективной и субъективной действительности.

Во-вторых, истина рассматривается как свойство знания, оценка результатов процесса познания, что органично включает в себя не только познаваемый объект, но и практическую деятельность субъекта над этим объектом. Исходя из этого, истина оказывается связанной, как с объектом познания, так и с самим субъектом и его практической деятельностью.

В-третьих, истина постоянно имеет конкретный темперамент. Ее содержание обусловлено разными событиями: временем и местом, при которых дается оценка итогам познания, и т.п. В-четвертых, истина есть нескончаемым процессом, в котором происходит переход от незнания к знанию, от менее полного, к более полному знанию.

Учитывая сообщённое, и то, что в данной концепции процесс познания понимается как процесс отражения, возможно предложить следующее определение понятия «истина».

Истина- это адекватное отражение в знании фактически осваиваемой познающим субъектом действительности.

Каждая истина субъективна по форме: она имеется итог деятельности субъекта и вне субъекта (личного либо коллективного) существовать не имеет возможности: Она несет отпечаток личности, которая приходит к ней разными дорогами, опираясь на собственный социально-исторический опыт.

Но любая истина, в случае если это, вправду, истина, являетсяобъективной по содержанию. Это проявляется в том, что она воссоздаёт в сознании человека существующий вне этого сознания и независимо от него объект. В этом смысле, истина не связана ни со своеобразными изюминками личности, ни с способами познания — она безлична, общезначима.

С развитием человечества и человека знания об объективном мире изменяются, с переходом на новую ступень развития цивилизации изменяются и средства получения знания. То, что сперва было недоступным для познания, делается дешёвым, что было малоизвестным, делается известным.

Из этого направляться вывод о том, что истина может иметь относительный темперамент, что проявляется в двух качествах, соответствующих двум значениям относительной истины.

Относительная истина- это 1) неполное, неточное знание, соответствующее определенному уровню развития общества, что обусловливает методы получения этого знания; 2) знания, зависящие от определенных условий, места и времени их получения.

Примером относительной истины в ее первом значении может служить каждая научная теория, будь то история либо языкознание, биология либо психология, физика либо химия, математика либо кибернетика. Каждая наука, в этом смысле есть неполным, незавершенным знанием. Знанием, которое соответствует не только объекту исследования, но и уровню материального и духовного развития общества, его техническим и интеллектуальным возможностям.

Примером относительной истины во втором значении может служить утверждение «Принуждение имеется зло», которое будет принимать во внимание истинным, в случае если принуждение используется в бесчеловечных целях либо когда цель возможно достигнута и ненасильственным методом. Но, в условиях борьбы с преступностью либо в связи с необходимостью защиты границ от нападения извне и т.п. случаях насилие перестает быть злом, потому, что часто выясняется единственным средством пресечения противозаконных действий либо агрессии. В таких случаях данное утверждение вряд ли можно считать однозначно подлинным.

Последний пример показывает конкретности истины и тесную связь относительности и разрешает сделать вывод о том, что абстрактной истины не существует, истина неизменно конкретна.

Истина возможно не только относительной, но и полной, которая кроме этого имеет два значения.

Полная истина- это 1) полное, исчерпывающее знание о нескончаемом мире как целом; 2) знания, каковые не смогут быть опровергнуты в будущем.

В первом случае имеется в виду завершенное знание о мире в целом либо об отдельных его областях, которое ни при каких обстоятельствах недостижимо в силу ограниченных бесконечности и возможностей человека многообразного, неизменно изменяющегося мира. На каждом этапе развития познания мы все больше приближаемся к данной истине. В этом смысле возможно сказать о неограниченности познания по возможностям и своей природе.

Во втором случае речь заходит о знании, в принципе неопровержимом ни в каком случае, которое может обогащаться и углубляться, но остается подлинным и на последующих этапах познания.

Примером для того чтобы рода могут служить утверждения: «Перемещение — это всякое изменение по большому счету» либо «Общество — своеобразная часть природы».

В ходе познания безотносительная и относительная истина находятся в тесной связи: полная складывается из относительных истин, со своей стороны, относительная истина содержит крупицы полного, неопровержимого знания. Так, относительная и безотносительная истины с различных сторон характеризуют одно да и то же знание.

Абсолютизация относительной истины ведет к релятивизму, что ставит под сомнение или достоверность результатов процесса познания (скептицизм), или саму возможность получения объективно подлинного знания (агностицизм).

Релятивисты преувеличивают, гиперболизируют роль относительной истины, утверждая, что безотносительной истины не существует. Релятивистский подход к пониманию истины в полной мере объясним. История развития человечества говорит о том, что на каждом этапе познавательной деятельности складывается чувство, что нафиниш-то человек достиг совершенного знания в той либо другой области. Но проходит время и это, казалось бы, идеальное знание устаревает с новыми достижениями науки. Любая новая теория в той либо другой мере опровергает ветхую. Любой раз обнаруживается, что ранее достигнутая истина не есть безотносительной. Но в случае если рост знания, как отмечает Поппер, не разрешает зафиксировать истину, раз нет возможности доказать истинность либо, напротив, ложность знания, то направляться признать это знание правдоподобным, гипотетическим.

Релятивизм ведет к тому, что делается проблематичным отграничение науки от философии, обыденного знания, религиозных вер, политических, моральных и эстетических воззрений. С чем, конечно же, тяжело дать согласие.

Под агностицизмом в отечественной философии часто понимают конечный релятивизм, отрицающий саму возможность познания объективного мира. Такое познание агностицизма, в принципе не вызывает возражений. Но в этом случае правомерен вопрос: Возможно ли относить к агностикам в этом понимании агностицизма, таких философов, как, к примеру, Юм и Кант.

В первую очередь, ни Юм, ни Кант ни при каких обстоятельствах не утверждали того, что окружающий человека мир непознаваем в принципе. Любой из них обращал внимание на ограниченные возможности познания. «Природа — пишет Юм, — держит нас на почтительном расстоянии от своих тайн и предоставляет нам только знание немногих поверхностных качеств объектов, скрывая от нас принципы и те силы, от которых целиком и полностью зависят действия объектов». Знание об окружающем нас мире быть может, говорит тем самым Юм. Но это знание поверхностное, не сущностное, не глубинное. Оно ограничено не только возможностями чувственного познания, опыта, но и возможностями мысли. По словам Юма, его философия «пытается дать нам представления о узких пределах и несовершенствах человеческого познания».

Кант согласен с Юмом в том, что результатом процесса познания есть «внешнее» знание, знание явления, а не сущности. «Вещи в себе» остаются в принципе непостижимыми для человека. Какими эти вещи являются в действительности, «каковы они смогут быть сами по себе, — пишет Кант, — мы ничего не знаем, а знаем лишь их явления, т.е. представления, каковые они в нас создают, действуя на отечественные эмоции». С его точки зрения, потому, что мир разделен на дешёвые знанию «явления» (феномены) и непознаваемые «вещи в себе» (ноумены), теоретическое познание имеет определенные пределы, каковые ни при каких обстоятельствах не преодолеваются. Поэтому он и вычислял одной из главных задач философии критику достоверности познания, установления его пределов и границ.

Так, Кант и Юм скорее были не агностиками, а скептиками, каковые, поняв трудности обнаружения сущности, стали сомневаться в возможности ее постижения.

В понимании соотношения полной и относительной истины видится и вторая крайняя точка зрения: преувеличение значения полной истины и отрыв ее от относительной истины. Это — так называемый догматизм, что неизменно связан с стереотипностью и косностью мышления, с личной либо коллективной заинтересованностью сохранить неизменными те либо иные взоры, идеологические установки, нормы морали и права, теоретические положения.

В рамках неприятности понимания истины существует необходимость разграничения таких понятий, как точное и недостоверное знание, истина, заблуждение и ложь.

Результаты, полученные в ходе научного познания, нередко квалифицируют как точные либо недостоверные (вероятностные, гипотетические). Наряду с этим знание считается точным, если оно логически достаточно обосновано и не вызывает сомнений, либо подтверждается эмпирически, экспериментальными либо фактическими данными. Точное знание — это объективно подлинное знание. Так, суждение «Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин появился во второй половине 90-ых годов XVIII века» есть точным, что подтверждается документально. Точным есть и суждение «Сократ смертен», логически следующее из суждений «Все люди смертны» и «Сократ — человек».

Вероятностным либо гипотетическим знанием согласится знание, не хватает обоснованное логически либо до тех пор пока еще не подтвержденное практикой. Такое знание вызывает определенные сомнения и постоянно требует дополнительной аргументации.

Вероятностным мы вычисляем знание о том, что не считая Почвы в нашей Вселенной имеется планеты, где существует какая-либо форма судьбы. Вероятностным будет принимать во внимание и суждение «Большая часть студентов отечественного факультета желают быть преподавателями», полученное как обобщение результатов опроса, совершённого только в нескольких группах этого факультета.

Особенный тип знания, которое нельзя оценить с позиций достоверности либо недостоверности, представляют собой знания о неизвестном, каковые находят собственный выражение значительно чаще в виде проблем (в философии это смерти и проблемы жизни, необходимости и свободы и др.).

Своеобразным гносеологическим феноменом есть заблуждение. В случае если неправда — это намеренное искажение действительности, в полной мере осознанная попытка выдать неверное знание за верное либо напротив, то заблуждение есть непреднамеренным искажением знания. Заблуждение — это неточность. Возможно заявить, что заблуждение — это неистинное знание, которое принимается заистинное, либо напротив.

Так, в биологии некое время считалось истиной, что решающую роль в передаче наследственных показателей играются высокомолекулярные протеиновые соединения. Но в последние десять лет появились информацию о том, что начало доклеточным предшественникам судьбы положили не нуклеиновые кислоты (ДНК, РНК) и не белок, а «динамичная игра» малых молекул, которыми были ионы некоторых металлов (железа, цинка, алюминия, никеля, меди и др.), соединения серы, фосфора, азота, и маленькие органические углеводородов и молекулы аминокислот.

В философии и науке многие годы подлинной признавалась геоцентрическая, а не гелиоцентрическая совокупность строения мира. Аналогичные примеры имеется в физике, других науках и математике.

Обстоятельства заблуждений разнохарактерны. Они смогут быть психологическими (личностные установки, стереотипы), логическими (неосознаваемые нарушения правил вывода), гносеологическими (сложившиеся субъективные представления о познаваемом объекте, фрагментарность и односторонность знаний), социокультурными (ориентация на идеологию либо публичное вывод и т.п.) и др. Так, в личностных качествах человека и в выясненных условиях бытия таится разгадка заблуждения, которое может увести в сторону от подлинного знания и содействовать формированию научных предрассудков, но может стать и стимулом разработки подлинных теорий, хорошим причиной развития науки. В отыскивании истины, которая глубоко скрыта в сущности явлений, ни в то время, когда нельзя исключать возможность неточности, возможность заблуждения, исходя из этого, значимость этого феномена не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать.

Неприятность истины в философии


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: