Проблема перехода от тоталитаризма к демократии. концепция политической модернизации

В более либо менее целостном виде теория политических режимов сложилась к 50-м годам этого века. Но многие вопросы и сейчас остаются дискуссионными. Существуют кроме этого неприятности, теоретические выводы о развитии которых были изменены. Это относится вопроса о перерастании тоталитарных режимов в демократические. В 70-х годах ученые сделали вывод, что тоталитарный режим не может изменяться, что его возможно стереть с лица земли только извне. Они обосновывали, что все тоталитарные страны обречены на гибель[4].

В разных государствах процесс перехода к народовластию специфичен, однако, имеется и кое-какие неспециализированные черты. Один из политических руководителей и теоретиков процессов демократизации в Испании Ф. Гонсалес отмечает следующие элементы: желание изменений, воля большинства к преобразованиям в обществе; свойство участников общества к соглашению, к договоренности[5].

Начало в обществе политического кризиса – еще одна из значительных неспециализированных линия процесса перехода к народовластию. Кризисная обстановка есть предшественником перехода к народовластию при наличии у населения данной страны определенной политической способности и культуры к соответствующим переменам.

В случае если же речь заходит об эволюционном переходе, то наличие культурно-политических предпосылок кроме этого важно. Классическое уважение воли большинства и вместе с тем признание за каждым отдельными меньшинствами и членом сообщества защищать собственные интересы, высказывать собственную волю.

С политическим национальным кризисом общество может покончить при условии осуществления качественных трансформаций совокупности, а не отдельных уступок и частичных перемен со стороны устаревшего режима. Реформирование политической совокупности в направлении введения демократических норм и институтов, расширения (либо установления) прав и свобод граждан; перерастание ограниченных реформ (если они имеют место) в глубокие и всеохватывающие, в следствии чего к власти приходят и у власти закрепляются подлинно реформаторские силы, — таково основное содержание политического перехода к народовластию. В этом узловом ходе прослеживаются, в большинстве случаев, собственные этапы: проведение реформ в рамках существующего режима, чему последний уже не в силах мешать; осуществление реформ, конкретно разрушающих авторитарный режим.

Конкретные изюминки, как политического национального кризиса, так и реформаторского процесса определяются спецификой публично-политической ситуации. При тоталитарном режиме государство поглощает гражданское общество. Оно пытается осуществлять контроль все стороны судьбы людей. Громадное различие политических процессов имеет место в тех государствах, где утверждение демократических режимов связано со сменой социально-экономических совокупностей.

Задача демократизации, проведения политических и экономических реформ решается любой раз по-различному. Исходя из этого в политической науке выделяются пара способов политического перехода. Для каждого перехода свойственны собственные особенности взаимоотношения.

Во-первых, пактовый переход, элитный в собственной базе, он не навязывается одной из группировок политической элиты, а выступает как следствие многостороннего элитного соглашения. В качестве примеров для того чтобы перехода возможно привести Испанию, Колумбию, Венесуэлу[6].

Следующая разновидность- это, так именуемые, навязанные переходы. Их отличительная изюминка содержится в сильно выраженном элитном характере, причем элита принимает ответ о начале перехода в одностороннем порядке, без решающего давления со стороны оппозиции. В Советском Турции и Союзе переход начался похожим образом[7].

Третий вид перехода — реформа, в течении которой участниками политического процесса наровне с элитами выступают массы. В этом случае мобилизация весов ведет к компромиссному соглашению с правящей элитой без применения насилия с той либо другой стороны. Подобным образом политический переход осуществлялся в Польше, Чехословакии, Югославии[8].

И наконец, четвертый вид перехода является революцией , т.е. насильственное ниспровержение прошлого авторитарного режима с активным участием массовых социальных слоев. В этом случае самые характерными примерами являются переходы, осуществлявшиеся в Румынии, Албании и в августе 1991 года — в СССР[9].

Эти переходы редко смогут быть конкретно классифицированы как пактовые, навязанные, реформистские либо революционные. Значительно чаще переход есть смешанным, сочетая в себе разные, иногда трудносовмещающиеся элементы. Один из примеров — демократический переход в Советском Альянсе. Начавшись как навязанный, инициированный реформистской частью правящего класса, этот переход неспешно купил как следует иную, революционную динамику, миновав на своем пути более умеренные пактовые и реформистские альтернативы[10]. [ Теория страны и права / Отв. Ред. В. М. Корельский и В. Д. Перевалов. М.: Наука, 2000.]

Нужно выделить, что навязанные и, в особенности, пактовые переходы осуществляются в условиях, в то время, когда правительство владеет достаточным авторитетом. Это наиболее значимое их отличие от переходов реформистского и революционного характера. Владеющее авторитетом правительство возможно коммунистическим (Венгрия), армейским (Турция, Пакистан), расово-олигархическим (Южная Африка) либо режимом личной власти (Испания, Чили), но оно должно осознавать необходимость изменений и владеть достаточными ресурсами[11].

Но навязанные переходы значительно чаще менее прочны, чем пактовые, потому что оставляют без внимания достаточно замечательный деструктивный потенциал, сосредоточенный в консервативной части элиты. К тому же, в политической практике может появляться обстановка, в то время, когда переход не имеет возможности начаться в противном случае, чем навязанный.

Реформистский переход в ряде собственных черт больше напоминает пактовый, чем революционный: компромисс, не обращая внимания на применение оппозицией опоры на политическую мобилизацию весов, есть тут все же преобладающей чёртом. В отличие от революционного перехода, тут существуют и взаимно будут считаться определенные правила политической игры — прошлая элита уступает власть пускай и не в следствии переговоров, но добровольно, на основании состоявшихся выборов. Оппозиция, несмотря на традиционализм отстаиваемых ею позиций, согласится и рассматривается как полноценный участник политического процесса.

как следует в противном случае протекают революционные переходы. В этом случае оппозиция, получающая власти методом выборов, часто терпит поражение в следствии или путча, предупредительно предпринятого прежней правящей элитой (СССР), или открытого свертывания начатых преобразований (Китай в 1989 г.). Исходя из этого власть, появлявшись в руках оппозиции, рассматривается ею как «завоеванная»[12].

Но, какими бы дорогами ни происходила изменение тоталитарных режимов в демократические, перед ними неизбежно поднимаются следующие неприятности. Во-первых, это неприятность экономическая, которая связана с постепенным вхождением в совокупность новых хозяйственных взаимоотношений. Во-вторых, это неприятность социальная, требующая от реформаторов всестороннего учета социально-групповых, этнических, национальных и других заинтересованностей людей. В-третьих, неприятность национально-правовая, заключающаяся в разумном разделении власти, как по вертикали, так и по горизонтали. И, в-четвертых, неприятность теоретико-идеологическая, сущность которой состоит не только в готовности организованных сил уничтожить ветхую публичную совокупность, но и в умении выстроить новую совокупность, основанную на творческом развитии и исторической преемственности.

Принципиально важно, что в политике общества народовластие, независимо каким методом к ней пришли, была и остается высшим типом политического режима, поскольку она характеризуется высокой степенью политической свободы человека, настоящим осуществлением его прав, разрешающим ему оказывать влияние на национальное управление обществом. Любая отдельная личность либо коллектив должны уважать желания и мнения окружающих, терпимо относиться к различиям, существующим между людьми, признавать другие, хорошие от собственных позиций, взоры, точки зрения. Народовластие – это неоднократно и окончательно установленная совокупность. Это механизм, создающий возможность при помощи споров и дискуссий совершенствовать общество, выявлять несоответствия, неизменно в нем существующие, и преодолевать их.

Сейчас, в то время, когда интернациональная обстановка формируется, в первую очередь, под влиянием распада коммунистических режимов в Советском Восточной Европе и Союзе, неприятности политического перехода все заметнее выдвигаются в центр внимания политологии.

7.5 Теоретические модели народовластия (до XX в.) — Илья Локшин


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: