Проблемы методологии научного познания в позитивизме и неопозитивизме

О. КОНТ[84]

Дабы лучше растолковать особый характер и истинную природу положительной философии, нужно, в первую очередь, кинуть общий взор на последовательное перемещение человеческого духа, разглядывая его во всей совокупности, поскольку ни одна мысль не может быть прекрасно осознана без знакомства с ее историей.

Изучая, так, целый движение развития людской ума в разных сферах его деятельности, от его первого простейшего проявления до наших дней, я, как мне думается, открыл главный фундаментальный закон, которому это развитие подчинено непременно и что возможно твердо установлен либо методом рациональных доказательств, доставляемых знакомством с нашим организмом, либо посредством исторических данных, извлекаемых при внимательном изучении прошлого. Данный закон пребывает в том, что любая из отечественных основных идей, любая из отраслей знания проходит последовательно три разных теоретических состояния: состояние теологическое либо фиктивное; состояние метафизическое либо абстрактное; состояние научное либо хорошее…

…Охарактеризовав с дешёвой для меня в этом обзоре точностью дух хорошей философии, формированию которой посвящается целый данный курс, я обязан сейчас изучить, в какой эре собственного перемещения находится она на данный момент и что еще нужно сделать, дабы закончить ее построение…

…Как бы то ни было, разумеется, что социальные явления не вошли еще в область хорошей философии, и теологические и метафизические способы, которыми при изучении вторых родов явлений никто не пользуется ни как средством изучения, ни кроме того как приемом аргументации, до сих пор и в том и в другом отношении лишь одни и используются при изучении социальных явлений, не смотря на то, что недостаточность этих способов в полной мере сознается всеми разумными людьми, утомленными нескончаемыми и безлюдными пререканиями между главенством народа и божественным правом…

Итак, вот весьма большой, но, разумеется, единственный пропуск, что нужно заполнить, дабы закончить построение хорошей философии.

…Изучение хорошей философии, разглядывающей результаты деятельности отечественных умственных свойств, дает нам единственное рациональное средство найти логические законы людской ума, к отысканию которых до сих пор использовались средства, очень мало для того пригодные…

…Но еще более занимательным следствием, которое нужно повлечет за собой прочное обоснование хорошей философии, …есть руководящая роль ее во общем преобразовании отечественной совокупности воспитания.

Конт О. Курс хорошей философии. Т. 1. — С.-Пб., 1900. — С. 3 —5, 8 —10, 11 —15.

Р. КАРНАП[85]

Вся философия в ветхом смысле, связана ли она с Платоном, Фомой, Кантом, Шеллингом либо Гегелем, либо она сооружает новую “метафизику бытия” либо “философию наук о духе”, оказывается перед

неумолимым суждением новой логики не только содержательно фальшивой, но логически несостоятельной, и исходя из этого не имеющей смысла.

Карнап Р. Ветхая и новая Логика // “Познание”. Т.1. — С.6.

Понятие причинности — одна из центральных неприятностей в современной философии науки _ завлекало внимание разных философов, начиная с древней Греции и заканчивая отечественными днями. Раньше это понятие составляло раздел науки, которую именовали философией природы. Эта область охватывала как эмпирическое исследование природы, так и философский анализ для того чтобы познания.

…В случае если исследователь в области философии науки не будет основательно осознавать науку, он не сможет кроме того ставить ответственные вопросы о ее методах и понятиях.

Мои рассуждения об отличии задач философа науки от метафизических задач его предшественника — философа природы — имеют ответственное значение для анализа причинности, являющейся темой данной главы. Ветхие философы имели дело с метафизической природой самой причинности. Отечественная задача тут пребывает в том, дабы изучить, как ученые в эмпирических науках применяют понятие причинности…

Карнап Р. Философские основания физики. Введение в философию науки. — М., 1971. — С. 253—263.

Наблюдения, делаемые нами в повседневной судьбе, так же как более систематические наблюдения в науке, выявляют в мире определенную повторяемость либо регулярность. За днем постоянно следует ночь; времена года повторяются в том же самом порядке; пламя постоянно ощущается как тёплый; предметы падают, в то время, когда мы их роняем и т. д. Законы науки воображают не что иное, как утверждения, высказывающие эти регулярности так совершенно верно, накакое количество это вероятно…

…В то время, когда утверждения делаются ученым на простом, словесном языке, а не на более правильном языке символической логики, мы должны быть очень внимательными, дабы не смешать единичные утверждения с универсальными…

…Теоретические законы относятся к эмпирическим законам в какой-то мере подобно тому, как эмпирические законы относятся к отдельным фактам. Эмпирический закон оказывает помощь растолковать факт, что уже наблюдался, и угадать факт, что еще не наблюдался. Подобным же образом теоретический закон оказывает помощь растолковать уже сформулированные эмпирические законы и разрешает вывести новые эмпирические законы…

Карнап Р. Философские основания физики. Введение в философию науки. — М., 1971. —С. 39 —58, 84 —93, 303 —

Б. РАССЕЛ[86]

…материи и Различение духа чуть ли бы появилось, если бы не имело под собой какого-либо основания. Мы должны исходя из этого поискать каких-то различий, более либо менее подобных различию между духом и материей. Я выяснил бы “психологическое” событие как такое, которое возможно познано без вывода…

…Простой реализм отождествляет восприятия с физическими вещами; он уверен в том, что солнце астрологов имеется то, что мы видим. Это предполагает отождествление пространственных отношений отечественных восприятий с пространственными отношениями физических вещей. Многие сохраняют это положение наивного реализма, не смотря на то, что и отбрасывают все другое…

…В то время, когда на базе обыденного здравого смысла люди говорят о коренном различии между духом и материей, они в действительности имеют в виду коренное различие между зрительными либо мыслью и осязательными “восприятиями” — к примеру, воспоминанием, эмоцией наслаждения либо беспокойством. Но это, как мы видели, имеется различие в мира сознания; восприятие есть таким же психологическим явлением, как и “идея”. Более искушенные люди смогут думать о материи как о малоизвестной причине ощущения, как о “вещи в себе”, которая, само собой разумеется, не имеет вторичных качеств и, быть может, не имеет кроме этого и первичных. Но какое количество бы они не подчеркивали непознаваемый темперамент вещи в себе, они все же считаюм, что достаточно знают о ней, дабы верить в ее отличии от духа. Я пологаю, что это происходит от того, что они не избавились еще от привычки воображать себе материальные вещи как что-то жёсткое, с чем возможно столкнуться. Вы имеете возможность столкнуться с телом вашего друга, но не с его духом; следовательно, его тело превосходно от его духа. Данный довод как продукт воображения упорно держится у людей, каковые отвергли его на основании рациональных мыслей…

…“Факт”, в моем понимании этого термина, возможно определен лишь наглядно. Все, что имеется во вселенной, я именую “фактом”… Под “фактом” я имею в виду что-то имеющееся налицо, независимо от того, признают его таковым либо нет…

…“Вера”, к рассмотрению которой мы переходим, владеет свойственной ей по природе и потому неизбежной неопределенностью, обстоятельство которой лежит в непрерывности умственного развития от бактерии до гомо сапиенса…

…Я перехожу сейчас к лжи “и” определению “истины”. Некаковые вещи очевидны. Истинность имеется свойство веры и, как производное, свойство предложений, высказывающих веру. Истина заключается в определенном отношении между верой и одним либо более фактами, иными, чем сама вера…

Рассел Б. Человеческое познание. — М., 1957. — С. 177 —191, 234, 235, 259 —261.

М. ШЛИК[87]

Само собой ясно, что слово проверяемость должно подразумеваться лишь принципиально, поскольку суть предложения, естественно, зависит не от того, содействуют либо мешают обстоятельства, при которых мы отказываемся от фактической верификации. Высказывание “на той стороне Луны имеется горы высотой 63000 метров” несомненно есть осмысленным, не смотря на то, что у нас отсутствуют технические средства для его верификации. И оно останется столь же осмысленным, в случае если кроме того мы определим из каких-то научных мыслей, что человек ни при каких обстоятельствах не достигнет обратной стороны Луны. Верификация постоянно остаётся мыслимой,мы в состоянии постоянно указать, какие конкретно эти мы должны пережить, дабы достичь решения; она логически вероятна, и неизменно возможно поставлен вопрос о фактической выполнимости.

Шлик М. реализм и Позитивизм // Познание. Т. III. — 1932/33. — С. 7 —8.

Законы природы не имеют характера предложений, каковые либо подлинны, либо логичны, но являются скорее руководствами, как формулировать кроме этого предложения… Законы природы не являются неспециализированными выводами, потому, что они не смогут быть верифицированы в каждом случае, они скорее являются указаниями, правилами поведения для исследователя, ищущего дорогу в мире и предвещающего кое-какие факты… Не нужно забывать, что эксперимент и наблюдение сущность деятельности, посредством которых мы вступаем в опосредованный контакт с природой. Отношения между природой и нами находят собственный выражение в предложениях, каковые имеют грамматическую форму, но настоящий суть которых пребывает в том, что они являются указаниями возможного действия.

Шлик М. Избранные произведения. — 1938. — С. 422.

2.19 Позитивизм — часть 1 — Философия для бакалавров


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: