Проблемы распределения ресурсов на макроуровне

Неприятности распределения ресурсов на микроуровне

Самый несложный прием распределения – очередь. Но она не в полной мере честна. Те, кто был ближе к очереди, стремительнее поднимутся в нее. Те, у кого заболевание начинается медленнее, оказываются в более удачном положении если сравнивать с теми, у кого заболевание прогрессирует скоро. Наконец, в случае если ресурса не достаточно катастрофически, как гемодиализ в Российской Федерации, большинство больных так и не дождутся собственной очереди.

Возможно распределять ресурс на основании конкурса платежной способности, но таковой подход есть противоположным простому пониманию справедливости. Он был бы честен, если бы помощь появилась легко за деньги. Но в случае если существует хоть какая-то совокупность общего либо, по крайней мере, массового здравоохранения, то такое распределение ставит людей, приобретающих помощь по однообразной страховке, в условия неравенства. В это же время каждая совокупность (к примеру, страховая) создается для компенсации неравенства. Хуже принципа распределения по возможности заплатить есть только отсутствие правил распределения дефицитных ресурсов, имеющее место на данный момент в Росси.

Существует распределение ресурсов по лотерее, случайным образом. Тогда доступ к лечению будут получать все, независимо от срока нахождения в очереди, среди них и лица с начальной стадией заболевания, талантливые (при некоторых болезнях) получить от лечения большую пользу. Быть может, применительно к весьма дефицитному ресурсу таковой подход есть приемлемым, но он редко используется в виду сложностей его честной реализации и некоторых статистических эффектов.

Итак, совершенного метода распределения не существует. Самым несложным есть очередь. Она несовершенна, но несложна в реализации.

Неприятности распределения ресурсов на макроуровне

Инфекционные болезни завлекали меньше средств до эпидемии СПИД. По окончании второй мировой на инфекционные болезни в развитых государствах тратили меньше вследствие того что инфекционных болезней становилось меньше. Наряду с этим инфекционные болезни вносили главный вклад в смертность людей. На земном шаре инфекционные болезни остаются одной из первых обстоятельств смерти.

Если не на здравоохранение, то на что тратятся средства? Это легко представить на примере России. Достаточно выяснить в качестве ответственной задачи противостояние с НАТО, и пригодятся средства на оружия. На здравоохранение не останется. В случае если учесть, что большая часть лекарств импортные, то разумеется, что у страны денег не будет чтобы эти лекарства закупать. В первую очередь, речь заходит о медикаментах, каковые люди в большинстве случаев сами не берут. К примеру, дорогие лекарства, нужные для пересадки органов, лекарства, каковые употребляются для лечения лейкозов и других раков. В случае если у нашей страны неприятелем будет НАТО, а не смерть отдельного гражданина, то в этом случае денег на медицину не остается.

Безотносительного равенства не бывает. Что лучше: неравенство либо несправедливость? Имеется ли однозначный ответ на это вопрос? Ответ пребывает в том, что несправедливость – это только субъективная оценка неравенства. Но равенство людьми может восприниматься как честное и как не честное. В случае если человек говорит, что это справедливо, значит, он уверен в том, что это хороший метод распределения. Значит, в случае если кому-то дали больше, он взял в соответствии с представлениями «что такое прекрасно».

Применительно к организации здравоохранения ни при каких обстоятельствах нет ясного ответа, что лучше: иметь более дорогую, идеальную медицину, но недоступную для всех, либо лечить несложнее, похуже – но всех одинаково. Степень неравенства, которую принимает общество, возможно весьма различной. К примеру, во время перестройки у нас социологические изучения продемонстрировали, что население лучше относится к неравенству при капитализме, чем кроме того население европейских капиталистических государств. Сейчас общество стало более чувствительным к неравенству.

Второй пример: Российская Федерация, Южная Африка и другие бедные страны содержат высокотехнологичные медицинские центры в собственных столицах. Эти центры потребляют большую часть средств здравоохранения. Доступ к ним имеют только маленькое число обитателей столиц этих государств. С позиций здоровья населения было бы целесообразно все средства разрешить войти на первичную медпомощь. Но общество наряду с этим утратило бы возможность подготовки докторов. За исчезновением современной медицины из страны уехали бы богатые и хорошие врачи люди, каковые нуждаются в медицинской помощи. Наконец, в стране не осталось бы «зародышевых точек» для развития медицины в будущем, на которое сохраняет надежду любая страна. Исходя из этого общество терпит неравенство, не смотря на то, что неравенство в доступе к медицинским центрам, конечно, должно по возможности уменьшаться.

Возможно назвать десятки редких заболеваний, от которых медицина просто не знает лечения, вследствие того что докторам ни при каких обстоятельствах не давали денег на изучение редких заболеваний. В случае если эта заболевание обрисована всего в двадцати случаях, какой суть тратить на нее средства? Но в то время, когда отдельный человек заболевает данной заболеванием, а это возможно весьма серьёзная заболевание, ему не растолкуешь, что человечество не расценивало эту заболевание, как ответственную и увлекательную. Человечество нередкие заболевания разглядывает, как ответственные, а редкие разглядывает, как занимательные только для ученых. Применительно к нередким заболеваниям общество вычисляет вероятной задачу так называемой, профилактики и большое количество средств на это тратит. При публичном анализе затрат на здравоохранение узнается, что программа развития трансплантации, в лучшем случае, может сохранить тысячи судеб в год. Введение же прививок против ряда и гепатитов вторых зараз способно сохранять много тысяч судеб расходах многократно меньше. К сожалению, несложных ответов в ситуации выбора не существует. Общество не имеет возможности выбрать «самое недорогое и действенное» вследствие того что существуют другие цели, каковые являются ответственными, к примеру, сохранение потенциала трансплантологии в стране. Ели эти «другие» цели, т.е. не имеющие прямого отношения к сохранению здоровья, видятся серьёзными обществу, оно принимает учет этих целей честными.

Осознание несправедливости приводит доктора к мысли о необходимости помогать «обиженным». Потом появляется вопрос, а как мы должны помогать, как мы должны помогать? Ответ на него пробовали дать еще древние. Клятва Гиппократа гласит: доктор обязан оберегать собственных больных от несправедливости. Распространенная форма – некоторым бедным оказывали медпомощь безвозмездно. Потому, что хорошие доктора всегда были высокооплачиваемы, то они занимались благотворительностью, другими словами они лично, как люди, вносили собственный вклад, помогая бедным. Такая бесплатная помощь не может быть распространенной вследствие того что в случае если оказывать большое количество помощи безвозмездно, то подрывается обычное функционирование медицины. В случае если таковой – то доктор, имея большие доходы по вторым, немедицинским каналам, будет довольно много больных лечить безвозмездно, то он подорвет собственную врачебную практику и подорвет практику вторых докторов. На рынке медицинских одолжений деньги идут не прямо от больного к доктору, а более сложными дорогами. Но принципиально важно, что доктор приобретает деньги за собственную работу. Как раз исходя из этого во всех государствах стараются не лечить больных в качестве личного милосердия, а стараются делать это в рамках национальных либо публичных программ. Наряду с этим сохраняется образ функционирования медицины.

Для медицинской профессии крайне важно сохранять целостность. Задача защиты профессии есть крайне важной, безотносительно того, что отдельные доктора делают. Доктора действуют в одном обществе и заинтересованы, дабы практика и законы были хорошими, дабы профессия пользовалась почетом.

ЛНП закон распределения ресурсов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: