Проблемы взаимосвязи научного и вненаучного знаний.

Разглядывая зависимости многоликости и проблемы знания его типологии от моделей знания, мы концентрировали внимание, в первую очередь, на явном (рациональном) знании, высшей ступенью развития которого есть научное знание. Но при таких условиях за бортом остается еще огромная сфера знания неявного, трансцендентного (И.Кант). Т.е. это ? то знание, которое дается «appriori» (вне опыта) в сфере интуиции как продукт «чистого сознания».

Но чистого сознания не существует, потому, что оно тесно связано с психикой. В случае если в хорошей картине мира, основанной на ньютоно-картезианской парадигме понятия «психика» и «сознание» отожествлялись, то с открытием глубинной и трансперсональной психологии «коллективного бессознательного» они выступают как области объективной психики человека. На основании этого материи как объективной действительности противостоит не только субъективная действительность (сознание), но и особенная действительность «кол- «лективного бессознательного», которое, по словам К.Г. Юнга, создается человеком в возможно пробуждающемся сознании на протяжении его детства.

Коллективное бессознательное (потом заменено К.Юнгом на более правильные термины «объективная психика» либо «трансперсональное бессознательное») представлено не как единые, а как неспециализированные для различных людей первообразы (архетипы) и идеи, основанные на опыте не конкретного человека, а на опыте социальной группы (общества в целом). Исходя из этого довольно часто за словом стоят не только прямые значения, но и более скрытые смыслы, понятные на бессознательном уровне. архетипы и Данные идеи заложены в бессознательном каждого человека. Но для их проявления, т.е. для их осознания нужны определенные условия, чтобы вынудить их выступить на поверхность (яблоко у Ньютона, сон у Менделеева).

Следовательно, знание возможно не только рациональным, т.е. добытым в ходе мышления на сознательном уровне, но и внерациональным, добытым интуитивным методом. Базы познания – это творческий диалог между сознанием и бессознательным, рациональным и иррациональным. Поднимаясь из глубин коллективной психики, содержание познания выражается неизменно сперва в образно-символической форме, после этого в форме интуитивных философских понятий и только потом приобретает вид научных категорий (теорий) в ходе рациональной обработки изначального опыта.

Итак, в случае если наука имеет дело с рациональным, имманентным, т.е. данным в опыте, то знание, которое своим главным предметом имеет транцендентное, т.е. пребывавшее за пределами чувственного опыта, будет именоваться вненаучным.

Вненаучное знание– знание, не вписывающиеся в твёрдые каноны научной рациональности, и воображающие собой особенный метод освоения действительности, хороший от науки. Вненаучное знание, во-первых, есть обыденным знанием, появляющимся в ходе повседневной практической деятельности людей и высказываемым естественным языком. Во-вторых, оно базируется на правилах субъекта познания и единства объекта, бытия и мышления, психологического и физического, добывается в оккультно-мистической практике (волшебство, теософия, алхимия, астрология и т.п.) и носит эзотерический темперамент. В-третьих, для него характерно целостное видение мира, что понимается не как механически упорядоченная совокупность, а как единый, живой, одушевленный организм, в котором человек есть проявлением творческого духа, пронизывающего всю Вселенную. В-четвертых, вненаучное знание – это образно-символическое знание. А знак имеется целостное выражение трансцендентной природы архетипа, a priori упорядочивающего целый опыт сознания в его отношении к бессознательному. Наконец, в-пятых, вненаучное знание (наивно-реалистическое, мифологическое, художественное и т.п.) предшествует научному, из него наука черпает предметы исследования и свои объекты. С развитием науки маргинальный пласт знания, что до поры до времени игнорируется научным сообществом, актуализируется, что ведет к происхождению неприятностей, возможностей развития науки.

Учитывая, что многобразие вненаучной практики порождает многообразие вненаучного знания, то его возможно классифицировать как по предмету, так и по способам познания. Среди разновидностей вненаучного знания выделяется следующие:

1. Ненаучное знание – это обыденное знание, отечественный житейский, художественный и другой опыт, полученный в рамках предметно-чувственной деятельности;

2. Донаучное знание – это наивно-реалистическое, мифологическое знание, которое характеризуется синкретичным, нерасчлененным единством (тождеством), зачатком всех позднейших форм знания. Не обращая внимания на то, что мифологическое знание было главным видом знания на заре человечества, его черты возможно проследить в любой позднейшей цивилизации, впредь до современной. (На семинаре, целесообразно разглядеть разные мифы – политические, экономические и т.п. – России и современного мира).

Источником мифологического знания выступают мифы (к примеру, мифы Старой Греции), сказки (к примеру, Русские сказки), легенды (к примеру, о нормано-скандинавском происхождении русской государственности), а так- же стереотипы данной культуры, усваивающиеся через СМИ и другие некритически воспринятые источники (слухи, сплетни и т.п.).

3. Протонаучное знание – это базис будущей науки в виде определенной совокупности знания о мире и человеке. Первые такие совокупности знаний появились в развитых цивилизациях античности и Древнего Востока. В первую очередь, это философские совокупности как самоё общее знание о месте и мире человека в нем (разные философские совокупности – даосизма, Сократа, Платона, Демокрита и т.п.). Помимо этого, появляются совокупности знаний, основанные на практи- ческой деятельности : математика, геометрия, астрономия, совокупности армейского дела, судостроения, земледелия, металлургии и др.

4. Паранаучное знание – появляется как альтернатива либо дополнение к существующим видам научного знания. Основной критерий отнесения к дан- ному виду вненаучного знания – несоответствие общепризнанным параметрам обоснования и построения научных теорий, и неспособность дать убе- дительное рациональное истолкование изучаемых феноменов.

Ко мне относятся и кое-какие новые теории, каковые не получили статус научных, не смотря на то, что со временем они смогут войти в новую парадигму знания данной эры. Отвергаемые научным сообществом такие совокупности знаний при недостаточности эмпирического материала, довольно часто становятся девиантным научным знанием, отклоняющимся от принятой научной парадигмы, значительно чаще по гносеологическим, но возможно и по мировозренческим, концептуальным а также политическим базам. Появляется непримиримое несоответствие между носителями отклоняющегося знания и ортодоксально настроенным большинством научного сообщества. К примеру, попытки истолковать исторический процесс в русле эзотерической традиции («Роза мира» Андреева) либо изучить при помощи нетрадиционных методик феномены людской психики (парапсихология), так и фактически научные теории, противоречащие устоявшимся понятием (гелиобиология Чижевского, теория пассионарности Гумилева т.п.).

5. Псевдонаучное (лженаучное) знание основывается на попытке расширения научного поиска методом построения теории на вненаучных основаниях. Псевдонаучное знание претендует на преодоление ограниченности актуального научного знания, связывается с обращением к дорациональным архаико-мифологическим структурам миропонимания (лженаука), пытается к концептуальной экспансии (квазинаука), а иногда маскируется под науку, а на деле отвергает её (псевдонаука). Учитывая особенную опасность псевдонауки для развития общества, остановимся более детально на этом феномене.

Термин «псевдонаука» ? от греческого «pseudos» – неправда, фальшивый; синоним псевдонауки – лженаука. Основное отличие псевдонауки от науки – это некритичное применение новых непроверенных способов, обычно ошибочных данных и сведений, и отрицание возможностей опровержения, в то время как наука основана на фактах (проверенных и доказанных сведениях) и всегда развивается, расставаясь с опровергнутыми теориями и предлагая новые.

Для псевдонаук свойственны следующие способы получения, распространения и проверки знаний:
1. Некритический анализ данных. За точные факты прини- маются легенды, мифы, рассказы из третьих рук и т.д.

2. Пренебрежение противоречащими фактами. Интерес проявляется только к материалу, что возможно истолковать в пользу обосновываемой концепции, а все другое просто не рассматривается.

3. Неизменяемость взоров, несмотря ни на какие конкретно возражения. Настоящие ученые не стесняются рассказать о неточности. Не стесняются вследствие того что имеется уверенность в научном способе познания, что гарантирует устранение неточностей.

4. Отсутствие законов. Излагается не концепция, а рассказ либо сцена- рий, по которому, согласно точки зрения автора, происходили определенные события. Так, в уфологии самый неприемлемым элементом являются не сами рас- сказы о встречах с инопланетянами, а отсутствие их должного осмысления. Кто эти инопланетяне? Откуда они? В случае если с вторых звезд, то как преодолели технологические и экологические трудности организации межзвездных путешествий, каковые, как мы уже понимаем, имеют принципиальный темперамент? Ответы на эти и другие подобные вопросы в случае если и даются, то оказываются неубедительными и бледными если сравнивать с детализированными описаниями событий посадки НЛО. Весьма характерно, что ещё никому из уфологов не удалось угадать место и дату появления очередной летающей тарелки – верный показатель отсутствия хорошего знания.

5. Нарушение общепринятых этических норм. Это в громаднейшей степени относится к квазинауке. Подтасовывать экспериментальные результаты, подгонять решения под заданный ответ свидетельствует не просто давать неверную информация (от неточностей никто не гарантирован), но поступать безнравственно. Такие «ученые» как, к примеру, в СССР академик Т.Д. Лысенко, не только дают фальшивую данные обществу, но и используют репрессии (применяя мощь тоталитарного страны) к своим оппонентам.

Характерными отличительными чертами псевдонаучной теории явля- ются следующие:

— игнорирование либо искажение фактов, известных автору теории, но противоречащих его построениям;

— нефальсифицируемость, т. е. невозможность проведения эксперимен- та (хотя бы мысленного), один из принципиально вероятных результатов которого противоречил бы данной теории;

— отказ от попыток сверить теоретические выкладки с результатами на- блюдений при наличии таковой возможности, замена испытаний апелляциями к «интуиции», «здравому смыслу» либо «авторитетному точке зрения»;

— применение в базе теории недостоверных данных (т.е. не под- тверждённых рядом свободных опытов, или лежащих в пределах погрешностей измерения), или недосказанных положений, или данных, появившихся в следствии вычислительных неточностей.

— введение в публикацию либо обсуждение научной работы политиче- ских либо религиозных установок.

Иными словами, псевдонаука игнорирует наиболее значимые элементы науч- ного способа – исправление ошибок и экспериментальную проверку. Отсут- ствие данной обратной связи лишает псевдонауку связи с объектом исследова- ния и превращает её в неуправляемый процесс, очень сильно подверженный накоп- лению неточностей.

Необязательными, но довольно часто видящимися показателями лженаучных теорий, являются кроме этого следующие:

? Теория создается одним человеком либо маленькой группой людей, в большинстве случаев, не экспертов ни в области того, о чем говорит теория, ни в смежных областях.

? Отсутствуют публикации в рецензируемых научных изданиях.

? Теория невиданно универсальна – она претендует на объяснение бук- вально всего мироздания (либо, как при психотерапевтических теорий – пове- дения любого человека в произвольных событиях), из базисных положений делается огромное количество выводов, причём проверка корректности вы- водов на практике не проводится.

? Создатель деятельно применяет теорию для ведения личного бизнеса: реализовывает литературу по теории, оказывает платные услуги, основанные на данной теории, рекламирует и проводит платные «направления», «тренинги», «семинары» по теории и её применению, так или иначе пропагандирует теорию среди неспециалистов в качестве высокоэффективного средства с целью достижения успеха и улучшения жизни (по большому счету либо в к некоторых качествах).

? В статьях, книгах, рекламных материалах создатель выдает теорию за полностью доказанную и несомненную истину, независимо от того, насколь- ко она распространена и от степени доверия к ней экспертов.Отнесение каких-либо отраслей людской деятельности к псевдонауке происходит неспешно, по мере отхода и развития человечества от устаревших воззрений.

Так, кое-какие эмпирические учения прошлого достигли определенных результатов, но на сегодняшний момент являются элементами оккультизма. К примеру: Алхимия дала начало формированию химии и обязана рассматриваться как исторический этап её становления. Астрология дала начало астрономии. Нумерология, появившаяся во время бурного расцвета философии, астрологии и математики, дала начала некоторым идеям теории чисел. По сути, это протонауки прошлого, предшественницы современной науки.

Псевдонаучными сейчас являются попытки, игнорируя факты, применять протонаучные теории как адекватную замену современной науке, применение их почтенного возраста в качестве оценки их истинности, а тем более научности.

Вот примеры теорий, или не прошедших диагностику, или полностью пересмотренных и преобразованных в соответствии с новыми сведениям и. теория флогистона и Теория теплорода дали начало молекулярной термоди- намике. Теория Ламарка была одной из вех становления эволюционной тео- рии живого. Теория мирового эфира была одной из первых попыток изучить структуру «пустоты», стала причиной множество опытов по её про- верке, каковые стали причиной глубокому пересмотру физических понятий. Мысль о гомункулусе, приведшая к формированию идей онтогенеза.

Иначе, существуют «науки», каковые показались как некорректные попытки основать новые, другие науки:
? Информациология;

? Суперкритическая историография, в частности «новая хронология» (академик РАН А.Т. Фоменко);

? «Новое» учение о языке либо «яфетическая теория»;

? « Волновая генетика»;

? «Торсионные поля» и т.п.

Появились оспариваемые попытки связать современные научные теории с религиозными либо мистическими учениями: « Креационизм», «Парапсихо- логия» (Телепатия, телекинез и т.п., психотропное оружие), «Телегония», «Научный подход» в Каббале.

Кое-какие из них являются разнообразные устаревшими либо маргинальными учениями (разные «совокупности оздоровления», психотерапевтические, оккультные учения, религиозные и политические движения и др.). К ним относятся графология, валеология, дианетика, френология.

В этих учениях присутствуют как элементы, каковые смогут быть приняты доказательной наукой, так и положения, каковые принимаются их приверженцами без доказательств (к примеру, перенос и «потенцирование информации» в некоторых травяных школах).

Наконец, к псевдонауке направляться отнести попытки применения науч- ных подходов в качестве бренда либо актуального атрибута, заглавия статьи либо работы, к примеру, синергетика (см.: псевдосинергетика), нанотехнология (нанопрокладки и т.п.).

Не нужно забывать, что в момент собственного становления течения, рассма- триваемые сейчас как псевдонаучные, были естественными составляющими неспециализированного познавательного процесса. Так, в астрономии были использованы наблюдения астрономов (к примеру, Иоганн Кеплер известен кроме этого составле- нием гороскопов). Гомеопатия на данный момент многими считается пара- научной, не смотря на то, что была частью науки собственного времени, внесла свою лепту в систе- му верификации экспериментальных изучений (двойной слепой способ), учавствовала в разработке баз иммунологии и низкодозовой тера- пии. Алхимия есть естественной предшественницей химии и фармаколо- гии.

Границы между псевдонаукой и наукой являются очень спорными и тяжело определяемыми аналитически кроме того по окончании более чем столетнего диалога между учёными и философами науки в разных областях, не обращая внимания на кое-какие базисные согласия по базам научной методике.

Так, в случае если наука занимается объяснением мира, отталкиваясь наряду с этим от принципа каузальных соответствий, главная неприятность вненаучных форм знания – познание мира, которое тесно связано с образом и переживанием судьбы человека. Исходя из этого для адепта волшебства, к примеру, имеет значение не столько та либо другая теория, как метод описания мира, сколько намерение практиковать это мастерство и посвятить ему всю жизнь.

Вненаучное знание представляет собой тот более широкий культурный контекст, что, сопровождая развитие науки, всегда обогащает её своим содержанием и тем самым содействует трансформации научных парадигм.

И однако, научное и вненаучное знания не есть непересекающиеся параллельные линии, они постоянно находятся в сложных взаимоотношениях. На начальной стадии это нерасчлененность протонаучного и вненаучного знания (в древних цивилизациях в магии, мифологии, многобожии и язычестве).

На втором этапе, при становлении монотеизма мировых религий, т.е. в основном вненаучного Космоса природы и познания Человека, между религиозным знанием и появившимися совокупностями научного знания появляется контаминация (смешение, слияние разнородных факторов). И всякое нарушение религиозного догмата было наказуемо, впредь до уничтожения субъекта познания. Это особенно характерно для эры Средневековья. За прегрешения христианской, в первую очередь католической церкви, перед человечеством Папа Иоанн Павел II сказал в 2000 году молитву покаяния.

На третьем этапе с развитием и возникновением хорошей науки, в особенности в ХХ веке, происходит заимствование вненаучным знанием поня- тий, теорий науки для подтверждения определенных догматов вненаучного знания. Одновременно с этим многие выдающиеся ученые остаются верующими людьми.

На четвертом, современном этапе взаимоотношения между научным и вненаучным знаниями осуществляются на уровне сотрудничества и партнер- ства. Научной общественностью все больше овладевает идея, что содержа- ние вненаучного знания может стать землёй для развития познания Природы, Космоса и, в первую очередь , Человека. Отыщем в памяти, к примеру, как воинствущие атеисто-коммунисты за базу создания «Морального кодекса строителя коммунизма» забрали нравственные проповеди христианства. Занимательны изучения функций головного мозга у иноков и священников Александро-Невской лавры (лаборатория нейропсихофизиологии Психоневрологического университета им. В.М. Бехтерева во главе с профессором биологии В. Слезиным), в то время, когда на протяжении молитвы нашли четвертое «молитвенное состояние» сознания наровне с бодрствованием, медленным и стремительным сном. Ученые доказали, что посредством постоянного повторения Иисусовой молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя безнравственного» верующие способны получить возможность нравственного а также физического оздоровления. При молитве происходит полное исчезновение карстовых ритмов, человек отходит от психотравмирующей действительности, от накопленных за прожитые годы негативных стереотипов, разрушающих иммунную совокупность.

Наметившаяся тенденция сотрудничества разных форм научного и вненаучного знания имеют гносеологические и методологические базы. Это неспециализированный его познания – отношение и предмет Человек к Миру. Ответственное значение имеет открытие современной научной философией трансцендентной подструктуры в природе человека наровне с био-психо-социальной под- структурами.

То общее, что объединяет различные формы и науку вненаучного знания, имеется «любовь к истине», рвение к постижению глубочайших тайн бытия, раскрытие внутренних, творческих познавательных возможностей человека. Но, в случае если наука опирается наряду с этим на опыт (чувственное познание) и разум, то вненаучное знание применяет в познании не только рациональные, но и иррациональные средства познания. Иррациональное довольно часто играется главную роль (к примеру, в мистицизме). Также, истина, к примеру, в герменевтике (Т.Гадамер) отличается от эпистемологической либо научной истин тем, что её обретение не предполагает верификацию через внешний опыт, опыт или публичную практику. Субъект познания исходит из априорного признания «истинности», задаваемого в пределах согласованности (конвенциальности) внутриязыкового простран- ства его бытия. Следовательно, конвенциальность «истины» ещё одно основание точек соприкосновения научного и вненаучного знания. Герменевтический подход к вненаучному знанию как процессу взаимодей- ствия «Я-Второй», разрешает включить иррациональное средства познания (озарение, интуиция, фантазия, «коллективное бессознательное» и т.п.) в процесс научного познания, потому, что процесс проникновения в инобытие, подсознание начинается с того момента, в то время, когда мы поймём отечественные различия и начинаем считывать символы, в которых Второй являет себя в нашем мире.
Неспециализированным для вненаучного и научного знания есть источник их происхождения: наивно-реалистическое и мифологическое знания. Последние, являясь исторически первыми видами знания, синкретичны, самотождественны и выражаются в образно-символической, чувственно-наглядной формы, не смотря на то, что уже содержат в себе зачатки и научного и вненаучно- го знаний. После этого, благодаря развития людской сознания и дифферен- циации культуры из них появляются её последующие формы знания, не смотря на то, что мифология продолжает неявно сопровождать развитие людской знания и влиять на него до сих пор.

Как мы знаем, что предельные отношения между человеком и миром обусловлены его свойством познать, осознать, освоить, оценить либо воспроизвести только то, что он может вообразить, выразить, сделать, сообщить, написать и т.п. Но все ли, что нам есть, современная наука может понять? Вряд ли. Примеров тому большое количество: НЛО, экстрасенсорика, «четвертое (молитвенное) состояние сознания» и другое. И тут на помощь приходит вымысел (как целостно-связанная совокупность чистых возможностей людской сознания) и вера. Ни один творческий движение в науке не имеет возможности обойтись без вымысла и Веры. Догадки и опыты в науке значительно чаще формулируются в терминах возможности «как если бы…» в «в случае если…» и обратно.

Вымысел (фикциональное высказывание) не связан твёрдыми когнитивными предписаниями эмпирических высказываний, как в науке. Вымысел питается прагматическим разнообразием знаков, знаков (к примеру, алхимия, мистическое знание), текстов, языков культуры в самом широком смысле слова. Вымышленный мир совершенств, сокровищ, норм задает возможности людской судьбе и регулирует отношения между людьми в значительно большем количестве их значений, чем наука. Достаточно отыскать в памяти массовое увлечение астрологическими прогнозами, гаданиями и т.п. населением многих цивилизованных государств, среди них и России.

С логической точки зрения истинность научных и вненаучных высказываний определяется неспециализированными требованиями логической связанности (когерентности) и исходя из этого они смогут рассматриваться в качестве различных классов выдумки. Отличие содержится в том, что научный вымысел (науч- ные фикции) эксплицируются в опыте, опыте, в то время как истинность высказываний в вненаучном знании задается только логикой их связи.(Фикции ? понятия и представления, с которыми мы оперируем так, как если бы они соответствовали в конечном итоге тому, чего в действительности не существует).

Так, логическая связанность научных и вненаучных фикций, кроме этого может служить основанием для диалога научного и вненаучного знания.

Неспециализированным источником и неспециализированной исходной предпосылкой научного и вненаучного познания есть повседневность и обыдённое знание, как тотальное условие познания и человеческого бытия по большому счету. Неспециализированным источником научного и вненаучного знания есть кроме этого материальная и духовная деятельность человека, объективная, субъективная и трансцендентная действительность, прямо либо опосредованно являют себя субъекту познания.

Ответственна тенденция применения в научном познании трансценденталь- ного способа, созданного еще И.Кантом. Трансцендентальный способ познания роднит, к примеру, религию и философию, математику и естество- знание, астрологию и астрономию, синергетику и многие разновидности оккультивизма, потому, что как научные теории, так и вненаучные совокупности знания строятся посредством синтетических суждений a priori. Трансцендентирование и априорность синтетических положений могут служить мостами соприкосновения начного и вненаучного знания.

Признание неспециализированного объекта, предмета познания неспециализированных предпосылок (коллективное бессознательное, повседневность и обыдённое знание), общности логических высказываний ( научных и вненаучных фикций), образно-символической формы досуга ( физика, математика и т.п.) научного и вненаучного знаний, разрешило включить вненаучное знание в современную модернистскую парадигму познания Человека, Природы, Космоса.

Так, взаимодействия и проблема взаимосвязи научного и вненаучного знания решается не в пользу борьбы и конфронтации, а на дорогах сотрудничества и взаимопонимания, каковые расширяют гносеологическое и методологическое поле логики истины. Включение в ее познание средств и методов вненаучного знания делает пути к ней более исповедимыми.

Одновременно с этим научное знание, с позиций наукоцентристкой пара- дигмы, имеется верховный уровень научного познания, которое имеет собственные особен- ности.

Во-первых, его главная задача ? обнаружение объективных закономерностей и законов действительности- природных, социальных (публичен- ных), мышления и законов самопознания и преобразования действительнос- ти. В случае если этого нет, то нет и науки, потому, что изучение объектов познания, их изучения как подчиняющихся объективным законам становления, функ- ционирования и развития.

Во-вторых, научное познание неизменно объективно и предметно, среди них и познание самого человека, его духовной судьбы, психики, деятельности и сознания, как особенных предметов познания, но каковые подчиняются объективным законам.

В-третьих, научное познание осуществляется не для самого процесса (так называемая «чистая наука», «наука для науки» ) познания, а с целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности. Исходя из этого главная задача науки распознать законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты.

В-четвертых, научное познание отличает его системность т.е. совокупность знаний, приведенных в порядок на основании определяемых теоретических правил, каковые и объединяют отдельные знания в целостную органическую совокупность. Знания преобразовываются в научные, в то время, когда целенаправленное собирание фактов, их обобщение и описание доводится до отметки их включения в совокупность понятий, в состав теории.

В-пятых, научное знание, как следствие научного познания имеется теоретическое, эмпирически либо теоретически доказанное знание.

В-шестых, научное познание неизменно основано на определенной методике. Это указывает, что в науке изучение объектов, обнаружение их специфики, связей и свойств неизменно связано с определенными способами, приемами, при помощи которых исследуются эти объекты. Наряду с этим в научном познании употребляются как рациональные, так и иррациональные (интуитивные) способы познания.

В-седьмых, высшей сокровищем научного познания есть постижение объективной истины, при яркой активности субъекта познания на базе конструктивно-критического и самокритичного отношения к себе и итогам собственного научного поиска.

В-восьмых, научное познание неизменно связано с производством нового (ранее не бывшего) знания, образующих целостную развивающуюся совокупность понятий, догадок, законов, теорий и других совершенных форм, закрепленных в естественном и неестественном языках (математическая символика, химические либо физические формулы и т.п.), что всегда обновляется. Процесс постоянного самообновления наукой собственного концептуального арсенала – ответственный показатель (критерий) научности познания.

В-девятых, научному познанию свойственны строгая доказательность, обоснованность взятых результатов, достоверность выводов.

В-десятых, применение в научном познании особых средств, устройств, установок изучения.

Вышеперечисленные главные параметры научного познания не исчерпывают всей проблематики. В современной методологии науки выделяют еще такие, как формальная непротиворечивость знания, его умелая проверяемость, воспроизводимость, открытость для критики, строгость, непредвзятость суждений и т.д.

В ходе научного познания производится научное знание. А теория разглядывающая научное знание как определённость и высшую форму знания, действительность явлений и предметов, исходя из параметров науки именуется эпистемологией. В кризисное время хорошей рационально- сти в современной теории познания (гносеологии) особенное внимание в одном из течений эпистемологии уделяется поиску параметров научности знания.

Обобщая разные подходы к определению параметров научного знания, к ним возможно отнести нижеследующие:

— объективность;

— истинность;

— системность;

— доказательность;

— верифицируемость (проверяемость);

— воспроизводимость (возможность его воспроизводства);

— интерсубъективность (т.е. существование по окончании происхождения вне и независимо от объекта, произведшего данное научное знание);

— конвенциальность (признание данного научного знания научным сообществом);

— футуристичность (возможность предвидения процессов и будущего существования явлений на базе взятого научного знания);

— праксиологичность ( практическая применяемость: если не на данный момент,то в будущем).

Вероятны и другие критерии научности знания, основное, дабы они не противоречили научности самого процесса познания.

Так, научное и вненаучное знания существуют объективно, наряду с этим вненаучное знание есть землёй, которая питает научное знание новыми проблемами и идеями. Также, они не находятся в антагонисти- ческих отношениях, поскольку имеют неспециализированные точки соприкосновения (неспециализированный объект познания, неспециализированную цель, единого субъекта познания).

Научное знание есть высшей разновидностью знания, которое вырабаты- вается лишь в ходе научного познания (деятельности) и отвечает опре- дроблённым параметрам научности.

Вопросы для повторения

1 .Каковы формы результата процесса познания?

2. Каковы отличительные изюминки знания как результата процесса познания?

3. Какие конкретно существуют разновидности знания в зависимости от оснований их классификации?

4. Что понимается под вненаучным знанием и каковы его разновидности?

5. Научное и вненаучное знания: сотрудничество либо конфронтация?

6. Чем отличается (критерии научности) научное знание от вторых разновидностей знания?

А 1.4 Логико-эпистемологический подход к изучению науки — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: