Проективные методики или «объективные тесты»?

В начале 1940-х гг. «проективное перемещение» набирает большую силу. Про- ективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологиче- ских изучениях личности. Разрабатываются новые методики, число их быст- ро растет. В разных обзорах, целью которых было установление того, насколь- ко довольно часто употребляются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но параллельно с этого времени начинаются ожесточенные, активные дебаты о месте проективных методик среди вторых инструментов изучения личности, споры, длящиеся и сейчас. Согласно точки зрения известного эксперта по тесту Роршаха Дж. Экснера (Ехпег, 1986), печальным следствием этих дискуссий яви- лось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением лич- ности, что повлияло в укоренившемся за границей делении психодиагностиче- ских методик на объективные и проективные.

В соответствии с таковой классификацией объективные методики считаются созданными на базе основных правил измерения, много раз апробированных в психологии; они стандартизованы, высоконадежны и валид- ны. Проективные методики объявляются теми, в которых чуть ли не всецело игнорируются правила измерения, а полученные с их помощью эти под- вергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, ин- терпретации.

Для того чтобы рода представления о проективных и объективных методиках тенден- циозны и упрощены. Укажем на то, что каждая стимульная обстановка, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вы- кликать проективный процесс. Это употребляется кроме того при интерпретации тестов интеллекта — хорошего примера объективных психометрических методик. В пользу сообщённого говорит и сопоставление в большинстве случаев противопоставляемых лич- ностных проективных методик и опросников. Реакция на вопросы, как правильно от- мечает Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуе- мого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, обычно неосознаваемых искажений в выборе ответов, а также обусловлен- ных защитными механизмами. Неопределенность обстановок может сберигаться и в том случае, в то время, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъяв- ляемого испытуемому, и ограничивается метод реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку взятых результатов. Основательная психометри- ческая проработка сближает их с объективными тестами (к для того чтобы рода методикам возможно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения,

316 Глава 6. Проективная техника

кое-какие варианты ТАТ и др.). Отыщем в памяти, что и методика Роршаха не была за- думана как проективная и не разрабатывалась в этом нюансе практически два десятка лет собственного использования на практике. Отнесение методики к проективным вовсе не свидетельствует, и это подтверждается ходом изучений, отказа от ее психометриче- ской разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оцен- ки взятых с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание надеется, за Р. Кеттеллом, исследователями единственно вероятным методом, на котором возможно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить изучение, в котором про- токолы подвергались содержательному анализу, а после этого количественно выража- лось отсутствие (присутствие) тех либо иных изюминок. Так, в случае если некоторый испы- туемый трактовал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он приобретал

1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные приобретали по этому па- раметру 0 баллов. Очевидно, вероятен, а время от времени и достаточен, таковой «объектив- ный» путь анализа результатов проективных методик. Но в случае если идти этим пу- тем, возможно, нет по большому счету необходимости применять проективные методики, поскольку большинство достатка неповторимой продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и окончательно испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Возможно, не будет преувеличением, в случае если мы скажем, что споры о «соотноше- нии» проективного и психометрического, применительно к различным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоя- лась на страницах Journal of Personality Assessment в 1995 г. и касалась методики Роршаха. Пара слов об данной дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к практически всем проек- тивных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они уверены в том, что многообразие схем интерпретации данных, взятых посредством методики Роршаха, находится на двух осях-подходах: «номотетический—идио- графический»(раскрытие неспециализированных закономерностей либо неповторимого) и «содер- жательный—перцептивный (как либо что принимает испытуемый). Соответ- ственно интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номоте- тические, содержательно-номотетическиеи содержательно-идиографические(перцептивно-идиографические ни при каких обстоятельствах не разрабатывались). Надеется, что содержательно-идиографические схемы интерпретации именно и согласуются с классической точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же вре- мя разрабатываются и два вторых типа интерпретационных схем. Как раз разви- тие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых являет- ся Comprehensive System Дж. Экснера1, делает, согласно точки зрения этих исследователей,

Самый распространенной за границей сейчас считается совокупность, предложенная Дж. Экс-

нером и названную «исчерпывающей, всеобъемлющей» {Comprehensive System), не обращая внимания на то что первоначально она была создана в рамках перцептивно-когнитивного подхода. Позднее Дж. Экснер расширил интерпретационные основания собственной совокупности, признав, что двигательные ре- акции, личные формы ответов и другие личностные изюминки восприятия несут в себе данные, которая выходит за рамки чёрта самих пятен как стимулов и выявляет про-

6.5. Проективные методики либо «объективные тесты»? 317

методику Роршаха объективным тестом. Вправду, в Comprehensive System делается упор на количественный анализ а также содержательный нюанс интер- претаций обследуемых лишается проективного потенциала. Таковой «психометри- ческий фокус» (Philips, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «америка- низация» очень плохо воспринимается многими, прежде всего европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд разделяют точку зрения, что методи- ка Роршаха возможно как проективной методикой, так и психометрическим те- стом, но не в равной мере. Самый перспективны контент-идиографические схемы интерпретации,а объективация быстро снижает диагностическую мощь данной методики.

Ясно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остать- ся без внимания психологов, и ветхий спор между «объективистами» и «проекти- вистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содер- жательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их нена- дежность для клинического применения. Согласно его точке зрения, методика Роршаха не есть только проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает идея о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не решиться конкретно «либо—либо». Он считает, что мощь методики Роршаха состоит именно в поддерживаемом ею

«напряженном несоответствии» между содержательно-идиографическими и пер- цептивно-номотетическими схемами интерпретации. Наряду с этим М. Асклайн ссы- лается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, снова и снова исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь нужной для всех интеграции до тех пор пока только сделаны первые робкие шаги. Наряду с этим забывается идея, высказанная достаточ- но в далеком прошлом известным экспертом в области проективных техник Лоуренсом Абтом (Абт, 2000), что писал: «Проективные тесты совсем светло показа- ли, что мы должны быть готовы отказаться от ошибочного разграничения коли- чественных и качественных данных. При изучении личности появляются оба вида данных, и мы должны создать такие методы их интерпретации, каковые по- зволят нам обсуждать и тот и второй».

У нас при рассмотрении классических проективных методик и тестов попы- тались посмотреть на них с позиций существования двух парадигм психоло- гического описания личности: 1) давешней парадигмы линия,при которой целью ис- следования есть описание личности, как она воспринималась бы совершенным наблюдателем; и 2) воспроизведение точки зрения самого действующего субъ- екта. Всоответствии с этим А. М. Эткинд (1982) подразделяет методики на «субъ- ектные» (классические психометрические), моделирующие то, как «видят» чело-

ецируемые характеристики индивидуальности. Интерпретативные стратегии «Исчерпывающей си- стемы» сейчас дополнены: а) систематической идентификацией реакций, содержащих в себе проеци- руемые элементы, и б) применением тематического содержания этих ответов для генерирования догадок, касающихся качеств самовосприятия и межличностной ориентации испытуемого (Ехпег,

1993). Ф. Эрдберг (Erdberg, 1993) (США) проиллюстрировал, как удачно совокупность Экснера вписывается в психодинамическую теорию.

318 Глава 6. Проективная техника

века другие люди, и «объектные— стремящиеся раскрыть то, как он видит окру- жающий мир (в первую очередь проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «либо—либо» с его вечными спорами о преимуществах тех либо иных методик и переходим в второе, допускающее суще- ствование тех и других. Системный принцип множественности описаний разре- шает сосуществование подходов, полагаемых в качестве других. Серьёзна идея и о том, что системный подход обязан идти дальше несложного признания равноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Нужным есть их соотнесение с определенными классами задач, обнаружение границ и условий их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к второму, что в конечном итоге должно привести к объяснению его рассогласования и тем самым — к их согласованию на некоем метауровне» (Эткинд, 1982, с. 296).

Резюмируя, напомним, что для оценки многих проективных методик, не являю- щихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят простые психомет- рические критерии. А. Анастази оправданно предлагает ставить вопрос о полезно- сти проективных методик, разглядывая их как качественные клинические про- цедуры, а не как психометрические инструменты. Но, сообщённое не должно исключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мо- стов» между ними и теми, каковые время от времени определяются как «объективные».

Эти, полученные посредством проективных методик, не должны быть при- няты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они по- могают отыскать пути предстоящего изучения, пробраться в труднообъективи- руемые личностные изюминки, ускользающие при классической организации опыта и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Введение в психодиагностику. Интерпретация проективных методик. Часть третья


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: