Пролог: прощание с обыденностью

Легенды Вэста

“Лучше без совершенно верно сформулированной цели двигаться вперед, чем без цели находиться на месте, и уж точно значительно лучше, чем без цели пятиться назад”

Анджей Сапковский.

Очередной раз я прохожу по данной исхоженной пустынной тропе. Иду без цели, и, иногда думается, что без смысла. В голове — тишина. Ни единой мысли. Не обращая внимания на шум, что идёт от шоссе не так на большом растоянии находящегося от меня, я всё равняется ничего не слышу. Не желаю слышать.

Иногда, но не так довольно часто как бы мне этого хотелось, в голове появляются мимолётные образы: родные, приятели, книги, события,… — но все они улетучиваются в миг, в то время, когда начинаю пробовать вникнуть в них.

Время бежит медлительно. Весьма медлительно. Убийственно медлительно. Меня тут нет. Я не существую. Вместо меня сейчас движется совсем безлюдная форменная груда мяса, облачённая в какие-то непонятные тряпки. “Жизнь”, сознание, душа – всё, что делает мясо разумным существом, уже покинуло моё тело. Ничего не желаю. НИЧЕГО

Позже Тед пробовал отыскать в памяти последние дни. Такое настроение и такие мысли не всегда были с ним. Они показались недавно, первый раз посетив его по окончании одной из тренировок по восточным единоборствам. Тогда, как в большинстве случаев, в начале тренировки, сидя на татами Тед пробовал расслабиться и войти в состояние медитации. До этого у него не очень удавались подобные попытки, но в тот самый последний раз случилось что-то из последовательности вон выходящее. Дело в том, что в то время, когда он постарался очистить собственный разум от мыслей, в его висках начала пульсировать острая нестерпимая боль, вместе с которой стали приходить необычные и невнятные образы горящих деревьев, тлеющих полей, каковые были полностью пропитаны кровью, опустошённые войной почвы, слёзы и крики немногих выживших. На лицах одних людей минами рисовалась ненависть и злоба, на лицах вторых отчаяние и боль. Это было самым страшным, что довелось заметить в собственной жизни Теду Гизесу. В то время, когда он опять пришёл в себя, с него рекою тёк пот, а руки тряслись так, как будто бы произошёл припадок. В тот сутки Тед отпросился с занятий, тем самым очень сильно поразив тренера, поскольку был он одним из самых талантливых и предусмотрительных учеников, и до этого, с ним ни при каких обстоятельствах не происходило ничего аналогичного.

Позже, ему стали сниться необычные сны, в следствии которых Тед начал недосыпать и с каждым днём ощущать себя всё хуже и хуже. В последствие, как апогей всего, начали появляться подобные мысли. Из-за них, ему кроме того было нужно расстаться с любимой, что лишь подливало масло в пламя его трансформаций. Тед начал избегать людей и всё больше и больше предаваться показавшемуся ощущению дискомфорта и отчуждённости. Он стал вторым человеком, но ничего не имел возможности с этим сделать.

Неожиданно, в его кармане зазвонил телефон, вынудивший оторваться от очередных, нахлынувших волной, плохих мыслей.

— Слушаю!.

— Здравствуй, старик! Как поживаешь? – голос в трубке был ритмичным.

— Эх, ты же знаешь, Алан, как-то, как неизменно, – набрался воздуха Тед. – Ну а сам как?

— Я также, как ты выразился, как-то, как неизменно, – сообщил Алан с явным сарказмом. – Чем занимаешься? Ещё не брался за учёбу?

— Да какая тут к линии учёба… у меня снова “погружение”, снова начинаю пропадать…

— На земле чего? Давай говори, что произошло.

— Эх, что тебе говорить? У меня произошёл очередной эмоциональный приступ, снова на безлюдном месте. Не из чего, как неизменно. Ничего не желаю… лишь, разве что, сдохнуть…

— Я через чур прекрасно знаю тебя, дабы не повестись на всю эту глупость. Сообщи, это из-за неё? Я прав? Снова она что-то тебе написала?

— Не только из-за неё…

— Но из-за неё в частности, – Алан негромко набрался воздуха, – давай по порядку. Что снова случилось?

— Алан, я не знаю, как быть дальше. Вся эта учёба, работа, ежедневная беготня по делу и без дела… Я устал! Плюс, она снова сейчас отправила письмо. Написала, как у неё всё в том месте сильно без меня. А ведь практически уже забыл её, прекратил о ней думать и вспоминать. Линия, у меня время от времени появляется такое чувство, словно бы она просматривает мои мысли! Думает себе, ага, дескать, начал забывать обо мне, а ну-ка напишу ему что-нибудь такое, что опять раздерёт до крови его практически засохшую рану…

Не осознай меня не верно, но, по-моему, ты совершил ошибку, в то время, когда заявил, что время – лучшая панацея. Знаю, что и у тебя была такая же неприятность, и что время всё излечило, но до конца ли?

— А как ты вычисляешь?

— Мне думается, что ты, так и не смог побороть в себе до конца те эмоции к Рите…

— Пятёрка за сообразительность! — голос Алана стал тяжелее. — Осознай, Тед, чем больше ты терзаешь себя подобными мыслями, тем больше ты несознательно вспоминаешь о ней. Тем сложнее тебе выкинуть её из головы, и начать новую главу собственной жизни. Наша жизнь через чур мала, что бы тратить её на постоянные сожаления о том, что мы совершили. Прими случившееся с тобой как опыт. И заканчивай заниматься глупостями!

В среду у нас экзамен. на данный момент лучше отправься, и почитай мало.

— Возможно, ты прав… благодарю.

— Мелочи. Хорошо, у меня уже заканчиваются деньги на сотовом. на следующий день утром позвони, в случае если соберёшься ехать в город. Мне в том направлении нужно, так что, в случае если отправишься, составлю тебе компанию.

— Хех, договорились.

— И вот ещё что, позвони Дэну, сообщи про пятницу, может, он также захочет отправиться.

— Ты снова желаешь заняться поисками стоящей девушки? — голос Теда повеселел. — Мне это нравится.

— Ну а для чего ещё? — Тед и Алан разошлись хохотом. — Хорошо, братишка, держись, не скучай в том месте!

— Давай, брат.

И как ему это удаётся? Поднять настроение за 120 секунд! — удивился про себя Тед. Он развернулся на тропинке и отправился обратно к себе.

“Проснись, Иэран!… Проснись!… Иэран, открой глаза! Ты слышишь меня? Это я – Ливия!…

Прошу, открой глаза…”

Тед проснулся в холодном поту. Он не легко дышал, и из его глаз капали слёзы.

“Что это, линия его побери, было?! – Поразмыслил про себя Тед. – Снова данный кошмар… Ещё мало, и нужно будет обратиться к доктору.

Линия, уже четвёртый сутки подряд сниться одно да и то же, возможно, это что-то значит? Что за Иэран? Кто такая эта Ливия? Абсурд какой-то… запрещено об этом думать…”

Тед закрыл глаза и постарался заснуть, но у него не получилось. Он решил . Подождать, в то время, когда сон сам придёт.

Заснул Тед только под самое утро.

***

— Здравствуй, ты чего таковой заспанный? – Удивился Алан. – Снова бессонница?

— В яблочко…

— Что в этом случае? Снова пророчества не существующих миров?

— Весьма смешно. – Тед набрался воздуха. – Шутки шутками, но я уже вторую семь дней не могу нормально поспать, не говоря уже о том, дабы выспаться…

— Ты выпивал пилюли?

— Какие конкретно? Снотворное? Выпивал. Не помогло.

— Сообщи, это всё ещё из-за твоей бывшей пассии?

— Нет. Я о ней уже забыл, и если ты не против, давай больше не будем вспоминать её. на данный момент это что-то второе… Я так и не осознал, что за имена звучат у меня в голове.

— Имена? – Удивлённо задал вопрос Алан. – А какие конкретно имена, ты случайно не помнишь?

Тед увидел необычный блеск в глазах Алана. По всей видимости, того что-то взволновало.

— Нет… – Соврал он. – Не помню.

— Ну, тогда думаю, переживать не о чем. – Еле заметно выдохнув, Алан улыбнулся. – Ты же знаешь, любой сон, что затягивается на долгое время, преобразовывается в кошмар.

— Ты прав… – Теда поразил необычно изменившийся тембр голоса Алана, и что-то в него как словно бы быстро дёрнулось. – Хорошо. Мне пора бежать…. Я внезапно отыскал в памяти, что не закончил… одно крайне важное дело…

— Эм… А ничего, что через пять мин. экзамен?

— У меня и без того автомат, необходимо лишь проставить. Я подойду послезавтра.

— Хех, ну, наблюдай сам.

— Давай, удачно тебе сдать сейчас!

***

Тед добежал до метро, спустился по эскалатору и запрыгнул в закрывающиеся двери вагона. Что-то напугало его в словах Алана, быть может, тот что-то знал о содержании таинственных снов, но вместо того, дабы задать вопрос о них, Тед поддался неожиданно появившемуся страху.

“Что, линия побери, я творю?! – поразмыслил про себя Тед, — Алан мой лучший приятель!

Но однако, из-за чего он сказал с таким тоном? Он определённо что-то знает… необходимо будет определить у него”

В то время, когда поезд доехал до двери вагона и следующей станции открылись, большинство пассажиров вышла, высвободив практически все сидячие места. Тед сразу же занял собственное любимое крайнее место. Он пробовал осознать, что же его так насторожило, из-за чего он убежал, и как именно это возможно связанно с его снами. Но практически за пару станций до той, на которой он должен был выйти, в его вагон зашла юная красивая женщина и села прямо наоборот. Она полностью отвлекла его от мыслей об странных снах и Алане. Лицо девушки показалось Теду до боли привычным, но он ни как не имел возможности припомнить, где имел возможность встретиться с ней раньше.

“Я совершенно верно её где-то уже видел… не помню… — поразмыслил Тед, — хм, она прекрасная… необходимо познакомиться”

Тед согнулся в её сторону и улыбнулся, дабы привлечь её внимание. Женщина улыбнулась в ответ, поправляя упавшую на лоб прядь чёрных волос.

— Хороший сутки, — сообщил Тед улыбаясь .

— Хороший, — ответила женщина.

— Могу ли я занять место рядом с вами?

— А разве вам мало места в том месте, где вы на данный момент сидите?

Тед умышленно огляделся. Ни справа от него, ни с лева никого не было.

— Нет, легко, тут не весьма эргономичные места.

— Ну, в случае если вам так угодно, садитесь.

— Премного благодарен.

Женщина дотянулась из собственной сумки книгу без обложки, открыла её и прочла вслух:

“Ни что в мире не происходит случайно либо спонтанно. У любой спонтанности имеется собственная обстоятельство, как у любой мысли, как и у любого поступка.”

— Весьма интересно, – задумался Тед, – выходит, что я подсел к вам не просто так?

— Случайностей не бывает. – Констатировала женщина.

— Меня кличут Тед, Тед Гизес.

— А меня Джина, Джина Уэй. Приятно познакомиться.

— Взаимно. – Констатировал Тед, – А как именуется твоя книга? Ничего, что я на ты?

— Ничего, – Джина улыбнулась, – у данной книжки нет заглавия.

— Нет? – удивился Тед, – у каждой книги должно быть наименование!

— Эта книга – исключение.

— И что же для того чтобы необыкновенного в данной книге?

— Она способна очень многое растолковать, и на очень многое открыть глаза.

— Можешь поведать, о чём она?

— Она полностью обо всём и, одновременно с этим, ни о чём. Она как жизнь — любой раз перечитывая ее, открываешь для себя что-то новое, независимо от того, сколько раз до этого ты её прочёл. Я прочла её уже 23 раза, и ни в один из них не отыскала в том месте ни одного похожего смысла.

— Вау… — лишь и смог сообщить Тед.

— Не смотря на то, что, чтобы перевернуть чью-то жизнь с ног на голову, достаточно прочесть её хотя бы один раз.

— Желал бы я иметь такую книгу!

— У неё не может быть одного обладателя, – Улыбнулась Джина, – она в собственности всему миру. Ели желаешь, я могу дать её тебе, но лишь при одном условии.

— Если она вправду такая необычная, какой ты её обрисовываешь, то, само собой разумеется желаю! Лишь, что это за условие?

— Дай обещание мне, что не будешь применять её в корыстных целях.

— Я обещаю!

— Прекрасно, — Джина опять исправила снова дремавшую на лоб прядь волос, — я тебе верю. У тебя честные глаза, и голос искренний. Держи. Береги её!

Джина положила книгу в руки Теда. Практически в тот же момент поезд остановился на новой станции.

— Мне пора, моя станция. – Сообщила Джина.

— Подожди, а как же я смогу вернуть тебе эту книгу?

— В случае если ей суждено возвратиться ко мне, то она возвратится. на данный момент она нужнее тебе. До встречи, Тед Гизес, — сообщила Джина, и подмигнула Теду, выходя из вагона.

“До встречи, Джина Уэй…

Вот я тугодум… необходимо было сперва поинтересоваться у неё номер телефона! Редко видятся такие прекрасные, и, если судить по тому, что она сказала, умные девушки”

***

Тед приехал к себе, зашёл в собственную помещение и закрыл за собой дверь. В коммунальных квартирах редко удаётся побыть в спокойном одиночестве, но человек владеет необычной свойством приспособиться фактически в любой среде и любых условиях. Нужно только время. У Теда до этого момента была масса времени.

Кинув портфель на кресло, Тед подошёл к кровати и с грохотом повалившись на неё стал внимательно разглядывать пустую обложку книжки Джины, которую он держал в руках.

— Что же в тебе для того чтобы увлекательного? – сообщил Тед в атмосферу, — эх… неспроста это всё, неспроста! Но сейчас мне лень, исходя из этого…

Не успев договорить, он кинул книгу на кресло, сохраняя надежду, что его портфель смягчит её падение. Ударившись о спинку кресла, книга издала необычный протяжённый звук, напоминающий скрежет лезвия о стекло. От неожиданности Тед упал с кровати и ударился затылком о пол.

Встав, почёсывая воющий затылок, он подошёл к креслу взглянуть, что же это было такое, что издало столь необычный скрежет, и заметил, что книга открылась на пятой странице. В том месте был изображён клинок, подобные которому обрисовывают всякие древние предания. Под рисунком с клинком была надпись:

“У любого предмета, как и у любого живого существа, имеется собственная душа. Но ещё пока не все души пробудились.”

Не постаравшись вникнуть в суть этих слов, Тед начал рассматривать книгу, пробуя осознать, не повредилась ли она при его броске. Книга была весьма ветхая с множеством отметин подтверждавших её возраст, но к его счастью, новых “шрамов” на ней не показалось. Облегчённо набравшись воздуха, Тед решил всё-таки не откладывать собственное знакомство с данной вправду весьма ветхой книгой. Он открыл её на первой странице и прочёл вот что:

“Ни что в мире не происходит случайно либо спонтанно. У любой спонтанности имеется собственная обстоятельство, как и у любой, мысли, как и у любого поступка. Каждое событие происходит как раз тогда, в то время, когда оно должно случиться, и как раз исходя из этого Ты на данный момент держишь меня в собственных руках.

Быть может, тебе покажется необычным то, что я поведаю, но, так это и имеется. За каждым моим словом прячется истина, которая не всегда видна кроме того вооружённому взору. А наровне с этим, она так же есть и самой явной истиной. Она имеется в каждой жизни, в каждой судьбе.

Сходу желаю предотвратить Тебя, прочтя то, что тут изложено, твоя жизнь изменится до неузнаваемости. Ты больше не сможешь наблюдать на мир собственными ветхими глазами, и исходя из этого тебе предстоит готовиться. Тебе предстоит открыть собственный мир в своём свете”

Не дочитав до конца, Тед закрыл книгу.

“Нет, ну что за глупость?! Очередная немыслимая база знаний, никому доселе малоизвестных, которая за сутки способна поменять жизнь! Как же я устал от аналогичной ереси… уже тысячу и один раз прочтены мною подобные истории, и не одна из них так и не принесла обещанного знания.

Не смотря на то, что, может, я легко устал, и не хорошо принимаю происходящее? Необходимо переключиться… поразмыслить о втором, либо о второй…

Джина Уэй… ни разу не видел столь необыкновенной и таинственной девушки. Какой же я дурак, что не удосужился кроме того определить её номер телефона! Быть может, сейчас я её по большому счету больше ни при каких обстоятельствах не встречу. Не смотря на то, что, она заявила, что отечественная встреча не была случайностью, а это значит, что возможно мы ещё встретимся с ней… тогда, я легко обязан определить, о чём эта книга, дабы мне было о чём поболтать с ней. Итак, всё. Решено. Я прочту эту книгу.

Но не на данный момент”

Положив необычную книгу на полку рядом с научной литературой, которой Тед безумно увлекался, он дал обещание себе, что решив все собственные неприятности, прочтёт её. Но как довольно часто происходит в аналогичных обстановках, со временем он забыл о ней.

Как будто бы тройка резвых скакунов пролетели 20 дней с того дня. За это время в жизни Теда не случилось кардинальных трансформаций, в случае если лишь не считать окончания учебного семестра.
Возвратившись вечером к себе с очередной прогулки Тед по привычке плюхнулся на диван и начал думать о том, чем возможно занять последние часы уходящего дня. Нежданно для себя он отыскал в памяти о собственном любимом чтиве, и с большим трудом оторвавшись от дивана, подошёл к книжным полкам. На верхних лежали книги о приключениях, на средних книги известных философов, а на самых нижних лежали его любимые научные труды известных биологов и физиков. В том месте же, на самой нижней полке, выделяясь из множества других, лежала книга, которую Теду дала Джина. Как вспышка броского света, в памяти Теда всплыло обещание прочесть эту необычно выглядящую рукопись. Он забрал книгу с полки и сел за собственный рабочий стол.

Тед отыскал в памяти о необычном древнем клинке, что видел на одной из первых страниц данной книги. Он открыл её на той самой странице, где было нарисовано прекрасное оружие, но с удивлением понял, что картина провалилась сквозь землю, а на её месте был безлюдной лист.

“Быть может, я страницу. Необходимо взглянуть дальше”

Тед начал листать книгу, но любой новый лист был безлюден. Он пролистал книгу до самого финиша, но ни тех записей, каковые он видел ранее, ни вторых не нашёл. Книга была безлюдна.

Нежданно раздался дверной звонок. Мало запутанный исчезновением записей Тед почувствовал, как по его коже пробежали мурашки. В заговорил забытый внутренний голос, что пробовал о чём-то предотвратить. Поборов собственное неожиданно появившееся сомнение, Тед встал из-за стола и еле слышно подошёл к входной двери. Медлительно он приблизился к дверному глазку и посмотрел в него. Мгновением спустя облегчённо набравшись воздуха, Тед открыл дверь. За порогом стоял Алан.
У Алана был тревожный вид.
— Привет дружище, – сообщил Тед, – согласиться, ты меня мало напугал.

— Забудь обиду, легко, случилось кое-что важное.

— на данный момент всё поведаешь, не находись в дверях, заходи! – хозяйским жестом Тед пригласил Алана зайти в помещение, – присаживайся.

— Благодарю, – сообщил Алан с всё тем же озадаченным выражением лица, – чем ты на данный момент занимался?

— Планировал почитать кое-что.

— Именно об этом я и пришёл с тобой поболтать. Мне поступила информация, что к тебе в руки попала одна ветхая книга…

— Погоди секунду, – насторожившись, прервал его Тед, – откуда тебе стало об этом известно? Я ни кому об этом не сказал.

— Не имеет значения, как я об этом определил, принципиально важно только то, что она у тебя имеется, – голос Алана становился всё тяжелее, – мне необходимо её заметить. Внутренний голос Теда кричал о том, что книгу необходимо запрятать, но однако, тот факт, что Алан был его лучшим втором, взял верх над его предчувствием.

— Само собой разумеется, – сообщил Тед и подошёл к столу, на котором сейчас лежала книга и беря её в руки, – это она. Алан быстро встал с дивана и нечеловеческой силой выхватил книгу у Теда из рук.

— Эй, – сообщил Тед отходя, – запрещено мало осмотрительнее?

— Забудь обиду.

Алан открыл книгу, и, увидев, что записи отсутствуют, принялся лихорадочно листать её до тех пор, пока не дошёл до последней страницы. Не найдя в неё ничего, он со злобой кинул книгу на пол.

— Линия забери, – повысил голос Тед, – что тут происходит?

— Ничего, о чём тебе бы стоило тревожиться, – сообщил уже спокойным голосом Алан, – это не то, что мне необходимо.

— Вот уж прости, что не угодил! – ядовитым голосом ответил Тед.

— Забудь обиду меня, – сообщил Алан и облегчённо набрался воздуха, – я погорячился.

— Растолкуй по-человечески, что только что случилось?

— Прекрасно…– Алан негромко набрался воздуха, – Имеется одна весьма ветхая книга, которая в течении нескольких столетий принадлежала моей семье. Она передаётся много поколений. Но примерно 20 дней назад её похитили.

— И причём тут я?

— Мне поступила информация, что она имела возможность пребывать у тебя, и исходя из этого я на данный момент тут. Забудь обиду меня ещё раз, легко, эта книга весьма для меня дорога.

— Хорошо, я тебя осознаю, не волнуйся . Лишь ответь, как ты выяснил, что эта книга имела возможность появляться у меня?

— Это уже не имеет значения, самое основное, что её у тебя нет. Но, обложка твоей книги весьма похожа на обложку той, которую я ищу.

— Прекрасно, не желаешь отвечать – допытываться не буду. Не смотря на то, что мне всё равняется не ясно, поскольку я никому о ней не сказал.

— У всех имеется собственные секреты, – сообщил Алан и уже нормально улыбнулся, – тебе ли не знать об этом.
Окончательные слова Алана мало насторожили Теда. Он ощущал, что всё происходившее сейчас не просто так. Но Тед не стал озвучивать эту идея приятелю. Он только притворно улыбнувшись дал обещание себе, что в обязательном порядке разберётся во всём этом.

По окончании неловкой паузы Алан внес предложение Теду собраться вместе с их приятелями. Тед дал согласие, и сам не увидел, как ещё раз нарушил данное себе слово.

Прошла ещё одна шумная семь дней. Тед лишь и делал, что гулял и развлекался. Он редко оказался дома. А в то время, когда оказался, то лишь дремал и наблюдал новостные программы. Внутренний голос, как и случай с визитом Алана, улетучились из его памяти.

Одним днём он проснулся весьма рано и как ни старался, не имел возможности заснуть. В его голове вращались тысячи мыслей, но никого из них не было возможности назвать дельной. Наконец, утомившийся от попыток заснуть, Тед встал с кровати и начал пытаться думать, чем возможно себя занять. Нечайно его взор поймал шкаф, в котором он хранил книги, в этот самый момент же, неизвестно из-за чего, отыскал в памяти о девушке из метро. Вместе с воспоминаниями о Джине, в его памяти появился образ необыкновенной книги, которую Джина дала Теду в сутки их знакомства. Подойдя к рабочему столу, Тед поднял книгу с пола и сдул с неё маленькой слой пыли, что успел появиться за прошедшее время.

Тед сел за стол и начал рассматривать её обложку. Он отыскал в памяти, что в то время, когда открывал книгу в последний раз, записи, каковые он видел в ней ранее, провалились сквозь землю, а на их месте были только ветхие, но безлюдные страницы.

“Быть может, я с ума, – поразмыслил про себя Тед, – либо заболел, но в ней было написано что-то!”

С осторожностью огранщика он открыл книгу и с огромным удивлением для себя, облегчённо набрался воздуха, увидев, что на первой странице опять показались слова.
“Это случилось недавно в месте, которое уже успело поменять множество названий. Сейчас, оно именуется Лериасом, либо городом ясного ночного неба.
Одним тёплым весенним днём в семье несложных рабочих появился ребёнок. Мальчик. Родители продолжительно ожидали его. И сутки, и ночь они молились, дабы он появился здоровым, и их мольбы были услышаны. Мальчика назвали Иэран, в честь богини плодородия Иэры…”

“Иэран! – поразмыслил про себя Тед, – я слышал это необычное имя собственном сне! Значит, последние события и мои сны как-то связанны… это какая-то тайная… ответ должно быть написано тут”

“Да и то был неординарный ребёнок. Не прошло и месяца, как младенец заговорил. Он всё осознавал и знал вещи, о которых многие старцы не слыхивали. Тогда как его ровесники лишь обучались ходить на четвереньках и произносить членораздельные звуки, мелкий Иэран умело сказал на нескольких земных языках, а также знал пара подземных наречий. Но, без оглядки на всё это, мальчик не имел возможности растолковать, откуда ему всё это известно. Обитатели Лериаса посчитали его благословением Иэры, но не все были с этим согласны.
Родители посчитали, что тут не обошлось без волшебства, исходя из этого они обратились к одному из самых почитаемых мудрецов, чтобы определить обстоятельство для того чтобы необыкновенного дара либо проклятия. Они обратились к мудрецу Даэру, самому могущественному колдуну во всех городах границы Чёрных Пустошей. Даэр продолжительно обследовал младенца: он использовал заклятия памяти, зелья прозрения и другое, но ничто из этого так ни на ход и не приблизило его разгадке данной тайны. Тогда, он дал совет родителям найти Филина, могучего шамана, которому известны тайны времени и воспоминаний.
Филин жил далеко за пределами Вечномолодой почвы. Путешествие в его чертоги было смертельно страшным для простого путника, что уж сказать о несложных крестьянах, родителях Иэрана, исходя из этого они отказались от данной выдумки и стали растить его как простого, но весьма одарённого мальчика.
Учёба давалась Иэрану на уникальность легко: все знания, каковые преподавали ему и его сверстникам он предугадывал и дополнял, время от времени кроме того, заменяя преподавателей. В мастерстве стрельбы и фехтования из лука ему также не было равных, но кроме того у самого гениального ученика не имеет возможности получаться всё идеально. Иэрануочень тяжело давалась волшебство, кроме того самые простые заклинания. В него как словно бы был какой-то замок, сдерживающий ментальную силу, и не дающий ей вырваться наружу.
Oh Ri Tokar – телекинетическая волна энергии, самое сильное заклинание, которое преподавали ученикам-просторождённым, являющееся самым несложным в сотворении, да и то не давалось Иэрану в освоении. Но он компенсировал отсутствие волшебных свойств дюжиной собственных вторых немыслимых талантов…”

“Он чем-то напоминает меня… – снова задумался Тед, – Лишь жаль, что в отечественном мире нет магии.

Чем дальше я просматриваю, тем больше мне начинает казаться, что я знаю эту историю… не осознаю. Причём, это не просто чувство, что я где-то уже её слышал либо просматривал, в частности чувство присутствия… как словно бы это происходило у меня на глазах… либо… по большому счету со мною… весьма необычно”

“Время шло. Иэран становился всё старше и всё посильнее. В то время, когда ему исполнилось шестнадцать лет, он начал настаивать на том, дабы отправиться к Филину, чтобы определить, кто же он таковой в действительности. Родители не стали перечить сыну, поскольку они не опасались за его судьбу. Они знали, что Иэрану уготована необыкновенная судьба, и эта жизнь лишь начиналась…”

Перелистнув очередную страницу Тед нашёл безлюдной лист. Насторожившись, он стал скоро листать книгу до самого последнего страницы, но так ничего и не нашёл.

– Возможно, книга уверен в том, что это всё, что я обязан знать сейчас, – сообщил в вакуум Тед, удивившись собственному смирению и показавшемуся самообладанию, – необходимо всё обдумать…

Нежданно, у Теда зазвонил телефон. Номер был невидим, это мало насторожило его, но, однако, он всё равняется поднял трубку.

– Хороший сутки, могу я услышать Теда Гизеса?

– Хорошее утро, само собой разумеется, это я.

– Хвала небесам, меня кличут Джина, ты не забываешь меня?

– Джина… а, Джина Уэй из метро? Я предугадал?

– Да, – сообщила женщина бодрым голосом, – счастлива, что ты меня запомнил.

“А я-то как рад, – улыбнулся про себя Тед”

– Взаимно. Сообщи, а откуда у тебя мой номер?
– Это не имеет значения, на данный момент значительно более принципиально важно, сможешь ли ты встретиться со мной сейчас, нужно прямо на данный момент?

– Знаешь, сейчас довольно часто говорят, что многие непонятные вещи для меня не имеют значения. Мне от этого как-то не по себе.

– Если ты о том, откуда у меня твой номер, то это я также тебе поведаю. Но не по телефону. Ответь, ты сможешь на данный момент встретиться со мной либо нет?

– Смогу, – не раздумывая, ответил Тед, – лишь сообщи, где?

– не забываешь станцию метро, на которой я вышла в сутки, в то время, когда мы познакомились?

– Ну да, она находится практически в двадцати минутах пешком от меня.

– Превосходно, тогда ровно через тридцать мин. ожидаю тебя в том месте.

– Прекрасно, я не так долго осталось ждать буду.

– Лишь приди в обязательном порядке, это крайне важно. И в обязательном порядке возьми книгу.

– Значит, ты мне и о ней поведаешь?
– Я попытаюсь поведать тебе всё… – сообщила Джина и затаила на секунду дыхание, как словно бы принимая серьёзное ответ, – всё, что у меня поучится поведать.

– Тогда, я уже выхожу. До встречи.

– Я буду рядом с входом в метро.

Лишь положив телефон, Тед скоро перекусил первым, что отыскал в холодильнике, собрал вещи и поспешил к метро. Страно, но двигало им в основном не желание ещё раз встретиться с Джиной, а желание разобраться в том, что происходит около. Эта встреча давала слово ответить на множество вопросов, поскольку как раз Джина была той, кто вручил Теду эту необыкновенную книгу. Ну а события, каковые последовали за этим, да и по большому счету САМА КНИГА, были достаточно весомыми вопросами.

Выбежав из дома Тед сперва было решил отправиться на автобусе, но автобусы в данный сутки как заговорённые, проезжали мимо остановки, и не останавливались. Плюнув на всё, Тед побежал. Он побежал так скоро, когда был способен, и спустя пятнадцать мин. он заметил строение, под которым размешался вход в метро.

Глава 1: Выбор

Способен ли один человек поменять Всё? Бывают дни, в то время, когда я в это верю.

А бывают дни, в то время, когда у меня нет таковой веры…

Марк Стивен Джонсон.

На улице было прохладно и дул ветер, но люди всё равняется были одеты по-летнему. Как словно бы, никто и не подмечал данной прохлады. Народ потоком входил и выходил из метро. Люди неизменно куда-то торопятся. Но среди серой толпы выделялась одна весьма необыкновенная женщина. Она смотрелась как все, но, однако, что-то всё-таки отделяло её от толпы торопящихся зевак. На ней были одеты лёгкая куртка, туфли и джинсы на низком каблуке. Она стояла мало в стороне от остальных ожидающих кого-то либо чего-то людей и всегда поправляла прядь собственных густых чёрных волос, которая непокорно спадала на её прекрасный яркий лоб.

Тед увидел Джину сходу. Он перебежал очередной пешеходный переход и отправился уже спокойным шагом на встречу с девушкой, которую видел только второй раз в собственной жизни. Джина также увидела Теда, и медленным шагом отправилась ему навстречу.

– Здравствуй, – переводя дух, сказал Тед, – честно говоря, я считал, что мы ни при каких обстоятельствах больше не встретимся.

– Здравствуй, – улыбнулась в ответ Джина, – а я, из-за чего то, верила в обратном. В любом случае, я счастлива, что опять с тобой встретилась.

– Ни что на свете не происходит случайно либо спонтанно…– процитировал Тед привычные только им с Джиной строчка.

– Вправду. Я очередной раз в этом убеждаюсь.

– Ответь, – сообщил Тед, мало посерьёзнев, – откуда у тебя показался мой номер телефона?

– Давай сперва выберем более эргономичное место. Не знаю как тебе, но мне не весьма комфортно обсуждать важные вопросы, стоя на пешеходном тротуаре, – сообщила Джина и снова улыбнулась.

– Согласен. У тебя имеется предложение, где мы можем остановиться? Легко, я не довольно часто бывал прежде в этом районе и мне нужен проводник. Либо проводница.

– Последний вариант, как мне думается, намного лучше.

– Мне также.

– Тогда я предлагаю пойти в чайную, которая находится тут неподалеку. В том месте играется спокойная музыка и редко бывает много людей.

– Хорошая мысль! Предлагаю прямо на данный момент отправиться в том направлении, – сообщил Тед и обширно улыбнулся.

– Отправимся, – подмигнула Джина.

То было вправду необыкновенное место. Тед ни разу не бывал в аналогичных заведениях. Вместо дверей в той необычной чайной были шторы из сотен мелких бусин, а с потолка навесом огромного шатра спадали волны шёлковых полос. В хаотично находились прозрачные шестигранные плетёные стулья и столы. Любой столик был отделён от остальных необычными дубовыми перегородками, каковые превращали пространство около каждого стола в отдельную, пускай и маленькую помещение. И всю эту идиллию дополняли потрясающие запахи восточных цветов, конечно внеземная по собственной красоте музыка.

– Поразительно… – лишь и смог сказать Тед.

– Тебе нравится? – задала вопрос Джина и шутливо улыбнулась.

– Думаю, это вопрос риторический, – сообщил Тед и взглянуть на Джину, лишь в тот миг, поняв шутливый тон её слов. Сейчас к ним подошла официантка, одетая по всем канонам восточных заведений.

– Хороший сутки, – сообщила она, – у вас заказан столик?

– Да, – сообщила Джина, – я звонила вам вчерашним вечером.

– Пройдёмте за мной, – ответила официантка и пригласила Теда с Джиной проследовать за ней.

– Звонила вчерашним вечером? – задал вопрос Тед, сразу после того, как они с Джиной сели за, пожалуй, самый необыкновенный из всех столов, за которыми ему получалось сидеть.

– В таких заведениях довольно часто все места бывают заняты, исходя из этого я перестраховалась.

– Весьма интересно, а ведь ты мне лишь этим утром позвонила.

– Легко, я обязана тебе кое-что поведать.

– В случае если это будут ответы на мои вопросы, то я желаю поскорее их услышать, – сообщил Тед, и нечайно взглянуть на правую руку Джины, вернее на татуировку, которая в том месте была. Джина увидела взор Теда.

– Тебе нравится?

– Что нравится? – ответил Тед, мало растерявшись от неожиданного вопроса.

– Рисунок на моём плече.

– А, ты о татуировке. Необыкновенная. А что тут нарисовано?

– Стрела, которая пронзает бутон розы.

– Весьма интересно, и что это указывает?

– Ничего, – улыбнулась Джина, – а рисунок в обязательном порядке обязан что-то означать?

– Ну, как тебе сообщить, это – татуировка. Татуировки делают не на сутки либо на 7 дней, их делают с расчётом на то, что рисунок останется до самой смерти его обладателя.

– И?

– И исходя из этого она просто обязана что-то означать.

– Но так как её неизменно возможно свести.

– А для чего при таких условиях делать? Если ты всё равняется её потом сведёшь?

– Вследствие того что это красиво, – сообщила Джина. Тед звучно улыбнулся.

– Из-за чего ты смеёшься?

– Красота – понятие относительное. И недолговечное. Сейчас люди именуют прекрасным одно, а на следующий день таковым вычисляют совсем иное. В людях постоянно говорит их непостоянство. И мне думается, что кроме того самые постоянные, пускай и весьма редко, но также меняют представления и своё мнение. Такова людская сущность.

– Вижу, ты громадный знаток людской натуры, – мягко съязвила Джина, – но ты не учёл того, что имеется люди, каковые верны собственному выбору.

– И о каком же выборе ты говоришь? Случайно, не о тех людях, каковые уходят в храмы либо пропадают в подвалах различных сект?

– Почему бы и нет?

– Вследствие того что мы говорим о различных вещах.

– Весьма интересно, но ты же сам только что заявил, что люди не постоянны, кроме того самые постоянные. Выходит, что и жизнь со временем для нас будет не значимой. Разве нет?

– Ты осознаёшь, что я имею ввиду, но всё равняется выставляешь мои слова в совсем другом свете. Сообщи для чего?

– Всё весьма легко – мне понравился рисунок, я сделала татуировку. Это мой выбор. И мне не думается, что данный рисунок со временем мне надоест. Быть может, только возможно, будет так, как ты сообщил. Но и обратный вариант возможен. И я не весьма осознаю, из-за чего ты так скептичен.

– Легко, как ты выразилась, это мой выбор, – набрался воздуха Тед, – ну да хорошо, опустим это. Ты желала мне что-то поведать?

– Да. И в полной мере возможно, что по окончании моего рассказа ты посчитаешь отечественный прошлый спор полностью тщетным.

– Что же, я целый превратился в слух.

– Для начала мне необходимо, дабы ты ответил на мой вопрос. Сообщи, что тебе продемонстрировала книга?

– В каком смысле продемонстрировала?

– Что ты прочёл в ней? Возможно, ты заметил какие-то картинки, либо прочёл знакомые тебе имена?

– Знаешь, это одна из тем, каковые я желал обсудить с тобой. Дело в том…

– Вы уже выбрали, что станете заказывать? – прервала Теда официантка.

– Да, мне, прошу вас, красный чай, – ответила Джина, – а что ты будешь?

– Чашку зелёного.

– Хороший выбор, – сообщила официантка, и скоро удалилась, опять покинув Теда и Джину вдвоём.

– Так о чём это я? – спустя мгновение отыскал в памяти Тед, – ах, да, книга. Обязан согласиться, это самая необыкновенна книга из всех, что когда-либо попадали мне в руки.

– Я тебя давала предупреждение, – улыбнулась Джина.

– Ты не против, в случае если я поведаю всё сперва?

– Само собой.

– Прекрасно. Дело в том, что прейдя к себе в тот сутки, я сходу открыл твою книгу и прочёл ровно то же самое, что прочла мне в вагоне ты. Ну, и ещё мало. Позже оказалось так, что книга какое-то время пролежала на полке без моего внимания. Согласиться, я забыл о ней. Но спустя какое-то время она попалась мне на глаза, и в данный самый сутки, а правильнее, через пару мгновений по окончании того, как я её открыл, случилось что-то, чего я до сих пор толком не могу осознать.

В то время, когда я открыл книгу в тот сутки, в ней не было полностью ничего! В том месте не было кроме того того, что я сам, сам лично видел на протяжении отечественной первой встречи! Я пролистал её до самого финиша и опять возвратился к началу, но ничего в ней не нашёл. Меня это мало напугало. А спустя практически пара секунд в дверь к


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: