Прошумело, потемнело и посвежело. администратор протер глаза и увидел, что

Над Москвой низко ползет желтобрюхая грозовая туча. Далеко близко заворчало.

Как ни спешил Варенуха, неодолимое желание потянуло его забежать на

Секунду в летнюю уборную, дабы на ходу проверить, одел ли монтер в сетку

Лампу.

Пробежав мимо тира, Варенуха попал в густую заросль сирени, в которой

Стояло голубоватое строение уборной. Монтер был аккуратным человеком,

Лампа под крышей в мужском отделении была уже обтянута железной сеткой,

Но огорчило администратора то, что кроме того в предгрозовом потемнении возможно было

Разобрать, что стенки уже исписаны карандашом и углём.

— Ну, что же это за!… — начал было администратор и внезапно услышал за

собою голос, мурлыкнувший:

— Это вы, Иван Савельевич?

Варенуха содрогнулся, обернулся и заметил за собою какого-либо маленького

Толстяка, как показалось, с кошачьей лицом.

— Ну я, — неприязненно ответил Варенуха.

— Весьма, весьма приятно, — писклявым голосом отозвался котообразный

Толстяк и внезапно, развернувшись, ударил Варенуху по уху так, что кепка

Слетела с головы администратора и провалилась сквозь землю в отверстии сидения.

От удара толстяка вся уборная осветилась на мгновение трепетным светом,

И в небе отозвался громовой удар. Позже еще раз сверкнуло, и перед

Администратором появился второй — мелкий, но с крепкими плечами,

Рыжий, как пламя, один глаз с бельмом, рот с клыком. Данный второй, будучи,

Разумеется, левшой съездил администратору По другому уху. В ответ опять-таки

Грохнуло в небе, и на древесную крышу уборной обрушился ливневой дождь.

— Что вы, товари… — тихо сказал ополоумевший администратор, сообразил

тут же, что слово товарищи никак не подходит к преступникам, напавшим на

Человека в публичной уборной, прохрипел: — гражда… — смекнул, что и

Это наименование они не заслуживают, и взял третий ужасный удар неизвестно

От кого из двух, так что кровь из носу хлынула на толстовку.

— Что у тебя в портфеле, паразит? — пронзительно прокричал похожий на

Кота, — весточки? А тебя предотвратили по телефону, дабы ты их никуда не

Носил? Давали предупреждение, я тебя задаю вопросы?

— Предупрежди… дали… дили… — задыхаясь ответил администратор.

— А ты все-таки побежал? Дай ко мне портфель, гад! — тем самым гнусавым

Голосом, что был слышен в телефоне, крикнул второй и выдрал портфель из

Трясущихся рук Варенухи.

И оба подхватили администратора под руки, выволокли его из сада и

Понеслись с ним по Садовой. Гроза бушевала с полной силой, вода с грохотом и

Воем низвергалась в канализационные отверстия, везде пузырилось, вздувались

Волны, с крыш хлестало мимо труб, из подворотен бежали пенные потоки. Все

Живое смылось с Садовой, и спасти Ивана Савельевича было некому. Прыгая в

Мутных реках и освещаясь молниями, преступники в одну секунду доволокли

Полуживого администратора до дома N 302-бис, влетели с ним в подворотню, где

К стенке жались две босоногие дамы, чулки и свои туфли держащие в руках.

После этого бросились в шестой подъезд, и близкий к сумасшествию Варенуха был вознесен

На пятый этаж и кинут на пол в прекрасно привычной ему полутемной передней

Квартиры Степы Лиходеева.

Тут оба разбойника сгинули, а вместо них показалась в передней

Совсем нагая женщина — рыжая, с горящими фосфорическими глазами.

Варенуха осознал, что это-то и имеется самое ужасное из всего, что

Приключилось с ним, и, застонав, отпрянул к стенке. А женщина подошла близко

К администратору и положила ладони рук ему на плечи. Волосы Варенухи

Встали дыбом, по причине того, что кроме того через холодную, пропитанную водой ткань

Толстовки он почувствовал, что ладони эти еще холоднее, что они холодны

Ледяным холодом.

— Дай-ка я тебя поцелую, — ласково сообщила женщина, и у самых его глаз

Были сияющие глаза. Тогда Варенуха лишился поцелуя и чувств не почувствовал.

Глава 11. Раздвоение Ивана

Бор на другой стороне реки, еще час назад освещенный майским

Солнцем, помутнел, размазался и растворился.

Вода целой пеленой валила за окном. В небе то и дело вспыхивали

Нити, небо лопалось, помещение больного заливало трепетным пугающим светом.

Иван негромко плакал, сидя в постели и глядя на мутную, кипящую в пузырях

Реку. При каждом ударе грома он жалобно вскрикивал и закрывал лицо руками.

Исписанные Иваном листки валялись на полу; их сдуло ветром, влетевшим в

Маска из полисорба для лица


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: