Противоречие между участием в политической жизни широких народных масс и требованием высокого профессионализма и самостоятельности политического руководства.

3 Несоответствие между рвением к народной помощи и необходимостью принятия непопулярных, но адекватных обстановки макроуправленческих ответов.

Несоответствие между вычисленными на высокую публичную активность фактической пассивностью и политическими механизмами и абсентизмом большой части граждан.

5.5 Неприятности перехода от тоталитаризма к народовластию

В XX в., в особенности по окончании окончания второй мировой, политическая история многих государств связана с переходом к демократическим режимам от разных форм авторитаризма (Греции, Испании, Бразилии, Аргентины и др.). Это относится и к республикам, входившим в состав бывшего СССР. Анализ процесса становления демократии серьёзен с позиций теоретической и с позиции опытного понимания стратегии и без тоготики, методов и форм деятельности политических институтов в переходный период.

В разных государствах процесс перехода к демократии специфичен, однако, политологическая наука на базе сравнительного анализа может выявить кое-какие неспециализированные черты.

Один из теоретиков и политических руководителей процессов демократизации в Испании Ф. Гонсалес пишет: …не пологаю, что имеется какая-то универсальная модель политического перехода, применимая в мировом масштабе. Значительно нужнее подумать об элементах, каковые значительно чаще встречаются и являются самые общими для любого политического трансформации при переходе от авторитарной диктаторской формы к демократической. Ф. Гонсалес, например, отмечает следующие элементы: желание изменений, волю большинства к преобразованиям в обществе; свойство участников общества к соглашению, к договоренности.

При каких же событиях эти элементы формировались?

Узнаваемые факты о ситуации в Испании незадолго до провала франкистского режима свидетельствовали о глубоком кризисе, существовавшем в стране. Аналитики отмечают его особенности: это был кризис национальных университетов (институциональный) и кризис легитимности. В обществе созрело массовое недовольство режимом; в Испании был самый высокий в Европе уровень забастовочного перемещения. Развертывалось национальное перемещение (в стране басков, в Каталонии, Галисии). Создавались оппозиционные режиму партии и политические блоки. Экономические конфликты носили политический характер. Выявилась характерная для той кризисной ситуации в Испании особенность в расстановке политических сил, их соотношении: установилось равняетсявесие левых и правых сил, что исключало возможность, как тем, так и вторым прибегнуть к насилию. В ситуации кризиса и формировалось желание большинства к политическим переменам, выкристаллизовывалась воля большинства к трансформациям в направлении к народовластию. Одновременно с этим складывалась новая политическая элита, получавшая большую помощь общества. Теряли собственный роль и значение ветхие политические и идеологические ценности, развертывался поиск иных опорных ценностей – гражданских и политических.

Так, начало в обществе политического кризиса – одна из значительных неспециализированных линия процесса перехода от авторитаризма к народовластию.

Кризисная обстановка, как показывает испанский опыт, есть предшественником перехода к демократии при наличии у населения данной страны определенной способности и политической культуры к соответствующим переменам. Тем более, в случае если речь заходит об эволюционном переходе. Какие конкретно элементы культуры имеются в виду? В первую очередь, традиционное уважение воли большинства и вместе с тем признание за каждым участником сообщества и отдельными меньшинствами (социальными либо этническими) защищать собственные интересы, высказывать собственную волю. Нетерпимость, враждебность во взаимоотношениях, непримиримый антагонизм, разделяющий общество на полярные социально-политические полюса, перечеркивают возможность успехи договоренности между политическими силами и реальности компромиссов, нужных на протяжении любых социальных демократических преобразований.

Следовательно, наличие культурно-политических предпосылок, снабжающих свойство большинства общества, его элит к социально-политическим трансформациям в направлении народовластия, и важенность за судьбы прогресса, выступает вторым неспециализированным показателем переходного процесса.

Само собой разумеется, нельзя осуществить целенаправленных политических преобразований, в случае если публичное сознание весов будет таким, каким его характеризовал один из персонажей Пушкина в трагедии Борис Годунов:

… тщетная чернь

Изменчива, мятежна, суеверна,

Легко безлюдной надежде предана,

Мгновенному внушению послушна,

Для истины глуха и равнодушна,

А баснями питается она.

Либо же каким воображал второй классик – Шекспир – простонародье: где делают выводы все на глаз, а не умом.

С политическим национальным кризисом общество может покончить при условии осуществления качественных трансформаций совокупности, а не отдельных частичных уступок и перемен со стороны устаревшего режима. Реформирование политической совокупности в направлении введения демократических норм и институтов, расширения (либо установления) прав и свобод граждан; перерастание ограниченных реформ (если они имеют место) в глубокие и всеохватывающие, в следствии чего к власти приходят и у власти закрепляются подлинно реформаторские силы, – таково основное содержание политического перехода от авторитаризма к народовластию. В этом узловом процессе прослеживаются, в большинстве случаев, собственные этапы: проведение реформ в рамках существующего режима, чему последний уже не в силах мешать; осуществление реформ, конкретно разрушающих авторитарный режим. Между этими этапами вероятны всплески политического кризиса, впредь до открытых массовых выступлений народа против разложившихся политических университетов. Так было, скажем, в восточноевропейских государствах, относившихся к советскому блоку.

Конкретные изюминки, как политического национального кризиса, так и реформаторского процесса определяются спецификой публично-политической ситуации, характерной для той либо другой страны. Неспециализированные черты переходного процесса проявляются по-различному и в условиях авторитарных и тоталитарных режимов. И, конечно, тоталитарный режим, как уже было сообщено выше, значительно отличен от авторитарного. При нем государство поглощает гражданское общество. Оно пытается осуществлять контроль все стороны судьбы людей; принуждает граждан к единообразию их социальных взаимоотношений, придавая им национальную идеологизированную форму. Что касается авторитарного режима, то он мягче, в смысле контроля государства над обществом, его гражданами. Тут правящая элита неоднородна, в ее среде, как и в обществе, вероятен ограниченный плюрализм. Политическая совокупность владеет большей самостоятельностью по отношению к экономике и напротив. Отмеченные и другие особенности режимов, само собой разумеется, значителенно воздействуют на переходный политический процесс. И еще большее различие политических процессов имеет место в тех государствах, где утверждение демократических режимов связано со сменой социально-экономических совокупностей: в государствах Восточной Европы, в республиках бывшего Альянса ССР.

Переход общества к народовластию закрепляется институционализацией механизмов новой государственной власти, что кроме этого выступает значительной чертой разглядываемого политического процесса. Институционализация включает: установление институтов парламентаризма либо президентской демократии; законодательное оформление разделения властей, создание соответствующих структур всех трех ветвей власти на разных уровнях. Институционализация новой совокупности власти предполагает ее конституционное закрепление, что снабжает легитимность.

Институциональное и конституционное становление демократического режима неотделимо от реформирования национального аппарата. Так как происходит смена правящих элит. Данный процесс имеет противоречия и свои закономерности; он очень значительным образом воздействует на методы и формы осуществления переходного периода.

Переход к народовластию требует формирования соответствующих институтов гражданского общества: создания публично-политических организаций, разнообразные ассоциаций, через посредство которых граждане разных слоев населения имели возможность бы принимать участие в политическом ходе, артикулировать собственные интересы и получать реализации в политическом курсе правительства. В ходе укрепления гражданского общества, обретения им самостоятельности страна адаптируется к новому режиму, решается неприятность перехода лояльности. Достигается лояльность новому режиму прошлых элит, по крайней мере, большинства их состава, прогрессивных слоев бюрократии, военных кругов, политической оппозиции. Происходит консолидация политических и публичных сил на базе новых ценностей, новой идеологии. С развитием гражданского общества создаются условия для сопоставления идей, подходов, позиций. Лишь на таком пути, а не средствами принудительного навязывания практически всем взоров меньшинства, вероятна вправду демократическая консолидация общества и его развитие в рамках новых неспециализированных базисных сокровищ. Естественно, что новый режим приобретёт помощь большинства, в случае если выработает, и будет последовательно проводить политический курс, отвечающий его интересам, и обеспечит ощутимое улучшение всего комплекса условий судьбы, а не только осуществление политических прав и свобод. Постоянное сохранение таковой помощи – база баз демократического строя. Вместе с тем народная помощь власти не исключает права людей на несогласие с отдельными акциями либо установками, не отвергает возможности конструктивной оппозиции.

Исторический опыт Оранжевой революции в Украине говорит о полной готовности украинского социума к демократическим изменениям. Исходя из этого при успешной деятельности новой власти по преобразованиям всех систем национальной политической совокупности в демократическом направлении (об отличиях систем демократической политсистемы от структур недемократической обращение шла выше) возможно сохранять надежду, что этап демократического транзита у нас будет не столь уж продолжительным, и уже в скором времени Украина займет хорошее ее народа место в семье стабильных европейских народовластий.

Контрольные вопросы

1 Вероятно ли организовать управление обществом только на правилах прямой народовластия?

2 Какая из организационных форм осуществления народовластия, по Вашему точке зрения, самый перспективна в ХХ в.?

3 Возможно ли назвать Запорожскую Сечь народовластием, и причислить ее к одному из исторических типов последней?

4 Сможет ли модель западной либеральной народовластии утвердиться во всех государствах Почвы? Мотивируйте собственный ответ.

5 Выясните тип политического режима нашей страны в 2003 и 2005 гг.

6 Что, как Вы думаете, нужно сделать для ускорения этапа демократического транзита в Украине?

7 Вероятно ли выстроить демократическую совокупность всецело лишенную недочётов?

6 Внешняя ПОЛИТИКА и МЕЖДУНАРОДНЫЕ Отношения

Разведопрос: Денис Селезнёв об Украине


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: