Проводимая психотерапия может усугубить ситуацию

Кое-какие формы групповой психотерапии считаются серьёзной составляющей большинства тюремных либо предписанных по суду терапевтических программ. Групповая психотерапия обычно есть составляющей программы «терапевтического сообщества», которая предполагает большую свободу в поведении (следовательно, и ответственность) больных либо осуждённых. Терапевтический персонал выступает неотъемлемым элементом для того чтобы сообщества. Служащих намерено обучают тому, как реагировать на потребности и развивать способности больных и как проводить с ними терапию в духе взаимоуважения и человеколюбия. Учитывая организационные и человеческие затраты, такие программы интенсивны и очень дорогостоящи. Но практически всем преступников они вправду оказывают помощь. На психопатов же они не действуют.

Доказательством помогают результаты нескольких недавних изучений, совершённых с участием арестантов, каковые подверглись групповой психотерапии. Все больные прошли через Контрольный список.

• Одно изучение продемонстрировало, что психопаты не проявляли жажды улучшаться и скоро бросали терапию. Следовательно, они и не извлекали из нее особенной пользы. Возможность возвращения в колонию по окончании освобождения у них была многократно выше, чем у других больных.3

• Из результатов другого изучения стало известно, что возможность совершения правонарушения, связанного с применением насилия, по окончании прохождения курса групповой психотерапии у психопатов была в четыре раза выше, чем у остальных преступников.4 Программа не только не оказывала лечебного результата на психопатов, но время от времени, напротив, действовала на них пагубно! Психопаты, каковые не принимали участие в терапевтической программе, на свободе были менее склонны к насилию, чем те, каковые прошли психотерапию.

На первый взгляд такое открытие может показаться очень необычным. Получается, психотерапия может пойти во вред? Такое заявление не удивляет тех, кто ведет эти программы. Они заявляют, что психопаты стараются править на терапевтических сеансах и довольно часто подбрасывают «головоломки» ведущим групп и вторым больным. «Твоя неприятность в том, что ты насилуешь дам, потому, что бессознательно желаешь наказать их за то, что сделала с тобой твоя мать», — педантично растолковывает психопат второму больному Одновременно с этим он старается не раскрывать обстоятельств собственных собственных поступков.

К сожалению, программы для того чтобы рода учат психопатов новым способам манипуляции, эксплуатации и обмана окружающих. Один психопат сообщил следующее: «Эти программы напоминают пансион добропорядочных женщин. Они учат тому, как давить на людей».

Помимо этого, в них прячется целый кладезь оправданий для психопатов: «Со мной жестоко обращались в юные годы» либо «Я ни при каких обстоятельствах не умел осуществлять контроль собственные эмоции». Такие заявления фактически ничего не растолковывают, но, к моему удивлению, кое-какие эксперты с готовностью принимают их на веру.

Прохождение курса групповой психотерапии либо программы терапевтического сообщества — не единственный аргумент, что приводят психопаты в пользу собственного преображения. Пребывав за решеткой, они довольно часто участвуют в программах увеличения квалификации и посещают направления психологии, криминалистики и социологии. Пользы от всех этих программ, так же как и от терапевтических направлений, нет никакой. Все, что они дают психопатам, это поверхностное знание понятий и терминов (актуальных словечек), каковые оказывают помощь им убедить легковерных в собственном исправлении либо «перерождении».

Юные психопаты

Рассуждая логически, дабы уменьшить потенциальную опасность взрослой психопатии, мы должны начать решать эту проблему еще в раннем возрасте. Но опыт говорит, что такие упрочнения не приносят плодов. В собственном подробном обзоре терапевтических программ социолог Уильям Маккорд должен был заключить, что «попытки поменять психопатические модели поведения в раннем возрасте» в большинстве случаев не были успешными.5 Все же он выразил некую надежду в отношении тех программ, каковые предполагают кардинальное изменение социально-бытового окружения человека и мобилизацию всех институциональных ресурсов, направленных на обеспечение фундаментальных изменений в его взглядах и поведении. Но эффективность детально обрисованных Маккордом программ приводит к сомнению. Улучшения, каковые наблюдаются у психопатов-подростков на протяжении и по окончании психотерапии, со временем сходят на нет.

Обстановка может измениться, в то время, когда мы отыщем ответы на все вопросы о происхождении психопатии. Более того, психологи уже создали действенные программы интервенции, каковые оказывают помощь поменять в лучшую сторону поведение и взгляды детей и подростков с разными поведенческими отклонениями. Многие такие программы касаются не только ребенка, но и его социального окружения и семьи.6

Возможно сбивая импульсивность и агрессивность «пробуждающихся психопатов» и обучая их просоциальным методам удовлетворения потребностей, такие программы смогут поменять поведенческие паттерны детей, но лишь в том случае, если их будут использовать в весьма раннем возрасте.

его преодоления и Психология кризиса


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: