Проводник 3 «галопом по мирам»

В то время, когда глаза привыкли к свету, я заметил белый кабинет. Таковой, как в сотнях офисных строений, в любом из городов, где вы когда-либо бывали. Это был не Каэлум. Предположительно, я совершил ошибку дверью. Но это нереально. В одном углу кабинета стоял диван, в другом – письменный стол, за которым сидел юный юноша с недельной щетиной. Среди кабинета был прудик. Это «Пруд судеб». Но как?

— Где мы? – задал вопрос я, у сидящего за столом юноши.

— Вам очень рады в Каэлум, Итер и Вария. – праздничным голосом сообщил юноша, по окончании чего честно и дружелюбно засмеялся. – Я Сетерус. Один из хранителей яркого Каэлума.

— Откуда ты знаешь отечественные имена?

— Ремуэль давал предупреждение, что вы придете.

— Но из-за чего мы попали ко мне, а не в тот Каэлум, где я был с Мортем?

— Мортем с чёрной стороны, исходя из этого она может войти только в чёрный Каэлум. А вы имеете возможность посещать в этот самый момент, и в том месте.

Сетерус деятельно размахивал руками при каждой фразе. Наверное, гости в Каэлуме были редки. Он сел за стол, закинул на стол ноги и продолжил:

— Как тебе у нас? – задал вопрос он, обводя рукой кабинет.

— Приятнее, чем в другом Каэлуме. – Ответил я. – Значит, мы можем тут спрятаться от Мортем и Самаэля?

— Нет. Скрываться вам нужно в других мирах.

— Из-за чего?

— Если вы останетесь тут, то нарушится равновесие.

— И что же делать?

— Выбирайте новый мир. – Сетерус обширно улыбнулся и указал на открытую дверь, ведущую в коридор.

Мы с Варией вышли. Перед нами был долгий коридор. По размеру он был такой же, как в чёрном Каэлуме, лишь данный был ярче и комфортнее. Тут на протяжении стенку находились книжные шкафы и диваны, забитые книгами. Все двери были открыты. Десятки «белых кабинетов». Мы вошли в ближайший кабинет держась за руки. За столом сидел юноша, один в один похожий на Сетеруса, с которым мы только что говорили.

— Сетерус? – Задала вопрос Вария.

— Нет. – ответил хранитель. – Я его брат. Стриктус.

— Какой мир ты хранишь? – задал вопрос я.

— Запрещено задавать такие вопросы.

— Из-за чего?

— Выбор мира – это чувство. Куда вас поведет будущее, в том направлении вы и отправитесь. Большая часть кроме того не встречают хранителей. Легко делают выбор. В противном случае, в чем суть?

— Неужто мы не должны знать, куда отправляемся? – задала вопрос Вария.

— Или проходите в мир, или в коридор. Хватит вопросов.

Я взглянуть на Варию и обнял ее. Она подняла глаза и взглянула прямо мне в душу. Мне внезапно стало совсем не имеет значения, что за мир находится по ту сторону двери. Основное, что мы совместно.

— Отправимся. – сообщила Вария.

Мы подошли к двери, взялись крепче за руки, открыли ее и вышли из Каэлума.

Мы попали в простой с виду город. Везде ходили люди в строгих, тёмных, гладко выглаженных костюмах. И на каждом был видимым аккуратный галстук. Мы как будто бы попали в фильм про банкиров либо финансистов. Казалось, что все эти люди – торговцы деньгами. Присмотревшись, я увидел, что они ходили строем. Ровненьким строем. Казалось, что любой совершенно верно знает собственную дорогу. Ни одного столкновения, никто никому не мешал. Никто ни с кем не говорил. Слышны были лишь звуки отбивающих по асфальту каблуков. Любой шел собственной дорогой, как будто бы протоптанной годами.

— Что-то мне тут не нравится. – сообщила Вария.

— Возвратимся? – задал вопрос я.

— Пожалуй, да.

Мы обернулись и сделали пара шагов к двери, ведущей в Каэлум. Внезапно кто-то схватил меня за руку. Я посмотрел назад и заметил парня, в таком же костюме, как много вторых людей. взглянуть на Варию. Рядом с ней стоял такой же «финансист».

— Вы арестованы, за нарушение закона строгости. – сообщил тот, что держал меня за руку.

— Закона? – возразила Вария. – Но мы ничего не сделали.

— Вы нарушили строгость в одежде и вербально сопротивляетесь аресту.

Нам завели руки за поясницы и усадили в тёмную машину, как будто бы вся «строгость» заключалась в цвете.

Так вот из-за чего хранитель ничего нам не сообщил. «Строгое соблюдение правил». Сетерус был отражением отечественного мира, а Стриктус – этого. Машина ехала совсем вольно. На дороге это по большому счету была единственная машина. Но кроме того без оглядки на это, никто из пешеходов не обращал на нее внимание. Вот оно, стадо выращенное в строгом соблюдении правил. Люди, каковые опасаются. Либо так жить. Каждому собственный, как говорится.

Мы подъехали к местной колонии. Нас достали из автомобиля и повели в строение. Я постоянно догадывался, что колония – не весьма радостное место, но кроме того посмотрев назад на город, я видел лишь черно-белый мир. Как будто бы ветхая классика кинематографа. Колония была достаточно маленькой и пустующей. Пара работников и ни единого нарушителя. Не смотря на то, что арестовать имели возможность за всё, что угодно. Нас завели в, единственную на всю колонию, камеру и закрыли.

— И в то время, когда нам ожидать суда? – задала вопрос Вария.

— Суда не будет. – ответил «финансист». – Вы станете сидеть тут до тех пор, пока не поймёте собственную вину и не исправитесь.

— У нас хоть какие-то права имеется? – задал вопрос я.

— Имеется. – сообщил второй «финансист» и передал мне брошюру с громадными буквами «ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ПОД АРЕСТОМ».

Я принялся просматривать вслух:

1) Арестованный в праве приобретать нужное количество пищи.

2) Арестованный в праве на сон.

3) Арестованный в праве написать прошение «о сборе рабочей группы для осознания вины и оценки исправления».

4) Арестованный в праве на одну прогулку в месяц.

5) Арестованный в праве на индивидуальные потребности, без гарантии исполнения их. (на усмотрение смотрителя)

Примечание: Всё, что не не запрещаеться – не разрещаеться!

В камере было три кровати, один умывальник и одна тумбочка. Практически в самом углу было маленькое окно. Наступала ночь. Вария лежала в постели и делала вид, что пробует уснуть.

— Итер, давай отдохнем, а утром подумаем, как выбраться. – сообщила Вария.

— Прекрасно. – ответил я.

Я подошел к ней и поцеловал. Лег на соседнюю кровать.

— Ты чего улегся? – улыбнувшись, задала вопрос Вария. – Давай кровати переместим.

— Дорогая, «Всё, что не не запрещаеться – не разрещаеться»…

— Во-первых, мне плевать, а, во-вторых, это отечественные «индивидуальные потребности».

Я поднялся и придвинул одну кровать к второй, что оказалась одна громадная, но всё еще тюремная, койка. Мы легли. Вария прочно поцеловала меня и начала стаскивать с меня футболку. Всю землю как будто бы замирал, в то время, когда она прикасалась ко мне. Ничего и никого не было, не считая нас. Две объединенные души объединяли собственные тела. Вария начала целовать мою шею, а я медлительно расстегивал пуговицы на ее блузке…

— Кхм-кхм. – раздался чей-то кашель. – Мне позднее зайти?

Мы посмотрели назад. По другую сторону решетки стоял Ремуэль. Он усиленно делал вид, что отводит глаза, но было ясно, что он всё видит. Вария застегнула блузку, я надел футболку и мы поднялись.

— Я наблюдаю, вам в этот самый момент хорошо. – добродушно радуясь сообщил Ремуэль.

— Имел возможность бы зайти чуть позднее. – как будто бы обиженно, сообщила Вария.

— Будет еще время на развлечения. – сообщил Ремуэль. – А на данный момент, пора вас извлекать.

Ремуэль взмахнул рукой и решетка открылась. Мы вышли из камеры и пошли за ним. Подошли к очередной двери.

— Запомните,- сообщил он. – К каждому миру нужно готовиться, дабы не выбиться из «окраски». В противном случае «Пруд судеб», что прикреплен к миру, выдаст вас.

— Но мы кроме того не знали, что это за мир. – сообщил я.

— Сейчас станете знать. А на данный момент, отправимся. Имеется одно местечко, где возможно заночевать.

Он открыл дверь и мы вошли. За данной дверью был, какой-то бар. На первом этаже размешалась барная стойка и столики, а на втором, Наверное, были помещения. На стенах не было окон. Лишь двери. Везде двери. Они то раскрывались, то закрывались, так что броский свет иногда освещал это место.

— Где мы, Ремуэль? – задала вопрос Вария.

— Это Конфиниум. – ответил он. – Граница между яркой стороной и чёрной. И, прошу вас, кличьте меня Рем.

— Больше похоже на забегаловку, Рем. – сообщила Вария.

— Как сообщишь.

Рем подошел к барной стойке, подозвал бармена, забрал ключ и возвратился к нам.

— Я зарегистрировал вас под новыми именами, исходя из этого ночь у вас имеется. – сообщил он, отдавая нам ключи. – Я возвращусь утром. До тех пор пока подыщу вам подходящий мир.

— Благодарю, Рем. – сообщил я, протягивая ему руку.

— Та, что ты, как не родной. – ответил он с ухмылкой и прочно обнял нас.

Мы с Варией встали наверх, нашли собственную помещение и вошли. Глядя на помещение, возможно было поразмыслить, что это и вовсе не забегаловка, а «одноночный мотель». Двухспальная кровать в одном углу и холодильник в другом. У стенки одиноко стоял шкаф. Мы, кроме того не раздеваясь, легли в кровать и уснули.

Я проснулся уже утром. Варии рядом не было. Она вышла из душа через секунду по окончании того, как я открыл глаза. Подошла ко мне и поцеловала. Я принял душ и мы спустились вниз ожидать Ремуэля. Спускаясь по лестнице я обратил внимание, что кто-то говорил с барменом. Это была Мортем. Бармен что-то сообщил ей и указал на второй этаж. Я не знал, что делать. Дверь, мимо которой сейчас мы проходили, открылась, и кто-то втащил нас в помещение. В комнате был девушка и парень.

— Негромко… — сообщил юноша и совершил нас подальше от двери. – Алия, взгляни за Мортем. Сообщишь, в то время, когда она уйдет.

Женщина подошла к двери и начала прислушиваться.

— Кто вы? – шепотом задала вопрос Вария.

— Позже. Всё позже. А на данный момент – негромко. – так же шепотом, сообщил незнакомец.

Какое-то время мы находились в полной тишине, пока Алия не дала сигнал, что Мортем ушла. Она вышла в коридор, проверить. Я вгляделся в юношу. Его голубые глаза вовсе не доходили к тёмным, как смола волосам.

— И без того, кто вы? – задал вопрос я, в то время, когда Алия возвратилась и закрыла дверь.

— Я – Дорсум, а это моя супруга, Алия. – сообщил отечественный новый знакомый. – Мы путешественники.

— Путешественники? – переспросил я.

— Ну да. Прыгаем по мирам и Каэлумам.

— Вария, — начала сказать Алия, — отправимся со мной. Тебе нужно переодеться. В противном случае вас кроме того одежда выдает.

Девушки ушли в другую помещение, а я продолжил собственный расспрос.

— Слушай, а как же равновесие?

— Ну, мы ему никак не мешаем.

— А откуда вы о нас понимаете?

— Итер, о вас уже все знают. Весть о том, что кто-то совершил Мортем, разнеслась достаточно скоро.

— А из-за чего решил оказать помощь?

— Скажем так, я недолюбливаю Мортем.

— Не поведаешь?

— В второй раз. А на данный момент переоденься. В противном случае, и действительно, в глаза кидаешься. Одежда в постели.

В постели лежала тёмные брюки и синяя рубашка. Я переоделся. В помещение возвратилась Вария. На ней было серое платье. Вот лишь «серым» оно не казалось. Казалось, словно бы Вария придает новое значение этому цвету. Когда-то холодный и неинтересный цвет, внезапно стал броским и теплым.

— Благодарю, за спасение. – Сообщил я. – Но нам пора. Мортем может возвратиться.

— Уверен, что не нужна отечественная помощь? – задала вопрос Алия.

Я взглянуть на Варию. В ее глазах было какое-то замешательство. Я как будто бы прочёл ее мысли. «Рем не пришел, Мортем отыскала нас в том месте, где не должна была отыскать, и мы не знаем, куда попадем, выйдя из Конфиниума.»

— Не совсем. – Сообщил я, возвращая собственный взор к данной паре.

— Вот и славно. – радуясь ответил Дорсум. – Значит, позавтракаем и в путь.

Мы спустились вниз, к барной стойке, Дорсум заказал ланч. Его приготовили мгновенно. Мы сели за столик и принялись за эту скромную трапезу.

— И без того, как вы познакомились? – задала вопрос Алия, завершив со своим завтраком.

— Я думал, все о нас знают. – улыбнувшись ответил я.

— Ну, знаешь ли, слухи различные ходят.

— Поведай. Весьма интересно всё-таки.

— Одни говорят, что вы с различных сторон, ты с чёрной, а Вария — со яркой. Другие, что вы легко из различных миров. Третьи и вовсе говорят, что ты был проводником, что спас душу. Меньше, говорят всё, что угодно. А хочется определить правду.

— Третий вариант.

— Что третий вариант?

— Я был проводником. А Вария была моим клиентом. И я спас ее.

Я взглянуть на Варию. Она, как будто бы засияла еще больше. Она придвинулась ко мне и поцеловала.

— Так вот из-за чего Мортем за вами гонится…- сообщил Дорсум.

— Ну, да. Я уже два раза отобрал у нее Варию.

Мы поднялись из-за столика и направились к одному из выходов. Мы с Варией не знали, куда какая дверь ведет. Благо, с нами были эти «путешественники», Дорсум и Алия. Мы вышли из Конфиниума и были на улице. Простая, оживленная улица. Везде люди, автомобили. Кто-то стоит и говорит, кто-то идет, кто-то бежит. На всех различная одежда. По окончании «Строгости» я начал приглядываться к людям, но всё равняется не имел возможности осознать, в чем содержится особенность этого мира.

— Что это за мир? – задал вопрос я у Дорсума.

— Его именуют «Второй». Он не таковой, как остальные.

— Из-за чего?

— В нем нет определенности. Ни глобальной строгости, ни чистейшей правды, ни полной лжи. Всего по мало. Это лучший мир.

Я начал разглядывать данный «второй» мир. Рекламы, люди, дома. И внезапно я осознал.

— Подожди, — сообщил я, останавливая другую «экспедицию», — но так как это отечественный мир. Мир, из которого мы и сбежали.

— Совершенно верно. – ответила Алия.

— Что мы тут делаем? – задал вопрос я.

— Нам нужно к Аркануму, дабы вы выяснили, как выбраться из вашей ситуации. Арканум – это…

— Я знаю, кто это. – прервал я Дорсума на полуслове. – Я уже был у него.

— Это не хорошо. Вария, а ты была?

— Нет. – ответила Вария.

Она не осознавала о чем мы говорим. Мы с Варией взялись за руки и направились за Дорсумом. Алия отправилась в кафе, сообщив, что дождется нас в том месте. Дорсум желал, дабы я отправился с ней, но я отказался, сообщив, что не покину Варию.

— Вот мы и пришли. – сообщил Дорсум, спустя 15 мин. отечественной прогулки.

Перед нами было огромное офисное строение. Да, я был тут, но тогда я пользовался «дверьми» и не знал, как выглядит это место снаружи. Мы подошли, открыли входную дверь и сходу были на этаже Арканума.

— Эргономичный лифт. – отшутилась Вария.

Но, кроме того без оглядки на ее шутки, я видел легкий ужас в ее глазах. Смятение. Мы подошли к кабинету Арканума и я остановился. Дорсум развернулся и отправился к двери, через которую, недавно, я заходил ко мне с Ремуэлем и Мортем. К двери, ведущей прямиком в кафе.

— Ты чего? – Задала вопрос Вария.

— Я не могу пойти с тобой. В том направлении дешёв вход лишь тем, кто в том месте не был прежде.

— Я одна не отправлюсь.

— Дорогая, не опасайся. Я буду ожидать тебя тут. – сообщил я и прочно поцеловал Варию.

Она пробыла в том месте около 10 мин.. Выйдя из кабинета, она смотрелась запутанной. Она не осознавала, что именно сообщил ей Арканум. Я также не осознал вначале.

— Что ты задала вопрос?

— Как нам избавится от преследования, дабы жить счастливо…

— И что он сообщил?

— Он сообщил «Только старейшины смогут одобрить или опровергнуть подобный альянс. Чтобы попасть на совет Арелимов, нужно потрудиться».

— Обожает же он непонятными словами сказать…- разочаровано сообщил я.

Мы подошли к Дорсуму, поведали ему, что сообщил Арканум. По его взору я осознал, что он также не в курсе, что это всё значит. Мы открыли дверь и вышли в кафе. Алия уже заняла нам столик и заказала два кофе и два чая.

Мы сидели и обсуждали произошедшее. Любой выдвигал собственные теории вероятной трактовки слов Арканума, но любая новая теория, была всё меньше похожа на правду. Мы просидели так около часа, иногда заказывая новые напитки.

— Детки, я наблюдаю, вы без меня не справляетесь? – раздался голос за моей спиной.

Это был Ремуэль.

— Рем, ты как неизменно своевременно. – Сообщил я, поднимаясь и обнимая, уже ветхого приятеля.

— Дорсум, Алия. Мое почтение. – сообщил он, обращаясь к путешественникам. – Вария, превосходно выглядишь.

— Счастлива видеть. – отозвалась Вария.

— Простите, что не показался утром в Конфиниуме. Появились кое-какие трудности. И без того, что вас стало причиной Аркануму?

Мы поведали всю историю. От знакомства с «путешественниками», до теорий, на счет слов Арканума.

— Да уж. Заварили вы кашу. – сообщил Рем, забрав мою чашку кофе и сделав глоток. – Я, само собой разумеется, могу собрать «Совет Арелимов», но прежде, нам нужно отыскать, кого-то с чёрной стороны.

Для чего?

— Совет планирует, лишь в случае если вопрос поднимают сходу две стороны. Исходя из этого нужен кто-то с чёрной стороны, кто поддержит нас в вопросе вашего, так сообщить, альянса.

Ремуэль задумался на пара мин..

— Я попытаюсь кого-нибудь отыскать. – сообщил он, как будто бы проснувшись. – А вы вчетвером до тех пор пока спрячьтесь где-нибудь. Я вас отыщу.

Ремуэль поднялся и направился к выходу. Мы посидели еще мало и также вышли из кафе.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: